Смена караула

семинДрузья! Спешу вас порадовать: на небосклоне левого патриотизма загорелась новая яркая звезда. Как и должно быть в медийную эру, новый спаситель Великой России явился к нам из телевизора, прямиком с канала «Россия-24», что, конечно, очень символично. Его имя – Константин Сёмин. Наш старый знакомый – Сергей Ервандович Кургинян – покинул нас, полностью дискредитировав себя даже перед своими самыми преданными сторонниками. Причины этого я не буду затрагивать в данной статье. Для нас важно то, что роль, которую Сергей Ервандович был призван исполнять, заключалась в том, чтобы перенаправить в охранительное русло молодёжь, которая склонялась влево. Как говорится, свято место пусто не бывает: теперь в этой роли дебютировал Константин Сёмин.

Как и в случае с Кургиняном, к раскрутке которого в своё время приложил руку небезызвестный в левопатриотической среде Дмитрий Пучков (Гоблин), Сёмин начал набирать популярность после того, как его стали активно репостить на ресурсах Пучкова (к ним относятся oper.ru и новостной агрегатор vott.ru). Смешно, насколько близорукий контингент там обитает. Стоит только помахать перед ними красным флагом,  сказать пару теплых слов в адрес СССР и Сталина, и их сердца трепещут, они готовы идти вслед за очередным мессией, который призван повести их в СССР-2.0.

Однако следует отметить некоторые отличия Сёмина от Кургиняна. Риторика Сёмина с самого начала была гораздо левее. Если Кургинян с марксизмом обращался очень осторожно и издалека, оставаясь в дискурсе модернизационной парадигмы и цивилизационного подхода, то Сёмин активно использует марксистскую риторику, заигрывая с классовым подходом.

Однако это небольшое отличие призвано лишь пустить в глаза пыль, которую мы и попытаемся развеять. Буквально на днях вышло большое интервью Константина Сёмина, данное им Дмитрию Пучкову в популярной рубрике «Разведопрос» [1]. На нём мы подробно и остановимся в данной статье.

После нескольких минут просмотра, я ощутил дежавю, и это не случайно, ведь одна из главных тем интервью – это образование в России. Ничего не напоминает? От кого мы обычно слышим спекуляции на тему плохого образования, коррупции, развала промышленности?! Это риторический вопрос. Не будем торопиться, можно ведь и к этим вопросам подойти по-марксистски и раскрыть объективную суть проблем. Делает ли это Константин Сёмин?

Всё началось с излюбленной Пучковым темы про «малолетних дебилов», так на сайте oper.ru называют несознательную молодёжь. Константин, в принципе, верно отметил, что люди берутся не из воздуха, их мировоззрение – плод социальной среды и образования. Из сказанного можно понять, что он свою задачу видит в контрпропаганде тех ценностей, которые были навязаны молодёжи за последние 25 лет.

Для этой цели и создается новый документальный фильм «Последний звонок». По словам Константина, этот фильм – ответ на ужасающее положение в сфере образования. В образовании он видит «сферу общественной жизни, в которой все проблемы, которые мы обсуждаем, касающиеся коррупции, воровства, предательства, сосредоточились в одной сфере…». Фильм преследует цель не только выявить язвы и проблемы в образовании, но и объединить посредством него единомышленников. Отличается ли эта риторика от риторики Кургиняна? Я отличий не заметил.

В чём же, по мнению Константина Сёмина, причина такого положения в образовании? Причину он видит в «том общественно-экономическом укладе, который нам был навязан». «Если ты строишь сырьевую экономику, то этой сырьевой экономике достаточно три с половиной инженера». Здесь мы слышим всё тот же патриотический плач Ярославны про сырьевую экономику, развал промышленности и утечку мозгов за рубеж, дескать Россия – это только «сырьевой придаток Запада». Риторика эта устарела, как минимум, на десятилетие. С того момента, как президентом стал Путин, выразитель интересов национального капитала, Россия идёт по пути государственно-монополистического капитализма и является империалистическим хищником, – таким же, как США, с той лишь разницей, что аппетиты нашей буржуазии ограничены её относительной слабостью. Тем не менее, наличие второго по величине ядерного потенциала позволяет активно вмешиваться в дела других государств (Украина, Сирия) и конкурировать на международной арене. Естественно, подобных фактов мы не найдём в этом интервью. Зато мы можем обнаружить на странице самого Семина однозначную позицию по событиям на Украине. Один из его подписчиков задает соответствующий вопрос: «Как помирить Украину и Россию?». Ответ Семина: «Украина не воюет с Россией. С Россией воюют США. С Россией воюет ультраимпериализм. Не поломав ему хребет, невозможно вырвать Украину из его лап» [2]. В общем, все та же риторика красных охранителей: “Россия ведет антиимпериалистическую борьбу с враждебным Западом, мы должны ей в этом помочь”.

С другой стороны, Сёмин во многом верно критикует капиталистические общественные отношения в целом и то, каким пагубным образом они влияют на общественное сознание. Он верно указывает на то, что всё здесь превращается в товар, вплоть до того, что товаром становится сам человек. Правильно подчёркивается, что капитализм атомизирует общество, приводит его к конкуренции всех со всеми, а в итоге это оборачивается войной. Однако отрицательные примеры берутся исключительно из истории США, а положительные – из истории СССР. Что же с постсоветской Россией? Разве Россия вместе с капитализмом не унаследовала все его пороки? За 20 лет общественное сознание полностью сдвинулось в сторону индивидуализма. Поколение современных молодых людей полностью живёт и мыслит в рамках капиталистических общественных отношений.

Константин Сёмин же говорит об «инерции советского сознания», которая, однако, имеет предел. Что будет с русскими людьми, когда от советского человека не останется и следа? – спрашивает Сёмин. И сам отвечает: «Это будут тоже русские люди, но они будут другими, они будут мотивированы по-другому, они будут по отношению друг к другу вести себя по-другому…».

Так к чему все эти рассуждения о плохом образовании, об «инерции советского сознания»? Сёмин, оказывается, волнуется, что некому будет уберечь Россию от угрозы, которая на нас надвигается. О ней он говорит: «… тот каток, который движется, его не интересуют ни русские, ни не русские, его интересуют банально ресурсы, его интересует контроль … над рынками сбыта». «Единственный вариант для России, единственный вариант для большого, покинутого всеми, распадающегося евразийского пространства – это организация внутри себя, мобилизация внутри себя на каких-то иных началах, не на живодёрских. Мобилизация, которая позволит отразить угрозу уничтожения, отразить угрозу тотального разграбления». Опять мы видим характерное для левых патриотов создание внешнего врага, перед угрозой которого мы все должны мобилизоваться, сплотиться и т.д. Всё это, конечно, подается под привлекательным соусом: дескать, мы должны черпать всё хорошее из советского опыта, который позволил выжить и выстоять во времена Великой Отечественной войны.

Сёмин негодует, что, несмотря на нашу агрессивную медийную риторику, все забыли, что такое бомбоубежища, в Москве элита гоняет на «Гелендвагенах», устраиваются роскошные свадьбы с салютами. Разве такое общество готово к самопожертвованию? – вопрошает он.  Сёмин разочарован: «Воевать никто ни с кем не собирается». Успокаивает его видимо только одно, что хоть в Сирии «наши уперлись». Он возлагает надежды, что этот пример будет не единственным.

Что же получается? Сёмин не раз положительно высказывался о революционном опыте большевиков, при этом фактически призывая все население России сплотиться перед американской угрозой. В этом есть явное противоречие. Мне сложно представить, чтобы большевики в разгар Первой мировой войны встали на сторону царизма и призывали пролетариат отдавать свои жизни за царя и Россию. Но Сёмин именно это и предлагает, все наёмные работники должны защищать своё Отечество, тем самым встать на защиту правящего класса, и хотя делается оговорка, что правящий класс плохой, идёт призыв к самопожертвованию.

Не менее реакционной оказывается проповедь о «необходимости просветления в каждой отдельной голове» в противовес революционным насильственным действиям в отношении власть имущих со стороны трудящихся. Сюда же относится наивный лепет о «ресоветизации снизу», суть которой сводится к небезызвестному «начни с себя». И венчает эту солянку давно знакомый призыв объединить все разрозненные силы. «Мы разбиты,  – разглагольствует Сёмин – у нас нет общественного сознания. У нас есть казаки, кришнаиты, леваки, националисты, фашисты. У нас есть бесконечная мозаика, калейдоскоп мнений. Такое общество прожить не может» – заключает он. По Сёмину государство должно предложить какую-то объединяющую идею, ибо когда такой идеи нет «человек не может жить в хаосе, он придумывает себе какую-нибудь идею. Кто-то к Кришне идет, кто-то Краснову ставит памятник, а кто-то начинает читать Маркса по ночам… Каждый сам по себе сходит с ума». Вот так поворот, «марксист» Сёмин фактически приравнял поклонение Кришне к чтению Маркса. И первое, и второе для Семина – всего лишь различные виды сумасшествия.

Все эти рассуждения не имеют отношения к марксистскому анализу, а только замаскированы под него, среди многих истинных суждений проталкивается шовинистическая линия на защиту буржуазного Отечества. В этом Сёмин продолжает линию Кургиняна, взяв курс немного влево на политическом спектре. Но это не должно вводить нас в заблуждение.

Егор Радайкин

Примечания:

[1] Разведопрос: Константин Сёмин про образование и многое другое [Электронный ресурс] // URL: https://www.youtube.com/watch?v=4LrcA1CDD80

[2] Запись 14 декабря 2015 года на странице Константина Сёмина в социальной сети «Вконтакте» [Электронный ресурс] // URL: https://vk.com/wall311611549_9222