Партия научного централизма или новый «хор псаломщиков»?

Ответ

Предисловие

Предлагаемый читателям сборник статей имеет целью изложить наши позиции по ряду важных вопросов философии и политики. Так уж сложились обстоятельства, что одновременно мы вынуждены выступить с критикой взглядов журнала «Прорыв», которые неоднократно упоминаются в публикуемых ниже статьях. Поэтому считаем полезным кратко изложить несведущим читателям историю нашего сотрудничества с редакцией «Прорыва» и обстоятельства разрыва с журналом.

Сотрудничество ряда наших товарищей, состоявших тогда в Пермской организации РКРП, с журналом «Прорыв» началось в 2009 году, когда в Перми был организован марксистский кружок «Организация демократической молодёжи» (ОДМ). Вскоре после своего создания ОДМ встал на позиции «Прорыва» и установил контакты с ПО РКРП (редакция «Прорыва» на тот момент ещё состояла в Московской организации этой партии). С февраля 2010 года ОДМ начала издавать «Газету коммунистическую», среди авторов которой были и члены ПО РКРП.

Надо сказать, что ряд «странных» моментов в публикациях «Прорыва», речь о которых пойдёт в статьях, мы видели с самого начала. Однако на общем фоне идеологической деградации РКРП, «Прорыв» выделялся наличием достаточного количества весьма удачных публикаций и в целом верной, на тот момент, политической линией. Немаловажно, что начало нашего сотрудничества с «Прорывом» совпало по времени с окончательной гибелью РКРП в качестве коммунистической партии, её беспринципным слиянием с рядом мелкобуржуазных организаций в так называемый «РОТ Фронт» и победой экономизма в политике РКРП. И в этот момент с критикой нового курса РКРП выступили только Пермская организация и редакция журнала «Прорыв», члены которой покинули РКРП в 2010 году.

В той ситуации позиция редакции «Прорыва» по основным вопросам текущей политики совпала с позицией ПО РКРП. Большая часть актива Пермской организации по всё более значительному числу вопросов отказывалась поддерживать политику партии. Идейная общность с «Прорывом» становилась всё более очевидной и привела к выходу членов ПО РКРП, поддерживавших позиции журнала, из РКРП в сентябре 2013 года. Во вновь возникший «Коммунистический Союз «15 сентября» (название — по дате организационного собрания) вошли как бывшие члены Пермской организации РКРП, так и товарищи, в партии не состоявшие, но присоединившиеся к нам на базе поддержки общих тогда позиций журнала «Прорыв» и «Газеты коммунистической». Изначальный же актив ОДМ к тому времени практически весь отошёл от нашей деятельности по различным причинам личного характера.

Самое главное — мы сходились с «Прорывом» в том, что все коммунистические организации, ныне существующие в России, в том числе и РКРП, скатились в оппортунизм, так и не состоялись как коммунистические партии. И таковую партию в России надо создавать, взяв за основу переосмысление имеющегося опыта, в первую очередь в плане установления более строгих критериев для приема в организацию. Поэтому поддержали мы и выдвинутую в статьях Валерия Подгузова концепцию создания Партии научного централизма.

Антимарксистские моменты в текстах авторов «Прорыва» достаточно долгое время списывались нами на незначительные ошибки, эмоциональные перехлёсты и тому подобное. Некоторые адепты журнала, которых мы тогда считали своими товарищами, весьма умело выгораживали главного идеолога. Например, гипертрофированную ненависть к либералам при относительно лояльном отношении к путинским консерваторам руководитель ОДМ объяснял тем, что Подгузов, дескать, «пережил 90-е» и потому люто ненавидит именно прозападную интеллигенцию и оранжевые революции. Что ж, мы тоже не испытываем никаких тёплых чувств в отношении либералов и американского империализма. Но практика показала, что дело не в эмоциях, а в оппортунистическом уклоне Подгузова и сотоварищей, который, как это обычно и бывает, проявился в момент обострения политической ситуации, правда, не столько в самой России, сколько на Украине.

Именно после Евромайдана и начала Гражданской войны на Украине резкие расхождения в позициях стали очевидны. «Красный путинизм», поддержка российского империализма, оправдываемая тем, что «американские империалисты — фашисты», утверждения о том, что коммунисты якобы не совершают ошибок, — всё это до определённого момента отсутствовало в публикациях «Прорыва», или во всяком случае выглядело публицистическим перегибом. А вот статьи 2014 — 2015 годов, а также статьи, опубликованные в этом году, показали, что налицо вполне конкретный ошибочный курс, поддержка которого для нас неприемлема. Очень неправы те наши читатели, которые пытаются упрекнуть нас в том, что мы раньше молчали о немарксистских позициях «Прорыва» и соглашались с ними. Соглашались мы с имевшейся раньше в целом правильной политической линией, недостатки же критиковали, в том числе общаясь с членами редакции журнала. Это не мешает им теперь кидаться обвинениями в духе: «двурушнически молчали о своих взглядах». Пытаясь уточнить позиции, найти общий язык, мы не считали прорывовцев оппортунистами, надеясь, что разногласия имеются лишь в мелочах. Но эти надежды оказались тщетны, и единственным приемлемым вариантом осталось размежевание.

Фактический разрыв «Коммунистического Союза «15 сентября» с «Прорывом» состоялся ещё осенью 2015 года. В ноябре товарищ Сарматов и Подгузов списались, констатировав расхождение позиций и невозможность дальнейшей совместной работы. Поэтому очень странно было читать заявления некоторых сторонников «Прорыва» о том, что публикацией брошюры «Дорогу осилит идущий» с критикой прорывовских позиций мы якобы «нанесли товарищам бандитский удар в спину», «показали свое неумение подчиняться партийной дисциплине» и так далее. Публичное заявление о разногласиях через 4 месяца после разрыва — это «внезапный удар в спину»? И о какой вообще дисциплине может идти речь, когда обе стороны констатировали отсутствие единомыслия по важнейшим вопросам. Мы прекрасно понимали, что открытая критика «Прорыва» может произвести крайне неблагоприятное впечатление на ряд сторонников и читателей, видевших до этого в «Прорыве», «Газете коммунистической» и Lenin Сrew единый монолитный коллектив с единой политической линией. Однако ликвидировать это заблуждение было необходимо: затягивание открытого раскола в такой ситуации не несло с собой ничего, кроме вреда.

На сегодняшний день нас поддерживает большинство товарищей из регионов, в том числе и тех, кто пришёл к нам благодаря публикациям в «Прорыве» и «Газете коммунистической», ещё до появления паблика Lenin Сrew. Кухонной мелочностью отдают упрёки ряда прорывцев, пытающихся ткнуть нас тем, что некоторые наши товарищи ранее состояли в РКРП. Даже в нашем пермском активе бывшие члены РКРП уже не составляют большинства, а среди товарищей из других регионов таковых и вовсе практически нет.

Вообще, в серии ответов на нашу брошюру «Дорогу осилит идущий» редакция «Прорыва» пытается манипулировать мнением читателей. С помощью различных эмоциональных ярлыков и претензий она делает из нас этакое «соломенное чучело» для избиения, перевирая нашу позицию почти по всем вопросам, выставляя её в карикатурном виде. Всё это — под нескончаемые крики про «научность» и «совесть». Данное поведение только лишний раз убеждает нас в правильности разрыва, ибо работать с подобными людьми невозможно по причине не только их оппортунизма, но и откровенного лицемерия.

Таковы факты, касающиеся организационных моментов нашей совместной работы с «Прорывом» и разрыва с ним. Сущность идеологических разногласий раскрывается в публикуемых ниже статьях.

Партия научного централизма или новый «хор псаломщиков»?

Возрожденный российский капитализм, существующий уже более четверти века, за этот небольшой с исторической точки зрения период в крайне ускоренном темпе проделал весь путь развития мирового капитализма. “Ускорение” стало возможным благодаря тому, что российскому капитализму не пришлось создавать производительные силы — они достались ему от уничтоженного СССР. От ларьков “кооператоров” до огромных корпораций, имеющих собственность по всему миру, являющихся частью мирового империализма, — таков вектор развития новой российской буржуазии.

В соответствии с экономическими изменениями меняется и идеологическое оформление буржуазного режима государства “Российская Федерация”. В 1990-х годах капиталистам нужно было оправдание разрушительного этапа своего становления — периода уничтожения социализма. С начала же 2000-х российская буржуазия, закончив в основном приватизацию экономики, избавившись от «красной угрозы» (левые оппозиционные организации либо согласились на роль младшего партнера “партии власти”, либо утратили влияние), соответствующим образом скорректировала собственную идеологию. И вот это изменение ныне вводит в заблуждение многих, в том числе и людей, считающих себя марксистами, но в оценке ситуации застрявших в ельцинских временах.

Естественно, в первой половине 1990-х на первом плане в идеологическом оформлении капитализма не мог не оказаться крайний либерализм, с его поклонением “западному образу жизни”, утверждениями, что “в странах Запада всё идеально”. Ведь что ещё можно было противопоставить жизни в СССР в последние годы его существования? Идеализацию дореволюционной России, “которую мы потеряли”, буржуазные борзописцы начали уже тогда. Но всё же царская Россия была далека от позднесоветского обывателя, а демократический Запад — вот он, рядом. И когда начался социальный кошмар 1990-х, идеология буржуазной власти во многом основывалась на картинке “сытого Запада”: надо, мол, немного потерпеть, а потом начнём жить не хуже, чем “там”. Идеологическое противостояние в России тех лет в основном и шло по линии отношения к Западу. С одной стороны была либеральная пропаганда, с другой — разнородная левопатриотическая оппозиция, от формально марксистских партий (РКРП, ВКПБ) до националистов вроде РНЕ. В оппозиционных СМИ, напротив, Запад, как правило, демонизировался, выставлялся как абсолютно паразитический регион, место всеобщего разврата и так далее. Типичный пример левопатриотической риторики тех лет:

«Строго говоря, в борьбе, возникшей между гитлеровским и рузвельтовским, победил американский национал-социализм, а Трумен и Эйзенхауэр впоследствии не отходили от общей стратегии Рузвельта, тем более в вопросах монополии на мировой ядерный шантаж. Не вызывает сомнения, что если бы не СССР, то предпринимателям одной из сторон удалось В ПОЛНОЙ МЕРЕ Осуществить их стратегические замыслы и мир вернулся бы к эпохе безграничного рабовладения, к всемирному Освенциму, причем не столько в силу морального разложения самого класса предпринимателей, сколько в силу экономической “необходимости”, ибо осуществить “американскую мечту”, к которой стремятся все рыночные страны, можно … если подавляющая часть остального населения планеты будет отстранена от потребления энергетических и сырьевых ресурсов ВООБЩЕ, со всеми вытекающими из этого последствиями. Сегодня наиболее полно и последовательно в состояние национал-социализма втянулись сионизированные круги американской буржуазии». [1]

Тут мы видим некоторые характерные штампы левой пропаганды 1990-х: и приравнивание американского империализма к фашизму, и панические прогнозы (“или революция, или вымирание”, как гласит заголовок одной из статей того же автора), и упоминание неких “сионизированных кругов”. Обличение “мирового сионизма”, раздувание масштабов этой вполне рядовой националистической идеологии не самой многочисленной нации до масштабов “всемирного заговора” — прямо-таки визитная карточка российских левых патриотов уже четверть века. Тогда же на свет родился и знаменитый уже “План Даллеса”, основанный на речи одного из отрицательных героев романа советского писателя Анатолия Иванова “Вечный зов”. Изложенный в этом фальшивом “Плане” сценарий гибели СССР по причине исключительно американской пропаганды, развращающей советский народ, пришёлся весьма по вкусу патриотам СССР, не желающим разобраться в ошибках КПСС, во внутренних причинах краха советского социализма. К сожалению, таково убеждение многих бывших советских людей левых взглядов, даже называющих себя марксистами: «почти всё в СССР было хорошо, а потом молодёжь совратили американцы». Именно эта среда и породила конспирологические теории, аналогичные тем, что популярны, например, среди американских правых, только там молодежь, естественно, развращается согласно «коммунистическому заговору».[2] Например, тот же обличитель “сионизированных кругов” уверен, что «достаточно объективной исторической практики, чтобы понимать, что Даллес не мог мыслить не по-фашистски и потому сыграл активную роль в крушении СССР. Не удалось решить эту задачу через план “Дропшот?, удалось позже, через планы ЦРУ по разложению советской молодёжи».[3]

Марксистам же, в отличие от патриотов, для анализа причин гибели СССР не нужно придумывать никакой “План Даллеса” — естественно, западные спецслужбы, в том числе и директор ЦРУ Аллен Даллес, вели борьбу против Советского государства, но не она была главной причиной разложения социализма. Роль в уничтожении социализма членов КПСС, уже в те времена, помимо прочего, подменявших марксизм буржуазным патриотизмом и ругавших “гнилой Запад”, в том числе западных коммунистов, выступавших против хрущёвско-брежневского ревизионизма, гораздо больше, нежели вклад любых чиновников ЦРУ.

Противостояние “западников” и “красных (в союзе с некрасными) почвенников” на рубеже 1990-х и 2000-х годов столкнулось с тем фактом, что в это время, с переходом российского капитализма в империалистическую стадию, идеология буржуазного государства “Российская Федерация” начала меняться. Окрепшим российским олигархам уже не надо было пресмыкаться перед западными коллегами, выклянчивая кредиты на поддержание жизнеспособности разграбленной бывшей советской страны. Они вышли на международную арену, вступив в конкуренцию с олигархами других стран.

И вот сегодня по всем каналам телевидения мы видим острую критику Запада, в которой отдельные верные факты густо разбавлены самой разнузданной ложью и клеветой, вполне в духе худших образцов оппозиционной патриотической российской прессы 1990-х годов. Дикие вымыслы про “гнилой Запад”, утративший христианский дух, захватываемый толпами мигрантов и гомосексуалистов, где детей миллионами отбирает у родителей “ювенальная юстиция” и передаёт педофилам, стали нормой российского официозного информационного пространства. [4]

Столь разительное отличие нынешней российской пропаганды от прозападных сказок ельцинских времён создаёт немалую путаницу в головах как массы обывателей, так и политических активистов, чем и пользуются противоборствующие силы внутри российской буржуазии. Можно выделить две значительные политические группы, искренне или притворно не понимающие этой эволюции российского буржуазного режима и пытающиеся доказать, что при Путине этот режим стал каким-то принципиально другим.

Первая группа — это значительная часть российских либералов, в своё время горячо поддерживавших Ельцина, а ныне разочарованных ходом развития милого их сердцу российского капитализма. Массовая база этого движения — мелкие предприниматели и ориентированные на Запад интеллигенты (получившие в публицистике наименование “креативный класс”), а верхушка — в значительной мере политики 1990-х, оттеснённые сегодня на обочину путинскими выдвиженцами, а также раскрученные в интернете персоны вроде Алексея Навального. Данная группировка выражает интересы той части российской буржуазии, в первую очередь немонополистической, которая в силу особенностей своих коммерческих интересов не заинтересована в остром противостоянии с западным капиталом.

Эти господа оппонируют нынешней российской власти, доказывая, что она якобы не является по-настоящему капиталистической, а выражает лишь интересы высших бюрократов и вообще по сути представляет собой “новое издание СССР”. Последние пару лет буржуазная оппозиция вдохновляется примером украинского переворота в феврале 2014 года, когда украинские либерал-националисты достаточно успешно проэксплуатировали тему «пророссийский режим Януковича — наследник СССР, надо довершить то, что не окончено в 1991 года в плане ликвидации тоталитарной системы». Примерно такова же демагогия и российских либеральных оппозиционеров, борющихся за “западную демократию” против “чекистского режима”.

Парадоксально, но вторая группа с практически такими же взглядами на путинскую власть (но “с другой стороны” и с обратным знаком) выделилась в 2000-х годах среди левопатриотической оппозиции. По мнению этой группы, Путин и его окружение являются “меньшим злом” с точки зрения интересов российских пролетариев, так как путинские буржуазные консерваторы представляют патриотическую, национальную буржуазию, не заинтересованную в “геноциде народа” и “западном закабалении” России, а потому — объективно их власть благоприятнее, нежели господство либералов. Данная часть левых патриотов в политическом дискурсе получила наименование “красных путинистов”. Кто-то из них прямо заявляет, что путинская команда способна построить социализм, кто-то выражается осторожнее, но суть одна — путинские консерваторы преподносятся как более прогрессивная сила, по сравнению с либералами.

Один из главных аргументов “красных путинистов” состоит в том, что путинская власть строит в России государственно-монополистический капитализм, являющийся ступенью к социализму по сравнению с “диким рынком” 1990-х годов, тогда как оппозиционные либералы попросту разрушат всю экономику, тем самым уничтожат объективные предпосылки для социалистической революции. Подобный “классовый анализ” есть не более чем порождение субъективной неприязни к либералам. Ход развития капитализма в России заложен самими условиями данной страны, и не имеет никакого отношения к воле путинистов. Стать не империалистическим хищником, а “Швецией”, как мечтали либералы, или “Сомали”, как пугали патриоты, РФ могла бы разве что в случае своего полного территориального распада в 90-е. Однако, как известно, разгул сепаратизма прекратился уже при Ельцине, когда и московские олигархи, и региональная буржуазия поняли, что оставаться в составе единого государства гораздо выгоднее. И уже во второй половине 1990-х годов были заложены основы российского империализма, не зря именно к этому периоду относятся и война с чеченскими сепаратистами, и первые антиамериканские акции (“бросок на Приштину”).

Некоторые “красные путинисты”, стремясь доказать “принципиальную разницу” между путинскими консерваторами и либералами, скатываются даже до заявлений типа «официальная пропаганда “путинского режима” отнюдь не подвержена капиталистической апологетике. Наоборот, она в определенной мере играет нам на руку, разоблачая некоторые либеральные мифы, к примеру, о “свободе слова”, “демократическом Западе” и т.п». [5] Тут откровенная подмена понятий: почему антизападная пропаганда равна неподверженности капиталистической апологетике? Мы видим, что путинский режим агрессивно защищает интересы собственников (“пересмотра итогов приватизации не будет!”), провозглашает частную собственность «священной и неприкосновенной», при этом противопоставляя российский “духовный капитализм” западному бездуховному. Если это не капиталистическая апологетика, то тогда и немецкие нацисты не были апологетами капитализма, раз обличали “англо-саксонскую плутократию”. Ну, а каким образом путинисты разоблачают либеральные мифы о Западе, мы выше уже писали. Чёрносотенные вымыслы нисколько не лучше либеральных сказок.

Впрочем, наши бывшие товарищи из журнала “Прорыв”, решившие влиться в ряды “красных путинистов”, всегда отличались гипертрофированной ненавистью почему-то именно к демократической форме диктатуры буржуазии, вообще-то более предпочтительной для коммунистов, нежели открытый террористический режим. Например, главный идеолог журнала в одной из своих статей пишет:

«… демократия торжествовала и торжествует там и тогда, где и когда преобладают невежественные люди, не слыхавшие о диалектике. Почему американские олигархи делают всё, чтобы подарить арабам демократию? Чтобы они как можно дольше, как и американский народ, занимались посильным делом, т.е. демократическими выборами лучшего из худших, и не помышляли о НАУЧНОМ централизме». [6]

Во-первых, говоря о демократии в коммунистической партии, вдруг перескакивать на буржуазную демократию, приравнивая одно к другому – крайне недобросовестный ход. Во-вторых, американские олигархи, как известно, “дарят” исключительно проамериканский буржуазный режим, а уж в какой форме – зависит от ситуации. В арабских странах Персидского залива (Саудовской Аравии, ОАЭ и так далее), абсолютно проамериканские режимы прекрасно сочетаются с отсутствием какой бы то ни было демократии (и кстати, с официальным поливанием грязью “бездуховного Запада”). Это оттого, что тамошние шейхи – знатоки диалектики и понимают губительную сущность демократии? Может быть, в этих странах в отсутствие выборов у рабочих хорошие условия, чтобы “задуматься о научном централизме”, хотя там можно расстаться с жизнью даже за публичное выражение атеистических взглядов? Мы же считаем что ради ликвидации подобных режимов, перехода к буржуазной демократии, получения возможностей легальной деятельности тамошним коммунистам правильно будет блокироваться и с либералами и вообще с любыми буржуазными силам, победа которых может создать более благоприятные условия для коммунистов и рабочего движения.

Надо отметить, что в антилиберальной и антизападной пропаганде нынешнего российского режима есть и доля правды, связанная с реальными фактами политики западного империализма. Несомненно, коммунистам в своей работе нужно использовать “компромат”, вбрасываемый господами в ходе междоусобного противостояния — борясь друг с другом, различные буржуазные группировки порой рассказывают друг о друге весьма интересные правдивые вещи. Однако это касается в равной мере как того, что правительственные источники говорят об оппозиции, так и тех фактов о правящей группировке, которые появляются на страницах, к примеру, «Новой газеты». Факты конкретного воровства и обогащения чиновников за счёт трудящихся масс, истории вроде недавнего “Панамского скандала” — всё это повод для работы коммунистов по просвещению пролетариата насчёт сущности сегодняшней правящей верхушки.

Одна из любимых тем “красных путинистов” — утверждение, что буржуазные консервативные патриоты своим относительно лояльным отношением к советскому прошлому объективно помогают коммунистам, и поэтому также заслуживают если не поддержки, то некоторых симпатий. Это действительно весьма актуальный вопрос коммунистической работы в странах постсоветского пространства, где пропаганда коммунистов неизбежно сталкивается с необходимостью отстаивать историческую правду по отношению к СССР. В чем же разница между либералами и консерваторами в данном аспекте?

Практика показала, что по отношению к советскому прошлому у буржуазных правительств в государствах реставрированного капитализма существуют два основных варианта политики. Первый предполагает полное осуждение всего периода социализма, запрет коммунистической символики, тотальное переименование всех объектов, названия которых связаны с социализмом, нередко — одновременно запрет регистрировать политические партии с коммунистическими названиями (что, однако, не означает запрета коммунистической идеологии). Именно такова политика буржуазных правительств в Литве, Латвии, Эстонии, Венгрии, Польше и так далее. В этих странах “коммунизм”, “сталинизм” — главный объект правительственных пропагандистских обличений, а активисты левых организаций периодически попадают под репрессии буржуазной власти, впрочем, весьма далёкие по масштабам и жесткости от фашистских преследований. [7]

Второй вариант — буржуазная власть не открещивается от социалистического прошлого, а ставит его себе на службу. Период социализма объявляется “частью истории нашей великой страны”, а его достижения прославляются как “результаты народного духа”. При этом проводится мысль, что коммунизм к этим достижениям не имеет никакого отношения, утопическая идеология только мешала. Наиболее полно этот вариант осуществлен в лукашенковской Белоруссии, начиная с рубежа 1990-х и 2000-х годов он пришёл на смену антисоветскому либерализму и в РФ. Здесь по отношению к коммунистам буржуазный режим проводит несколько иную политику – есть “хорошие коммунисты” (сидящие в парламентах лояльные властям КПРФ, КПБ, Коммунистическая народная партия Казахстана и так далее), а есть – “плохие”, естественно являющиеся агентами того же “Госдепа”, что и либералы.

Антикоммунистическая пропаганда второго варианта, осуществляемая путинским режимом, во многом ещё более изощренная и опасная для дела коммунизма, нежели примитивная либеральная риторика. Кремлевские патриоты используют растущие симпатии россиян, особенно молодых, к советскому прошлому, разворачивая эти симпатии в сторону поддержки нынешней власти. И вот мы видим людей под красными флагами, готовых умирать во имя авантюр российского империализма, искренне считая, что воюют за возрождение СССР. Вся эта лицемерная пропаганда “умрём за Россию, как наши деды под Москвой” как раз и основывается на идеологеме “РФ – наследник СССР”, которая так нравится нашим левым борцам с либерализмом. Мы убеждены, что разъяснению трудящимся вот этого момента – коренных отличий СССР от РФ, разоблачению реакционного характера официозного буржуазного “уважения к советскому прошлому и памяти ветеранов” необходимо уделять особенное внимание в нашей деятельности.

“Красный путинизм” можно эмоционально понять, с точки зрения бывшего советского человека, прошедшего через социальный ад ельцинских времён, а при Путине обретшего относительное материальное благополучие. В коммунистическом движении подобных настроений сейчас достаточно, особенно среди старшего поколения. «Путин – конечно, ставленник буржуазии, но ведь при нём перестали лить грязь на советское прошлое, вновь начали уважать успехи советского народа, да и геноцид россиян прекратился». Однако марксистам необходимо противостоять этой “ностальгической” волне, по факту пытающейся поставить коммунистов в подчинение одной из буржуазных группировок. При любой буржуазной власти в благоприятных экономических условиях будет наблюдаться некоторый рост уровня жизни пролетариев, при любой же власти капиталистов, в условиях кризиса, войны и так далее происходит обнищание рабочих, за счёт которых олигархи решают свои экономические трудности. И во втором случае, как мы наблюдаем последние годы, буржуазно-консервативный режим на полную катушку включает пропаганду, призывая потерпеть и “не рыпаться”, а то придут “либеральные фашисты, как на Украине”. Соответственно любой социально-экономический протест трудящихся сводится к проискам “агентов Госдепа”. И вот здесь “красные путинисты” также приходят на помощь правящей группировке, объявляя, что “любая критика властей — это поддержка либералов”.

Один из наиболее характерных демагогических приемов “красного путинизма” — полное отождествление буржуазного контрреволюционного движения времён “перестройки” и нынешней либеральной антипутинской оппозиции. Мол, “те же самые люди, которые разрушили СССР, теперь хотят разрушить и Россию”. На самом же деле СССР для того и разрушали, чтобы появилась на свет буржуазная Россия. Путинская власть — такой же преемник перестроечных “демократов”, как и либералы, она продолжает их дело в новых условиях. И описанные выше изменения идеологического оформления могут ввести в заблуждение только очень наивных людей.

Невозможно вести пропагандистскую работу, не затрагивая правящую в настоящий момент буржуазную группировку, при власти которой мы живем и действуем. Закономерности капитализма, служащие ежедневному ограблению трудящихся, нужно разоблачать на конкретных примерах политики буржуазного правительства, конкретной реальности Российской Федерации. Да, коммунисты против Путина и его клики, и нечего этого стыдиться, опасаясь, что “вдруг поможем либералам”. Но мы против Путина именно как главы буржуазного государства, главного чиновника империалистической РФ. Одновременно, естественно, опровергая все либеральные фантазии про “власть чекистов”, “новый совок” и прочее. И политика коммунистов не имеет ничего общего с авантюрами пролиберальных леваков, предлагающих бороться за “демократическую революцию” при буржуазно-демократическом режиме и порой прибегающих к глупому “экстремистскому” эпатажу, приводящему только к репрессиям со стороны буржуазной власти и не служащему делу распространения коммунистических идей.

Откровенной ложью являются попытки наших оппонентов свести критику Путина и его режима к “крикам на улице вместе с удальцовцами”, “либеральным лозунгам” и так далее. Нужна научная пропаганда, раскрывающая сущность нынешней российской власти. Именно так и только так коммунисты понимают критику режима в современных условиях. Сегодня ведущей формой классовой борьбы является теоретическая, но это не значит, что вся коммунистическая работа сводится к “чистой науке”. Марксистский кружок — это тоже политическая организация, ведущая политическую борьбу на своём уровне, путём просветительской пропаганды по актуальным вопросам современной политики.

А от того, что политика путинской группировки “пользуется одобрением широких масс”, только увеличивается необходимость её грамотного разоблачения. Ведь на самом деле ответственность за бедствия трудящихся России вот уже 16 лет (из 25 капиталистических) несёт путинская команда, а не редакция “Новой газеты”. Те, кто пытается это отрицать, фактически становится на одну позицию с известным вождем “Национально-освободительного движения” Фёдоровым – “льготы у подмосковных пенсионеров отнял Госдепартамент США”.

Коммунисты не видят ничего плохого в том, чтоб у власти в буржуазном государстве оказалась “абсолютно бездарная клика, безграмотная политика которой ещё более осложняет материальное положение масс”. Сами же наши нынешние оппоненты не раз вполне справедливо писали, что коммунисты заинтересованы в том, чтобы буржуазное государство возглавлялось людьми, лишенными особого ума и самоотверженности в деле защиты капиталистического строя. [8] Почему коммунисты должны ратовать за “талантливых и одарённых” буржуазных вождей? Чтобы те талантливо одурманивали рабочих пропагандой? Чем сильнее буржуазная власть сама себя дискредитирует, тем легче наша работа.

Некоторые наши оппоненты, как показала практика, вообще обладают изрядной “гуттаперчивостью” своей позиции. Например, журнал “Прорыв” когда-то выделялся в лучшую сторону среди российских левых как раз диалектическим отношением к американскому империализму, признанием того факта, что действия США могут в каких-то случаях играть и прогрессивную роль, когда американский империализм расправляется с неугодными ему буржуазными диктатурами, как это было в Ираке в 2003 году. Эта позиция не основывалась на каком-то глубоком анализе ситуации на Ближнем Востоке, однако была гораздо адекватнее криков почти всех российских левых “руки прочь от героя антиимпериалистического сопротивления Саддама Хусейна”. [9]

Ныне журнал “Прорыв” задним числом присоединился к этим крикам, вместо более глубокой проработки вопроса, теперь “американский империализм” — главное зло в любой ситуации. Ибо «к примеру, режимы Саддама Хусейна в Ираке и Каддафи в Ливии никаких хороших условий для коммунистической работы не создавали и не отличались буржуазным демократизмом. Однако уничтожение данных режимов привело не к появлению буржуазных демократий, а к усилению ещё более реакционных религиозно-фундаменталистских сил, которые и вовсе делают коммунистическую работу невозможной». Данный аргумент годами служил противникам позиции “Прорыва”, а ныне приходится читать его в самом журнале. И напоминать, что на момент ликвидации режимов Хусейна и Каддафи на смену им действительно пришла пусть оккупационная, но буржуазная демократия, позволившая, например, Иракской коммунистической партии выйти из подполья и вести легальную работу (такие возможности у неё есть и сейчас, на территории, не оккупированной ИГИЛ). Естественно, что в условиях слабости или отсутствия коммунистов после некоторого периода хаоса к власти пришли новые реакционеры, однако это не повод защищать существующие антикоммунистические режимы от их конкурентов из США. Речь в таких случаях не о “поддержке американского империализма”, а именно о пораженческой позиции по отношении к своему правительству.

Логика борьбы исключительно с американским империализмом, при проживании в другом, конкурентном США империалистическом государстве, приводит наших оппонентов к откровенной плехановщине: «Они (т. е. коммунисты, считающие, что главный враг – собственный империализм, а не зарубежный — В.С.) помнят ленинские цитаты про реакционность российского империализма и необходимость его поражения и механически переносят их на сегодняшний день, когда классовая расстановка сил уже совсем другая. Если в начале ХХ века российский империализм, действительно, был опорой мировой реакции, то сейчас ситуация принципиально иная».

Вообще-то в начале XX века российский империализм не был оплотом мировой реакции, на такую роль Российская Империя могла претендовать раньше, при Николае Первом. Данный вопрос хорошо разобран в письмах Сталина, написанных в 1934 г. по поводу публикаций в журнале “Большевик”. [10] Как раз тем, что якобы “царская Россия — главное зло”, и надо помочь своему правительству в его сокрушении, оправдывали свой социал-шовинизм вожди немецкой социал-демократии в период Первой мировой войны. Сегодня же в качестве такого оправдания социал-шовинизма российским левым патриотам служит американский империализм.

Кроме того, отменяет ли необходимость пораженческой пропаганды тот факт, что твоя страна не является оплотом мировой реакции? Скажем, итальянский империализм начала XX века носил в политических кругах именование “империализма голодранцев”, настолько отсталой, нищей, зависимой от других империалистических держав была тогдашняя Италия. Однако тамошние марксисты в годы Первой мировой войны, как известно, заняли твёрдую пораженческую позицию.

Можно вспомнить и о том, что претензия на то, чтобы быть оплотом если не мировой, то европейской реакции, российский империализм порой высказывает. Не зря именно в РФ видят свой идеал европейские неофашисты, проводящие здесь свои форумы и признающиеся в горячей любви к Путину. От Марин Ле Пен до Дональда Трампа — влиятельные крайне правые политики ведущих империалистических государств наперебой заверяют, что политика путинской команды им нравится и они хотели бы в чем-то повторить её в своих странах.[11] Это неудивительно: картина отсутствия сколько-нибудь развитого рабочего движения, подавления профсоюзной борьбы как “происков иностранных государств” весьма по вкусу не только российским, но и зарубежным олигархам.

Один из самых больных для российских коммунистов вопросов, вопрос о войне на Украине, редакция “Прорыва” решила затушевать в “эмоциональных терминах”, далёких от науки. Вот как Ольга Петрова оправдывает косвенную поддержку сепаратистов “Новороссии” — агентов российского империализма:

«Но наши оппоненты решили бессовестно поставить знак равенства между некоей эмоциональной симпатией, сочувствием детям и старикам — жертвам артобстрелов, и готовностью ехать умирать за ДЛНР». [12]

Конечно, кому же не жалко детей и стариков. Только вот с чего это за их судьбу несёт ответственность исключительно украинская сторона, без героев русского мира, чья роль в разжигании войны не меньшая, чем у “майданутых”? Или детям и старикам, погибшим под бомбами из доблестного “военторга” или потому, что “антифашисты” ставят свои орудия в жилых кварталах и ответный огонь украинской артиллерии прилетает соответственно, сочувствовать не надо? [13]

Подпевать пропаганде про “войну антифашистов против фашизма, убивающего детей и стариков”, при этом отличаясь от РКРП и других только лишь отсутствием прямого призыва ехать воевать — вот и вся “наука”, которой так гордится “Прорыв”. К слову, один достаточно активный сторонник “Прорыва” уже прославился в интернете своим намерением в случае угрозы либерального переворота с оружием в руках воевать за Путина.[14]

Мы не видим никакого резона как для поддержки действий либеральной оппозиции, так и для отказа от марксистской критики действующей власти. Все различия буржуазных группировок в настоящих условиях для коммунистов несущественны. А заявления о том, что конкурирующие буржуазные группировки “имеют совершенно разное содержание” мы считаем поддержкой одной из них, комичной в силу ничтожности сил “поддержантов”, но от того не менее вредной для дела коммунизма.

Новоявленные “красные путинисты от диаматики” пытаются ещё объяснять своё движение к оппортунизму “тактикой”. Дескать, меняем только тактику, нашу теорию это не затрагивает. Насколько обоснована данная “смена” тактики, мы выше уже показали. И вообще, оправдываться тактикой становится уже модой среди уходяших от марксизма былых коммунистов. Несколько лет назад точно такие же заверения автор слышал от руководителей РКРП, добивавших свою организацию как коммунистическую путём слияния с рядом немарксистских организаций в “коалицию РОТ Фронт”. Слово в слово: это всего лишь тактика, на нашу марксистскую программу это никак не повлияет. Получается так, что можно пропагандировать любые оппортунистические вещи, главное вовремя объявить это “тактикой”. Хотя какой толк в «правильной теории», если на практике — оппортунизм. Да и правильность теории в таких случаях следует поставить под большое сомнение.

И для нас небезразлично мнение умных людей, которых мы хотим привлечь на свою сторону. Авторы “Прорыва”, конечно, могут думать, что “пролетарии и левые интеллигенты… представляют собой оппортунистическое болото”, только для кого мы работаем-то, как не для передовых, наиболее развитых представителей рабочих и интеллигентов? И если они будут видеть пропутинские выдумки в патриотическом дух (пусть они и именуются “строго научной позицией”), то никакая “правота в главном” не поможет. Вместо того, чтоб вытаскивать людей из этого болота, бывшие товарищи сами нырнули в него.

Отдельная тема — это рост уровня жизни многих российских трудящихся в 2000-х годах, после прихода к власти путинской команды и вообще влияние материального благосостояния пролетариев на успешность коммунистической пропаганды. Здесь мы видим со стороны наших противников странные примеры не понимания элементарных вопросов.

По мнению наших оппонентов, мы якобы предлагаем коммунистам Норвегии и прочих наиболее богатых стран сложить руки и ничего не делать. На самом деле, понимание того факта, что в твоей стране при существующем уровне доходов наёмных работников невозможно поднять массы на ликвидацию капитализма, не означает отказа от борьбы. Коммунизм – это всемирное движение, и именно в таких масштабах мы обязаны мыслить.

Сравнительно комфортные условия, которые являются оборотной стороной нереволюционности, в частности, скандинавского пролетариата, делают тамошних марксистов ответственными за обогащение марксистской теории, интеллектуальную работу. Коммунисты “Первого мира” могут и должны сыграть большую роль в плане теоретической борьбы, продвижения вперед марксистской теории, обогащая идейный арсенал товарищей из других регионов, в том числе ведущих массовую, часто вооруженную борьбу во многих странах Африки, Азии, Латинской Америки. Помимо прочего, необходимо информировать трудящихся богатых стран об этой борьбе, об условиях существования тружеников “Третьего мира”, показывая, за чей счёт существует богатство той же Скандинавии. Да и западное “процветание” относительно и не вечно – ситуация может измениться. И в той же Норвегии есть и мигранты, и относительно низкооплачиваемые слои.

Однако пока сохраняется нынешний уровень благосостояния, “сытые” пролетарии массово способны лишь выступить за увеличение того, что у них и так есть при капитализме, добиваться приближения своего благосостояния к уровню мелкой буржуазии, являющейся маяком для “рабочей аристократии”. Потому мы и видим постоянные экономические забастовки даже в самых богатых капиталистических странах, а также “оранжевые революции” или их попытки, примером которых являются и “болотные протесты” в России. Коммунистов не интересует уровень жизни масс только том плане, что у них нет такой самоцели — содействовать росту уровня жизни пролетариев при капитализме. Однако рассчитывая развернуть серьёзную пропагандистскую работу, невозможно не учитывать объективные условия, в которых коммунистам приходится действовать в той или иной стране.

Следует помнить, что большая “сытая” прослойка оказывает влияние на малоимущих, привязывает многих даже наиболее угнетенных к капитализму. Скажем, среди трудящихся США и сейчас, и даже в самые лучшие годы “социального государства” были и есть 10-15% нищих, живущих очень и очень трудно. Почему же тогда коммунистические организации там никогда, разве что кроме периода “Великой Депрессии” не приобретали серьёзного влияния (10-15% – это совсем не мало). Потому, что наличие “среднего класса”, значительная часть которого вышла из среды бедноты и сохраняет связь с ней, создаёт для угнетённых пример того, что “можно же устроиться”. Боб вкалывает за нищенскую зарплату, половина которой уходит на выплату кредитов, но рядом живёт его друг Джон, который был в таких же условиях, но сумел создать свой микробизнес/продвинуться по службе/найти более оплачиваемую работу и теперь у него все “ок”. Есть смысл стремиться. Похожая ситуация ныне и в России – работяги и многие нищие в 1990-х годах бюджетники и военные, ездящие в Турцию и имеющие автомобиль, являют собой пример и для тех, кто не добился. Эта возможность, пусть во многих случаях и гипотетическая, создает дополнительные трудности даже в работе с теми, кому терять почти нечего.

Наши оппоненты любят вспоминать буржуазные революции и современные “майданы”, мол, пошли же мелкие собственники умирать за свою власть, хотя, казалось бы, и при абсолютизме/предыдущем буржуазном президенте хорошо жили. Однако, что французские буржуа смогли бы сделать без массы нищих санкюлотов и крестьян? Что получилось бы у украинских буржуа без толпы пролетариев и полулюмпенов с Западной Украины? Везде главной ударной силой служили именно малоимущие массы, руководимые буржуазными идеологами, полагавшие, что буржуазная революция или буржуазный переворот даст выход из существующего жалкого положения. Шли под пули и мелкие собственники — мелкий буржуа готов бороться и рисковать жизнью за сохранение или увеличение своей собственности, сколько таковых погибло в бандитских разборках “лихих 90-х”. Но нелепо полагать, что он также пойдёт умирать за уничтожение частной собственности.

Естественно, сейчас мы наблюдаем господство оппортунизма среди левых движений и в странах “Третьего мира”. Но это преодолимо при качественной работе коммунистов, — подобно тому, как победила меньшевизм, экономизм и другие оппортунистические течения партия большевиков, сумевшая убедить большинство рабочих и трудового крестьянства в своей правоте. И ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, что эта работа большевиков имела своей опорой объективные условия. Такие, которых мы в современной России не наблюдаем. Отсюда – и другой опыт.

Объективные причины оппортунистического перерождения РКРП в 2000-е годов, о которых говорим мы, — это не подкуп партийных руководителей буржуазным режимом, как почему-то поняли наши оппоненты. Речь о том, что наступление “путинской стабильности”, повышение уровня жизни, исчезновение массовых многомесячных невыплат зарплаты выбило почву из-под ног всей левой пропаганды 1990-х годов. Потому сейчас и забавно смотрятся лозунги вроде “Будет принят новый КЗОТ — передохнет весь народ”. [15] Как раз с 2001 года, когда был принят Трудовой кодекс РФ, и начался постепенный подъём уровня жизни и замедление депопуляции населения России.

«Своего наименьшего уровня расходы домашних хозяйств на конечное потребление достигли в 1999 г. (91% от уровня 1988 г.). Затем они стали расти на 7–14% в год и к 2008 г. достигли 225% от уровня 1988 г. Напомним, что речь идёт о расходах в сопоставимых ценах, т.е. влияние фактора инфляции тут исключено», — такие данные приводятся в докладе, подготовленном Высшей школой экономики в 2011 г.[16] Конечно, буржуазная статистика весьма лукава своим “усреднением” всех цифр, однако факт остается фактом — либеральные пропагандисты, говорившие в 90-х годах, что “надо перетерпеть, а потом станем нормальной рыночной страной” оказались гораздо дальновиднее левопатриотических ораторов и публицистов. Вместо уничтожения и оккупации России по “Плану Даллеса” или “Плану Тэтчер” буржуазная РФ превратилась в нормальное капиталистическое государство — империалистического хищника “второго эшелона”. И это подстегнуло развал левопатриотической оппозиции, в том числе и формально коммунистических организаций, сложившихся в 1990-е годы.

Уже в первой половине 2000-х будто “корова языком слизнула” почти все Советы рабочих, стачкомы, профсоюзы “Защита” и прочие структуры, на которых держалась относительно массовая поддержка РКРП в ряде регионов. Нам известно много подобных фактов из общения с ветеранами РКРП, заставшими тот период. Начинали платить зарплату вовремя и даже повышать её — и происходил массовый отток, целые крупные организации РКРП скукоживались в течение считанных лет до кружка пенсионеров. И это невозможно объяснить лишь “невежеством”, “тупостью” и другими качествами актива РКРП. В 1990-е и у руля, и среди рядового состава преобладали те же самые “тупицы” и “невежды” (во многих случаях — и без кавычек), тем не менее, партия кое-где имела влияние и до определённого момента сохраняла немалую численность, так как условия жизни массы бывших советских людей в те годы были нестерпимыми. Стабилизация же капиталистического строя, экономический подъём означали начало развала РКРП. Причинами этого стали как идеологическое бессилие, так и массовая адаптация российских трудящихся к новым реалиям.

В условиях 2000-х годов у РКРП фактически оказалось всего два варианта действий — либо в попытках сохранить относительную массовость и хоть какую-то иллюзию влияния на рабочее движение идти на самые беспринципные союзы с мухинцами, крючковцами, удальцовцами и другими, принимать в партию всех подряд, превращать её в “общество поддержки боевых профсоюзов” при нивелировании марксистской пропаганды (именно такой путь и выбрало руководство РКРП), либо смириться с отсутствием какого-либо влияния и уходить в “чистую теорию”. По второму варианту действовала группа членов Московской организации РКРП, начавшая издавать в 2002 году свой фракционный журнал “Прорыв”. Это было, конечно, правильно на тот момент, но, по-видимому, актив “Прорыва” не понял, что ситуация в стране изменилась, и сделал неверные выводы: якобы причины оппортунистического поворота только в невежестве, стоит лишь усилить теоретическую работу и влияние коммунистов вновь пойдёт в гору.

В сегодняшней ситуации нашим бывшим товарищам неплохо было бы задуматься хотя бы над собственной практикой: 14 лет работы, относительно неплохой на фоне российского левого движения, и как была группка литераторов, так и осталась, и никакого перехода на какой-то более серьёзный уровень и близко не просматривается. Члены пермского актива “Газеты коммунистической” помнят и то, как достаточно известный читателям “Прорыва” сторонник журнала, товарищ Г., в 2009-2010 годы, полный молодого энтузиазма, собирался показать Пермской организации РКРП, как надо вносить науку в рабочий класс. Однако от походов к заводам с весьма умными, без иронии, листовками “Организации демократической молодежи” (так назывался кружок, возглавляемый данным товарищем) эффект был тот же самый, что и от “тупых листовок” ПО РКРП – абсолютно нулевой отклик в рабочей среде. Так только ли в невежестве причина пропагандистских неудач современных российских коммунистов? В своё время, в других условиях за 14 лет марксистами был пройдён путь от создания группы “Освобождение труда” до I съезда РСДРП. Хотя и грамотных теоретиков было мало, и самые различные оппортунистические течения цвели буйным цветом.

Вместо анализа опыта современного коммунистического движения мы видим какие-то странные «морализаторские» сентенции, вроде:

«Т.е. он (Сарматов – В.С.) предлагает СКРЫВАТЬ от пролетариев, что либеральный путь ведет к быстрому обнищанию, а когда обнищание наступит — тут-то мы и поработаем». [17]

Работать надо всегда, но это не значит, что не надо принимать во внимание объективные условия. К обнищанию ведут кризисы, которые логичны и неизбежны при любой буржуазной власти, именно либералов как причину всех катастроф выделяют наши оппоненты, а не мы. Последние год-два мы видим падение уровня жизни в России и без всякого “майдана”, при Путине, кстати говоря, неоднократного клявшегося в верности тому самому “либеральному пути” в экономике. [18] А совсем недавно назначившего одного из наиболее ярых праволиберальных деятелей, Алексея Кудрина, заместителем председателя Экономического Совета при президенте России. Вполне возможно, что обнищание мы увидим и без всякого “российского майдана”, вероятность которого весьма сомнительна, так как нашей либеральной оппозиции по ресурсам и влиянию очень далеко до украинских единомышленников.

Анализируя условия, в которых происходили социалистические революции прошлого, можно констатировать, что картина “абсолютно компетентных” коммунистов, которые убеждают в преимуществах социализма всех пролетариев и мелких буржуа, невзирая на уровень жизни, – не более чем сказка, порождённая пропагандистским рвением выдать желаемое за действительное. Все социалистические революции XX века имели под собой объективную базу в виде глубоких кризисов капиталистической экономики, нищеты основной массы тружеников, усугублённой мировыми войнами, Первой – в случае России, Второй – в случае стран Восточной Европы, Китая, Вьетнама, Северной Кореи. С коммунистами же в этих странах во многих случаях была “напряжёнка”, уж тем более с абсолютно компетентными.

В истории XX века есть даже яркий пример победившей социалистической революции, которую возглавляли, по большей части вообще не марксисты, а левые буржуазные демократы — революция на Кубе. Как известно, и братья Кастро, и многие их соратники перешли на марксистские позиции уже позже, во многом под влиянием внешних условий (без поддержки СССР Кубе как независимому от США государству было не выжить), и трудно сказать, насколько искренне. Однако объективные условия Кубы, прямая материальная заинтересованность большинства трудящихся в том, чтобы выйти из того бедственного положения, при котором они существовали при буржуазной власти, сделала своё дело.

Редакция журнала “Прорыв” предлагает такую схему будущей коммунистической организации: теоретики (знатоки Маркса и Гегеля) — передовые рабочие (знают марксизм похуже, но имеют приемлемый уровень и готовы вести за собой массы) — масса, которая имеет крайне слабые представления о марксизме, но готова слушать авторитетных вождей и идти за ними. Однако уже ясно, что в нынешней России эта схема будет давать сбой именно в своём последнем звене. Ибо теоретиков можно вырастить, передовых рабочих удастся найти со временем, а вот массу поднять — самое трудное дело.

Прорывовцам же представляется, что наоборот, теоретиков растить трудно, но как только взрастим, то дело само пойдёт, объективная реальность, которая «слегка» изменилась со времён Царской России, им, получается, безразлична. Именно несогласием с этим и порождено наше указание на необходимость изучать современную социальную реальность, различные слои современного российского пролетариата, а не нежеланием изучать марксизм, что приписывают нам оппоненты. Мы предпочитаем отталкиваться от реальных условий, опираясь на опыт предшественников, а не на иллюзии, пусть и красиво смотрящиеся.

В ответ мы получаем обвинения почему-то в “экономизме”, “вы что, считаете, коммунизм прямо вырастает из нищеты” и прочие передергивания. [19] На деле же та истина, что тот или иной уровень жизни различных слоёв пролетариата определяет условия для пропаганды, и коммунистическая пропаганда по-разному ложится в разных условиях, не имеет никакого отношения к “экономизму”. Не пойдут за нами “рабочие аристократы” массово, даже при идеальной работе марксистов. Социалистическая революция для них – это возможная утрата того “маленького, но моего”, что есть. А вот те, кому терять нечего, — пойдут, естественно, не потому что “по природе революционны”, а при условиях идейной грамотности коммунистов, их верной научной линии, умении донести свою позицию до широких масс и противостоять оппортунизму (доведённые до крайнего предела массы могут пойти и за оппортунистами, но к победе социализма это не приведёт — исключение с Кубой было порождением конкретных условий той эпохи). “Сытые” прослойки дают отдельных сторонников коммунизма, в том числе нередко – ведущих теоретиков, идеологов, пришедших к марксизму на основе изучения философии, но наивно думать, что таких людей в капиталистической стране могут быть миллионы.

Поэтому мы считаем необходимым исследовать уровень жизни масс — как в России, так и во всём мире, уделяя особое внимание тому, какие слои пролетариата можно выявить, исходя из материальных условий их существования. От этого зависит и различный образ действий коммунистов в различных странах и регионах — где-то актуальна массовая пропаганда, где-то коммунисты готовят себя к роли интеллектуального штаба мирового коммунистического движения. Во многих случаях верны будут какие-то промежуточные варианты. В частности, применительно к России как к империалистической стране, но значительно отстающей по уровню жизни от “золотого миллиарда”, правильный образ массовой работы ещё во многом предстоит выработать. В самые ближайшие годы мы будем продолжать вести кружковую деятельность, искать и готовить тех, кто способен составить костяк пропагандистских кадров. Но необходимо задумываться и о следующем этапе, который встанет на повестке дня после создания организации. Откладывание же этого вопроса на неопределённый срок выглядит как отказ от его решения, неспособность вообще выйти за пределы маленького кружка.

Идеализм в вопросе об условиях революции, убеждение в духе утопических социалистов, что единственная преграда – невежество, частный случай в целом немарксистского взгляда “Прорыва” на историю развития общества. Дело в том, что у “диаматиков” большие проблемы с применением исторического материализма. Вот что, например, пишет их глава по поводу происхождения классового общества:

«Незначительное превосходство потенциала созидателей над потенциалом хронических потребителей — наиболее общий абсолютный закон прогресса человечества в условиях господства частной собственности. Если бы перевес созидателей был бы более существенным, то полный коммунизм был бы построен сразу после позднего неолита. Но изобретателей колеса было немного, а желающих стать шаманами, жрецами и фараонами — большинство, потому общий прогресс шёл так медленно». [20]

«Между тем, субъекты, которые на стадии первобытного коммунизма, в силу простодушия, отказали себе в интенсивном развитии своего сознания и остались слеповерящими и слабодумающими индивидами, и образовали класс людей преимущественно физического труда, давший миру, впоследствии, рабов, феодальных крестьян и пролетариев умственного и физического труда». [21]

«Но первобытному коммунизму не суждено было перерасти в полный коммунизм ещё и потому, что не каждому соплеменнику приходила в голову благая мысль о производстве необходимого количества топоров на всех, и поэтому, как только единственный топор оказывался в руках хитрого и прожорливого соплеменника, его партнёр превращался в обед». [22]

Опять же всё сводится исключительно к невежеству — одни были умными (но “бессовестными”), другие глупыми, первые обманули последних. Объективное развитие производительных сил, разница между эксплуататорскими формациями и их отличия от первобытно-общинного строя — всё выносится за скобки. Хотя, например, появление рабовладения на смену первобытному обществу было прогрессивно, ведь рабами становились захваченные в плен иноплеменники, которых до этого просто съели бы или принесли в жертву. 5000 лет эксплуататорского общества — прогрессивный и необходимый этап развития человечества, это основы исторического материализма. Идеолог же группы “Прорыв” представляет эти 5000 лет как некую огромную аферу, которой в принципе могло бы и не быть.

Нематериалистические взгляды переносятся и на вопрос строительства коммунистической партии, резко снижая ценность рассуждений “Прорыва” по поводу создания партии научного централизма. Прежде всего это касается рассуждений об опыте большевиков. Через эти рассуждения сквозит пропагандистская идеализация реальной ситуации.

Нигде и никогда не было той “абсолютно компетентной партии, состоящей из одних учёных”. Вспомним, кто окружал Ленина, – Бухарин, Зиновьев, Троцкий, “богостроитель” Луначарский, “левый коммунист” Дзержинский. Про ближайшее окружение Сталина и говорить нечего – после 1953-го года оно достаточно себя показало. При этом, несомненно, что в целом и ленинское, и сталинское партийное руководство способно было вести страну верным курсом, побеждая врагов и развивая общество в направлении коммунизма.
Сегодняшняя ситуация заставляет нас критически смотреть на советский опыт, особенно сталинских времен, а не произносить дежурные словословия про “гениев, при жизни победивших всех своих врагов”. На большей части земного шара враги, как известно, благополучно устояли, победив марксистов в своих странах. Тексты и выступления последних лет жизни Сталина показывают, что он ошибся насчёт тенденций развития мирового капитализма, осуществившихся после его смерти. Вспомним хотя бы его известное выступление на XIX съезде партии, где Сталин прогнозирует установление фашистских режимов в капиталистических странах.

«Раньше буржуазия позволяла себе либеральничать, отстаивала буржуазно-демократические свободы и тем создавала себе популярность в народе. Теперь от либерализма не осталось и следа. Нет больше так называемой “свободы личности”, – права личности признаются теперь только за теми, у которых есть капитал, а все прочие граждане считаются сырым человеческим материалом, пригодным лишь для эксплуатации. Растоптан принцип равноправия людей и наций, он заменен принципом полноправия эксплуататорского меньшинства и бесправия эксплуатируемого большинства граждан. Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт». [23] А в работе “Экономические проблемы социализма” Сталин также ошибочно говорит о неизбежности новых войн между империалистическими странами в ближайшее время, несмотря на существования мощного социалистического лагеря:

«Некоторые товарищи утверждают, что в силу развития новых международных условий после второй мировой войны, войны между капиталистическими странами перестали быть неизбежными. Они считают, что противоречия между лагерем социализма и лагерем капитализма сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами, что Соединенные Штаты Америки достаточно подчинили себе другие капиталистические страны для того, чтобы не дать им воевать между собой и ослаблять друг друга, что передовые люди капитализма достаточно научены опытом двух мировых войн, нанесших серьёзный ущерб всему капиталистическому миру, чтобы позволить себе вновь втянуть капиталистические страны в войну между собой, — что ввиду всего этого войны между капиталистическими странами перестали быть неизбежными.

Эти товарищи ошибаются… Возьмём прежде всего Англию и Францию. Несомненно, что эти страны являются империалистическими. Несомненно, что дешевое сырьё и обеспеченные рынки сбыта имеют для них первостепенное значение. Можно ли полагать, что они будут без конца терпеть нынешнее положение, когда американцы под шумок «помощи» по линии «плана Маршалла» внедряются в экономику Англии и Франции, стараясь превратить её в придаток экономики Соединенных Штатов Америки, когда американский капитал захватывает сырье и рынки сбыта в англо-французских колониях и готовят, таким образом, катастрофу для высоких прибылей англо-французских капиталистов? Не вернее ли будет сказать, что капиталистическая Англия, а вслед за ней и капиталистическая Франция в конце концов будут вынуждены вырваться из объятий США и пойти на конфликт с ними для того, чтобы обеспечить себе самостоятельное положение и, конечно, высокие прибыли?

Перейдём к главным побежденным странам, к Германии (Западной), Японии. Эти страны влачат теперь жалкое существование под сапогом американского империализма. Их промышленность и сельское хозяйство, их торговля, их внешняя и внутренняя политика, весь их быт скованы американским «режимом» оккупации. А ведь эти страны вчера ещё были великими империалистическими державами, потрясавшими основы господства Англии, США, Франции в Европе, в Азии. Думать, что эти страны не попытаются вновь подняться на ноги, сломить «режим» США и вырваться на путь самостоятельного развития — значит верить в чудеса.

Говорят, что противоречия между капитализмом и социализмом сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами. Теоретически это, конечно, верно. Это верно не только теперь, в настоящее время, — это было верно также перед второй мировой войной. И это более или менее понимали руководители капиталистических стран. И всё же вторая мировая война началась не с войны с СССР, а с войны между капиталистическими странами. Почему? Потому, во-первых, что война с СССР, как с страной социализма, опаснее для капитализма, чем война между капиталистическими странами, ибо, если война между капиталистическими странами ставит вопрос только о преобладании таких-то капиталистических стран над другими капиталистическими странами, то война с СССР обязательно должна поставить вопрос о существовании самого капитализма… Следовательно, борьба капиталистических стран за рынки и желание утопить своих конкурентов оказались практически сильнее, чем противоречия между лагерем капитализма и лагерем социализма.

Спрашивается, какая имеется гарантия, что Германия и Япония не поднимутся вновь на ноги, что они не попытаются вырваться из американской неволи и зажить своей самостоятельной жизнью? Я думаю, что таких гарантий нет. Но из этого следует, что неизбежность войн между капиталистическими странами остается в силе». [24]

На деле, начиная с 1950-х годов мы получили не фашизацию всего мира капитализма, а наоборот — культивирование «буржуазной свободы», «толерантность», «мультикультурализм» и так далее, не говоря уже о создании системы соцобеспечения. Как раз в середине 1950-х началась “евроинтеграция” (оставившая в прошлом, например, традиционное противостояние французского и германского империализмов) и иные процессы сплочения буржуазного мира перед лицом коммунистической угрозы, войны между империалистическими странами временно отошли в прошлое, в их классическом варианте. И “новый, демократический и цивилизованный”, обеспечивающий своим пролетариям высокий уровень жизни западный капитализм предстал перед советскими обывателями 1970-80-х годов как весьма привлекательная альтернатива хиревшему под ударами рыночных преобразований руководства КПСС социализму.

Вот пример существенной ошибки, допущенной одним из классиков марксизма-ленинизма. Вообще оценка сталинского периода и лично Сталина среди российских левых страдает от значительной схематизации и перегруженности, если можно так выразиться, “политико-психологическими” проблемами. Для троцкистов и близких к ним Сталин – абсолютное зло, предатель и так далее, любой положительный отзыв о нём приводит к остракизму в данной среде. Сталинисты же, даже те из них, кто занимает марксистские позиции, зачастую являют собой зеркальное отражение троцкистов, наоборот, не допуская никаких мыслей о том, что Сталин ошибался и в каких-то ситуациях говорил и действовал неверно. Малейший намёк на это немедленно вызывает обвинение в троцкизме. И особенно это касается военного и послевоенного периода.

Этот порочный круг должен быть разорван современными марксистами, необходима выработка комплексного взгляда на Сталина, не допускающая как перечёркивания успешного опыта строительства социализма, так и идеализации этого опыта и попыток выдавать компромиссные меры сталинского руководства (например, “патриотический поворот” в идеологии в предвоенные и военные годы [25]) за необходимость в ходе социалистического строительства, независимо от условий, которые в будущем могут существенно отличаться от той ситуации, в которой оказался СССР, вынужденный строить социализм в одной отдельно взятой стране.

Этот вопрос встает ребром и в связи с темой строительства Партии научного централизма, так как данная тема неизбежно связана с оценкой опыта сталинской кадровой политики в рамках большевистской партии. Планируя создание Партии научного централизма, актив “Прорыва” чаще всего ссылается на пример ВКП(б) второй половины 1930-х – начала 1950-х годов. Цитируем:

«В сталинский период большевистская партия уже добилась такого положения, когда, практически, каждый член партии, во-первых, искренне и самокритично определял свой уровень подготовки и, уж если он оценивал это уровень как скромный, то и сознательно определял для себя задачу быть лишь безупречно точным исполнителем решений ЦК. Довольно часто на призыв вступить в комсомол или партию люди той эпохи скромно отвечали, что они ещё недостойны звания коммуниста. И их учили. Главным поведенческим принципом многих рядовых коммунистов той эпохи был призыв: «Коммунисты, вперёд!». [26]

Тут мы видим значительную идеализацию реальной ситуации. Так, как описано выше, должно происходить в идеале, и коммунисты обязаны стремиться именно таким образом строить свою работу. Но фактически в описываемые годы кто-то “скромно отвечал”, а миллионы вступали в партию, не имея даже элементарных знаний. Только за четыре года Великой Отечественной войны в ВКП(б) было принято около 4 млн. человек. Такова была политика партийного руководства, сделавшего вступление в партию наградой за героизм на фронте или трудовые успехи в тылу, невзирая на теоретическую подготовку кандидата. Причём так было как среди рядовых людей, так и на уровне руководства — армейских начальников, например, вводили в состав ЦК партии. Именно таким образом в партийных верхах оказался маршал Георгий Жуков, сыгравший впоследствии большую роль в победе хрущёвцев над группой Молотова-Маленкова-Кагановича. Несомненно, что все трудности и недостатки тогдашней политики партии имели объективные причины в виде условий полуграмотной страны, вынужденной выживать в условиях капиталистического окружения и разрушительной войны. Но это не отменяет необходимости изучения этих ошибок с целью не допустить их повторения (объективным условиям, в которых будут происходить социалистические революции XXI века, также вряд ли суждено быть идеальными).

Недавно один из сторонников “Прорыва” прислал нам текст, где идеалистический взгляд на политику партии большевиков времён социалистического строительства выражен наиболее полно. История ВКП(б) откровенно подгоняется под построения прорывовских идеологов. Читаем:

«Настороженный сторонник, начитавшись демцентралистской критики, обязательно воскликнет: ведь демократия предполагает критику снизу, а значит, и выправление ошибок и самодурства вождей! Однако и это не более чем иллюзия. Никакая коллективная воля масс не способна высчитать ошибки руководства и их исключить. Опора на «классовые инстинкты» и критику снизу хороша, когда речь идёт о примитивных буржуазных замашках. Скажем о прямой связи с нэпманами, как это показано в ситуации с резолюцией о партстроительстве. Но оценки партийных масс в качестве набившего оскомину «вернейшего барометра партии» отнюдь не подойдут. Ленин учил, что только «меры товарищеского воздействия» способны исключить вред ситуации «наделенного огромной властью неспособного лица». Но разве оппортунист марксисту товарищ? Товарищество может сложиться только на базе единомыслия. И наша задача – обеспечить то, чтобы это единомыслие сложилось на научной основе, а не абы как. И здесь встает следующий теоретический вопрос — о роли совести в партийном строительстве.

Однако научный централизм вовсе не исключает самокритику или право на высказывание мнения по теоретическому или практическому вопросу. Научный централизм «всего лишь» исключает право на ошибку, которая навязана мнением некомпетентного большинства. Решения партии должны оставаться за теми, кто подтвердил свою научную квалификацию и практические политические навыки.

Можно, конечно, представить, что условные «низы» с помощью перевыборов сместили оппортунистические «верхи». Ценность такой «гарантии» невелика, учитывая сколько нам история дает таких примеров, точнее — сколько она их нам не дает. Зато мы точно знаем, что любой оппортунист, негодяй и любая сволочь «завоюет» себе место в партийном руководстве исключительно выборным путём. И нам совершенно точно известно, что если партия пойдёт ошибочным путем, то только добросовестная самокритика способна провести работу над ошибками и выправить ситуацию, а вовсе не смена руководства на оппозицию. Это глупый вздор, состряпанный из либеральных сказочек о благе «сменяемости власти».

Здесь мы, по сути, имеем доведение до своего завершения тезиса о том, что только гениальность отдельных вождей – причина всех успехов СССР, правильной политики коммунистической партии в ленинского-сталинский период, тогда как любая ошибка и оппортунизм, якобы, навязывались исключительно снизу, некомпетентными массами, так как существовал механизм демократического централизма. Это типичная логика плохого начальника, понять надуманность которой можно лишь сопоставив некоторые факты из истории ВКП(б).

С чего вообще взята мысль, что карьеристы, оппортунисты, “негодяи” и так далее попадают в партию и в её руководство исключительно благодаря демократической процедуре? Точно также попадают они и в результате ошибок руководителей, принимающих личную преданность или служебное рвение за верность марксизму. У Сталина в своё время были все возможности для того, чтобы, как минимум, убрать Никиту Хрущева из руководящих органов, и никакой демократизм не мешал, партийная демократия в те годы, особенно в высших эшелонах ВКП(б), во многом существовала лишь формально. Однако же и Хрущев, и его будущие соратники по “разоблачению культа личности” много лет входили в состав Политбюро. Хорошие основания засомневаться, что во всем виновата только партийная демократия.

Сталин, как руководитель партии, а не некомпетентные массы, несёт ответственность, в первую очередь, за отсутствие в руководстве КПСС грамотных марксистов, которые были бы способны продолжить линию на строительство коммунизма в новых условиях. И его ближайшее окружение оказалось марксистски несостоятельно, и шедшая смена позднее тоже в основном показала как ревизионистская. Скажем, среди относительно молодых партийцев, введенных в руководство на последнем “сталинском” XIX съезде партии, были и Леонид Брежнев, и Михаил Суслов — те, кто в дальнейшем подготовит все условия для “перестройки” и реставрации капитализма в СССР.

Согласно воспоминаниям Юрия Жданова, Сталин в конце жизни отметил, что партия «превратилась в хор псаломщиков, отряд аллилуйщиков…». [27] Вне зависимости от того, имели ли место подобные слова в реальности, надо признать, что они метко характеризуют негативные тенденции, наблюдавшиеся в кадровом составе ВКП(б) последних сталинских лет – массу абсолютно некомпетентных в марксистской теории людей, кругозор которых не шёл дальше локальных вопросов. И это касалось не только рядовых членов партии — верхушка была конечно повыше уровнем, но до того, что требовалось, чтобы сохранить идейную преемственность, тоже не дотягивала. К сожалению, тексты даже ближайших соратников Сталина в конце 1940-х — начале 1950-х годов содержали очень мало мыслей по поводу путей дальнейшего развития СССР в направлении коммунизма. Порой создаётся впечатление, что даже работа “Экономические проблемы социализма” осталась ими непонята или проигнорирована. Достаточно почитать, например, речи Лаврентия Берия, выложенные на сайте журнала “Прорыв” почему-то в разделе “классики марксизма”. [28]

Крайне низкие требования для вступающих в партию, наряду с экономическими причинами — сохранением товарно-денежных отношений, способствовали победе хрущёвщины, то есть мелкобуржуазной идеологии в КПСС. Победе, заметим, тотальной, при весьма слабом сопротивлении как в партийном руководстве, так и в массах. Огромный авторитет Сталина в стране как будто испарился в одночасье, оставшись лишь на уровне кухонных разговоров и воспоминаний.

Чтобы не было ошибок, порождённых мнением некомпетентного большинства, не надо создавать это некомпетентное большинство в партии. То есть выдвигать более строгие критерии для приёма, развивать институт сторонников и сочувствующих – для тех товарищей, кто показал на практике, что искренне разделяет коммунистические идеи, но по своей научной подготовке не дотягивают до полноправного членства в партии. Чтобы большинство было компетентным, способным если надо поправить, а то и прямо снять вождя, впавшего в оппортунизм. Надеяться только на некую “диаматическую совесть”, которая не позволит верхушке стать на неверный путь, — вариант, подходящий скорее для попов, нежели марксистов.

Примерная схема организационного устройства Партии научного централизма была изложена нами около года назад следующим образом:

«Таким образом, структура ПНЦ, по нашему мнению, будет выглядеть примерно так: руководство (редакция Центрального органа) — полноправные члены с правом решающего голоса — члены ПНЦ с правом совещательного голоса (возможно, лучше именовать их сочувствующими или кандидатами — В.С.) — сторонники, возможно объединённые в широкое движение вокруг ПНЦ. Переход на следующий этап осуществляется путём кооптации, то есть решением руководства, по рекомендации первичной организации». [29]

Наработки в этом направлении были также представлены в брошюре “Дорогу осилит идущий”. Организационные формы, естественно, ещё до конца нами не определены, однако ясно главное — работа над повышением сознательности, научного качества партийцев должна быть поставлена так, чтобы мнение большинства в действительности было «барометром», способным вырабатывать марксистскую политику партии и устранять антинаучные уклоны. Именно этого и не хватило ВКП(б), как показали события, произошедшие после смерти Сталина.

Не спасёт сама по себе ни критика снизу (если низы не имеют отношения к марксизму, и оказались в партии лишь за трудовые и боевые заслуги), ни гениальная верхушка, даже если она и впрямь является таковой – гениев мало, они смертны и тоже могут ошибиться. Выход мы видим в создании квалифицированного коллектива единомышленников, которые, имея недостатки и совершая ошибки, смогут в случае необходимости поправлять друг друга и способны будут осуществлять обратную связь с широкими массами.

И это тоже, безусловно, не будет панацеей от перерождения и краха, никаких “100%-ых гарантий” в вопросах созидания нового общества никто дать не в состоянии. Однако именно такой вариант строительства и работы партии в наибольшей мере будет обеспечивать возможность для того, чтобы диктатура пролетариата устояла в переходный период от капитализма к полному коммунизму, возможность избежать ошибок, совершённых КПСС в прошлом.

Первый “блин научного централизма”, осуществлённый редакцией “Прорыва”, обернулся вполне конкретным комом. И мы намерены продолжать дело строительства партии НЦ без тех, кто выдвинул эту концепцию, как бы эти люди ни возмущались, что мы, якобы, собираемся “оседлать бренд”. На идеях нет и не может быть какого-то «копирайта». Журнал “Прорыв” дал верную критику современных левых и предложил решение проблемы, верное в главном, но зашедшее в тупик по причине изъянов самих исполнителей.

Виталий Сарматов

Приложение

Нижеследующие цитаты из статей главного идеолога группы «Прорыв» мы приводим без комментариев. Пусть читатели судят о них сами.

«Таким образом, фашистская по терминологии, империалистическая по сущности, концепция Аристотеля-Мальтуса-Ницше-Муссолини-Шикльгрубера-Шарпа-Бжезинского, есть, всего-навсего, последовательное, откровенное изложение сущности потребности господствующего класса в условиях частной собственности».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?fashism49

«Но еще труднее заучить основы теории Эйнштейна и не превратиться в оппортуниста в политике, как это произошло со многими физиками, например, Г.Гамовым, Орловым, Сахаровым, Ковалевым, Пономаревым, не дать втянуть себя в антикоммунизм. Бесстрастная телекамера запечатлела толпы почитателей теории Эйнштейна, приехавших из Зеленограда и Троицка в Москву 24 августа 1991 года, чтобы на похоронах бессмысленно погибших подростков бездумно вопить «алилуйю» Ельцину — палачу СССР и его науки».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?einsht_2001

«Чтобы ответить на вопрос, как случилось такое резкое и низкое опущение социально-художественного уровня значительной части российской художественной интеллигенции (причем, Шнур, Маша Распутина, Гарик Сукачёв, Эдвард Радзинский и хор Турецкого далеко не самые худшие образцы современных художественных интеллигенции РФ), почему, например, сравнительно неплохой советский поэт Войнович опустился до уровня солдата Чонкина, а советский бытописатель Аксёнов до «Московской саги» (столь же многозначительное, сколь и бездарное подражание то ли Голсуорси, то ли Рыбакову), достаточно обратиться к авторитетному в среде рыночной интеллигенции Фрейду и понять, что, в период своего полового созревания, «пятидесятники» и «шестидесятники» умудрились через замочные скважины «железного занавеса» присмотреться к западной, кстати, монополии на порнографию, и подслушать «голос свободы» о технике секса, гомосекса и других сексопатологий в странах рыночной демократии».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?jguchaya_tayna

«В этом суть многовековой Западной культуры. И то, что в эту културу, случайно случайно забрели Шиллер или Гетте, а тем более Гейне, Маркс или Энгельс не делает погоды. Основа Западного бескультурья это Торквемада, Ницше, Муссолини, Франко, Салазар, Геббельс , Гитлер, Гимлер, Черчилль, Тетчер, Меркель и другие недочеловеки».

https://vk.com/wall295839824_7

«Мемуары Мюнхгаузена помогли сформироваться не только, например, Геббельсу, или вышеприведённому убийце-фермеру, но и многим современным российским интеллигентам, острословам и правозащитникам. Как правило, по их же признаниям, уже подростками они презрительно относились к совковым «вымыслам», например, к «Дяде Стёпе», к «Сказу о Мальчише — Кибальчише». Но Мюнхгаузен, как и Эйнштейн, были всегда у них в авторитете, поскольку они «оттуда». Какая, в принципе, разница. Поднимаешь себя за волосы или замедляешь время потому, что слишком быстро передвигаешься? Главное мыслить, не как Маркс, а как на Западе».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?munx

«По мере изучения европейской исторической практики и отражающей её литературы, возникает стойкое убеждение, что сущность западноевропейской ментальности прошедших двадцати веков наиболее полно, как ни странно, воплощена в личности барона Мюнхгаузена и как реального исторического лица, и как литературного персонажа. Так легко врать и, при этом, не краснеть, а испытывать удовольствие, умели только западноевропейцы».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?munx

«Некоторая часть населения восточных областей Украины, выступающая против Майдана, выглядит в этом вопросе более честно, поскольку и дураку понятно, что сближение с Россией не может принести им тот же «флеш-рояль», который ОТДЕЛЬНЫЕ украинские «ВЕЗУНЧИКИ», как им кажется, могут ухватить, подложив нэньку под западных олигархов. Так что, подтверждается общее правило, чем выше в человеке западная ментальность, тем сильнее в нем вопят мотивы продажности».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?ukraina_2014

«Но именно благодаря этой форме невежества, западные физики, выполняя «госзаказ» олигархов США, так услужливо интерпретировали формулу Эйнштейна, что первыми создали… атомную бомбу, а советские физики, хотя и не в совершенстве ещё владели методологией марксизма, выполняя госзаказ ВКП(б), создали первую в истории человечества атомную электростанцию. Как говорится, почувствуйте разницу».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?mater_i_diletant

«Здесь хочется поставить в заслугу русскому этносу то, что он, практически, на тысячу лет позже многих других народов «поверил» в древние народные детские иудейские сказки о боге, да и то, под страхом смертной казни. А до князя Владимира, религиозность русских людей редко выходила за рамки приготовления блинов на масленицу и прыжков через костры на Ивана Купалу».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?vs_kantorovich

«Долгие века, каждый, кто даже случайно нападал на следы действия естественных законов (астрономических, физических, химических) имел дело с инквизицией, т.е. с дыбой и костром. Поэтому, например, Ньютон и Гегель, как люди безусловно умные, изображали из себя верующих в бога, в «абсолютный дух», чтобы обнародовать открытые ими объективные законы природы, общества и мышления (отрицающие бога), и при этом не подвергаться нападкам со стороны клерикалов».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?kommunizm_filosofia

«Конечно, Гайдар мог бы и отказаться от поста премьер-герострата, но тогда возникает вопрос, а чего еще, значительного, могло состояться в жизни этого колобка, который далеко укатился от талантливого деда? Ничего. А так, возглавив, несомненно, самое временное правительство в истории РФ, можно было хотя бы пару месяцев поиздеваться над десятками миллионов россиян, безнаказанно мстя им за свои обиды детства. Кому неизвестно, что во дворе и в школе дети довольно прямолинейны в выражении своих симпатий и антипатий. Толстые коротышки, как и худосочные рыжие, обычно, являлись объектами насмешек и лишь немногие из них не перенесли обиды своего детства во взрослую жизнь».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?rekvium_26

«В своих воспоминаниях диссиденты часто жаловались на то, как подло КГБ брал их с поличным. Оказывается, для того, чтобы был неоспоримый повод для задержания, «опера» КГБ просто выключали электричество в подъезде, в котором жил борец за права человека, особенно когда к нему приходили «единомышленники». Было ясно, опять будут смотреть порно. В результате, кассета с детской порнографией, естественно, застревала в видеомагнитофоне диссидента. В квартиру входили чины КГБ и понятые, свет включался и на экране телевизора вновь возникали оголенные образцы западной рыночной демократии. Составлялся протокол, и деграданты препровождались в Матросскую тишину. Именно это на Западе и называлось преследованием по политическим мотивам борцов за права человека в СССР».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?deti_sex

«Видимо, Голобиани представляет дело так: он втирается в доверие к олигархам, присутствует на их вакханалиях и оргиях, убеждает их в том, что капитализм вечен. После третьего тоста они начинают верить, расслабляются и тут Голобиани с Сарабеевым… раз… и устроят неожиданную революцию».

http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?vs_lc2

Цитаты Подгузова – идеолога группы «Прорыв» http://vk.com/public119446227

Источники

[1] Подгузов В. Коммунизм против «кумунизьма» [Электронный ресурс] // Прорыв. 1995. URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?komm_vs_kum_1995

[2] Кандидат в президенты США приписал Сталину ложную фразу про Америку. [Электронный ресурс] // РИА Новости. 2016. URL: http://ria.ru/world/20160214/1374333113.html

[3] Подгузов В. Играют мальчики в войну… с оппортунизмом. [Электронный ресурс] // Прорыв. 2016. №2 (48) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?vs_lc2

[4] Градус вранья зашкаливает [Электронный ресурс] // Живой Журнал. 2013. URL: http://blau-kraehe.livejournal.com/298312.html

[5] Федотов Н. К вопросу о «борьбе с путинским режимом»[Электронный ресурс] // Прорыв. 2016. №2 (48). URL: http://proriv.ru/articles.shtml/fedotov?o_regime

[6] Подгузов В. Как сторонники, на словах, НАУЧНОГО коммунизма воюют против НАУЧНОГО централизма? [Электронный ресурс] // Прорыв. 2013. №4 (39). URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?proriv_nauc_centr_1

[7] Активисты Коммунистической Партии Польши получили приговор за пропаганду коммунизма [Электронный ресурс]. 2016. URL: http://rkrp-rpk.ru/content/view/14298/1/

[8] Коммунисты и борьба с коррупцией [Электронный ресурс] // Живой Журнал. 2012. URL: http://bortnik.livejournal.com/233486.html

[9] Зубатов С. Сукины дети [Электронный ресурс] // Прорыв. 2003. №2 (4). URL: http://proriv.ru/articles.shtml/zubatov?sobs

[10] Сталин – членам Политбюро и Адоратскому. 19 июля 1934 г. [Электронный ресурс] // Прорыв. URL: http://proriv.ru/articles.shtml/stalin?stalin_pismo1; Сталин – членам Политбюро, Адоратскому, Кнорину, Стецкому, Зиновьеву, Поспелову. 5 августа 1934 г. [Электронный ресурс] // Прорыв. URL: http://proriv.ru/articles.shtml/stalin?stalin_pismo2

[11] Марин Ле Пен назвала Путина единомышленником [Электронный ресурс] // Взгляд. 2014. URL: http://vz.ru/news/2014/5/18/687298.html

[12] Петрова О. Очередной урок оппортунизма [Электронный ресурс] // Прорыв. 2016. №2 (48) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/petrova?vs_lc3

[13] Объективности ради [Электронный ресурс] // Живой Журнал. 2014 URL: http://jakobin1793.livejournal.com/180515.html

[14]https://vk.com/wall249491463?q=%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%B5%D0%BC%20%D0%B2%20%D1%80%D1%83%D0%BA%D0%B0%D1%85&w=wall249491463_4817%2Fall

[15] Фотография: Валерий Подгузов с лозунгом про КЗОТ [Электронный ресурс]. URL: https://pp.vk.me/c631226/v631226463/26c29/FPjVQ0arRas.jpg

[16] Уровень и образ жизни населения России в 1989 –2009 годах. Доклад к XII Междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 5–7 апр. 2011 г. / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М., 2011. [Электронный ресурс]. URL: https://www.hse.ru/news/science/28230475.html

[17] Петрова О. Очередной урок оппортунизма [Электронный ресурс] / Прорыв. 2016. №2 (48). URL: http://proriv.ru/articles.shtml/petrova?vs_lc3

[18] Путин: Россия останется рыночной, либеральной экономикой [Электронный ресурс] // Взгляд. 2009. URL: http://vz.ru/news/2009/9/29/332165.html

[19] Данная статья, например, полностью состоит из подобных передёргиваний, сдобренных истерическим стилем автора См.: Лучин М. О нелепых нападках на редакцию журнала “Прорыв”, которые, по неразумению, авторы назвали разногласиями [Электронный ресурс] // Прорыв. 2016. №3 (49) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/guests?vs_perm

[20] Подгузов В. О капитализме и коммунизме [Электронный ресурс] // Прорыв. 2015. №3 (45) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?komm_vs_kap

[21] Подгузов В. Ещё раз к вопросу о научном централизме [Электронный ресурс] // Прорыв. 2015. №3 (45) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?naucg_centr_45

[22] Подгузов В. …Чтоб не кончался никогда октябрь семнадцатого года… [Электронный ресурс] // Прорыв. 2014. №3 (42) URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?ne_konchalsya_okt1917

[23] Сталин И.В. Речь на XIX съезде КПСС [Электронный ресурс] // Cочинения. М., 1997. Т. 16. URL: http://grachev62.narod.ru/stalin/t16/t16_37.htm

[24] Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР [Электронный ресурс]. 1952. URL: http://www.souz.info/library/stalin/ec_probl.htm

[25] Наше мнение об этом аспекте сталинской политики, вызывающем массу спекуляций со стороны буржуазных идеологов, см. в материале: Голобиани Р., Сарматов В. День классового примирения [Электронный ресурс] // Газета Коммунистическая. 2015. №37. URL: http://compaper.info/?p=6352

[26] Подгузов В. О коммунизме замолвите хоть словечко [Электронный ресурс] // Прорыв. 2013. №1 (43). URL: http://proriv.ru/articles.shtml/podguzov?o_komm_43

[27] Жданов Ю. От «ордена меченосцев» к «хору псаломщиков» [Электронный ресурс]. URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?731

[28] Лаврентий Берия [Электронный ресурс]. // Прорыв. URL: http://proriv.ru/articles.shtml/beria

[29] Сарматов В. Тезисы о большевистской партии XXI века. [Электронный ресурс] // Газета Коммунистическая. 2015. №37. URL: http://compaper.info/?p=6331