Рабочее движение на территории США до и после их образования

Данная работа посвящена истории рабочего движения на территории Соединённых Штатов Америки до образования этого государства, то есть в североамериканских колониях Англии, а также в первый период после провозглашения независимости в 1776 году. Мы рассмотрим ранние забастовки, рабочие ассоциации и профсоюзы, обратим внимание на причины и факторы их развития. В своих рассуждениях и выводах мы основывается на трёх исследованиях: во-первых, на книге А.А. Фурсенко «Американская буржуазная революция XVIII века», во-вторых, на работе Уильяма Фостера «Очерк политической истории Америки» и, в-третьих, на труде Филипа Фонера «История рабочего движения в США». К сожалению, большинство первоисточников до сих пор существуют на языке оригинала и поэтому факты мы черпаем сугубо из перечисленных работ.

Упомянутые три книги дают исчерпывающее представление по исследуемому вопросу и рекомендуются к прочтению каждому интересующемуся американским рабочим движением. Стоит отметить, что Уильям Фостер не ограничивается Соединёнными Штатами и исследует как Северную, так и Южную Америки, чем вызывает особый интерес. «История рабочего движения в США» наиболее богата на факты: для её написания автору пришлось поднять огромное количество материалов, к которому, как правило, до него никто не обращался. На текущий момент эта книга является наиболее полной по рассматриваемой проблеме.

Наша статья не является чем-то принципиально новым в разработке истории рабочего движения в Соединённых Штатах, она представляет собой обобщение трёх фундаментальных книг с определёнными дополнениями, комментариями и выводами. Если вы уже прочли все три работы, на основании которых мы пишем статью, вы не найдёте здесь ничего принципиально нового.

Статья логически делится на следующие части:

  1. Война за независимость как буржуазная революция;
  2. Факторы, оказавшие влияние на рабочее движение;
  3. Рабочее движение до Войны за независимость;
  4. Трудящиеся в армии Вашингтона;
  5. Рабочее движение после Войны за независимость;
  6. Итоги классовой борьбы за рассмотренный период.

Давайте же сразу приступим к ответу на первый поставленный вопрос.

Почему Война за независимость США является буржуазной революцией?

Исчерпывающий ответ на поставленный вопрос крайне важен, поскольку отбрасывает мишуру и прокладывает путь к материалистическому пониманию истории.

Буржуазной революцией Война за независимость 13 североамериканских колоний является хотя бы потому, что в ходе непримиримой классовой борьбы национальная буржуазия будущих США свергла власть английских колонизаторов, насаждавших в колониях феодальные порядки. Поскольку власть перешла от одного класса к другому, мы можем вести речь о революции, а исходя из того, что новый правящий класс – буржуазия, то о буржуазной революции.

Общественно-политические предпосылки революции в североамериканских колониях, также, как и в Европе, связаны с процессом первоначального накопления и формированием национальной буржуазии. Одними из основных источников её обогащения являлись эксплуатация мелких производителей и спекуляция землёй. Конечно, в Северной Америке не проводилось огораживаний на английский манер, хотя бы потому, что на то не было надобности, тем не менее с земель сгонялось коренное население – индейцы.

Возглавляла борьбу за независимость именно торгово-промышленная буржуазия, которая в первую очередь была заинтересована в отделении от Англии по целому ряду причин:

  1. Корона всячески пыталась затормозить развитие промышленности в колониях: был введён запрет на строительство железоделательных заводов, на производство товаров из шерсти, и т.д. и т.п. Регулярно вводились запреты или ограничения на производство промышленных товаров, так как по мнению английского правительства «создание мануфактур в колониях ведёт к уменьшению их зависимости от Великобритании» 1;
  2. Корона всячески препятствовала развитию торговли, являвшейся главным средством заработка для североамериканской буржуазии (треугольная торговля 2);
  3. Корона вводила непомерные налоги (например, в 1765 – гербовый сбор), и ничего не давала взамен. «Никаких налогов без представительства» (то есть представительства колоний в имперских органах власти) – один из важнейших лозунгов американской буржуазной революции;
  4. Корона пыталась всячески насадить феодальные порядки. Английская знать, сторонники короля в парламенте и ряд лиц, от которых зависела корона, получали в Северной Америке землю на правах феодального пожалования от короля. Таким образом, все проживавшие на этой земле должны были платить собственнику фиксированную плату. Правда, удавалось собрать только половину требуемой суммы. Королевская власть упиралась в проблему: вокруг огромное количество ничейной земли; крестьяне просто переселялись, становясь «скваттерами», но и тут корона пыталась препятствовать переселению дальше определённых границ. Например, ещё в 1683 корона ввела запрет частным лицам на покупку земель у индейцев, а в 1730-е запретила самовольно переселяться на новые территории, захватывать земли и выходить за пределы пограничных посёлков. И в 1763 году британское правительство запретило колонистам селиться западнее Аппалачей. Стоит отметить, что помимо борьбы со скваттерством эти запреты преследовали ещё одну цель: облегчение сбора налогов, ибо с небольшой полосы вдоль побережья организация денежных сборов значительно проще.

В чём заключается особенность американской буржуазной революции 18 века?

  • Под эгидой освобождения от Англии велась непримиримая классовая борьба между национальной буржуазией североамериканских колоний, с одной стороны и земельной аристократией и буржуазией Англии, с другой;
  • Широкое распространение докапиталистических методов эксплуатации: использование труда рабов и «законтрактованных» (примерно 70% жителей североамериканских колоний к кануну революции раньше являлись или происходили от «законтрактованных»);
  • Недостаток рабочей силы. Именно этим и обусловлено распространение докапиталистических методов принуждения к труду. Поскольку обезземеливания крестьян не проводилось, и свободная от собственности рабочая сила не появилась, приходилось завозить её извне;
  • Малое количество наёмных работников. Исходя из того, что человек в любой момент мог занять свободный участок земли, люди предпочитали становиться независимыми фермерами;
  • Слабость церкви. Хотя большинство литературы в колониях составляла религиозная, а светские произведение считались чем-то предосудительным, церковь была значительно слабее, чем в Европе, так как там она являлась одним из крупнейших феодалов.

После войны за независимость всё же остался ряд пережитков феодализма, которые неизбежно должны были привести в дальнейшем к размежеванию буржуазии с плантаторами, что и произошло во время Гражданской войны (1861–1865):

Во-первых, это рабство. Его сохранение неизбежно должно было привести к столкновениям с плантаторами юга. Противоречия между ними и буржуазией Севера в Американской революции играли важную роль. Подтверждением тому является подписание Декларации Независимости, которое стало возможным только после исключения из проекта, составленного Джефферсоном, предложения о запрете рабства и работорговли. Конечно, против рабовладения выступали не только плантаторы, но и купцы, участвовавшие в «треугольной торговле».

Помимо всего прочего декларация обошла молчанием права коренного населения – индейцев – и негров. Речь в ней велась лишь о правах колонистов.

Но несмотря ни на что Декларация независимости оставалась для своего времени самым прогрессивным программным документом буржуазии.

Она провозглашала право народа на революцию: «Если какое-либо правительство препятствует достижению этих целей, то народ имеет право изменить или уничтожить его и учредить новое правительство на таких основаниях и началах, организуя его власть в таких формах, которые лучше всего должны обеспечить его безопасность и счастье» 3. И далее: «Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно преследующих ту же цель, обнаруживает стремление подчинить их полному деспотизму, то это их право, то это их долг — свергнуть такое правительство и установить новые гарантии ограждения их будущей безопасности» 4;

Провозглашала право колоний на отделение от метрополий: «Таково было долготерпение этих колоний, и такова настоящая необходимость, которая принуждает их изменить их прежнюю систему правительства» 5;

Также она была первым документом, выступившим за равные юридические права для всех людей – основу буржуазной демократии: «Мы считаем за очевидные истины, что все люди сотворены равными, что им даны их Творцом некоторые неотъемлемые права, в числе которых находятся — жизнь, свобода и право на счастье» 6;

И выступала за принцип: никаких налогов без представительства. И хотя этот принцип ещё не был сформулирован в документе, тем не менее там говорится, что король, пытаясь подчинить американские колонии своей юрисдикции давал «согласие на акты мнимого законодательства», в том числе «по обложению нас налогами, без нашего согласия» 7.

Первым подписавшимся под декларацией стал «король контрабандистов» Хэнкок. Почти три четвёртых подписавшихся под декларацией Независимости –люди, сделавшие своё состояние на торговле и контрабанде. Из 56 подписей 13 принадлежит купцам, 8 – плантаторам, 28 – адвокатам, которые были плантаторами или купцами и 7 – представителям свободных профессий.

Феодальные пережитки были в основном уничтожены конституциями Штатов, которые принимались в разных штатах с 1775 по 1778. Ими были ликвидированы привилегии земельной аристократии, они же запрещали взыскивать феодальную ренту.

Новые отношения собственности закреплялись Декларацией независимости, конституциями штатов, «статьями Конфедерации» и затем уже Конституцией США.

Факторы, оказавшие влияние на рабочее движение

Чтобы рабочее движение зародилось, требуется наличие самих рабочих. Давайте выясним откуда в североамериканских колониях начала появляться рабочая сила.

Первой постоянной английской колонией в Северной Америке стал основанный в 1607 году Джеймстаун (Виргиния). С тех пор и встал вопрос о рабочей силе.

Лично свободных колонистов было достаточно сложно удержать в качестве наёмных работников при том, что на тысячи километров вокруг простирались незанятые земли. Люди предпочитали быть мелкими, но собственниками, нежели работать «на дядю».

В первую очередь в голову приходит коренное население Северной Америки – индейцы. Однако поработить их так и не удалось, поскольку индейцы оказались достаточно свободолюбивы, отлично знали местность, а после побега обычно возвращались вместе со своим племенем и расправлялись с обидчиками. Такие перспективы не удовлетворяли интересам колонистов. В Новом Амстердаме городские власти даже издали приказ всем хозяевам выплачивать индейцам жалование.

Проблему с рабочей силой в конечном итоге решили за счёт ввоза извне. Африканским рабам, привезённым из-за океана, приходилось значительно труднее, поскольку они не обладали преимуществами индейцев. В североамериканские колонии ввозилось столько рабов, что к 1775 году они составляли почти 20% населения. Конечно, регулярно вспыхивали бунты, но хозяева не скупились на жестокую кару за всякое неповиновение.

Непосредственно порабощение негров началось с 1660-х годов. До того они находились в положении слуг: по истечении контракта африканцы становились свободными людьми, способными на своё усмотрение распоряжаться своей жизнью. Ситуация начала радикальным образом меняться с 1664 по 1682 годы, когда почти всех слуг в большинстве английских колоний обратили в рабство в соответствии с новыми кодексами о рабовладении.

Третью группу подневольных работников составляли бедняки из Англии и других европейских стран. Население колоний состояло примерно на две трети из англичан и на одну треть из немцев, французов и прочих европейских национальностей. Задавленные отвратительными условиями труда, мизерными зарплатами, голодом, людям попросту было некуда деваться и многие поддавались на рекламу «американской мечты». Зазывали новых колонистов всеми возможными способами включая поддельные письма от родственником или знакомых, уплывших в Америку и описывавших свою райскую жизнь. Поскольку билет до заветной «вольницы» стоил от 6 до 10 фунтов стерлингов – неподъёмная для трудящегося сумма, для его приобретения большинству желающих уехать приходилось подписывать контракт на отработку по прибытию на материк. Отсюда и пошло название «законтрактованные». Заключался такой контракт обычно на 7 лет. Условия переезда можно сравнить с доставкой негров из Африки: тесные набитые по максимуму помещения, тухлая вода и пересоленная еда – вот что ждало «путешественников». Далеко не все переживали плавание, в связи с чем бывали случаи договора между хозяином корабля и выжившими, что последние расплатятся за умерших. Как говорится, «это надо не мёртвым, это надо живым».

Положение таких рабочих было не лучше, а порой даже хуже рабского, ибо хозяин понимал временность его пребывания и пытался выжать все соки с минимальными затратами.

Помимо этого, широкое распространение получила высылка преступников. Учитывая английские законы того времени, под такую категорию лиц попадали очень многие: не только воры или убийцы, но и простые бродяги, высказавшиеся дурно о хозяине и т.д.

Конечно, в Америку были не против приехать квалифицированные мастера, которые из-за нехватки рабочей силы, действительно получали жалование на 30-100% больше, чем в Европе.

Этим людям или же их потомкам в будущем предстояло сформировать рабочее движение. Мы можем выделить следующие факторы, оказавшие на него наибольшее влияние:

  1. Как известно, рост промышленности неизбежно ведёт к появлению и приумножению пролетариата. Поэтому первый и решающий фактор – это развитие промышленности. Как уже было сказано выше, метрополия всячески пыталась затормозить развитие колоний путём ввода запрета на производство и продажу целого перечня товаров, в том числе изделий из шерсти и железа. Плюс ко всему прочему вложения в мануфактуры были недостаточны и в обществе существовали предубеждения по поводу роста промышленности, мол, он ведёт к бездуховности. После создания Соединённых Штатов к препятствиям прибавились европейский демпинг и отсутствие протекционизма, хотя ограничения метрополии, само собой, отпали. Тем не менее, в «Северных» штатах быстрыми темпами развивались торговля, ремёсла и мануфактуры, но торговые связи тормозились отсутствием достаточно хороших путей сообщения и недостатком денег: торговый баланс с метрополией обычно был отрицательным;
  2. После образования США и до первой половины 19 века федеральное правительство находилось в руках плантаторов-рабовладельцев Юга;
  3. Долгое время капитализм в Северной Америке мог развиваться не только экстенсивно, но и интенсивно за счёт освоения бескрайних территорий;
  4. Разделение штатов на «Северные», в которых промышленность была более развита и на «Южные», где широкое распространение получило плантаторское хозяйство. Соответственно на Юге система наёмного труда развивалась значительно медленнее, чем на Севере, так как затраты на рабов и «законтрактованных» при работе на табачных, маисовых и индиговых плантациях (хлопок и сахар стали выращивать не сразу) ниже, нежели на свободных рабочих. Плантаторы, к слову, не являлись эдакими «махровыми» феодалами. Их хозяйства несли в себе капиталистический вектор развития, так как несмотря на использования докапиталистических методов эксплуатации, способствовали развитию внутриамериканского и мирового рынков. Более того, сами хозяева сельхоз угодий не брезговали вкладываться в торговые и финансовые предприятия;
  5. Система рабства, процветавшая в «Южных» штатах, оказывала негативное влияние на заработные платы в «Северных» колониях, так как рабы считались дешёвой рабочей силой и часть ремесленников предпочитала их наёмным работникам или «законтрактованным», что уменьшало затраты на обучение новых рабочих рук;
  6. Семилетняя война. Её значение мы рассмотрим чуть позже;
  7. Также на развитие рабочего движения значительно сказывались расовые предрассудки рабочих: нетерпимость к неграм и индейцам;
  8. Недостаток в рабочей силе и необходимость её ввоза из других регионов;
  9. Большое количество незанятой земли. Однако не стоит думать, что её мог взять любой желающий. Заселение неосвоенных территорий было тесно связано с классовой борьбой, поскольку на них уже претендовали местные власти и плантаторы. Федеральное правительство не гнушалось карательных экспедиций
  10. Слабая развитость института найма рабочей силы. Исходя из обилия незанятой Земли в Северной Америке, для колонистов было предпочтительнее переселиться в другие места и становиться свободными фермерами;
  11. Широкое распространение натурального хозяйства. Исходя из того, что большинство жителей колоний являлись фермерами, а пути сообщения развиты были очень слабо, обычно фермерские семейства обеспечивали себя сами практически всем, в чём нуждались, включая одежду и изделия из железа;
  12. Помимо всего прочего, буржуазия разжигала и подогревала конфликты между рабочими давно обосновавшимися в колониях и вновь прибывшими – мигрантами.

Наёмные работники начали появляться в приморских торговых городах. Основными отраслями промышленности на тот момент являлись кораблестроение, пивоварение, мукомольное дело, бочарное дело, дубление, шорное дело и обработка железа. По ряду причин рабы и законтрактованные не подходили для работы на мануфактурах и в мастерских. Во-первых, раба или слугу («законтрактованного») нужно кормить всегда, даже в случае простоя, а наёмного работника можно просто уволить; во-вторых, если раб или слуга сбегали, это сулило большие потери хозяину; в-третьих, рабам и слугам обычно требовалось обучение перед началом работы, в то время как наёмные работники приходили уже с требуемыми навыками; и, в-четвёртых, раб или слуга имеют крайне низкую заинтересованность в результатах своей работы, в отличие от свободного рабочего, чья зарплата зависит от результатов деятельности. В конечном итоге, найм обходился дешевле подневольного труда.

Уже к 1715 году в колониальных газетах не были диковинкой предложения о найме. А в 1770 г. в Нью-Йорке учредили бюро по найму. Всё это свидетельствует о развитии и укреплении капиталистических способов эксплуатации в качестве доминирующих.

Первые рабочие движения и организации

Ранние организации трудящихся начали появляться ещё в конце 17 века в виде локального объединения рабочих для достижения своих ближайших целей. Например, в 1734 году молодые служанки из Нью-Йорка объединились для улучшения условий труда. В связи с чем была публикация в газете «Нью-Йорк уикли джорнэл»: «В городе есть много женщин, готовых в наши тяжёлые дни пойти в услужение, но мы вынуждены поставить вам условия. Мы по справедливости считаем, что мужья хозяек не должны бить нас, поскольку они, как мужчины, сильны и способны нанести женщине телесные повреждения. Хозяйки, желающие нанять служанку и готовые дать поручительство за своих мужей, смогут таковую получить» 8.

Имелось даже несколько гильдий, одна из которых была образована в 1724 году – ассоциация плотников в Филадельфии. Конечно, они пытались регулировать заработную плату, время и условия труда, но из-за малого числа и разбросанности рабочих, гильдии не могли эффективно выполнять свою роль. К тому же часто в них входили только хозяева мастерских.

Определённое распространение в североамериканских колониях Англии получили благотворительные общества мастеров-ремесленников и подмастерьев. Обычно они не занимались вопросами зарплаты и условиями труда, а своей целью ставили помощь членам общества в трудной ситуации, например, в случае болезни, несовместимой с работой, а также оказание финансовой поддержки вдовам и сиротам, чьи мужья и отцы состояли в обществе.

Первые забастовки начались уже к концу 17 века. Например, в 1684 году ломовые извозчики отказались вывозить мусор до повышения расценок. Однако это были ещё не настоящие забастовки против капиталистов, а протесты против фиксирования расценок на работу местными властями.

Первым рабочим движением в североамериканских колониях Англии принято считать восстание в Вигринии под руководством Натаниэля Бэкона. Произошло оно в 1676 году. Его движущей силой стали возмущённые притеснениями со стороны администрации бедняки и фермеры, живущие в приграничных районах. Они добились отмены закона, запрещавшего юридически свободным беднякам избирать членов палаты представителей. Таким образом, независимые бедняки получили право избирать в приходский совет наравне с собственниками.

Восставшие заняли столицу штата – Джеймстаун, и настояли на своих требованиях. Натаниэль Бэкон не планировал останавливаться на достигнутом и хотел спровоцировать революционные выступления во всех штатах с последующим отделением от Англии. Однако его планам не суждено было сбыться: внезапная смерть Бэкона дезориентировала восставших и вскоре все демократические завоевания были ликвидированы реакцией.

Вслед за ним происходили и другие восстания, к примеру, в 1689 году в Нью-Йорке под руководством Лейслера, но повстанцы также были подавлены. Однако эта борьба не прошла напрасно, и привела в дальнейшем к сплочению рабочих и ремесленников.

Как уже вскользь упоминалось выше, целый перечень продуктов, в их числе: табак, шерсть, сахар и многие другие разрешалось экспортировать сугубо в метрополию, а вывоз свинины, пшеница, масла и т.д. был вовсе запрещён. Однако запреты соблюдались очень плохо вплоть до 1763 года, когда, завершив семилетнюю войну (1756 – 1763), Англия обеспокоилась лояльностью своих североамериканских колоний. На тот момент почти 90% американских купцов участвовали в контрабанде. В 1764 году парламент Великобритании одобрил «Акты Гренвилля», вводившие строгое обложение целого ряда товаров, в том числе сахара и патоки, что било по интересам участников «треугольной торговли».

Почему лояльность понадобилась именно после Семилетней войны? Во-первых, Британия устранила своего главного соперника в регионе – Францию; во-вторых, после войны требовалось пополнить казну путём обложения налогами и пошлинами колоний; и, в-третьих, Англии требовались новые рынки сбыта. Конечно, последний пункт связан не с войной, а с промышленным переворотом, но по времени совпал с окончанием боевых действий.

Семилетняя война дала сильный толчок для развития самосознания жителей колоний, а, следовательно, и рабочего движения, поскольку:

  • Население колоний принимало участие в войне и полагало, что победа достигнута их усилиями;
  • Часть колонистов получили военную подготовку и боевой опыт;
  • Вовсю стала работать железоделательная и оружейная промышленность, которая хотя и была запрещена метрополией, успешно развивалась на поставках английской армии;
  • По тем же причинам бурное развитие получила торговля.

Тем не менее, благодарность метрополии была весьма специфичная: усиление контроля, введение постоянных войск, непомерное налогообложение. Население это никак не устраивало. Действия английского правительства привели к тому, что революционные общества росли как грибы после дождя.

«Сыны свободы» стали одной из первых боевых антианглийских организаций, чья деятельность выходила за рамки легальности. Возникли они в 1765 году. Строилось общество по-разному в разных колониях и фактически не было единой организацией. Состояло преимущественно из ремесленников, владельцев мастерских, мастеровых, чернорабочих, поденных рабочих, во главе которых стояли купцы и ремесленные мастера. Ближайшим своим союзником «Сыны свободы» считали фермеров. Таким образом, это была первая в Америке организация предпролетариата, получившая широкое распространение.

В мирное время деятельность общества в основном заключалась в агитации населения, поддержанию бойкота английских товаров и еженедельной организации кружков для неграмотных, на которых зачитывали статьи из газет, листовки и прокламации.

«Сыны свободы» стали первой организацией в Америке, получившей поддержку среди женщин – «дочерей свободы». Они способствовали бойкоту английских товаров и саботажу импорта из метрополии. Помимо них существовали «сыны Нептуна», состоявшие из матросов и прочих трудящихся, связанных с морем. Такое количество организаций с разным названием и примерно одной целью лишний раз подтверждает децентрализованность «Сынов свободы».

Между прочим, рассматриваемая организация имела международную поддержку: в Дублине появилась их ячейка, оказывавшая финансовую и моральную помощь, а также вербовавшая ирландских либералов и радикалов в континентальную армию Джорджа Вашингтона. Ещё «сынов свободы» поддержало лондонское конституционное общество, помогавшее деньгами вдовам и детям американцев, павших в Конкордской битве.

Вторым восстанием, на котором мы заострим внимание, было выступление «регуляторов» в 1765–1766 годах. «Регуляторы» состояли в основном из фермеров и наибольшее распространение получили в Нью-Йорке. Выступали они против феодальных институтов и отказывались платить ренту, то есть выражали интересы фермеров в борьбе за землю. Большое количество незанятой земли долгое время служило отдушиной, сбивающей революционный накал, но на тот момент из-за политики метрополии и внутренней реакции, ситуация начала выходить из-под контроля власть имущих. Восставшие даже предпринимали попытки объединиться с «сынами свободы», но безуспешно. Одной из главных причин провала союза стала децентрализация революционных организаций. В конечном итоге, реакция оказалась сильнее демократического движения и восстание было подавлено.

Но революционеры не дремали ни до, ни после выступления «регуляторов». Так к 1 ноября 1765 года, когда закон о гербовом сборе должен был вступить в силу, в Америке не оказалось ни гербовой бумаги, подлежащей обложению, ни сборщиков. Бумагу либо уничтожали, либо отправляли обратно в Англию, сборщиков же заставляли отречься от должности, а несговорчивых обваливали в дёгте и перьях.

Вслед за этим начался бойкот английских товаров, который длился с переменным успехом почти до окончания Войны за независимость. Для примера, ввоз английских товаров с 1768 по 1769 год упал с 2 378 000 фунтов стерлингов до 1 654 000. Важную роль в бойкоте сыграло общественное мнение и повсеместный отказ от продукции метрополии, ибо купцы были вынуждены подчиниться, так как товары из Англии никто не покупал.

Постепенно конфликты с англичанами стали принимать всеобщий характер и выходить за рамки бойкота. Так 5 марта 1770 года в Бостоне произошло столкновение между рабочими и солдатами запомнившееся как «Бостонская бойня». Причина была достаточно проста: расквартированные солдаты для дополнительного заработка устраивались в порт за меньшую зарплату, чем местные рабочие, тем самым ухудшая условия труда для населения.

События в Бостоне показали готовность народных массы к революции, тем не менее ещё целый год они требовали прав и свобод, облегчения своего положения с оружием в руках.

После 1770 года революционное движение возглавили плантаторы, купцы и адвокаты, отодвинувшие мастеровых на задний план. Тем не менее, большинством участников движения оставались фермеры и рабочие.

К этому времени английское правительство решило испробовать другую тактику борьбы с сепаратизмом. Были отменены печально известные акты Тауншенда, введённые в 1767 году. Они вводили обложение пошлинами краски, бумаги, стекла, свинца и чая. Плюс ко всему чиновники начинали получать зарплату из фонда сбора пошлин. После их отмены объём торговли резко вырос почти в два раза. Отмена этих актов оказалось достаточной для успокоения купцов, однако в населении уже пылала ненависть к метрополии и этими уступками англичане ничего не добились.

Наиболее известным событием кампании бойкоты стало «бостонское чаепитие», организованное не без участия «сынов свободы». В декабре 1773 года жители Бостона, переодевшись индейцами выбросили в море крупную партию английского чая в знак протеста против налогообложения. В ответ парламент одобрил 5 репрессивных актов:

1. Закрыть бостонский порт;

2. Лишить Массачузетс конституционной хартии (самоуправления);

3. Разрешить отправлять лиц, замешанных в антианглийской деятельности под суд в Англию или в другие колонии;

4. Обязать местных жителей, в случае отсутствия казарм, размещать английские войска у себя дома;

5. Присоединить к провинции Квебек земли северо-западнее Аллеган.

Эти пять «нестерпимых» актов, как прозвали их колонисты, не ослабили революционный накал, а, напротив, усилили его. В колониях создалась революционная ситуация, когда «низы» не хотят по-старому, а «верхи» не могут по-старому. Широкие массы начали активно втягиваться в революционную борьбу.

Расстановка классовых сил была примерно такой: на стороне «лоялистов» стояли крупные землевладельцы, южные плантаторы, купцы, ведущие легальную торговлю с Англией и духовенство англиканской церкви. В общей сложности за ними шла примерно треть населения.

На стороне «патриотов» были фермеры, скваттеры, рабочие, земельные спекулянты, ремесленники, плантаторы, заинтересованные в работе на американский рынок, мелкая городская буржуазия, большая часть купечества, а также занятая во внутренней торговле и промышленности национальная буржуазия.

Недовольство плантаторов вызывалось тем, что английское правительство на своё усмотрение устанавливало цену на сельскохозяйственную продукцию. Спекулянты землёй были недовольны запретом 1763 года на переселение западнее Аппалачского хребта. Хотя стоит отметить, что многие плантаторы и торговая буржуазия поддерживали революцию зачастую из соображений спекуляции на военных поставках.

Сторонники революции делились на консервативное и радикальное крыло. К первым относились купцы, плантаторы и т.п. А к последним рабочие и мелкие фермеры. Возглавляли консервативное крыло Вашингтон, Гамильтон, Рандольф, Дикинсон, Рэтледж, Джей и Гэллоуэй.

Демократические слои возглавляли либерально настроенные плантаторы и купцы, а также такие люди, как Джефферсон, Адамс, Франклин, Пэйн, Сирс, Генри Гадсден и Лэмб. Вышедшие из народа руководители не имели классовой организации и программы, поэтому место в конгрессе для них было заказано.

По большому счёту программа рабочего движения на тот момент заключалась в осуществлении положений Декларации независимости, которую трудящиеся встретили с восторгом. Во многом это объясняется классовым составом населения: большинство колонистов являлось мелкими собственниками и более радикальных действий позволить себе не могло.

 

Трудящиеся в армии Вашингтона

Война за независимость началась в 1775 году. Континентальная армия под руководством Джорджа Вашингтона состояла почти полностью из фермеров, рабочих, ремесленников, то есть из тех, кому было нечего терять, и кто сражался за свои кровные интересы. По большому счёту армия Вашингтона была армией трудящихся под руководством эксплуататоров. Тот же Джордж Вашингтон являлся плантатором.

Также на стороне революции выступили многие рабы. Поначалу, конечно, они поддержали англичан, суливших свободу, но вскоре штаты один за другим пообещали свободу каждому, вступившему в революционную армию. Американцы прекрасно понимали, что воюют за свою свободу, благодаря чему переживали трудности и невзгоды, нехватку элементарной одежды и боеприпасов. Англичане же были деморализованы, вынуждены сражаться вдалеке от дома и не видели своего личного интереса в войне.

Правда не одним моральным превосходством была достигнута победа. Американцы обладали значительно лучшей тактикой: широко практиковали партизанские отряды, использовали рассыпной бой вместо устаревших линейных построений. Плюс ко всему, американская армия долго уклонялась от генерального сражения, нанося постоянные удары по противнику.

Однако большие трудности вызывала слабость центральной государственной власти и сильные сепаратистские настроения в штатах: «моя хата с краю». Имели место случаи нежелания объединяться и местечкового национализма. После выхода революционной армии за пределы штата, немало бойцов принимало решение просто вернуться домой.

Ситуация с обеспечением американской армии была плачевной и усугублялась разгулом спекуляции и взвинчиванием цен. Центральная власть пыталась урегулировать проблемы, но всё тщетно. Дело доходило даже до бунта в армии, тем не менее на агитацию англичан войска не поддавались.

3 сентября 1783 в Версале был подписан мирный договор между Англией и США. По нему бывшая метрополия признавала независимость своих тринадцати колоний, оставляя за собой Канаду, Нью-Фаундленд и Вест-Индию.

Борьба после победы буржуазной революции

Несмотря на победу американской буржуазной революции, классовая борьба не ослабла, но напротив только набирала обороты, что вызывалось рядом причин. Во-первых, ведение войны требовало серьёзных денежных вливаний, однако Конгресс не обладал правом введения налогов и сборов, поэтому он действовал как мог: путём эмиссии бумажных денег, что привело к колоссальной инфляции. Как следствие, выросли цены на все товары и увеличились долги населения. Средняя задолженность составила около 200 долларов, превышая средний ежегодный доход на 150 долларов. Более того, с окончанием войны на американский рынок стали поступать дешёвые английские товары, нанося сильный удар по местным производителям. Но и этим не ограничивались проблемы: казна опустела и выплачивать жалование солдатам было попросту нечем.

После победы над Англией, буржуазия и плантаторы полагали, что революция завершилась, однако народные массы так не думали. Уже в июне 1783 года произошло восстание в армейских рядах: повстанцы направились в Филадельфию для истребования у Конгресса своих денег. Правда все его члены бежали и командованию удалось временно успокоить солдат. В ноябре того же года после завершения эвакуации английских войск, руководство страны приняло решение о роспуске армии.

В 1783 году по США прокатился ряд восстаний должников и разорившихся фермеров, требовавших дальнейших демократических преобразований, выпуска «дешёвых» бумажных денег и права расплачиваться ими за долги. Выступления бедноты носили стихийный характер, были неорганизованными и не имели чёткой цели. Восставшие громили суды и законодательные учреждения, прорывалось стихийное недовольство масс.

Аналогичный характер носило восстание фермеров и ремесленников Массачузетса осенью 1786 года под руководством ветерана Войны за независимость Даниеля Шейса. Число восставших достигало 8-10 тысяч человек. Они называли себя «регуляторами», показывая преемственность с движением 1765-1766 гг. Это были наиболее последовательные буржуазные демократы. Их основные требования можно сформулировать так:

  • Равное распределение земли и богатства;
  • Отмена долгов;
  • Справедливое судопроизводство.

Исходили восставшие из того, что раз собственность колоний защищалась всеми её жителями, то и принадлежать должна каждому гражданину США на равных условиях.

В декабре 1786 года, восставшие создали Комитет семнадцати – верховное командование. Это была попытка консолидировать всё движение, которая не увенчалась успехом. Ряд поражений, в том числе неудачная попытка овладеть арсеналом в Спрингфилде, привели к серьёзному моральному и физическому ущербу движению. В феврале 1787 года «регуляторам» было нанесено поражение, от которого они уже не смогли оклематься: повстанцы разбились на мелкие группки и вскоре восстание подавили. Комитет семнадцати был арестован, предан суду и тринадцать его участников приговорены к смертной казни, в их числе и Шейс. Правда, позже их помиловали.

Движение Шейса возникло в пик подъёма демократического движения и стало его кульминацией. Оно выдвигало наиболее «левые» требования за всё время буржуазной революции, а его участники являлись наиболее последовательными буржуазными демократами, революционными демократами, если так будет угодно. Их уклон «влево» вызывался классовым составом: деревенская беднота, обедневшие фермеры, некоторое число рабочих и ремесленников.

Трудящиеся после войны остались у разбитого корыта, но буржуазия и плантаторы обогатились за их счёт. После завоевания независимости, отпали ограничения, сковавшие промышленность, начался экономический расцвет США.

Итогом классовой борьбы на том этапе стала победа буржуазии в союзе с плантаторами. 25 мая 1787 года открылся конституционный конвент, от которого требовалось выработать конституцию взамен «статей Конфедерации», которые различные штаты ратифицировали с 1777 по 1781 годы.

В частности, заседание конституционного конвента решило:

  • Все долги должны быть оплачены;
  • Уплату должны произвести в золоте или серебре, а не «дешёвыми» бумажными деньгами;
  • Отдельным штатам запретили эмиссию денег;
  • Сбежавшие лица, связанные услугами или работой, подлежат возвращению по требованию хозяина;
  • Конгресс получил право вводить таможенные пошлины;
  • Запрет ввоза рабов может быть введён только начиная с 1808 года, однако работорговля может облагаться налогами и пошлинами.

Конвент прекратил свою работу 17 сентября 1787 года. По новой конституции из-за имущественного ценза правом голоса обладали только 120 000 человек из трёх миллионов.

Правда, несмотря на ликвидацию многих демократических начинаний, новая конституция США являлась наиболее прогрессивной ещё очень долго. Она, конечно, была шагом назад от «Декларации независимости», но в масштабах Земли (особенно после принятия 25 сентября 1791 года «Билля о правах») стала самой передовой.

Война за независимость оказала огромное влияние на всё человечество: и на Французскую революцию, и на революции в западном полушарии. Радищев под впечатлением от событий в Северной Америке написал «Оду вольность». Уже в 1790–1803 годах произошла революция в Гаити, в 1809–1825 волна восстаний прокатилась по испанским колониям от Мексики до Аргентины, в 1822 году Бразилия объявила свою независимость от Португалии, а в 1837 о своём суверенитете заявила Канада. Все революции проявляли солидарность: победившие англичан американцы стали оказывать поддержку другим закабалённым метрополиями странам.

Американская буржуазная революция стала первой революцией в Западном полушарии, вообще первой революцией 18 века, первой революцией без религиозных требований.

Рабочее движение в США и ранние тред-юнионы

Рабочее движение стало закономерным результатом развития промышленности, что вызывало дальнейшую пролетаризацию мелких собственников и обогащение капиталистов. В 1790-е в США начала развиваться фабричная система, что дало начало настоящему рабочему движению. Первая текстильная фабрика США находилась в Поутуккете и принадлежала Самюэлю Слейтеру. Однако это была ещё не вполне фабрика, ибо машины применялись только для превращения хлопка-сырца в пряжу.

В 1815 году в Вальтгеме, штат Массачузетс появилась первая фабрика в нашем современном понимании. Тогда же в текстильной промышленности началось массовое производство.

С укрупнением производства стали появляться и первые капиталистические корпорации, захватывавшие все сферы производства. Для победы в борьбе за правительственные заказы требовалось иметь значительные производственные мощности, ибо лакомый кусок доставался тем, кто в конкурентной борьбе побивал своих соперников, вводя в эксплуатацию всё новые и новые машины, что требовало огромных денежных вливаний.

Появление профсоюзов по времени примерно совпало с введением фабричной системы. Их появление объясняется, во-первых, осознанием большинством трудящихся невозможности в одиночку добиться улучшения своего положения: только объединившись можно противостоять алчным предпринимателям; во-вторых, от заработка рабочего зависело само его существование: практически никто из наёмных работников не владел земельными участками, способными служить хотя бы небольшим подспорьем; и, в-третьих, отвратительные условия труда, трудовой день 14-16 часов летом и 9-12 часов зимой при заработных платах ниже прожиточного минимума. Фонер в своей книге приводит следующую таблицу:

Таблица 1 – отношение заработной платы к стоимости прожиточного минимума в период, когда создавались первые тред-юнионы; 1900 г. берётся за 100% 9.

Годы 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
Номинальная заработная плата 23 25 27 29 33 33 31 33 29
Стоимость прожиточного минимума 42 46 49 53 61 65 60 60 57
Реальная заработная плата 55 54 55 55 54 51 52 55 51

 

Как можно увидеть из таблицы, за рассматриваемое десятилетие прожиточный минимум вырос на 35,71% при падении реальной зарплаты на 7,27%, что ставило трудящихся на грань выживания.

Помимо прочего широкое распространение получило использование детского и женского труда, поскольку им можно было выплачивать половину оклада, что вело к экономии предпринимателей и сбивало уровень зарплат. Почти половину фабричных рабочих составляли дети, так как разделение труда позволило нанимать их для простых однотипных операций.

Катализатором появления профсоюзов сыграл торговый капиталист, который превратил ремесленника в обыкновенного подрядчика, а сам занимался покупкой сырья и поиском рынков сбыта для готовой продукции. По сути, произошло формирование децентрализованной мануфактуры.

Первые профсоюзы были созданы ремесленниками вскоре после буржуазной революции. Фабричные рабочие не организовывались на тот момент в тред-юнионы, так как в большинстве своём были детьми и женщинами. Последние зачастую имели возможность в крайнем случае уехать в деревню. А вот квалифицированным мастеровым деваться было некуда: либо бороться за улучшение условий труда и повышение зарплаты, либо умирать голодной смертью.

Первыми постоянными организациями рабочих являлись совместные с предпринимателями «общества взаимопомощи», ставившие перед собой цель помогать потерявшим кормильца или же лишившимся возможности работать в результате тяжёлой болезни. Однако праздник классового мира длился недолго: уже в 1790-е годы произошёл первый разрыв отношений между эксплуатируемыми и эксплуататорами: рабочие стали выходить из «обществ взаимопомощи», в которых состояли предприниматели, и создавать свои классовые организации для борьбы против жадности капиталистов и помощи друг другу.

До организации первых профсоюзов, трудящиеся объединялись во временные ассоциации. Они создавались на время забастовок и руководили ими, а после достижения поставленных задач, распускались. Правда уже вскоре после ликвидации временной ассоциации условия труда вновь начинали ухудшаться. Так в 1778 году подмастерья-печатники Нью-Йорка объединившись потребовали повышения зарплат. После удовлетворения их требований, печатники более не видели смысла в ассоциации и распустили её.

А в 1786 году состоялась первая настоящая забастовка. Теперь борьба шла не с расценками, утверждёнными органами власти, а с непосредственно предпринимателем. Опять подмастерья-печатники, только на сей раз из Филадельфии, требовали установить оклад не ниже 6 долларов в неделю. В принятой резолюции говорилось, что они «не приступят к работе ни в одной типографии этого города и графства, если им будут платить меньше 6 долларов в неделю» 10. После отказа капиталистов в удовлетворении требований, печатники бросили работу и начали забастовку, чем, в конечном итоге, добились успеха. Вскоре последовали и другие забастовки. Конечно, не все из них увенчались успехом.

В 1790-х годах законодательные органы ряда штатов приняли нормативно-правовые акты, запрещавшие рабочим использовать свои ассоциации взаимопомощи для фиксирования уровня заработной платы. Ответом на это послужило их преобразование в постоянные профсоюзы, которые ставили перед собой следующие задачи:

  • Борьба за увеличение заработной платы;
  • Борьба за уменьшение рабочего дня;
  • Помощь своим членам в случае потери трудоспособности, тяжёлой болезни и т.д.

Первый тред-юнион основали сапожники Филадельфии в 1792 году. Затем в 1794 году было организовано Федеральное общество сапожников Филадельфии, просуществовавшее до 1806 года. Свою первую забастовку они провели в 1799 году. Длилась она почти 10 недель, но не увенчалась успехом.

Вскоре за сапожниками начали организовываться и рабочие других отраслей. Ранние профсоюзы существовали недолго и обычно распускались в случае неудачной забастовки, а иногда и после удачной из соображений, что цели уже достигнуты. Правда, многие тред-юнионы вновь создавались под новым названием.

Ранние профсоюзные организации являлись местными ремесленными союзами, они не имели постоянных связей с рабочими других отраслей или городов, являлись небольшими объединениями, действовавшими в рамках одной производственной отрасли. Причиной этому служило незначительное на тот момент разделение труда, что делало вполне естественным такие замкнутые объединения.

Поначалу члены союзов боролись за сохранение секрета своего мастерства, протестуя против найма учащихся, беглых учеников и полуподмастерьев. Однако их борьба была обречена на провал. На тот момент капиталисты стали всё больше и больше привлекать к работе учеников, чья зарплата была ниже, чем у квалифицированных подмастерьев. К тому же в ремесленные мастерские стало проникать разделение труда, что вынуждало квалифицированных рабочих обучать учеников отдельным операциям. Всё это привело к тому, что вскоре мастера вынуждены были довольствоваться окладом ученика. Массовое привлечение менее квалифицированной рабочей силы объясняется недостатком товаров на рынке: капиталисту было значительно важнее количество произведённой продукции, нежели её качество – всё равно купят.

Подобное положение вызывало чувство негодования у квалифицированных подмастерьев, которые направили свой гнев не против предпринимателей, а против учеников. Вскоре стало ясно, что удержать зарплату квалифицированных рабочих возможно лишь привлечением учеников в тред-юнионы.

Профсоюзы изначально создавались для борьбы за права, что неминуемо приводило к появлению дисциплины и обязанностей члена профсоюза, к которым относились:

  • Обязательное посещение ежемесячных собраний;
  • Уплата взносов;
  • Уплата штрафов за непосещение собраний или за непристойное поведение на них;
  • Добросовестное выполнение своей работы;
  • Штрейкбрехерство считалось самым страшным преступлением для члена тред-юниона, за которое подлежало немедленное исключение.

Опыт научил рабочих не допускать в свои ряды капиталистов, чьё членство в союзах объяснялось двумя обстоятельствами:

  1. Рабочие полагали, что предприниматель лично работающий в мастерской был членом производящего класса, а не эксплуататором;
  2. В некоторых отраслях наблюдалось «слияние классов»: пребывание человека в союзе определялось его заработной платой. Он мог оставаться членом тред-юниона, даже если становился предпринимателем.

В 1817 году Ньюйоркское общество печатников стало первым рабочим союзом, признавшим, что допуск в организацию предпринимателей ослабляет её, ибо «опыт учит нас, что поступки людей определяются почти исключительно их интересами, и если члены общества действуют под влиянием противоречивых интересов и сугубо личных мотивов, то такое общество не может иметь твёрдого руководства и становится бесполезным. Нам союз есть союз рабочих-печатников, а поскольку интересы рабочих отличны, а в некоторых отношениях прямо противоположны интересам предпринимателей, мы считаем неуместным предоставлять им право голоса или допускать их влияние на наших собраниях» 11.

Ранняя тактика рабочих объединений заключалась в совместной выработке шкалы требуемой зарплаты и зарок не соглашаться работать за меньшую сумму. К 1802 году рабочие стали избирать комиссии, предлагавшие капиталисту шкалу требуемых окладов. В случае согласия, предприниматели иногда отмечались благодарностью в специальных резолюциях. А при отказе нередки были случаи забастовок, причём бастовавшие получали пособие из специального фонда.

Следующими шагами в тактике стали соглашения с предпринимателями по типу коллективных договоров и требование «закрытой мастерской»: работать на предприятии могут исключительно члены профсоюза. Профсоюзы запрещали своим участникам под страхом исключения работать на хозяина, среди работников которого хотя бы один не состоял в тред-юнионе.

За первые 20 лет функционирования профсоюзов, рабочие стали продвигать принципы коллективного договора и минимальной зарплаты, предпринимались даже попытки установить «закрытую мастерскую», были учреждены забастовочные фонды, введены списки штрейкбрехеров и обмен ими с другими рабочими организациями, было обеспечено единство квалифицированных и неквалифицированных трудящихся, введены взносы и в жизнь стала проводиться классовая солидарность членов тред-юнионов разных отраслей и городов.

Результатом работы первых профсоюзов стало увеличение окладов. Так, например, зарплата Массачузетских плотников выросла с 74 центов в день в 1791 году до 1,13 долларов в 1820 году, а зарплата маляров с 1,15 долларов в день в 1800 году до 1,34 доллара в 1820 году.

Однако все эти достижения были достигнуты в жестокой классовой борьбе, вопреки сопротивлению судов и предпринимателей. Последние объединялись в свои классовые организации с целью снижения зарплат, введения чёрных списков «неблагонадёжных» рабочих. Рабочие же организации квалифицировались в качестве заговоров. Именно в такой обстановке трудящиеся Соединённых Штатов пытались отстаивать свои права.

Положение о заговорах наносило удар по коллективным договорам, а, следовательно, и по всему профсоюзному движению. Так в ноябре 1805 года главный судья Филадельфии обвинил восьмерых сапожников в сговоре для повышения заработной платы. Основным аргументом против рабочих стало мнение, будто, промышленники покинут Филадельфию, если сохранятся рабочие организации. В качестве наказания им выписали штрафы по 8 долларов каждому. Приговор был предопределён самим составом суда: два содержателя гостиниц, два купца, три бакалейщика.

Приведённое дело послужило прецедентом для аналогичных процессов: из шести дел над сапожниками в 1806 – 1815 годах, по которым сохранились отчёты, четыре были решены не в пользу рабочих. В протоколе Питсбургского суда над сапожниками за 1815 год имеется следующая запись: «Приговор суда является крайне важным для промышленников нашей местности, ибо он кладёт конец ассоциациям, которые были столь пагубны для предприятий капиталистов в Западной Европы» 12.

Положение о заговоре являлось частью английского обычного права, остававшегося рудиментом влияния метрополии. Действия судов и буржуазии смогли застопорить развитие рабочего движения, однако подавить его полностью они оказались не в силах.

В те годы назревали противоречия в стане эксплуататоров. Выделились окончательно два противоборствующих лагеря: федералисты, в чьих руках находились судебные органы, и джефферсоновские демократы – республиканцы. Приход к власти последних призван был утихомирить трудящихся, перенёсших на себе все тяготы войны и послевоенного времени.

Активная борьба между федералистами и республиканцами привела к пробуждению политической активности трудящихся, которые стали создавать в 1790-е годы свои политические организации по всей стране. Также рабочие пытались получить места в ассамблеях штатов. Французская революция подогрела накал страстей, заставив бывших «сынов свободы» вновь собраться для отстаивания завоеваний революции.

В 1790-е активно создавались демократическо-республиканские общества. Их руководство обычно составляли интеллигенты и хорошо обеспеченные люди, однако основной массой являлись рабочие и мелкие фермеры. На собраниях проводились лекции, дискуссии, проходила выработка и принятие решений, обращений к народу, президенту, конгрессу и палатам штатов.

Программа этих обществ обычно сводились к следующему:

  • Запрет закрытых сессий конгресса и палат штатов;
  • Отказ судей и исполнителей от непонятной и устаревшей фразеологии;
  • Бесплатное народное образование;
  • Применение на практике теорий воспитания Томаса Джефферсона;
  • Создание ежемесячного рабочего журнала и еженедельной газеты.

Конечно, федералисты пускали в ход все средства борьбы против демократических организаций, включая угрозы увольнения и обвинения в спонсировании французами (что-то знакомое, не правда ли?). Но этим дело не обошлось: федералисты перешли к террору, проведя закон об оседлости, натурализации и преследования за подстрекательство к мятежу.

Победа на выборах Джефферсона в 1801 году стала возможной лишь за счёт широкой поддержки среди трудящихся.

По большому счёту рабочее движение нельзя назвать самостоятельным на тот момент: оно развивалось полностью под влиянием прогрессивных буржуазных демократов, и его программу можно сформулировать как принятие и исполнение Конституции вместе с биллем о правах. Так рабочие и мастеровые откликнулись на призыв Томаса Джефферсона поддержать конституцию. В начале 1788 года мастеровые Бостона под руководством Пауля Ривера и Бенджамина Росселя единодушно голосовали за ратификацию Конституции.

Несмотря на участие в политической жизни, рабочие ещё не представляли собой отдельной силы. Да, собственно говоря, и не могли этого, поскольку объективные условия развития ещё не привели к достаточному уровню развития промышленности и пролетаризации населения.

Михаил Викулин

Рекомендованная литература:

  1. А.А. Фурсенко. Американская буржуазная революция XVIII века. Издательство Академии наук СССР. Москва. 1960 год. Ленинград.
  2. Уильям Фостер. Очерк политической истории Америки. Очерк политической истории Америки. Издательство иностранной литературы. Москва. 1955 год.
  3. Филип Фонер. История рабочего движения в США. Издательство иностранной литературы. Москва. 1949 год.

Примечания

  1. См.: А. А. Фурсенко. Американская буржуазная революция XVIII века. Издательство Академии наук СССР. М., 1960., Л. J. F. Jameson. The American Revolution considered as a social movement. Boston, 1956. С. 53.
  2. Она получила такое название, так как купцы приобретали английские промышленные товары и перевозили на Африканский континент в качестве платы африканским феодалам и работорговцам за поимку рабов. Затем из Африки купцы направлялись в американские колонии Англии, дабы сбыть рабов и приобрести сырьё, которое в свою очередь направлялось в Англию.
  3. Декларация независимости США.
  4. Там же.
  5. Там же.  
  6. Там же.  
  7. Там же.
  8. Уильям Фостер. Очерк политической истории Америки. Очерк политической истории Америки. Издательство иностранной литературы. М., 1955. С. 38.
  9. Там же С 83.
  10. Там же. С 87.
  11. Там же. С 92.
  12. Там же. С100.