Контрреволюция пожирает своих детей (об отмене выборов мэра)

Буржуазные власти Перми собираются во имя построения «вертикали власти» отменить прямые выборы мэра города всеми жителями. По проекту, теперь мэра будут избирать депутаты Пермской городской думы.

В связи с этим пермский либерал с многолетним стажем, председатель «Пермской гражданской палаты» Игорь Аверкиев с присущим ему всегдашним пафосом заявил:
«Почти 20 лет пермяки обладают правом выбирать Главе Перми, мэра. В советское время этого права не было…Фактически и председателя Горисполкома, и первого секретаря Горкома выбирали по четкой рекомендации высшего партийного руководства, то есть Обкома КПСС. Отказаться от этой рекомендации было так же невозможно, как сегодня Законодательному Собранию при выборах Губернатора невозможно отказаться от рекомендации Президента»(«Права замечают, когда их отбирают», газета «За человека», апрель 2010 г.).
В общем, перед нами типичный крик души либерала на тему «возвращения советских ужасов» при Путине и Медведеве. Наши либералы абсолютно не видят прямой связи между правлениями Ельцина и Путина, того, что путинское «закручивание гаек» — единственно возможный вариант развития капиталистического строя в России.

На самом же деле разгульный ультралиберализм 90-х и авторитарный ура-патриотизм 2000-х-это два политико-идеологических инструмента одного и того же режима, которые тот может менять в зависимости от конкретных обстоятельств.
В 90-х годах главной задачей российской буржуазии было разрушение Советской власти и социализма. Поэтому в ход был пущена либеральная демагогия. «Свобода всем, свобода везде», «Патриотизм это фашизм», «главное-это демократия». Именно под такими лозунгами, прельщавшими обывателей, поверивших в сладкую жизнь при капитализме, было тогда удобнее всего действовать буржуазным властям ельцинского периода.
Однако к концу 90-х задачи разрушения были выполнены. Предприятия перешли в частные руки, образовались олигархические группировки. Советы были ликвидированы вооруженным путем, чему аплодировали «борцы за права человека», подобные И.Аверкиеву. Перед буржуазией встала новая задача – укрепить сложившийся капиталистический строй, стабилизовать его, обезопасить от угроз со стороны трудящихся классов и их политических организаций. Президент Путин и его команды были призваны буржуазным режимом для решения этих задач. Поэтому и началось это так возмущающее либералов «свертывание демократии». Потому что «излишняя» буржуазная демократия исчерпала свою полезность для российского капитализма.

Ряд олигархов, не сумевших вписаться в новую реальность, не понявших, что с новыми путинскими олигархами «делиться надо», были подвергнуты преследованиям. Так, Березовский сбежал в Лондон, где сидит до сих пор, Ходорковский оказался за решеткой. Но простым трудящимся людям клановые разборки не принесли и не могли принести никакого облегчения. Полным абсурдом являлись иллюзии некоторых «левых» о том, что Путин начал проводить «антиолигархическую политику». Число долларовых миллиардеров в 2000-е гг. продолжало расти, не останавливалась и приватизация всего и вся. При Путине и теперь, при Путине-Медведеве, она коснулась уже системы ЖКХ и бюджетных учреждений.

Столь же наивны и надежды кое-каких граждан, порой называющих себя «коммунистами», на союз с либеральной оппозицией, во главе которой стоят люди, бывшие проводниками антирабочей политики в 90-е гг., по инициативе или при поддержке которых проводились грабительские реформы (Б. Немцов, М. Касьянов, и другие). Теперь эти господа, лишившись власти (так как у Путина есть свои приближенные), вдруг переквалифицировались в «борцов за народ и справедливость». К этой же когорте, только рангом помельче, принадлежат и «болеющие за демократию» правозащитники вроде И. Аверкиева.

Однако верить их демагогии могут только не очень умные люди. Если вдруг господа либералы придут к власти, они во всем будут продолжать нынешнюю политику. Потому что она вызвана не какими-то особенностями Путина (якобы «жуткого чекиста») и прочих власть имущих, а объективными потребностями российского капитализма, суммарными интересами буржуазного класса. Покончить с приватизацией, с ликвидацией социальных гарантий, с коррупцией, с бесправием простого человека перед лицом власть придержащих можно только одним способом – уничтожив капитализм.

Поэтому смешны все заклинания либералов про «уничтожение демократии». Они сами породили этот режим, а теперь оказались не нужны ему.
В общем, контрреволюция пожирает своих детей. Им только и остается, что заниматься любимым делом – лягать по любому поводу советский период, где якобы «не было свободных выборов». В этом деле буржуазная пропаганда пользуется свои излюбленным приемом – на передний план выдвигаются какие-то внешние формы, а суть остается за кадром. Пресловутый «всего один кандидат в советском выборном бюллетене» — это подтасовка именно такого плана.

Советы родились в ходе классовой борьбы трудящихся в ходе революции 1905 г., как орган самоуправления рабочего класса и остальных трудящихся. И в 1917 г. Советы, большинство в которых имели большевики, возглавившие пролетарскую революцию в России, стали инструментом диктатуры пролетариата. Выборы в них отличались от выборов в буржуазный парламент, но только в том плане, что выбор осуществляли именно трудящиеся. Главным этапом в этих выборах был процесс выдвижения кандидатов от трудовых коллективов. Естественно, что из своей среды коллектив большинством выдвигал наиболее достойных людей (различные гнилые элементы попадались, но были исключением в Советах). Вот здесь и была желанная либералам «альтернативность», которую они не хотят замечать в советской системе выборов. А непосредственно голосование, где избиратели могли поддержать или опровергнуть кандидата, было уже во многом формальным актом. И не удивительно, что за кандидата, которому доверял крупный трудовой коллектив, в соответствующем районе голосовало 99% избирателей. Конечно, в поздний, хрущеско-брежневский период, когда КПСС разлагалась под влиянием возобладавшего теоретического невежества, и в системе Советов происходили искажения. Однако в целом она была гораздо демократичнее, чем буржуазная, где трудящиеся откровенно выбирают, какого буржуя посадить себе на шею. Поэтому сегодня непосредственно механизм управления городским хозяйством трудящимся безразличен, сама процедура выбора одного из пяти проходимцев – явная формальность, да и должность разве, что «хлебная», но далеко не властная.

Для коммунистов перспектива выбраться на главу города незначительная, даже вообразив поддержку масс и главное – сама должность заключена в такие «скобки» властных отношений, что на пользу трудящимся, против буржуазии её практически использовать не возможно.
Чем дальше российская буржуазия будет изолироваться от народа, а выборы это, хоть формальное, но все же соприкосновение с массами, тем лучше для коммунистов. Мы дальше продолжаем работу по привнесению коммунистического сознания трудящимся, а господа капиталисты пусть хоть президента назначают. Когда за нами будут массы мы изберемся куда надо и как надо.