Некоторые аспекты жилищного вопроса в современной России и Великобритании

Современный мир, в котором капиталистические отношения господствуют во всех странах, непосредственно влияя на жизнь каждого человека на планете, мир, в котором все страны опутаны теснейшими экономическими взаимосвязями, требует от современных коммунистов более широкого, интернационального подхода к изучению действительности, чем когда-либо в истории. В данной статье делается попытка выйти за рамки исследований, ограничивающихся анализом современного социально-экономического развития России, взглянуть на явления более широко; на примере жилищного вопроса проследить экономические тенденции, которые характерны не только для постсоветской России, но и для одной из современных передовых капиталистических стран – Великобритании.

Трудно найти такую тему для разговора, с которой нельзя было бы перейти к обсуждению политики. И если случился такой переход, речь почти неминуемо зайдёт о Советском Союзе и начнется спор: когда же, всё-таки, было жить хорошо, тогда или сейчас. Особенно интересно быть свидетелем спора, в котором участвуют представители разных поколений: люди, заставшие времена социализма, и рождённые после развала СССР или во время оного.

Приведу небольшой пример, который затрагивает жилищный вопрос.

Во время перерыва молодой рабочий жалуется своему пожилому напарнику на тяжесть ипотечного ярма, которое пришлось примерить его семье. В ответ его напарник успокоительным тоном произносит:

– Мы сами проголосовали за эту жизнь, ничего теперь не поделать.

– Вот мне и интересно, зачем вы за неё проголосовали? У вас, по крайней мере, не было проблем с жильём.

– Ты не думай, что всё было так просто. Рабочим приходилось по двадцать лет ждать, чтобы получить квартиру.

– Но ведь были общежития, не на улице, в конце концов, жили. Была уверенность, что рано или поздно очередь дойдёт. Чего ждать мне? Я буду выплачивать ипотеку двадцать пять лет. За это время может случиться всё что угодно, нет никаких гарантий, что при наших условиях труда я вообще доживу до момента, когда стану полноправным собственником жилья.

– Ты просто не жил тогда. Сейчас прилавки ломятся от товаров, можно купить всё что угодно. У людей больше возможностей, больше свободы.

– Вы меня не понимаете, потому что вам не приходилось испытывать трудностей, которые испытываем мы…

Такие разговоры очень характерны для постсоветской России. Из общественного сознания оказалось не так просто вытравить социальные достижения СССР, завоёванные в борьбе с мировым империализмом на протяжении всего XX века. Почвой для подобных диалогов становится общественная жизнь людей.

Статистика в полной мере подтверждает это (см. таблицу 1 и 2).

Таблица 1. Объём выданных в России ипотечных кредитов и задолженность по ним  1

1

Таблица 2. Количество выданных ипотечных жилищных кредитов с 2006 по 1 кв. 2017 год, в тыс. (за период) 2

2

Из таблиц мы видим, как с каждым годом растёт объём и количество выданных ипотечных кредитов и увеличивается объём задолженности по ним. Эти тенденции ненадолго прерываются в пик кризисов, чтобы дальше продолжить рост.

При этом наблюдается рост количества молодых заёмщиков: к примеру, за последние четыре года на столичном рынке увеличилась доля клиентов в возрасте 25–31 года – на 8 п.п., с 29% до 37% 3.

В современной капиталистической России всё больше молодых людей, вступая во взрослую жизнь, сталкиваются с жилищным вопросом. И выбор у них невелик: либо ипотечная кабала, либо аренда жилья. Они начинают осознавать всю бесчеловечность господствующих социальных отношений, где главная цель не удовлетворение человеческих потребностей, а получение прибыли. Государство здесь лишь орудие в руках правящего класса, которое создаёт ему максимально вольготные условия для получения этой прибыли.

Нужно понимать, что жильё при капитализме просто товар, который планируется, строится и продается при тех же господствующих производственных отношениях, что и любой другой товар. Для его производителей такое жильё – всего лишь один из способов накопления капитала. Цена жилья, определяемая издержками производства и средней нормой прибыли, настолько велика, что большинство людей не имеют возможности приобрести его сразу. Следовательно, они вынуждены приобретать жилую единицу без прямой собственности, либо посредством арендной платы, выплачиваемой арендодателю, либо ипотечных платежей финансовому кредитору.

Многие вообще не могут вступать в эти отношения, не располагая достаточными ресурсами оплачивать рыночную арендную плату, выполнять ипотечные обязательства или экономить достаточно средств для приобретения.

Отсюда становятся понятными неутихающие уже 27 лет и передавшиеся от родителей к детям, рождённым уже после развала СССР, ностальгические настроения по временам, когда квартиры распределяли безвозмездно.

Как оказалось, повод для подобных ностальгических сентиментальностей есть и у простых наёмных работников далёкого «туманного Альбиона». Если мы на минуту отвлечемся от проблем современной России, и, следуя диалектико-материалистической методологии, проследим взаимосвязь явлений, то сможем обнаружить общие экономические тенденции и в одной из современных передовых капиталистических стран – Великобритании.

Если взглянуть на доли собственников жилья по возрастным группам, мы увидим следующую картину (см. рис. 1).

Рис. 1. Процентная доля собственников жилья по возрастным группам 4

3

Если в 1991 году 67% граждан Великобритании в возрасте от 25 до 34 лет были домовладельцами, то к концу 2014 года их число снизилось до 36 %. Кроме того, за тот же период значительно уменьшилось число домовладельцев в возрастной группе от 16 до 24 лет (от 36 % до 9%) и от 35 до 44 лет (от 78% до 59%) 5.

Важнейшим фактором этих сдвигов была резко возросшая рыночная цена жилья, которая постепенно вытеснила рабочий класс с рынка недвижимости. Разрыв между заработной платой и ценами на жильё в Великобритании неуклонно расширяется. В 1996 году средняя цена недвижимости в этой стране более чем в два раза превышала среднегодовую заработную плату; к середине 2016 года этот показатель увеличился в пять раз 6.

Если мы взглянем на процент собственников жилья в странах Западной Европы, то мы увидим, что там их число в среднем составляет 60, 1%, тогда как в странах Восточной Европы и России этот процент гораздо выше. Если говорить о России, то на начало 2016 года частный жилищный фонд составлял около 3,2 млрд кв. м, или 90,3% от всего жилищного фонда страны 7. Такая разница, безусловно, связана с тем, что эти квартиры были получены при социалистической форме хозяйствования, а затем приватизированы.

Как видно из диаграммы (см. рис. 2), в 1990-е годы Англия по этому показателю скорее приближалась к странам Восточной Европы и России, процент собственников жилья доходил до 69%. Однако в 2011 году, впервые за последнюю сотню лет, доля жилых домов в частной собственности снизилась на 5 %, сократившись до 64 % 8.

Рис. 2. Владение недвижимостью (Англия и Уэльс; 1918 – 2011) 9

4

В связи с этим всё больше граждан Англии становятся арендаторами жилья. Как видно из диаграммы, этот рост начался в 1990-х годах и к первому десятилетию XXI столетия абсолютное число арендных сделок в частном секторе удвоилось. С 2001 года размеры арендной платы в частном секторе выросли с 12% до 18% 10.

Рост арендной платы, вызванный нехваткой жилья и в соответствии с этим увеличившимся спросом, привёл к чрезвычайному всплеску выселений арендаторов. В 2015 году в Англии и Уэльсе число выселенных из домов достигло рекордного уровня в 42 728 человека, что является самым высоким показателем с начала регистрации в 2000 году 11.

Здесь стоит подробнее остановиться на так называемой социальной аренде. Начиная с 1990-х годов, на диаграмме (см. рис. 2) отчетливо прослеживается тенденция на сокращение данного вида имущественного найма. Здесь мы тоже можем сказать, что это произошло впервые за последние 70 лет и изменение этого долгосрочного тренда не может быть случайностью.

На протяжении большей части XX века государственное жилье в Британии, известное как муниципальное жилье (council housing), было распространенной общественной практикой помощи представителям рабочего класса, не имеющим достаточного дохода для приобретения собственного жилья. Строительство его финансировалось властями на местах при субсидировании со стороны центрального правительства, при этом оставалось в собственности местных властей, а арендаторы платили ему ограниченную арендную плату.

История появления муниципального жилья связана с борьбой, которую вел рабочий класс Великобритании, начиная со второй половины XIX века. Проблемы английского пролетариата в области жилищного вопроса нам известны ещё из классических работ К. Маркса и Ф. Энгельса. Многочисленные примеры ужасающих условий жизни английского пролетариата XIX века мы можем найти в первом томе «Капитала» К. Маркса 12, в обстоятельном исследовании Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» 13 и в целом ряде его статей, опубликованных в виде брошюры «К жилищному вопросу» 14.

На протяжении более века борьба вокруг муниципального жилья была неотъемлемой частью классовой борьбы в Великобритании. Подробнее об особенностях данной борьбы можно прочитать в статье Д. Мэтьюса «Борьба за убежище. Классовый конфликт и муниципальное жилье в Великобритании» 15. Здесь нас интересует то, что автор на фактическом материале показывает, что несмотря на многолетнюю борьбу английских рабочих за улучшение своего положения, кардинальный сдвиг в этом вопросе был связан с обострением революционной ситуации в мире.

Чтобы подавить коммунистическую агитацию и противостоять угрозе коммунизма в первые годы после Первой мировой войны, либеральное правительство под руководством Ллойд-Джорджа ввело почти неограниченные субсидии на строительство муниципальных домов. Под лозунгом «Дома, подходящие для героев», всего за несколько лет было построено 170 000 муниципальных домов 16.

Подобные меры социальной поддержки были вызваны к жизни не филантропическими устремлениями правящего класса Великобритании, который вдруг озаботился бедственным положением рабочих. На эти меры его толкал классовый инстинкт выживания. Революция стучалась в двери, первое в мире государство рабочих появилось на карте, пробуждая дух революционной борьбы и у английского рабочего класса.

На этой послевоенной волне реформизма социалисты избираются в парламент. В 1924 году первое лейбористское правительство принимает «Закон о жилищном обеспечении Уитли», названный по имени известного социалиста – министра здравоохранения Джона Уитли. Закон значительно увеличил субсидии центрального правительства, позволив построить более полумиллиона муниципальных домов в течение следующего десятилетия. На диаграмме (см. рис. 2), начиная с 1939 и по 1981 год,  мы видим постоянно растущую долю социальной аренды.

Несмотря на бурное развитие муниципального жилья после Второй мировой войны (в статье Д. Мэтьюса этот период назван «золотой эрой» муниципального жилья) 17, мы должны констатировать плачевный, но в то же время закономерный финал этой трогательной истории.

Реформизм, стремящийся улучшить капитализм, сгладить его противоречия, оставив его сущность не тронутой, способен в чрезвычайных обстоятельствах улучшить на время нелегкую долю наемных работников. Однако как только необходимость в этом исчезает, всё возвращается на круги своя. Как только СССР канул в Лету, а идеологи правящего класса возвестили начало «конца истории», на смену реформизму явился неолиберализм. Начатый ещё при Маргарет Тэтчер курс на сворачивание программы муниципального строительства окончательно оформился. За тридцать лет количество вновь построенных муниципальных домов сократилось со 110 170 в 1978 году до 630 в 2008 году. За этот период тысячи муниципальных домов было приватизировано и распродано 18.

Передача муниципального жилья в частные руки, сокращение социальной аренды,  – всё это явилось одной из причин возрастания аренды в частном секторе и привело к росту цен и перенаселению.

Один из главных героев английского комедийного телесериала «Дживс и Вустер» изрёк: «Пути коммерции неисповедимы». На первый взгляд кажется, что это действительно так, ведь в обществе, где коммерция – это один из столпов производственных отношений, почему-то не является абсурдом, что может не хватать жилья при его абсолютном достатке  или что может существовать голод рядом с изобилием пищи.

Так, по данным 2011 года, в то время как большинство домохозяйств Англии и Уэльса (69%, 16,1 млн) были недостаточно заселены, почти 1 из 20 (5%, 1,1 млн) были перенаселены. Более 2/3 (68%) всех перенаселенных домохозяйств были арендованы. Фактически вероятность того, что арендованные домохозяйства будут перенаселены, почти в четыре раза больше (8,6% частных аренд, 8,7% социальных аренд), чем домашние хозяйства частных владельцев (2,3%) 19. Также красноречивы цифры общей обеспеченности английского населения жильем, из которых следует, что в среднем на каждого жителя в 2010 году приходилось 44 кв. м. жилья 20.

Если мы посмотрим аналогичную статистику по России, то увидим значительное отставание. В среднем на одного россиянина приходится 24 кв. м. жилья и почти по одной отдельной жилой комнате (0,9 комнат на человека). Вопрос о качестве жилья мы здесь оставляем без внимания 21.

Из этих данных можно сделать вывод, что при более рациональном подходе, наличного жилищного фонда как Великобритании, так и России было бы вполне достаточно для расселения всех нуждающихся. Однако главным препятствием на пути к рациональному распределению – отношения частной собственности. Жилищный вопрос является не коренным вопросом, а скорее одним из многочисленных отрицательных побочных эффектов системы капиталистического хозяйства. На этот факт указывал еще Ф. Энгельс в своей работе «К жилищному вопросу». Его соображения остаются в силе и для современных условий:

Как разрешить жилищный вопрос? В современном обществе он решается совершенно так же, как всякий другой общественный вопрос: постепенным экономическим выравниванием спроса и предложения, а это такое решение, которое постоянно само порождает вопрос заново, то есть не дает никакого решения. Как решит этот вопрос социальная революция, это зависит не только от обстоятельств времени и места, это связано также с вопросами, идущими гораздо дальше, среди которых один из важнейших – вопрос об уничтожении противоположности между городом и деревней. Так как мы не занимаемся сочинением утопических систем устройства будущего общества, то было бы более чем праздным делом останавливаться на этом. Несомненно одно, – именно, что уже теперь в больших городах достаточно жилых зданий, чтобы тотчас помочь действительной «нужде в жилищах» при разумном использовании этих зданий. Это осуществимо, разумеется, лишь посредством экспроприации теперешних владельцев и посредством поселения в этих домах бездомных рабочих или рабочих, живущих теперь в слишком перенаселенных квартирах. И как только пролетариат завоюет политическую власть, подобная мера, предписываемая интересами общественной пользы, будет столь же легко выполнима, как и прочие экспроприации и занятие квартир современным государством” 22.

Таким образом, как мы можем увидеть из приведенных сравнительных данных, развал СССР имеет долгосрочные последствия не только для стран, входивших в его состав и перешедших к капиталистическим формам хозяйствования, но и для стран, составляющих ядро капиталистического мира. Существование большой программы муниципального жилья в Великобритании было обусловлено необходимостью не допустить революционной ситуации посредством частичного решения жилищного вопроса для рабочего класса. После развала СССР программа эта была благополучно свернута, рабочий класс Великобритании вновь столкнулся со всеми «прелестями» «чистых» рыночных отношений в жилищной сфере: рост цен на жильё, закономерное этому снижение числа собственников, кабальная ипотека и аренда. Аналогичные процессы происходят и в современной России. Большой процент собственников жилья, обусловленный советским наследием, будет неизбежно сокращаться, пожизненная ипотека и аренда уже сейчас стали реальностью для нового поколения наёмных работников в России.

Все указанные тенденции отражают объективный процесс дальнейшей монополизации капитала, его концентрации и централизации, являясь прологом к будущему обобществлению частной собственности.

Примечания:

  1. Ипотечное кредитование в цифрах. Статистика выдачи ипотечных кредитов. URL: http://rusipoteka.ru/ipoteka_v_rossii/ipoteka_statitiska/
  2. Там же
  3. За последние четыре года ипотечные заёмщики помолодели, стали чаще получать высшее образование и реже зарабатывать собственным бизнесом. URL: http://www.bpn.ru/publications/za-poslednie-chetyre-goda-ipotechnye-zaemshiki-pomolodeli-stali-chashe-poluchat-vysshee-obrazovanie-i-rezhe-zarabatyvat-sobstvennym-biznesom/
  4. UK Perspectives 2016: Housing and home ownership in the UK. URL: http://visual.ons.gov.uk/uk-perspectives-2016-housing-and-home-ownership-in-the-uk/
  5. Там же.
  6. Matthews D. The Struggle for Shelter. Class Conflict and Public Housing in Britain // Monthly Review. 2017. Vol. 69. Iss.04. URL: https://monthlyreview.org/2017/09/01/the-struggle-for-shelter/#fn8
  7. Социально-экономическое положение России. 2016 год (уточненные итоги). С. 296. URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/social/utoch-osn-12-2016.pdf
  8. People in the EU – statistics on housing conditions / Eurosta. 2015. URL: http://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/People_in_the_EU_–_statistics_on_housing_conditions
  9. Home ownership down and renting up for first time in a century. 2015. URL: http://visual.ons.gov.uk/housing-census/
  10. Home ownership down and renting up for first time in a century. 2015. URL: http://visual.ons.gov.uk/housing-census/
  11. Rodionova Z. Renter eviction reaches record high of 43,000 in 2015 // Independent. 2016. URL: http://www.independent.co.uk/news/business/news/renter-eviction-reaches-record-high-of-43000-in-2015-a6869546.html
  12. Маркс К. Капитал / Сочинения (Издание второе). М., 1960. Т. 23. 920 с.
  13. Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии / Сочинения (Издание второе). М., 1955. Т. 2. С. 231–517.
  14. Энгельс Ф. К жилищному вопросу / Сочинения (Издание второе). М., 1961. Т. 18. С. 203–284.
  15. Matthews D. The Struggle for Shelter. Class Conflict and Public Housing in Britain // Monthly Review. 2017. Vol. 69. Iss.04. URL: https://monthlyreview.org/2017/09/01/the-struggle-for-shelter/#fn8
  16. Там же.
  17. Там же.
  18. Там же.
  19. Home ownership down and renting up for first time in a century. 2015. URL: http://visual.ons.gov.uk/housing-census/
  20. Обеспеченность населения жильем в России и некоторых других странах мира. 2012. URL: http://rusfact.ru/node/28
  21. Жильё в России // Руксперт. URL: http://ruxpert.ru/%D0%96%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%91_%D0%B2_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8
  22. Энгельс Ф. К жилищному вопросу / Сочинения (Издание второе). М., 1961. Т. 18. С. 255.