«НУ И ЧТО?..», или сказ о том, чего студентам не надо

Даю студентам задание ответить письменно на вопрос: «Кто я?». Затем объясняю значение термина «социальная идентификация». Вижу: для студентов это в диковинку. Для меня же важны их ответы. Они стандартны из года в год. На первом месте абстрактные «человек», «личность», «индивидуум». Дальше — «студент», заочники могут указать свою профессию, ну, еще отметят семейное положение. Одним словом, вполне обывательский набор: дом, семья, работа. Никаких тебе ни национальных, ни религиозных предпочтений! Впрочем, и политическая самоидентификация напрочь отсутствует. За пятнадцать лет преподавания политологии лишь один студент однажды обозначил свою партийную принадлежность прямо на занятии. И тот оказался скинхед! Но это было еще до объявления борьбы с экстремизмом. Продолжить чтение

Ценные признания

Издание Properm.ru приводит заявление губернатора Пермского края, сделанное на заседании Гайдар-клуба в начале апреля 2012 г. Олег Чиркунов заявил, что у государства не должно быть собственности.

Наш губернатор – человек ученый, даром что лекции студентам читает. Поэтому его политэкономические изыски, надо полагать, весьма авторитетны в научной и студенческой среде. Чего не скажешь о его правовых знаниях. Как известно, российская конституция не рассматривает какую-либо форму собственности в качестве основной и, как следствие, признает и равным образом защищает различные формы собственности, включая государственную. Таким образом, придание одной из форм собственности приоритета по отношению к иным будет противоречить ст. 8 Конституции РФ. Продолжить чтение

Российская буржуазия и буржуазное государство

В  России в результате масштабной приватизации в 1990-х гг. утвердилась частнокапиталистическая экономика. В обществе произошли радикальные изменения  в отношениях собственности и в социальной структуре. Новая социальная структура российского общества практически сложилась, приобрела относительную устойчивость.

Подавляющее большинство российского общества составляет класс наемных работников, которому противостоит немногочисленный класс частных собственников. В России воспроизведены отношения между трудом и капиталом. Резко выросли количественно разнородные по своему социально-экономическому положению «средние слои», занимающие промежуточное положение между двумя основными классами капиталистического общества – рабочим классом и буржуазией, систематически пополняющие их. Продолжить чтение

Классовое содержание русского национализма

Как известно, капитализм на заре своего возникновения утверждался под национальными знаменами, поднятыми третьим сословием. Этой стадии соответствуют суверенитет национального государства и распад многонациональных феодальных империй, господство национальной, то есть ориентированной на внутренний рынок, буржуазии, развитие национального самосознания, национальных движений. Современная Россия воспроизводит эту стадию. Российская буржуазия формулирует запрос на всякого рода «национальные идеи», что объясняется, с одной стороны, стремлением защитить «свои» компании от конкурентов «чужих» наций – государств, а, с другой стороны, желанием, выдавая свой интерес за «общенациональный», снять растущее социальное напряжение внутри «своих» наций. Продолжить чтение

Главный «вопрос» современности

 Каждая Всероссийская перепись населения фиксирует процесс классового расслоения общества. В России воспроизведены отношения между трудом и капиталом. Быстрая и резкая социально-классовая дифференциация устанавливает жесткие грани между основными классами общества, между трудящимися и собственниками. Рост зарплат по-прежнему не поспевает за ростом предпринимательских доходов. Согласно данным Росстата, разрыв доходов между богатыми и бедными в России — 16,8 раза. В 2005 году разрыв в доходах составлял 14,9 раза [1]. Продолжить чтение

И снова о рабочем классе и рабочем движении

По данным Росстата, промышленность за годы реформ потеряла больше трети занятых, или около 8 млн человек [1]. Можно утверждать, что статус рабочего практически за последние 20 лет исчез из поля общественного внимания. Рабочие профессии занимают стабильно низкое положение по шкале престижа. Продолжить чтение

О криминальной природе российского капитализма

«Самоуправление у нас вяловатое. Вертикаль неказистая. Общество какое-то малогражданское, — сокрушался однажды ныне бывший заместитель руководителя администрации президента РФ В.Сурков. — И вот еще коррупция какая-то неизящная у нас, типа «украл, выпил, в тюрьму». Простоватая, не такая утонченная, как в более продвинутых странах». [1] Продолжить чтение

И снова о «великой геополитической катастрофе 20 века», или как я разваливал СССР

Анализируя многочисленные комментария по поводу очередной годовщины Беловежских соглашений, я все убеждаюсь в том, что за 15 лет общество ничуть не продвинулось в понимании причин распада СССР. Нет его у обывателя, который хотя и ностальгирует по прошлому, но возврата к СССР не желает. Судя по результатам опросов, как отметил глава ВЦИОМ Валерий Федоров, «прежний формат СССР окончательно утратил свою актуальность». По его словам, россияне готовы объединяться, но не со всеми братскими республиками (1). Продолжить чтение

О классовой сущности партийной системы России

Экономически господствующее положение крупной буржуазии всегда закрепляется адекватным этому положению политическим представительством. Так, в составе прошлой Государственной Думы, во фракции «Единой России», по некоторым оценкам, насчитывалось 18 миллиардеров.(1) Продолжить чтение

О партийности и беспартийности

Главная цель преобразований в партийной системе России, проводимых правительством, как нам представляется, — вернуть политическим партиям их истинное предназначение: быть единственными выразителями в политике классовых интересов, идеологии основных социальных групп. Еще будучи первым вице-премьером правительства Д.Медведев заявлял: «Считаю, что при развитой политической системе, где существует несколько крупных политических партий, президент должен быть партийным».(1)

Заявление во всех отношениях стало примечательным после двадцати лет отрицания всякой идеологии, классовости и  партийности. По данным Института комплексных социальных исследований РАН, за период с1998 г. по2003 г. доля россиян, ценящих право выбирать между несколькими партиями, сократилась с 16% до 3%.(2) Среди всех политических институтов России в оценках и предпочтениях россиян политические партии стабильно   занимали последнюю строчку. Дело дошло до того, что обозначать свою партийность, если вы не профессиональный политик, стало чем-то предосудительным. Продолжить чтение