Сущность развития многонационального СССР

Чем для нас интересна история многонациональной федерации под названием СССР? Тем, что позволяет понять причины его гигантских успехов и его последующего разлома на суверенные буржуазные государства руками людей, называвших себя коммунистами.

Но прежде всего, нужно сказать о том, что является тем главным условием, без которого невозможно движение общества, его производительных сил и соответственно, общественных отношений от капитализма к социализму и затем к коммунизму.

Капитализм – это высшая стадия развития товарных отношений и, как следствие, классов и классовых противоречий. Социализм – это отрицание товарных отношений и классов. В этом суть движения от капитализма в коммунизм.

Марксизм-ленинизм и современное развитие мирового капитализма вообще, а развитие возрожденного капитализма в бывших республиках СССР в частности доказали историческую необходимость и неизбежность революционного перехода от капитализма к социализму. Эта необходимость и неизбежность вытекают из экономических законов движения и развития современных производительных сил; движения, ведущего к такому обобществлению средств производства, которое не может не потребовать революционного перехода их в собственность всего общества для обеспечения планомерного их развития.

Но старое общество никогда не уходило с исторической арены без борьбы. Капитализм сбрасывал феодализм ( и кое-где продолжает это делать) в историческое прошлое путем череды буржуазных революций и ответных феодальных контрреволюций.

Социалистическая революция, начатая российским пролетариатом во главе с коммунистической партией 7 ноября 1917 г., успешно развивалась до середины 1950-х гг. Развивалась успешно потому, что коммунистическая партия умела диалектически правильно применять марксизм-ленинизм к реальному процессу вытеснения капиталистических производственных товарных отношений коммунистическими производственными бестоварными отношениями. В СССР были созданы основы социализма. Когда этот процесс вытеснения капитализма коммунизмом был остановлен, началось торможение революционного процесса, началась скрытая контрреволюция.

Значительное усиление товарных отношений означало ревизию марксизма-ленинизма. Рост товарных капиталистических отношений привел к подавлению коммунистических производственных отношений и открытому контрреволюционному переходу к капитализму, начатому в 1988 г. внедрением частнособственнических (капиталистических) «кооперативов». Ложное понимание сути социализма и процесса движения к коммунизму, а точнее, непонимание того, что социалистическая революция – это длительный процесс неуклонного и последовательного, шаг за шагом, вытеснения капиталистических товарных отношений и развития коммунистических отношений бестоварного (безрыночного) производства.

Когда в СССР были созданы условия для развития социализма на собственной основе, эта основа была неоднородной. Если в промышленности начали развиваться коммунистические производственные отношения, то в сельском хозяйстве их еще не было. Колхоз – это не социалистическое предприятие, это групповое предприятие коллективных собственников, требующее реализации своих товаров через рынок. Между колхозами и промышленностью посредством государства действовали товарные отношения. Чтобы их искоренить, необходимо было такое развитие колхозов, которое постепенно превратило бы их в социалистические предприятия. Такое развитие обеспечивали социалистические машинно-тракторные станции (МТС). После того, как МТС были ликвидированы, социалистическое развитие колхозов прекратилось, а их влияния как носителей товарных отношений возросло.

Это главное, но не все. Были и другие причины.

Каковы же эти причины?

Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что рождение и развитие рабочего государства — СССР и будущее второе его рождение и развитие невозможно без ряда необходимых и обязательных условий. Такими условиями были и будут:

Во-1-х, деятельность коммунистической партии в соответствии с марксизмом-ленинизмом, как партии, объединяющей пролетариев всех национальностей на принципах демократического централизма. Если же партия теряет свою связь с марксизмом-ленинизмом, скатывается на позиции оппортунизма и ревизионизма, то такая партия, переставая быть коммунистической, становится могильщиком рабочего государства. Наличие единой интернациональной коммунистической партии способствовало сплочению национальных республик и единству их интересов.

Во-2-х , рабочее государство может возникнуть и действовать только как государство диктатуры пролетариата — рабочего класса, возникающее и действующее непосредственно на базе интернациональных производственных отношений материального производства, как государство производственных Советов.

То есть там, где непосредственное соединение главной производительной силы — рабочего класса и средств производства не только рождает эти производственные отношения, но и создаёт новые социалистические производственные отношения. А на их базе создаются и новые общественные отношения. То, что государство было построено на базе производственных отношений, имеющих интернациональный характер, способствовало создания единства интересов различных республик.

В-3-х, коммунистическая партия и рабочее государство должны действовать в непосредственной организационной связи друг с другом. Только тогда возможно реальное осуществление диктатуры пролетариата по формуле: диктатуру пролетариата осуществляет рабочий класс, организованный в производственные Советы под руководством коммунистической партии. Отказ от руководящей роли партии, проводимой через такие Советы, равносилен отказу от рабочего государства. Эта интернациональная связь также обеспечивала сплочению национальных республик.

В-4-х, диктатура пролетариата — классовое рабочее государство — это особое государство, которое развиваясь, по мере движения к коммунизму, преобразует постепенно свои государственные функции в функции общественного интернационального самоуправления, превращаясь в интернациональную ассоциацию производителей. Это государство необходимо вплоть до коммунизма, но оно в своём развитии постепенно отмирает, или иначе — его государственные функции засыпают, уступая место заложенным в нём общественным функциям. Отказ от классового рабочего государства производственных Советов и переход к надклассовому государству территориальных «Советов» был первым шагом к прекращению движения к коммунизму, поскольку для этого движения необходима производственная диктатура рабочего класса. Классовые производственные Советы способствовали сплочению республик и развитию производственных отношений социализма.

В-5-х, развитие социализма к коммунизму может идти лишь тогда, когда деятельность диктатуры рабочего класса направлена на изживание товарного производства и обращение, изживание групповой колхозной собственности, основанной на товарном производстве. Отказ от государственных МТС и превращение колхозов в собственников средств производства (кроме земли) стало тормозом на пути дальнейшего комплексного развития производительных сил по единому государственному плану. Влияние рабочего государства на индустриальное развитие колхозов перестало быть непосредственным. МТС же создавали условия для этого непосредственного, органического воздействия рабочего государства на социалистическое развитие колхозов. МТС были тем ядром, вокруг которого должны были возникнуть агрогорода, то есть осуществляться изживания различий между городом и деревней. Изживание товарных отношений способствовало сплочению республик.

В-6-х, организующим принципом деятельности и партии, и рабочего государства должен быть принцип демократического централизма. Этот принцип обеспечивает не только принятие и выполнение  решений, но и необходимое равноправие всех республик, участвующих в принятии этих решений и их выполнение. Недопустимость игнорирования этого организующего деятельность партии и рабочего государства принципа была продемонстрирована отказом от отраслевого принципа управления промышленности, созданием совнархозов а также делением партии на на промышленную и сельскохозяйственную части. Демократический централизм способствовал сплочению республик.

Эти шесть условий, если они выполняются, обеспечивают поступательное развитие государства диктатуры рабочего класса в сторону коммунизма.

И не только. Они обеспечивали развитие равноправных национальных республик в сторону стирания различий между ними в экономическом и социальном отношении, способствовали движению действительного развития всех граждан СССР независимо от национальности и места проживания, создавали условия слияния наций в одну общность свободных равноправных людей, обеспечивали реализацию на деле лозунга: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!»

Почему был отвергнут проект Сталина по объединению существующих к тому моменту советских независимых республик: РСФСР, Украины, Белоруссии, Грузии, Азербайджана и Армении, связанных меду собой двухсторонними договорами. Проект этот был единогласно одобрен авторитетной комиссией в составе Куйбышева, Орджоникидзе и председателей ЦИК Советов Азербайджана (Агамали-Оглы), Армении (Мясникова), Грузии (Мдивани), Украины (Петровской), Белоруссии (Червяков). Согласно этому проекту предлагалось государственное объединение республик в рамках РСФСР на основе их автономии. Этот проект опирался на положительный опыт существования РСФСР, показавший пример братского союза национальностей на основе автономии. Но если РСФСР сложилась в федерацию автономий в горниле гражданской войны, то в этом же пламени рядом с РСФСР сложились независимые республики Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана. Включение независимых республик как автономных в состав РСФСР могли использовать националисты этих республик для атак на интернационализм и дружбу народов.

Тем более, что ЦК грузинской парторганизации отклонил проект «автономизации», заявив, что «объединение хозяйственных усилий и общей политики считаем необходимым, но с сохранением всех атрибутов независимости». ЦК белорусской парторганизации высказался за сохранение прежних договорных отношений между республиками. Партийный ЦК Украины воздержался от оценки. К тому же в РСФСР возникли сепаратистские тенденции со стороны татарских и башкирских партуклонистов, предлагавших даже ликвидировать РСФСР и превратить её автономные республики в союзные. Но не это главное. Главное в том, что партия ещё до революции неоднократно принимала решение о безусловном праве наций на государственное самоопределение.

Поэтому Ленин выступил с резкой критикой проекта «автономизации» советских республик и предложил добровольное равноправное объединение независимых республик, включая РСФСР, в Союз Советских Социалистических Республик с правом их свободного демократического выхода из Союза.

И та же комиссия во главе со Сталиным, который после бесед с Лениным признал ошибочность своего проекта, разработала новый проект, который 6 октября 1922г был принят Пленумом ЦК РКП(б). И 30 декабря 1922г I съезд Советов СССР (2215 делегатов) утвердил Декларацию и договор об образовании СССР.

История СССР однозначно подтверждает правильность его создания как союза равноправных республик, развитие которых на основе интернациональных принципов марксизма-ленинизма постепенно вело к слиянию республик и наций в единое интернациональное государство и в единую общность людей.

Временное поражение социализма в СССР поставило перед коммунистами задачу практически осмыслить произошедшее за 70 лет, опыт становления, развития и упадка СССР. Делаются попытки подойти критически и к опыту создания и функционирования многонационального социалистического государства — СССР.

В газете «Гласность» от 5 мая 2011г в связи с этим меня привлекла статья «О ленинско-сталинском Союзе СССР и его возрождении» секретаря ЦК Белорусской коммунистической партии трудящихся в составе КПСС. Школьников, правильно подчеркнув, что неразрушимость социалистического многонационального государства обеспечивалась «… только при условии верной марксизму-ленинизму политики его стержня — коммунистической партии»;что «способность социалистического общества успешно управлять собой на научной основе, в т. ч. национальными отношениями, бесспорно доказана не только успехами социалистического строительства … но и от противного — разрушением Союза ССР, произошедшим как раз потому, что управление Союзом ССР после смерти Сталина постепенно утеряло научную, марксистско-ленинскую основу со стороны коммунистической партии из-за оппортунистического перерождения её верхов, перерождения, опустившегося и в толщу партии, что привело к всесторонним деформациям социализма в СССР, реанимации буржуазных отношений и позволило Горбачёву и другим ренегатам провести в конечном счёте свою предательскую разрушительную операцию», — затем делает более чем ошибочные выводы.

Действительно, главной причиной разрушения СССР было то, что «… управление СССР … постепенно утеряло научную марксистско-ленинскую основу со стороны коммунистической партии». Были утеряны такие её основы как:

–    диктатура пролетариата  Эта утеря началась с ликвидации в 1936г классовых производственных Советов, создаваемых на почве производственных отношений, творцом которых был рабочий класс, и переход к надклассовым территориальным «Советам», лишённым классовой основы

–     классовый характер партии и государства. Эта утеря была закреплена в 1961г объявлением общенародного характера партии и государства

–     политика изживания товарных отношений и на её основе уничтожение классов. Эта утеря началась с ликвидации МТС и укрепления групповой колхозной собственности, а завершилось в 1987г созданием частнособственнических кооперативов и началом создания капиталистического товарного рынка, в том числе средств производства.

Последняя утеря была определяющей в последующем быстром разделе СССР на суверенные буржуазные государства силами возникшей национальной буржуазии, выкормленной частнособственническим рынком.

Но Школьников этих причин не видит. Он считает, что причина разрушения СССР заключается в непонимании партией сути принципа самоопределения и равноправия республик, составлявших Союз ССР. Вот что утверждает Школьников: «Какие же основные проблемы в национальных отношениях, касающиеся устройства государственной надстройки в её национальной составляющей существовали, не были решены и должны быть решены в будущем Союзе?

Во-первых, происходившее … выравнивания уровня социально-экономического развития союзных республик и их классовой демографии … не сопровождалось достаточным расширением их прав. Данное обстоятельство требовало реализации … равноправия на уровне полноправия достигаемого самоопределением … самоопределение наций есть не только разовый акт народного волеизъявления, приведший к образованию СССР, но постоянное состояние нации …

Союзное государство, с точки зрения меж национальных отношений, только тогда подлинно социалистическое, когда и республикам и союзу в целом свойственен полный, не урезанный суверенитет и оба уровня суверенитета при правильной политике не вступают в противоречия между собой… Воплощение принципов равенства и самоопределения наций в виде равенства на уровне полноправия было легко достижимо предоставлением союзным республикам в Совете Национальностей Верховного Совета СССР, способного реализовать консенсус, права вето при принятии любых законов, принятие которых , по их мнению, могло негативно затронуть национальные интересы их населения… закон, проработанный с учётом мнения всех республик и принятый консенсусом их полномочных представителей, без сомнения, был бы самым сильным законом, работал бы против местного национализма…

Во-вторых, с успехами в деле выравнивания уровня социально-экономического развития автономных образований и их классовой демографии по отношению к союзным республикам возникало и их фактическое равенство, которое тоже не сопровождалось равенством национально-политическим… потребность в национально-политическом равенстве для их народов стала политическим фактором, требующим решения на основе ленинских принципов равенства и самоопределения. Этот момент был упущен, хотя мог быть решён простым способом: … предоставить депутатам от автономий и в Верховных Советах Союзных республик… и в Совете Национальностей ВС СССР то же право вето…

В-третьих, по мере успехов в социально-экономическом развитии естественно развилась тенденция «дисперсизации» (рассеяния) наций… Однако с отрывом тех или иных граждан от своих национальных территориально-государственных и территориально-административных национальных образований… не исчезало и их прежнее национальное самосознание, что тоже требовало учёта при проведении национальной политики… Национально-политическое равенство дисперсных наций на уровне их полноправия в общесоюзном масштабе вполне обеспечивалось бы включением их в консенсус предоставлением депутатам данных национальностей того же права вето в Совет Национальностей ВС СССР…

Схема государственной надстройки советского общества в её национально-политической составляющей, сыгравшая свою великую роль в начальной стадии развития наций в СССР для утверждения их дружбы, сотрудничества и сближения, по мере успехов социалистического строительства вошла в противоречие с прогрессивно изменившимися нациями и их отношениями, что привело к искажению принципов ленинской национальной политики равенства и самоопределения наций и тем самым облегчило вызревшей буржуазной реакции внутри страны… широко задействовать национализм и взорвать государственные структуры Союза ССР.

Поэтому задача сегодняшних советских коммунистов — вернуться к ленинско-сталинским принципам равенства и самоопределения наций…»

Итак, Школьников призывает «вернуться к ленинско-сталинским принципам равенства и самоопределения наций». Но при этом вместо принципа равноправия союзных республик, ведущему к их сближению и постепенному слиянию в одну общность, он предлагает свой принцип «равноправия на уровне их полноправия, достигаемого самоопределением», то есть полную независимость республик друг от друга. Ведь согласно марксизму-ленинизму, самоопределение наций означает прежде всего и более всего право наций на отделение, на самостоятельное государственное существование. Школьников считает, что «самоопределение наций есть не только разовый акт народного волеизъявления, но постоянное состояние нации», а это означает наличие между республиками такого минимума связей, который позволяют в любой момент любой республике объявить о выходе из Союза. Вместо тесного сближения республик Школьников настаивает на их отталкивании друг от друга для якобы преодоления таким образом национализма.

Вместо принципа равноправия, то есть сближения республик, Школьников предлагает свой принцип «сочетания суверенитетов союзных республик и суверенитета их общего образования – Союза ССР». Этот принцип якобы борьбы с национализмом означает полную государственную самостоятельность всех республик, их самостоятельное и обособленное развитие, означает обособление наций и их удаление друг от друга. Школьников совершенно наивно полагает, что эти суверенные республики-государства могут образовать суверенный Союз – государство нескольких государств, и уверяет: «Союзное государство, с точки зрения межнациональных отношений, только тогда подлинно социалистическое, когда и республикам, и Союзу в целом свойственен полный, неурезанный суверенитет». Эта наивная уверенность подчеркивает, насколько далек Школьников от понимания того экономическое и политического планомерного процесса, который называется социализмом. Социализм – это единая плановая экономика, которой противопоказаны суверенные национальные перегородки, о возведении которых мечтает Школьников. Социализм – это единое интернациональное рабочее государство, берущее силу для движения к коммунизму в единстве интернациональной власти производственных Советов.

Свой парад суверенитетов, который якобы имеет социалистический характер, Школьников предлагает организовать с помощью двух «дирижерских» принципов: «консенсуса (согласия)» и «права вето». Вместо марксистко-ленинского принципа производственных Советов.

Эти теоретические новации Школьникова, претендующие на развитие марксизма-ленинизма по вопросу о национальных отношениях в рабочем государстве, вопиюще противоречит ленинско-сталинским принципам равенства и самоопределения наций. Или Школьников никогда не читал что-либо у Ленина и Сталина по национальному вопросу, или не смог понять сущности СССР как государства, исторической задачей которого являлось обеспечить развитие социализма к коммунизму путём отрицания товарного производства, ликвидации противоположности между городом и деревней, стирания граней между нациями и их слияния в одну общность.

Но и без ссылок на Ленина ясно, что Школьников предлагает СССР в виде пороховой бочки, начиненной суверенитетом, над которой постоянно висит угроза взрыва путём применения по любому поводу любым депутатом в Советах республик и в Совете Национальностей СССР права вето, если оказалось невозможным абсолютное всеобщее согласие. Это с одной стороны. А с другой стороны, Школьников совершенно наивно считает, что суверенные республики, то есть самостоятельные государства, независимые друг от друга, могут создать некий суверенный союз. Причём все эти суверенитеты якобы могут существовать каждый в отдельности и в то же время создавать рядом с собой общее суверенное, т. е. независимое от них союзное государство. Это вопиющая нелепость, для марксиста, это махровый национализм, который ставит под сомнение принадлежность Школьникова к марксистам.

Советую всем поразмыслить в связи с этим над работами Ленина по национальному вопросу. Их много. Но достаточно заглянуть в том 24 ПСС Ленина и особенно внимательно прочесть в нем (среди многих статей по национальному вопросу) статью «Критические заметки по национальному вопросу».

Но, может быть, прав Школьников – не учли классики марксизма-ленинизма, что на известной стадии развития социализма республиканский национализм нужно будет гасить внедрением полноправия и суверенитета республик, применением при решении вопросов, касающихся какой-либо национальности, консенсуса и права вето?

Думай, товарищ.

К.И.Курмеев

Американский фашизм и антиамериканизм

Многие, наверное, уже неоднократно замечали, что слово «фашизм» в современной политической публицистике имеет крайне расплывчатое значение. Оно зачастую используется в качестве ругательства, для того, чтобы опорочить оппонента. Уже несколько десятков лет, для большинства людей в России, слово «фашизм» — это политический синоним зла, изуверства, крайней жестокости. И даже на бытовом уровне «фашист» — это обидное оскорбление. Зачастую на это делают расчет политики, изобретая новые термины вроде «либерального фашизма», «красного фашизма» и других. В результате общественное сознание все сильнее отдаляется от правильного научного определения фашизма. В сегодняшней коммунистической прессе фашистом может быть назван любой враг коммунизма. Что неверно.

Такой поверхностный подход можно видеть и на примере анализа международной обстановки. Последний пример – статья Бориса Фетисова «Фашизм на экспорт», опубликованная в № 20 газеты ЦК РКРП «Трудовая Россия» и снабженная комментарием, в котором редакция полностью солидаризируется с содержанием статьи (1). К сожалению, размытие понятия «фашизм» не единственная причина появления подобной путаницы. Есть серьезные идеологические ошибки. Коммунисты сегодня готовы поддерживать любую силу, выступающую против политики конгломерата западных империалистических стран во главе с США. Симпатии ко всем врагам США, включая и различных буржуазных диктаторов, оправдывается тем, что США и их сателлиты осуществляют фашистскую политику. А значит, необходимо единение всех антифашистских сил, подобно антигитлеровской коалиции и политики народных фронтов. Многие тезисы статьи Фетисова прозвучали в материалах Международного совещания коммунистических партий в Бейруте. Материалы помещены в 21 номере «ТР». (2) Продолжить чтение

Борьба за будущее – чье?

Прочитал в №11 (379) «Трудовой России» обращение профессора Д.В.Валового «Борьба за будущее». «Поводом для настоящего обращения, — пишет Валовой, — является появление теоретически несостоятельных, а практически опасных «Стратегий» развития российской экономики». Замечу – буржуазной, капиталистической.
Обращение не имеет конкретного адресата, но можно понять, что оно является попыткой повлиять на мысли и действия российской буржуазии и ее государства во главе с новым президентом.
Цель обращения – предупредить их о грозящей опасности и уговорить использовать спасительные рецепты Валового. Господа-собственники и их государство должны понять, что реальный доход приносит только производительный труд, включение в валовый внутренний продукт (ВВП) непроизводительных доходов ведет к падению темпов роста реального ВВП. Наивно думать, что буржуазия этого не знает. Продолжить чтение

Размежевание – это выяснение позиций

От лица нашей политической платформы, вынужден сообщить, что критика тов. Курмеева никакой ценности не представляет, вносит сумбур и путаницу. Этот материал — это очередная попытка защиты РКРП, попытка выгородить РКРП ответными обвинениями. Вопросы, по которым тов. Курмеев критикует «Прорыв», он не верно толкует. Данная публикация интересна лишь тем, что представляет собой собранный букет заблуждений которыми политические оппоненты «Прорыва» выбивали из партии редакцию. Ничего нового, как и ничего по делу тов. Курмеев не высказал. Статья появляется в газете в качестве компромисса и личной просьбы тов. Курмеева.

И. Грано

Размежевание – это выяснение позиций

 

На мою статью «Марксисты – объединяйтесь!» ( с критикой статьи И.Грано «Борьба вчера и борьба сегодня» в №22 (ноябрь 2011 г.) «Газеты коммунистической» отреагировали два члена редакции «Прорыва», оппозиционного РКРП-РПК (далее – РКРП) со статьями: «Ответ т.Курмееву от члена редакции журнала «Прорыв» — О.Петрова, «Что первично в партийном строительстве?» — В.Подгузов. Обе статьи содержат обвинения в оппортунизме в адрес моей партии – РКРП.

Анализ этих обвинений, считаю, будет полезен и для моей партии, и, возможно, для обвинителей из «Прорыва». А обвинения очень жесткие.

Петрова, выставив ряд обвинений, вынесла такой обвинительный приговор РКРП: «РКРП 10-15-летней давности и нынешняя РКРП-РПК – это совершенно разные организации. И если ту, давнюю, партию я считаю коммунистической, то нынешнюю могу назвать только «левой»…». А чтобы не осталось у читателя сомнений, она, поставив РКРП рядом с действительно некоммунистической КПРФ, подвела итог: «обе эти партии не марксистские – одна националистически-религиозно-парламентская, другая лево-экономистская».

Поскольку обвинения Петровой не подкреплены разбором хотя бы одного из отступлений РКРП от марксизма-ленинизма, то ответить Петровой по существу не представляется возможным. Однако ее статья полезна тем, что показывает неспособность или нежелание членов «Прорыва» терпеливо доказывать свою правоту. Петрова жалуется: «партийцы даже не желали слушать о каких-либо разногласиях, а тем более анализировать их причины или вступать в полемику с чьих-то позиций». И это несмотря на то, что «в РКРП были целые организации, недовольные состоянием дел…». Она сама признает: «Видимо, мы недостаточно занимались с ними идеологическими вопросами». А эти неспособность и нежелание были следствием пренебрежения к товарищам по партии, якобы неспособным что-либо понимать. Петрова это пренебрежение выразила так: «Практика показала, что: 1.РКРП-РПК уже давно перестала быть… организацией сколько-нибудь мыслящих людей».

Статья Петровой полезна и тем, что она показала нежелание членов «Прорыва» действовать в рамках партийной дисциплины, основанной на демократическом централизме: вместе обсуждаем, вместе принимаем решения, принятое решение обязательно для всех, оставшиеся в меньшинстве, выполняя принятое решение, могут продолжать доказывать свою правоту. А без этого не может быть партии. Это нежелание быть партийцем Петрова высказала так: «Находясь внутри оппортунистической партии и подчиняясь ее дисциплине, невозможно создавать свою структуру, систему учебы, отбора и подготовки кадров… от нас требовали пропагандировать решения, которые мы считали ошибочными, распространяли прессу, которую мы считали вредной, участвовать в мероприятиях, которые мы считали позорными…».

Пренебрежение к товарищам по партии и к партийной дисциплине, неспособность терпеливо доказывать свою правоту в силу этого пренебрежения – вот причины, которые подтолкнули членов «Прорыва» к выходу из партии и к борьбе против нее якобы с позиций большевизма.

А ведь большевики сразу после победного II съезда РСДРП потерпели поражение – меньшевики захватили центральные органы партии (ЦК и газету «Искра»), но большевики не вышли из партии потому, что на их стороне было действительное понимание марксизма и умение настойчиво доказывать правильность своей позиции.

Статья Подгузова начинается с указания на мое незнание марксизма-ленинизма: «философская» школа КПСС дает о себе знать, резко снижая научную и практическую ценность рекомендаций тов. Курмеева. Его взгляд скользит по формальным пластам практики партийного строительства, лишая автора возможности проникнуть в сущностные слои этой проблемы. «Школа» КПСС постсталинских десятилетий привела многих членов КПСС и РКРП, даже наиболее старательных и трудолюбивых из них, свято верующих в правоту ленинского дела, к тому, что они, нередко, думают об одном, а пишут о другом».

Подгузов сразу же, указав на мою заведомую ущербность, поставил себя надо мной как непререкаемый авторитет. Однако, стремясь разобраться в сути обвинений, предъявленных РКРП марксистами из «Прорыва», я не собираюсь платить Подгузову той же монетой. И поэтому перехожу к сути разъяснений. Подгузова мне – несмышленышу.

Подгузов правильно отметил, что: «ни к какому огульному или беспринципному объединительству Ленин никогда не призывал. Более того, широко известно его требование: «…прежде чем объединиться, необходимо размежеваться». КАЖДЫЙ случай объединения или расхождения Ленин обосновывал абсолютно конкретными объективными историческими обстоятельствами, делающими подобный компромиссный шаг безусловно полезным, но лишь для достижения текущих тактических целей большевизма».

Здесь Подгузов, однако, не прав в одном – объединение может совершаться не только для «достижения текущих тактических целей» — оно может совершаться и для достижения стратегических целей, если стратегические цели объединяющихся совпадают. Размежевание – это выяснение, насколько близки и совпадают стратегические цели и насколько расходятся тактические цели и представления о способах их достижения. Наша дискуссия в этом смысле является процессом размежевания, в результате которого можно выяснить (при наличии желания обеих сторон) возможно ли объединение или же, как говорит Петрова, «точка невозврата» уже пройдена, и мы идейные противники. А чтобы это размежевание произошло, необходимо рассмотрение любого вопроса начинать не с утверждений: «вы не способны понимать» и т.п. личностных характеристик оппонента, — а с рассмотрения самой сути и истории проблемы или вопросы.

Вопрос о значении программы партии Подгузов разъяснил в первую очередь. Свое понимание зависимости программы от теории, их взаимосвязи как руководства к действию, Подгузов сформулировал так: «Курмеев… в своих рассуждениях ставит организационную, бюрократическую «телегу» впереди научно-теоретической «лошади». Он… не может правильно интерпретировать многочисленные факты из истории реального партийного строительства… Программа партии, принятая на втором съезде РСДРП, есть своеобразная уступка формалистам, партийному болоту, т.е.людям, привыкшим работать по инструкции, позволяющей порой, цепляясь за букву, избавлять себя от ответственности за головотяпство, безнаказанно тормозить всякое новое дело, не соответствующее инструкции, топить его в согласованиях, теша свои властные амбиции. Как относился Ленин к разного рода программам, хорошо видно из его работы «Ученикам каприйской школы»…».

Итак, по Подгузову, программа партии – это бюрократическая «телега» — инструкция, навязанная партии формалистическим партийным болотом для того, чтобы мешать неформальным марксистам без всяких согласований делать любое дело, нужное по их мнению, даже вопреки решениям партии. Подгузов утверждает, что Ленину программа не была нужна потому, что «он знал о законах революции существенно больше, чем можно было втиснуть в протокольном объеме программы».

Говорят: доверяй, но проверяй. Заглянем в письмо Ленина «Ученикам каприйской школы» (30.VIII. 1909 г. – ПСС, т.47), организованной меньшевиками: «Получив от вас программу школы… Во всякой школе самое важное идейно-критическое направление лекций. Чем определяется это направление? Всецело и исключительно составом лекторов… всякие «программы», «уставы» и проч., все это – звук пустой по отношению к составу лекторов… Капри получил уже известность… как литературный центр богостроительства… В международной социал-демократии есть… сотни (если не тысячи) программ пропагандистских занятий подобного же типа».

Во втором письме ученикам каприйской школы (октябрь 1909 г.) Ленин написал: «приветствуем ясную размежевку в школе… А раз пришло дело к тому, что раскол школы неизбежен, надо ясно понять значение этого раскола, ясно представить себе, какая борьба вытекает из раскола». Но может быть, Ленин в этих письмах писал не только о программах школ, а включил в их число и программы партий?

1895 г. – декабрь, Ленин в тюрьме пишет «Проект программы» (партии еще нет и тем более нет «партийного болота»). Считая программу важнейшим документом для будущей партии, Ленин там же в июне-июле 1896 г. написал «Объяснение программы» (ПСС, т.2).

1897 г. – конец года, Ленин пишет брошюру «Задачи русских социал-демократов», где читаем: «Теперь теоретические воззрения социал-демократов представляются в главных и основных своих чертах достаточно выясненными. Нельзя сказать того о практической стороне социал-демократизма, о его политической программе, о его приемах деятельности, его тактике…».

1899 г. – октябрь, Ленин пишет статью «Наша программа» (ПСС, т.4), а в ней: «Каковы же главные вопросы, возникающие при применении к России программы, общей всем социал-демократам?… суть этой программы состоит в организации классовой борьбы пролетариата и в руководстве этой борьбой, конечная цель которой – завоевание политической власти пролетариатом и устройство социалистического общества». Затем в статье «Наша ближайшая задача» подчеркивает: «Русская социал-демократия… доказала, что ее программа… идет навстречу широкому стихийному движению… в фабрично-заводском пролетариате…».

1899 г. – в конце года, в ссылке, Ленин в статье «Проект программы нашей партии» настаивает: «Нам доводилось слышать… что в составлении программы нет именно теперь особой надобности… Мы не разделяем это мнение. Разумеется, каждый шаг действительного движения важнее дюжины программ, как сказал К.Маркс. Но ни Маркс, ни кто-либо другой из теоретиков или практических деятелей социал-демократии не отрицал громадную важность программы для сплоченной и последовательной деятельности политической партии… насущный вопрос нашего движения состоит уже не в развитии прежней разрозненной «кустарной» работы, а в соединении, в организации. Программа необходима для этого шага; программа должна формулировать наши основные воззрения, точно установить наши ближайшие политические задачи, указать те ближайшие требования, которые должны наметить круг агитационной деятельности, придать ей единство, расширить и углубить ее, возведя агитацию из частной, отрывочной агитации за мелкие, разрозненные требования в гаитацию за всю совокупность социал-демократических требований. Теперь, когда с.-д. деятельность встряхнула уже довольно широкий круг и интеллигентов-социалистов, и сознательных рабочих, настоятельно необходимо закрепить связь между ними программой и дать, таким образом, всем им прочный базис для дальнейшей, более широкой деятельности. Наконец, программа настоятельно необходима также и потому, что русское общественное мнение очень часто самым глубоким образом заблуждается насчет истинных задач и приемов деятельности русских социал-демократов… Могут возразить, что настоящий момент еще и потому неудобен для составления программы, что среди самих социал-демократов возникают разногласия и начинается полемика. Мне кажется наоборот: это еще один довод за необходимость программы… Выработка общей программы партии, конечно, отнюдь не должна положить конец всякой полемике, но она твердо установит те основные воззрения на характер, цели и задачи нашего движения, которые должны служить знаменем борющейся партии, остающейся сплоченной и единой, несмотря на частные разголасия в среде ее членов по частным вопросам». (ПСС, т.4).

1900 г. – апрель, в «Проекте заявления редакции «Искры» и «Зари» Ленин пишет: «… необходимо нам, русским социал-демократам, объединиться и направить все усилия на образование единой и крепкой партии, ведущей борьбу под знаменем революционной социал-демократической программы, охраняющей преемственность движения и систематически поддерживающей организованность его» (ПСС,т.4).

7 июля 1901 г., в письме Плеханову, Ленин просит: «Крайне важно поспешить с программой. Напишите, пожалуйста, думаете ли взяться и можете ли ВЫ взяться за эту работу. Кроме Вас и П.Б. (Аксельрода) ведь некому: тут требуется громадная обдуманность формулировки… Те старые проекты программы и статьи… вряд ли много принесут пользы? Как Вы думаете? Если же они нужны Вам, то мы немедленно вышлем…».

9 июля 1901 г. – письмо Аксельроду: «Из России нам писали, что толки о съезде усилились. Это опять и опять заставляет нас подумать о программе. Опубликование проекта программы крайне необходимо и имело бы громадное значение. Но кроме Вас и Г.В. (Плеханова) некому за это взяться: дело требует спокойного сосредоточения и обдумывания. Приходите, пожалуйста, на помощь к нам…».

30 июля 1901 г. – письмо Плеханову: «Очень меня обрадовало, что вы с П.Б. увидитесь и займетесь программой. Это будет громадным шагом вперед, если мы с таким проектом, как Ваш и П.Б., выступим перед публикой. И дело это – самое настоятельное».

24 июля 1901 г. – письмо Аксельроду: «Мы очень на Вас надеемся насчет программы».

21 октября 1901 г. – Плеханову: «Послал Вам на днях №1 «Neue Zeit» со статьей Энгельса о программе. Думаю, Вам она небезынтересна будет для Вашей работы, т.е. составления проекта программы».

Справка: речь идет о работе Энгельса «К критике проекта социал-демократической программы 1891 г.» (Маркс, Энгельс. Соч.т.22).

2 ноября 1901 г. – Плеханову: «Получили ли №№ 1 и 3 «Neue Zeit»… Я послал их Вам, ибо там есть статьи Энгельса и Каутского о программе, которые могли бы, может быть, Вам пригодиться. Когда рассчитываете покончить с программой?».

7 февраля 1902 г. – Плеханову: «Посылаю Вам проект программы с поправками Берга. Напишите, пожалуйста, будете ли Вы вносить поправки или представите целый контропроект. Хотелось бы мне знать также, какие места Вас не удовлетворили…». (Здесь о «Проекте и объяснении программы, 1895 г. – ПСС, т.2).

Одновременно Ленин заканчивает «Замечания на первый проект программы Плеханова» (ПСС, т.6).

В начале февраля 1902 г. Ленин заканчивает свой «Проект программы РСДРП».

3 марта 1902 г. – письмо Аксельроду: «Берг пишет Вам прочитанное у нас коллективное послание делового свойства. Мне остается только прибавить, что я делаю следующие поправки к своему проекту (поправки в сторону Г.В.)… Из этих поправок Вы увидите, что о «принципиальных разногласиях вряд ли может быть речь».

Справка: Ленин пишет о «Трех поправках к проекту программы» (ПСС, т.6).

В начале марта 1902 г. Ленин в «Замечаниях на второй проект программы Плеханова» (ПСС, т.6) подчеркивает: «Самым общим недостатком, который делает этот проект неприемлемым, я считаю весь тип программы, именно: это не программа практически борющейся партии, а декларация, провозглашение принципов, это скорее программа для учащихся… программа сбивается на комментарий…».

Одновременно в «Отзыве о втором проекте программы Плеханова» Ленин подчеркивает: «Проект не достигает… одной из главных целей программы: дать партии директиву для ее повседневной пропаганды и агитации по поводу всех разнообразных проявлений русского капитализма».

22 марта 1902 г. – Аксельроду: «Еще о программе. Передачу ее на голосование всей Лиги (а не редакции только), или печатную полемику между собой, мы бы считали очень нежелательной (хотя при неудаче попытки соглашения этого нелегко избежать)».

27 марта 1902 г. – Аксельроду: «я пришлю Вам на днях свои замечания на проект Г.В… я их показывал здешним друзьям, и они отсоветовали посылать их Г.В. ввиду возникавших предположений «арбитражной или согласительной комиссии». Но Вам-то лично послать их было бы мне очень приятно, чтобы Вы увидели мои соображения, изложенные там систематически… А насчет важности выпуска программы Вы тысячу раз правы…».

30 марта 1902 г. в «Замечаниях на комиссионный проект программы» Ленин называет его «ублюдочным» проектом и настаивает: «опоздание на какой-нибудь месяц не будет ни малейшим партийным ущербом. И, ей-ей, лучше бы было, если бы высокая комиссия еще хорошенько поработала, пообдумала, переварила и дала нам свой, не склеенный, а цельный проект».

В начале апреля 1902 г. Ленин пишет «Дополнительные замечания на комиссионный проект программы».

3 мая 1902 г. – Аксельроду: «Программа… появится в качестве передовой в №21 «Искры». Вопрос о том, писать ли мне критику (разрешенную высокой коллегией), я еще не решил, ибо хочу паки и паки перечесть программу в печати «на спокое»…».

14 мая 1902 г. – Плеханову: «Получил статью с Вашими замечаниями (статья «Аграрная программа русской социал-демократии» — ПСС, т.6). Хорошее у вас понятие о такте в отношениях к коллегам по редакции! Вы даже не стесняетесь в выборе самых пренебрежительных выражений, которых Вы не взяли труда и формулировать… Хотел бы знать, что Вы скажете, когда я подобным образом ответил бы на Вашу статью о программе?». И 1 июня 1902 г. проект программы РСДРП был опубликован в №21 «Искры».

Но борьба Ленина за марксистскую программу партии продолжалась. В частности, в брошюре «К деревенской бедноте» (ПСС, т.7) Ленин в разделе «Программа РСДРП, предложенная газетой «Искра» вместе с журналом «Заря», подчеркнул: «наш проект (предложение) программы вполне может служить для точного знакомства с тем, чего хотят с.-демократы… Конечно, без объяснения не каждый рабочий поймет все, что сказано в программе… Поэтому рабочий должен учиться с.-д. учению, чтобы понять каждое слово программы, своего знамени борьбы… Но пусть всякий человек обдумает и обсудит всю программу социал-демократов, пусть у каждого будет постоянно в памяти все то, чего хотят социал-демократы и что они думают об освобождении всего рабочего народа. Социал-демократы хотят, чтобы все и каждый ясно и точно знали всю правду, до конца, о том, что такое социал-демократическая партия…».

Затем Ленин в начале июля 1903 г. заканчивает статью «Ответ на критику нашего проекта программы»; 15 июля 1903 г. появляется его статья «Национальный вопрос в нашей программе».

Ленин подготовил и «Проект устава РСДРП», в п.1 которого настаивал: «1.Членом партии считается всякий, признающий программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций». На II съезде РСДРП (начался 17 июля 1903 г.) борьба за марксистскую программу партии была продолжена.

Так прав ли Подгузов, называя программу партии «бюрократической телегой», мешающей работе партии?

Но Подгузов безусловно прав, что теория марксизма-ленинизма по отношению к программе партии первична. Однако это не отменяет необходимости в программе.

Поскольку рассмотрение вопроса о значении и месте программы в деятельности партии потребовало обширной статьи, об остальных разъяснениях Подгузова читайте в следующей моей статье. Чтобы продолжить размежевание.

Социализм – это что?

Вопрос этот приходится рассматривать вот почему. Недавно меня заинтересовала книга академика Международной Славянской Академии Р.М.Филимонова « На пути к новому средневековью» (Москва. ООО «Фирма МХК.2000»). Несмотря на такое название, в книге затронуты вопросы, касающиеся оценки событий, произошедших в России с начала XX века до 2000 г. В «Предисловии» книги я прочитал: «Поражение построенного в СССР «развитого» социализма, казалось бы, поставило под сомнение марксистско-ленинское понимание неизбежности смены капиталистической общественно-экономической формации социалистической. И более того, дало западным политологам и бывшим «правоверным» проповедникам марксизма-ленинизма из руководящего звена КПСС и сферы общественных наук для утверждения тупиковости развития человечества по социалистическому пути. Это делает понятным все возрастающий интерес обществоведов, философов, политиков к произошедшим событиям. И действительно, без глубокого их анализа трудно понять общественно-политические и экономические тенденции, определяющие вехи развития человеческого общества в следующем тысячелетии и, в частности, в России…». Далее академик объявил себя «сторонником коммунистической идеи». Продолжить чтение

Нужно ли бить КПРФ? И за что?

В №8-9 «Газеты коммунистической», выпущенной 01.10.2011 г., есть небольшая статья И.Грано «Почему нужно бить КПРФ». Свое резюме: «КПРФ — партия правая, охранительная, партия против революции, против социализма. КПРФ — один из основных врагов коммунизма в России, она под вывеской коммунизма проповедует антикоммунизм, национализм, парламентаризм, религиозный дурман. Бить КПРФ — значит бить буржуазию, которая, как лиса в овечьей шкуре, прокрадывается в сознание пролетариев», — Грано сделал на основе высказываний депутата Пермской гордумы от КПРФ Солодникова в газете «Бизнес-класс». Продолжить чтение

Организационные проблемы и революция

На Интернет-сайте РКСМБ.ру 18.10.2011 г. появилась 15-страничная статья секретаря РКСМ(б) Николая Сурского «Организационные проблемы российской революции». РКСМ(б) создан в июле 1997 г. при участии Российской коммунистической рабочей партии, поэтому его костяк тогда состоял из молодых членов РКРП. Предполагалось, что РКСМ(б) будет «помощником и кузницей кадров для РКРП». А это возможно в случае функционирования РКСМ(б) как широкой и открытой молодежной организации. То есть ожидалось, что комсомол будет промежуточным фильтром, проверочным и подготовительным звеном на пути тех молодых товарищей, которые хотели бы вступить в коммунистическую партию. Продолжить чтение

Марксисты – объединяйтесь!

Всегда заинтересованно читаю «Газету коммунистическую». Ноябрьский № 10(22) также не остался без внимания. Особо меня привлекла статья Ивана Грано «Борьба вчера и борьба сегодня». Грано является сторонником марксистского кружка, издающего журнал «Прорыв». Костяк этого кружка составляют бывшие члены Российской коммунистической рабочей партии (РКРП). Кружок по многим вопросам критикует и деятельность, и программу РКРП. В своей статье Грано (в РКРП он не состоял) сделал полезную попытку критического анализа постсоветской истории коммунистического движения в буржуазной России. Правильно отметив отдельные частности, Грано, однако, сделал неверные выводы.

В центре его аналитической критики оказалась РКРП, действующая с ноября 1991 г. Грано утверждает, что после 20 лет ее деятельности в современной буржуазной России нет коммунистической партии, а есть: «собрание идейно-разрозненных групп, пусть и объединенных в несколько небольших организаций — РКРП, РКСМ(б), ВКПБ и др.». Грано категорически заявил: «Предложенная РКРП… программа абстрактна, содержит ошибки, а руководство… заражено оппортунизмом и идет на поводу у теоретически отсталых партийных масс». Грано утверждает: «Пока только журнал «Прорыв» и наша газета, в какой получается мере, выступает с большевистской программой. Пока еще не четкой и недостаточно полной, но по основным спорным вопросам, идейно марксистской».

Последнее утверждение (о наличии программы) меня крайне удивило. Потому, что программа — это конкретный документ. Но у группы, издающей журнал «Прорыв», такой программы нет. Кстати, я давно предлагал Грано, критикующему программу РКРП, представить свою, не абстрактную, а конкретную большевистскую программу, лишенную каких-либо ошибок. Где она?

Но прежде чем перейти к дальнейшему рассмотрению позиции Грано, хочу обратить внимание читателя на то, как создавалась коммунистическая (тогда —социал-демократическая) партия в царской России.

Относительно широкое распространение марксизма в русской революционной среде началось после легального издания на русском языке первого тома «Капитала» К.Маркса в 1872 г. Первая русская марксистская организация — заграничная группа «Освобождение труда» — заявила о себе 25 сентября 1883 г., выступив с программным заявлением. Взгляды этой группы во многом не были марксистскими. Однако Ленин оценивал ее историческое место так: «Группа «Освобождение труда» лишь теоретически основала социал-демократию и сделала первый шаг навстречу рабочему движению» (ПСС, т.25).

Затем появились марксистские группы и внутри России. В Петербурге в конце 1883 г. образовалась группа Благоева, осенью 1885 г. — группа Точисского «Товарищество с.-петербургских мастеровых», в 1888 г. — кружковая организация Бруснева. К конце 1880-х гг. образовались кружки в Москве, Казани, Самаре, Нижнем Новгороде. В 1888 г. в одном из кружков Казани появился Ленин. В конце 1895 г. кружки Петербурга, при активном участии Ленина, объединились в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1896 г. в тюрьме Ленин написал «Проект и объяснение программы с.-демократической партии». Экономические стачки 1895-96 гг. в Петербурге впервые прошли под руководством коммунистов из «Союза борьбы», который впервые в России стал соединять социализм с рабочим движением, связывая борьбу рабочих за экономические требования с политической борьбой против капиталистической эксплуатации.

Организации, подобные «Союзу борьбы», появились в Москве, Туле, Иваново-Вознесенске, Ярославле, Костроме и др. городах. Одну из основных задач они видели в организации стачечной борьбы и стремились превратить каждую стачку в школу классовой борьбы пролетариата. Переход от кружковой пропаганды вообще к конкретной агитации в рабочих массах совершался не без борьбы внутри этих организаций: были и настроения иметь лишь организации для удовлетворения экономических запросов рабочих.

Вся деятельность Ленина в этот период была направлена на создание коммунистической партии. Ленин в ссылке написал брошюру «Задачи русских социал-демократов» (ПСС, т.2). Рекомендую Грано и всем, интересующимся вопросами партийного строительства, поразмышлять над тем, что предложил Ленин вниманию коммунистов в этой брошюре. А закончил Ленин ее так: «Итак, за работу же, товарищи. Не будем терять дорогого времени. Русским социал-демократам предстоит масса дел по удовлетворению запросов пробуждающегося пролетариата, по организации рабочего движения, по укреплению революционных групп и их взаимной связи, по снабжению рабочих пропагандистской и агитационной литературой, по объединению разбросанных по всем концам России рабочих кружков и с.-демократических групп в единую с.-демократическую партию!». И это несмотря на то, что имела место существенная идейная разноголосица среди членов этих кружков и между кружками.

Первый съезд партии состоялся в Минске 1-3 марта 1898 г. без Ленина. Несмотря на то, что в Манифесте, принятом съездом, недостаточно четко были изложены положения марксизма, Ленин к нему присоединился, стал членом этой партии. Более того, фактически партия не была создана как единая организация: не было программы, устава, разработанной тактики и руководства из одного центра, отсутствовало организационное и идейное единство. Ленин и его сторонники начали борьбу за превращение формально созданной партии в реальную организационно и идейно сплоченную организацию. Они не отвернулись от этого подобия партии и стали наполнять его необходимым содержанием. Работу в этом направлении вела газета «Искра».

В марте 1902 г. вышла книга Ленина «Что делать?». Исходным положением книги, связующим все мысли Ленина в единое целое, является то, что партия —это организующая, руководящая и революционизирующая сила рабочего движения. Ленин показал, что «экономизм» — это карикатура на марксизм. Экономисты утверждали: если в истории все совершается по определенным закономерностям, то, следовательно, роль сознательных субъектов в общественном развитии ничтожна. Более того, всякая сознательная, планомерная деятельность излишня, даже вредна, ибо она является неким насилием над объективным ходом истории. Поэтому, заявляли «экономисты», партия не должна направлять стихийное рабочее движение, а обязана пассивно ждать, пока пролетариат постепенно сам придет к пониманию необходимости борьбы за социализм. Поэтому Ленин в «Что делать?» настаивает: «Роль передового борца может выполнять только партия, руководимая передовой теорией».

С 17 июля по 10 августа 1903 г. состоялся II съезд РСДРП, той самой партии, которая была формально провозглашена в 1898 г. и в которой был широкий спектр мнений по вопросам стратегии и тактики партии. Съезду пришлось преодолеть такое препятствие, как кружковщина, мешавшее созданию централизованной организации. В результате упорной борьбы съезд принял марксистскую программу партии, но по вопросу о членстве в партии (первый параграф устава партии) сторонники Ленина потерпели поражение. Была принята оппортунистическая формулировка Мартова.

Ленин при определении членства настаивал на «личном участии в одной из партийных организаций», а Мартов предлагал ограничиться «регулярным личным содействием». Это означало: надо принимать в партию всех желающих, не обязывая их быть членами одной из организаций и не стесняя их партийной дисциплиной. Однако в целом сторонники Ленина победили, в том числе при выборах руководящих органов партии. Поэтому их стали называть большевиками, а меньшинство съезда (противников Ленина) — меньшевиками. Партия не распалась, но в ней образовались два направления — большевизм и меньшевизм, которые начали упорную борьбу за влияние на рабочее движение.

Более того, постепенно меньшевики захватили все партийные центры: в ноябре 1903 г. — «Искру», в июле 1904 г. — ЦК РСДРП. Меньшевики превратили «Искру» в трибуну оппортунизма и прежде всего в организационных вопросах. Подрывались основы партийности: обязательность выполнения решений партии была объявлена «бюрократизмом» и «формализмом», подчинение меньшинства большинству расценивалось как «грубо механическое» подавление свободы члена партии, а партийная дисциплина — как «крепостное право». Несмотря на это, большевики не вышли из партии, а дали решительный отпор. Ленин написал книгу «Шаг вперед, два шага назад».

Несмотря на то, что оппортунизм меньшевиков тянул партию назад, к кружковщине, когда каждая организация действовала по своему усмотрению, не признавая каких-либо партийных решений, Ленин настаивал на необходимости сохранения партии: «Шаг вперед, два шага назад. – Это бывает и в жизни индивидуумов, и в истории наций, и в развитии партий. Было бы преступнейшим малодушием усомниться хоть на минуту в неизбежном, полном торжестве принципов революционной социал-демократии, пролетарской организации и партийной дисциплины. Мы завоевали уже многое, мы должны бороться и дальше, не падая духом при неудачах, бороться выдержанно, презирая обывательские приемы кружковой свалки, до последней возможности охраняя созданную с такими усилиями единую партийную связь всех социал-демократов России и добиваясь упорным и систематическим трудом полного и сознательного ознакомления всех членов партии и рабочих в особенности с партийными обязанностями… со всей гибельностью оппортунизма, который… притупляет оружие классовой борьбы пролетариата… У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации… пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса».

Большевики, продолжая бороться за партию, добились созыва III съезда партии (апрель 1905 г., Лондон). Меньшевики созвали отдельную конференцию. Съезд взамен формулировки Мартова о членстве в партии принял ленинскую формулировку. А в резолюции «Об отколовшейся части партии» съезд, осудив оппортунизм меньшевиков, признал допустимым сохранение членства в партии тех меньшевиков, которые готовы подчиняться требованиям устава и решениям партийных съездов. Вместе с тем параллельно действовали обособленные большевистские и меньшевистские организации РСДРП. Снизу возникло движение партийцев и передовых рабочих за объединение в интересах сплочения всех сил. Большевистский ЦК, избранный на III съезде, поддержал это требования, считая, что в итоге в РСДРП победят марксистские принципы.
IV (объединительный) съезд (апрель 1906 г., Стокгольм) дал преимущество меньшевикам. В ответ большевики развернули борьбу внутри партии за то, чтобы следующий съезд партии принял марксистские решения и отменил оппортунистические резолюции IV съезда. Позднее Ленин подчеркивал: «С меньшевиками мы в 1903-1912 годах бывали по нескольку лет в рядах формально в единой с.д. партии, никогда не прекращая идейной и политической борьбы с ними, как проводниками буржуазного влияния на пролетариат и оппортунистами».

Большевики, находясь в одной партии с меньшевиками, последовательно решали задачу: отстоять и сохранить партию, очистить ее от оппортунистов. И они многого достигли. В январе 1912 г. в Праге состоялась VI всероссийская конференция РСДРП, на которой из партии были исключены меньшевики-ликвидаторы. Конференция подвела итог многолетней борьбе большевиков против меньшевиков за марксистскую партию. Это, однако, не означало, что по отдельным вопросам тактики в партии затем не было разногласий, причем достаточно острых. Более того, в августе 1917 г. большевики, из тактических соображений, пошли даже на объединение с частью меньшевиков, во главе с Троцким, — тем самым, которого Ленин в феврале 1917 г. в письме И.Арманд назвал «мерзавцем».

Борьба за марксистскую партию возможна лишь внутри этой партии. Позиция стороннего наблюдателя и критика реально действующей коммунистической партии не красит того, кто считает себя марксистом. Такую позицию, к сожалению, занимает марксист Иван Грано.

20 лет действует в буржуазной России Российская коммунистическая рабочая партия. Начальный этап ее деятельности Грано характеризует положительно: «Наиболее организованным и идейно грамотным отрядом коммунистов стала РКРП — крупная партия, вставшая на защиту диктатуры пролетариата против КПРФ. РКРП окрепла в борьбе с примитивными и левацкими извращениями, пыталась сохранить относительную идейную чистоту».

Затем якобы РКРП подпала под влияние «идеологов их анархистско-авантюристской среды поклонников уличных акций и с научно-буржуазной кафедры». Это якобы привело к тому, что партию захлестнули «типичные формы оппортунизма, такие как хвостизм, экономизм, анархо-синдикализм, левое фразерство и проч. Примеры многочисленны, от Анпилова до проф.Попова». Однако Грано умолчал, что в РКРП против этого шла борьба, в результате которой давно в партии нет Анпилова и проф.Попова со сторонниками. Более того, если в первой программе РКРП (декабрь 1992 г.) было лишь косвенное упоминание о диктатуре пролетариата, то в действующей программе прямо указано, что необходимым условием социалистической революции является: «диктатура пролетариата, т.е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров во всех его формах, а также попытки восстановить эксплуатацию. Ставя себе задачу сделать пролетариат способным выполнить свою великую историческую миссию, коммунистическая партия организует его в самостоятельную политическую силу, противостоящую всем буржуазным партиям, руководит всеми проявлениями его классовой борьбы, разоблачает перед ним непримиримую противоположность интересов эксплуататоров интересам эксплуатируемых и проясняет ему историческое значение и необходимое условие предстоящей социальной революции».

И эту программу Грано характеризует отрицательно: «Предложенная РКРП… программа абстрактна, содержит ошибки».

Во-первых, обвинение программы в абстрактности несерьезно без указания, в чем Грано видит эту абстрактность. Это критика ради критики.
Во-вторых, без конкретного указания на конкретные ошибки в программе РКРП обвинение Грано само является абстракцией. Подобные абстрактные обвинения в качестве доказательства, что РКРП сегодня вовсе не партия, а некая кружковая организация, в которой лишь отдельные члены являются марксистами, неприемлемы.

РКРП — это марксистская партия, в которой, однако, имеют место разногласия по некоторым вопросам тактики. Программа РКРП — это марксистская программа, которая не лишена недостатков. Эти недостатки, конечно же, надо устранять. Для этого было бы полезно, чтобы Грано разъяснил, как устранить обнаруженные им в программе РКРП абстрактности и ошибки.

Есть реально существующая уже 20 лет коммунистическая партия, но вместо того, чтобы укреплять ее как настоящую марксистскую партию и организационно, и идейно, Грано зовет к кружковщине и кустарничеству: «нужно создавать кружки, втягивать студентов, интеллигенцию, передовых рабочих и просвещать их по текущим политическим вопросам и по вопросам общественной теории… Другого пути нет».

Откуда взялась эта ликвидаторская позиция? Дело, видимо, в том, что в период становления в РКРП было достаточно много разногласий. Одно из направлений было представлено бывшими тогда членами партии, сейчас издающими журнал «Прорыв». Проявив малодушие в борьбе, они бросили партию и образовали свой кружок. Отказавшись от борьбы за партию внутри нее, они считают нужным перечеркнуть 20 лет деятельности РКРП, чтобы оправдать свое отступление к кружковщине и кустарничеству.

Советую Грано поразмышлять над историей дореволюционного коммунистического движения, а особенно над следующим вопросом: почему у Ленина и большевиков никогда не было намерения уйти из РСДРП и снова организовать кружки? Почему?

Потому, что в единой организации, имеющей единую программу и единый регламент деятельности — устав, объединяющей всех марксистов, наиболее плодотворно можно выяснять суть разногласий и приходить к единому мнению, а также при необходимости изменять те или иные положения программы и устава, устраняя абстрактность и ошибки.

К. И. Курмеев

см. Ответ тов. Курмееву от члена редакции журнала «Прорыв»

см. Что первично в партийном строительстве

Что первично в партийном строительстве

или

может ли партия считать себя коммунистической,

если партийные кадры не овладели теорией марксизма-ленинизма безусловно?

Товарищ Курмеев из Перми, внимательно следит за коммунистической прессой, за внутрипартийными и внепартийными идеологическими баталиями, не остается равнодушным ни к одному факту из этого ряда и анализирует современную практику приверженцев марксизма с точки зрения своего понимания её соответствия ленинской теории партийного строительства. Неодходимо отметить, что одной из особенностей товарища Курмеева как полемиста является неизменно товарищеские интонации в его письмах, откровенность, достаточно содержательный фактоскопический подход. С таким оппонентом даже как-то неудобно спорить. Продолжить чтение