Литература. Очерки

Современная российская литература переживает кризис. Имея серьезную литературную традицию, в том числе и революционного направления, она в условиях капитализма вырождается, притом что некоторыми недобросовестными культурными деятелями этот процесс одобряется и их же руками совершается. Литература подменяется беллетристикой, искусство – масскультом.

Тем не менее, нельзя констатировать факт кончины литературы, поскольку существует предшествующий литературный опыт человечества, который нельзя отменить и который обязательно будет иметь прогрессивное развитие, если не сейчас – при капитализме, то потом. Поэтому в данной статье мы попытаемся бегло вспомнить, что было до него, и разобраться в том, что есть сейчас.

***

Язык существует как отражение процессов мышления, которое в свою очередь отражает действительность человека. Тут нельзя говорить о начале или конце, курице или яйце, ставить вопрос о том, что было в начале – мышление или речь, поскольку это взаимосвязанный процесс.

У животных есть первая сигнальная система, с помощью которой они могут выражать конкретные эмоции, связанные с определенной жизненной ситуацией. Она строится на взаимодействии условных и безусловных рефлексов с окружающим миром. Говоря просто, она служит основой для отражения действительности через ощущения.

Первая сигнальная система необходима животным для выживания и сама по себе не имеет потенциала для возникновения мышления. Для появления мышления нужна знаковая система, которая бы объединяла различные предметы действительности, имеющие общие существенные признаки, в одном знаке. А также служила для различения предметов действительности, создавая предпосылку для появления других знаков. Таким знаком в языке служит слово, которое является основой для второй сигнальной системы, необходимой для появления мышления. Без слова невозможно выделить понятие и, следовательно, невозможно теоретическое познание действительности.

Первая и вторая сигнальные системы соотносятся как конкретное и абстрактное. Первая необходима не только животным, но и человеку, для коммуникации на уровне эмоций, звуков и жестов, для выражения конкретного состояния и отношения к предмету действительности. Вторая же нужна для объединения и различения предметов по существенным признакам, т.е. абстрагирования.

Народы, которые проживали в лесной местности, знали множество видов деревьев, называя их по-разному: елки, осины, березы и прочие, поскольку они имели разные свойства и признаки. У одних иголки, у других листья, одни дают сок, из других получаются отличные лодки. Вместе тем, они осознавали и общее в них, сформировав понятие «дерево», общие признаки которых присущи всем деревьям вне зависимости их различий. У некоторых народов, живущих в снежной местности, есть слова, которые обозначают сразу несколько десятков различных видов снега. Зависимость лексикона от местности, контактов с другими народами и многих других факторов уже давно подмечена учеными-языковедами.

Доподлинно неизвестно, когда появился первый язык, и каким образом, но ясно, что связано это с развитием голосового аппарата у предков человека тысячи лет назад, который приспособился произносить членораздельные звуки, тем самым заложив основу для речи. Опыты с обезьянами, которых научили языку жестов, показывают, что у предков человека могли существовать и зачатки невербальной речи. В процессе усложнения трудовой деятельности появилась необходимость в коммуникации высшего порядка, т.е. в знаковой системе, что привело к развитию голосового аппарата, с помощью которого она могла функционировать. Во взаимодействии труда, общения и мышления появился язык. Что дало новый толчок для познания действительности.

Следующей стадией развития языка и речи является письменность.

Первоначально человек не нуждается в письменности, поскольку занят преимущественно выживанием. Должен был развиться определенный уровень культуры, при котором сохранение мудрости и знаний предыдущих поколений уже не могло передаваться из уст в уста, поскольку простое запоминание ограничено в возможностях. Должно было появиться государство, которое бы сделало возможным разделение умственного и физического труда. Нужны были люди, способные осознать язык как определенную грамматическую систему, суметь разделить ее на составляющие и дать им письменный знак – графему (буква, слоговой знак, иероглиф и т.д.).

Везде, где появлялось государство, возникала необходимость в письменности. Государству нужно законодательство, закрепление религиозных норм, возможность вести учет экономической деятельности, торговать, устанавливать договоры с другими государствами и так далее. Возрастание территорий, усложнение управления требует более надежной формы сохранения информации, чем это предоставляла устная передача и ее запоминание.

Там, где в первозданном виде сохранился родоплеменной строй, там нет никакой письменности и по сей день.

***

Марксизм учит, что общество развивается закономерно, от одной определенности к другой. В определенном историческом моменте истории противоречия между двумя противоборствующими классами достигают такого уровня развития, что один из них вынужден уничтожить другой, чтобы продолжить развитие на новом уровне, который неизбежно, в свою очередь, достигнет предела и приведет к новому скачку в развитии и к появлению другого противоречия между другими классами. Если говорить проще, развитие общества происходит закономерно, имея периоды более и менее стабильного и устойчивого движения к столкновению классов, которое неизбежно завершается революцией. Так движется история: от первобытного общества к рабовладельческому, от последнего к феодализму, от него – к капитализму, пока классы не будут уничтожены в ходе коммунистической революции.

В истории литературы действуют те же диалектические законы развития. Происхождение любого письменного памятника художественной литературы, тематика, сюжет, фабула, форма произведения на всех уровнях обуславливается историческим моментом, в котором он создавался.

Во время первобытно-общинного строя литературы не существовало. Как мы сказали ранее, еще не было письменности, поэтому говорить о литературной деятельности нельзя. Но почти вся литература периода рабовладельческих отношений и первых классовых государств уходила корнями в первобытную мифологию. Герои «Илиады» и «Одиссеи», трагедий Софокла, Еврипида и Эсхила – почти все полулегендарные, а то и вовсе мифические личности; в мире произведений этих авторов боги существовали вместе с людьми, помогали или мешали им.

Древнейшие мифы первобытных времен существовали и передавались дальнейшим поколениям в устной форме. И они всегда существовали как часть истории племени, они включали в себя и представления о материальном мире, и о человеке, о богах и духах. То, что было в мифах вымышленного или нафантазированного, никак в сознании первобытного человека не отделялось от самого мифа. Миф здесь существует как часть человека, миф никогда не отделялся от реально существующего мира и был формой его отражения в голове примитивного человека. В нем было его прошлое, настоящее и будущее. Не имея в распоряжении достаточных сведений об окружающем мире, не понимая его и справедливо страшась неизвестности, первобытный человек должен был дать объяснение явлениям. Никаким другим способом он сделать этого не мог, кроме как через миф и отожествление сил природы с языческими богами. Так он пытался его познать и расположить к себе.

В такой форме мы должны понимать древние магические обряды, которые сопровождались песнями и танцами, а древние наскальные рисунки – приложениями к ним. Все эти зачатки последующих форм искусства в первобытное время были специфическими попытками познать окружающий мир. Позже, во время расцвета классовых государств, мифы обрабатывались, стала осознаваться сила художественной формы, в которую облекают содержание, и литературная деятельность стала видом искусства. Например, античный театр, родоначальник современного театра, появился из мистерий – богослужений, посвященных Дионису, а слово «трагедия» в буквальном переводе с древнегреческого означает «песнь козлов» (песни распевали «сатиры» – переодетые в козьи шкуры участники хора).

Мифологическое мышление как способ отражения мира сохраняется и сейчас, даже в среде городских жителей, оно является основой для устного народного творчества – фольклора. Когда миф теряет свое прежнее сакральное значение и перестает быть частью жизни и производства, тогда он становится сказкой, а обряд – праздником (вспомним хотя бы масленицу).

В рабовладельческий период истории человечества литературная деятельность была привилегией господствующего класса. В то время литературная форма стала осознаваться как особый инструмент, который может сделать содержание более убедительным и поэтичным. Примером может служить поэма Тита Лукреция Кара «О природе вещей», в которой изложено материалистическое философское учение Эпикура; «Метаморфозы» Овидия являются сборником античных мифов, облеченных в форму поэмы; «Энеида» написана Вергилием по просьбе Октавиана Августа, чтобы показать исключительность римского народа и самого Августа, который, согласно поэме, является потомком Энея – главного героя произведения.

Литература еще во многом связана с мифами и фольклором, но уже начинает отделяться них.

При феодализме художественная литература развивается в рамках монотеистических религий. Монополия церкви на знание распространялось также и на искусство. В литературе особенно это видно на примере древнерусской и русской литературы до начала 18 века. В это время преобладают преимущественно церковные жанры.

Монахи вели летописи, писали жития и хождения и т.д. Эти жанры нельзя причислять к чисто художественным, но, тем не менее, художественность таких произведений не оставляет сомнения. Часто в них говорится об исторических события, как, например, в «Слове о полку Игореве», или в «Повести временных лет».

Князья, или феодалы в Европе, выставлялись, что характерно для того времени, как добродетельные покровители народа (например, «Повесть о Петре и Февронии Муромских»). «Моление Даниила Заточника» является прославлением князя Ярослава Всеволодовича.

Епифаний Премудрый написал «Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, епископа Пермского», где говорится о священнике Стефане, который вел паломничество среди пермских язычников XV века.

Примеров можно приводить много, но видно, что художественная русская литература до эпохи классицизма была наполнена преимущественно религиозным содержанием и была связана с церковью.

Западная литература периода средневековья отражала в художественной форме реалии феодализма. Был популярен рыцарский роман, жанр баллады, прославляющий подвиги феодалов на войне.

Так продолжалось до эпохи Возрождения. Ее гуманистический дух стала отражением времени, когда зарождавшиеся капиталистические отношения стали вступать в конкуренцию с прежней производственной системой – феодализмом. Эти изменения в обществе стали нуждаться в идейном обосновании, которое предоставила литература. Гуманистические тенденции находили свое выражение в произведениях Шекспира, Сервантеса, Данте.

В эпоху Возрождения отрицалась предыдущая литературная традиция. Жизнь в этот период отражается в художественном произведении уже не как существование человека в религиозной покорности перед величием бога, здесь человек приобретает самостоятельность, здесь не отрицается все физическое как ранее, а наоборот – центром художественного произведения, становится человек, его ум, сила и красота. Первые весточки психологизма, как основного приема литературы реализма, мы видим в шекспировских трагедиях.

Классицистическая литература более позднего времени продолжала идейные тенденции Возрождения, но термин «классицизм» относится скорее к форме произведения, к сюжету, фабуле и стилю. Это выражается в том, что классицисты повсеместно проводили изменения в языке, формируя особый стиль и принципы, по которым нужно было создавать произведение. В литературе начинают осознаваться законы и связи, так что классицисты ставили перед собой задачу формирования канонов художественного языка. В это время появляются теоретические работы, которые формируют направление классицизма: «Поэтическое искусство» Никола Буало, веком позже выходят работы Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению стихов Российских» и Ломоносова «Письмо о правилах российского стихотворства».

Классицизм опирается на античные жанры, в частности «Поэтика» Аристотеля является первой работой по теории драмы. Античные сюжеты часто становятся основой для классицистических произведений.

Конфликт трагедий построен на противостоянии долга и чувства. Причем, долг всегда побеждает, даже если герой погибает при этом, то он все равно сделает все правильно. Классицист формирует образы, которые выражают не отдельных, частных людей, он не склонен создавать реалистичных персонажей, образы у классициста выражают определенные силы в обществе, а герои выступают как представители их.

Сентиментализм представляется как отрицание классицизма. И действительно, он ему полностью противоположен. Гражданская тематика исключается, разум и долг отбрасываются в пользу чувствительности. Акцент на внутреннем состоянии человека создал возможность появления важного для дальнейшего развития литературы художественного приема психологизма. Он будет важен и для романтизма, и для реализма. Часто действие сентименталистских произведений происходило в дороге, на природе и сопровождалось описанием впечатлений от окружающего. И по форме, и по содержанию сентиментализм более «живое» направление, он начинает процесс избавления литературы от стилевых и жанровых условностей и дает художнику больше свободы.

Примерами литературы сентиментализма могут служить произведения Руссо, роман Гёте «Страдания юного Вертера», «Бедная Лиза» Карамзина, отчасти Радищев с его «Путешествием из Петербурга в Москву».

Следующим литературным направлением будет романтизм. Это последнее глобальное направление в литературе перед реализмом, которое имеет еще установки в содержании, где герои произведения, их мироощущение, сюжет сильно связаны с самим направлением.

Романтические произведения строятся на противоположностях. Реальное и фантастическое, природа и город, действительность и идеал. Романтическое мироощущение обусловлено во многом разочарованием, которое принесли последствия Великой французской буржуазной революции. Даже состояние типичного романтического героя – меланхолия (например, «Рене» Шатобриана) говорит об этом. Второй типичный для романтизма герой — бунтарь («Михаэль Кольхаас» Клейста или «Дубровский» Пушкина), тоже выражает настроение писателей романтизма.

Романтического героя теоретики литературы обычно называют исключительным человеком в исключительных обстоятельствах. Во многом это так и есть. Писатели романтизма хотели создавать необычные произведения в противовес классицизму, который ими отрицался. Стоит, однако, добавить, что романтический герой внутренне непротиворечив и не развивается, это роднит его с классицизмом. Действительное внутреннее развитие получает реалистический герой.

Писателями романтизма часто используют фольклорные мотивы или поднимают мистические темы, а также религиозные. В романтических произведениях сплетается фактическое и реальное, что делает значимым прием гротеска.

Последнее литературное направление, которое набрало силу и стало главным направлением во время утверждения буржуазного общества, которое сейчас является практически единственным — реализм.

У реализма много направлений, он существовал практически с зарождения первых классовых обществ и появления письменности в той или иной форме. Тем не менее, ведущее положение он стал занимать тогда, когда уже невозможно было использовать литературные рамки романтизма, его героев. Вместе с буржуазными революциями стала осознаваться роль новых классов. И буржуа и пролетарий не могли появиться в литературе как герой-печальник или герой-бунтарь в том виде, в котором представлены в романтизме (герои обычно были либо дворяне, либо торговцы). Тем более, появились новые писатели, вышедшие из низов, которые не могли ограничиться старыми художественными формами.

Главная черта реализма состоит в том, что он опирается на конкретную историческую действительность. Герой произведения является продуктом общества, живет и действует, опираясь на конкретную историческую ситуацию. В тоже время он является его отражением, отражением среды, в которой воспитывался и рос, а также класса, к которому принадлежит. Реалистический герой – тип, т.е. обобщение всей социальной прослойки, которую выражает, и в тоже время он индивидуальность, так как обладает конкретными специфическими чертами, которые его выделяют, он уже не простое выражение общественной силы, как в литературе классицизма. Историческая обстановка всегда конкретна, герой – ее продукт. Также особенно важно, что герой находится в развитии, причем это одна из важнейших установок реализма. Развитие героя было и в романтизме, и в классицизме, и в других направления, но в реализме оно обусловлено средой и исторической ситуацией, и на этом делается акцент.

За примерами далеко ходить не надо: Стендаль, Лондон, Драйзер, Бальзак, Хемингуэй; в России: Пушкин («Капитанской дочка», «Евгений Онегин»), Гоголь («Мертвые души»), Лермонтов («Герой нашего времени»), Тургенев, Гончаров, Толстой, Достоевский, Шолохов, Островский и т.д.

Художественные направления определяют установки в использовании художественных форм, и ту часть действительности, которую те или иные писатели изображают в произведении, т.е. определяют содержание. Содержание зависит от исторической ситуации, от общественного бытия, а также от революционной ситуации. История показывает, что классики художественной литературы, самые значительные писатели появились в моменты скачков в развитии общества, в революционные эпохи. Значительность писателя определяется его мастерством и умением раскрыть и показать назревшие противоречия в обществе, как это делали Пушкин, Толстой, Некрасов, Тургенев, Шолохов, Горький.

Литературный процесс движется от простого к более сложному, как и общество, – по законам, которые действуют в самом обществе и в природе. Он имеет определенную самостоятельность в плане развития формы, а в плане содержания всегда определяется движением общества.

Литература отражает общество, вместе с тем является его отражением. Борьба классов сопровождается борьбой литературных установок, накопление противоречий между двумя противоборствующими направлениями неизбежно приводит к победе более сложного и прогрессивного, которое отрицает предыдущее состояние литературы.

Античная литература является продуктом развития общества, появления разделения труда и возникновения государства, а также мифологическими сюжетами, вместе с тем она продукт отрицания первобытного общества, из которого вышла. Преемственность художественных средств здесь наблюдается в песенном характере трагедий, в наличии стихотворных форм в ранних античных произведениях.

Средневековая литература с господствующим христианским мировоззрением отрицает античную, отказавшись от мифологических сюжетов и предыдущих художественных форм. Литература Возрождения, а потом и Просвещения, отрицает религиозную сущность средневековой литературы в лице классицизма, который формально возвращается к античной литературе, но в качественно новой форме.

Романтизм отрицает установки классицизма, привнося в литературу идею борьбы противоположностей и развивая психологию. Реализм – одновременно и результат развития всей предшествующей литературы, он взял все самое значимое в художественном плане от предыдущих направлений, он отрицает их и одновременно является следствием их развития, а также результатом развития общества, естествознания и философии.

Вместе с тем качественно реализм является самым сложным и прогрессивным направлением, которое по степени познавательного потенциала приближается к науке. А пропагандистская сила ввиду относительной простоты восприятия художественного произведения по сравнению с наукой сейчас даже выше.

***

Теперь, когда мы определили, как развиваются литературные формы в истории и как они соотносятся с обществом, нам нужно обозначить основные специфические особенности литературы как искусства.

Художественная литература – вид искусства, основным инструментом которого является язык, а минимальной единицей любого литературного произведения – образ.

Язык как строительный материал содержится в сознании писателя в виде словарного запаса, грамматических, синтаксических, орфографических, пунктуационных правил. Уровень умения писателя в написании текстов определяется глубиной усвоения языка.

Способность создавать художественный образ – обязательная необходимость для писателя, который хочет называться художником. Эта способность складывается не только за счет знания языка и правил его функционирования в письменном виде, но и за счет усвоения всего исторического опыта художественной литературы, а также за счет понимания объективной действительности, которая в произведении отражается определенным художественным образом.

Человеческое сознание отражает бытие, в том числе его творческий продукт – художественный образ. Но сознание не ограничивается отражением, оно стремиться познать и преобразовать.

Научное познание имеет своим результатом понятие, т.е. выраженная в словесной форме сущность явления, данная в развитии и во взаимодействии с другими предметами и явлениями, отвлеченная от случайных, незначительных признаков.

Художественная деятельность рождает в конечном итоге образ, который, как и понятие, появляется в результате осмысления действительности и несет в себе определенное обобщение. Понятие приближается к истине настолько близко, насколько это возможно. Но образ, используемый для выражения истины, может уйти дальше, поскольку показывает реальность не в абстракции, а в конкретной художественной форме.

Если говорить просто, то понятие и образ – две формы познания действительности. Но по значимости они разные, поскольку литература всегда опирается на достижения науки и философии, она является проводником новых идей в обществе.

Если понятие стремится соответствовать реальности, быть объективным, то художественный образ субъективен. Являясь обобщением, образ должен иметь конкретное чувственное воплощение, будь то картина, музыка или текст. Художнику необходимо вложить в образ свой собственный опыт чувственного восприятия, что накладывает на любой созданный образ специфические черты, которые присущи только этому художнику. Это, кстати, называется авторским стилем.

Для понятия субъективность не только излишня, но и вредна, поскольку может привести к ошибкам, а образ без нее не может существовать.

Если понятие, ввиду постоянного познания мира, может дополняться, углубляться и изменяться, т.е. находится в развитии, то образ всегда закончен, поскольку конкретен. Совершенно нет никакой необходимости дополнять и изменять сонаты Моцарта или дописывать «Войну и мир» Толстого, потому как это законченные продукты человеческой мысли.

Если задача науки – познание объективной действительности, то задача искусства – формирование отношения человека к миру путем эстетического осмысления. Художественное произведение должно быть красивым, оно должно воспитывать чувство прекрасного, иначе в нем нет смысла. Литературный образ должен формировать у читателя представление о предмете или явлении, которое бы не только являлось отражением, но также и определенным отношением к нему.

Искусство, создавая художественную действительность, воспитывает и самого человека. Моделируя определенный идеал, искусство побуждает человека следовать ему. Значимость, например, соцреализма заключается в том, что он раскрывает сущность общественных проблем и одновременно дает решение их, опираясь революционную теорию марксизма. То есть продукт искусства воздействует на социальную практику читателя.

Понятие намного выше по значимости в деле познания мира, поскольку способно развиваться и объективно, выражать истину, не зависящую от человеческого восприятия, наиболее точно и полно. Художественный образ неразрывен с субъективным восприятием, создает отношение к миру и формирует эстетическое чувство, а также он должен быть законченным. Это значит, что искусство всегда находится в подчиненном отношении к науке.

Но, тем не менее, это не принижает значение искусства и силы образа. Просто у науки и искусства разные задачи. Подчиненность одного к другому обусловлена тем, что первой общественной потребностью человека является преобразование и познание мира, которая является совершенно объективным и не зависит от восприятия человека, не имеет никакого отношения к эстетическим вкусам. Это создает необходимость беспристрастного и добросовестного отношения человека к нему, если он хочет избежать множества ошибок в этом деле. Инженеру, проектирующему космический корабль, нужно заставить его летать, а не выглядеть красиво. Следовательно, он будет опираться на результаты естественных наук. Художник же должен выразить определенное отношение к космическим полетам, ему можно даже не знать назначение всех частей космического корабля, чтобы выразить, например, на полотне, триумф человечества в деле освоения и познания космоса.

Следовательно, художественный образ – результат познания действительности, выраженный через определенное эстетическое восприятие художника, которое должно вызывать отношение человека к миру. Образ субъективен, неразрывно связан с создателем.

В художественной литературе образ формируется с помощью языка, и его полнота, красота и правдоподобность зависят от мастерства использования писателем языка, его возможностей, и от усвоения им, писателем, всего предшествующего художественного опыта человечества.

***

С момента появления письменности и до сих пор художественная литература всегда оставалась классовой. Такое положение дел будет сохраняться до тех пор, пока не будет достигнуто изобилие, ликвидирован физический труд, иными словами пока не будет построен полный коммунизм. До тех пор говорить о бесклассовой, или надклассовой художественной литературе нельзя. Кроме того, иллюзия о независимом искусстве может привести к множеству теоретических ошибок.

Современная интеллигенция с охотой поддерживает теорию надклассовой природы искусства. Исходя из нее, художник – творец, мотивы и цели которого не должны поддаваться классовому анализу, поскольку искусство принципиально лежит вне общественных категорий. Писатель, например, должен искать некие «человеческие универсалии», то есть нечто вечное, что присуще всем людям, во всех общественных формациях. Главное в данной теории – это абсолютные истины. С философской точки зрения, данный подход ничем не отличается от любой религии. Только здесь в качестве бога (абсолютной идеи) выступает набор добродетелей или эстетических абсолютов, которые выступают путеводной звездой творца.

В другом случае, интеллигенция выворачивает сказанное выше наизнанку и получается другой пример – искусство ради искусства.

Таким образом, эти интеллигенты воображают элитарность художественной литературы и искусства вообще. Создается впечатление, что писатель рождается писателем (как и бизнесмен – бизнесменом и т.д.), что способность к творчеству передается генами или принимается «от бога». В общем, каждый должен быть на своем месте, пролетарий – у станка, писатель – у стола, буржуа – в куршавелях.

Так запутывается вопрос о партийности в литературе. В то время как марксисты пытаются разобраться в сущности тех или иных актов идеологической борьбы между классами, т.е. в том числе дать определение литературы реакционной и прогрессивной, тем самым подчеркивая противоречие между классами, буржуазия стремится смешать их, отрицать необходимость такой постановки вопроса. Искусство потому и искусство, что отвечает запросам, которые выдвигает художественная элита, имеющая образование и денежное содержание. Считается, что именно форма создает произведение, содержание не играет серьезной роли.

Труд в условиях рынка не может служить предметом эстетики, поскольку труд осознается не как единственный источник всех созданных общественных благ, а как обычный товар, как и многие другие.

Поэтому возникает другое искусство – антиэстетическое. Предметом восхищения является индивидуальная свобода буржуа творить то, что ему заблагорассудится. Причем не всегда поясняется, что далеко не каждый сможет им стать. Таким образом, самым продаваемым продуктом становятся книжки, в которых описываются и смакуются излишества буржуазной жизни. Впрочем, иногда дело заходит и дальше, как, например, в «Американском психопате» Брета Эллиса.

Искусство при капитализме подменяется масскультом, беллетристикой. Для издателя главное – продать как можно больший тираж книг, само содержание их не волнует. Поэтому печатают все, что находится в зоне интересов обывателя. Приветствуется любая тематика, вплоть до различного шок-контента.

***

Борьба идеологии в искусстве, в частности в художественной литературе, – отражение классовой борьбы, которая происходит независимо от идей и ценностей отдельных представителей общества. Как в экономике и политике, те или иные представители классов, неважно осознают ли они свою принадлежность или нет, действуют исходя из определенных идеологических установок, которые продиктованы им реальными жизненными обстоятельствами, их культурой и воспитанием.

Идеологическая цель буржуазного писателя – увести читателя как можно дальше от понимания необходимости классовой борьбы и доведения ее до диктатуры рабочего класса. Не важно, каким способом он это сделает: воспитает ли эгоистическое чувство, индивидуализм в читателе, поддержит ли ненаучные представления, мистифицирует действительность, убедит уверовать в бога или заставит поверить в исключительность своей нации, или же просто займет пролетария банальной детективной или фэнтезийной историей – необходимо отвлечь от реальных проблем капиталистической действительности и конструктивных путей их разрешения. Причем не обязательно, чтобы писатель делал это специально. Он может искренне верить в то, что пишет. Намерения здесь не имеют значения, важно то, что в конечном итоге произведение работает на отупение читающего населения.

Следовательно, потенциально прогрессивный писатель тот, который ставит перед собой цель раскрывать суть проблем, наличествующих в обществе. Так что, первая необходимость для писателя – изучать общество, опираясь на научную марксистскую теорию, и действовать, применяя ее на практике, и главное – использовать в художественном творчестве. Не замалчивать борьбу классов, а указывать на нее, не защищать частную собственность, а твердить о необходимости ее изжить.

В этом состоит партийность в литературе. Открыто или нет, но каждый писатель в своей практике сближается либо с лагерем буржуазной литературной интеллигенции, защищая рыночные ценности, либо сознательно или стихийно работает на приближение коммунизма.

***

Современных российских писателей условно можно разделить на две группы.

Первая – беллетристы. Многочисленные донцовы, лукьяненки, акунины и прочие. Они пишут развлекательные тексты. По сути, это насущный хлеб для издательств.

Жанрово такая литература очень разная, в основном же это детективы, фэнтези и фантастика. Сотни безликих писателей и сотни тысяч страниц текста из года в год проходят через крупные и не очень издательства и составляют основной источник их доходов.

Это как раз тот тип литературы, который при всем накоплении количества никогда не перейдет в качество. Каждая жанровая ниша (фэнтезийные, фантастические истории) обладает определенным набором штампов и клише: сюжетных, описательных, событийных, типовыми персонажами, которыми писатель оперирует, складывая их как конструктор. Такой процесс никак нельзя назвать творчеством, поскольку творчество предполагает продукт, который основывается на переосмысленном культурном теле прошлого, но отрицая его при этом, выходит на качественно новый уровень.

Вторую группу составляют писатели, претендующие на наличие творческой мысли. Примером можно привести Сорокина и Пелевина.

В большинстве своем это постмодернисты, цель которых заключается в возбуждении элитизма читателя. Эти писатели уходят от классических форм, тем самым ограничивая свою аудиторию кучкой интеллигентов. По сути, это буржуазные писатели, антикоммунистические по своим убеждениям, которые отрицают продуктивную функцию искусства.

И первая, и вторая группа – продукты своего класса и эпохи империализма. Рыночная экономика вынуждает пролетариев обменивать товар «способность к труду» на прожиточный минимум. Литературные деятели продают другой товар – «творческую мысль», становятся проститутками «душой», так как сознают или должны сознавать свое служение олигархам. Проблема в том, что на совести этих писателей, всеми силами болеющих за свое положение в рыночном обществе, не только личное достоинство, но и тысячи запутанных читателей. К сожалению, если из года в год потреблять упрощенную литературу, без проблеска мысли, то становишься глупее и непритязательнее. Поколение родившихся в 80-90-е годы и так читает мало, так его еще и пичкают низкопробной писаниной, от которого притупляется вкус и пудрятся мозги. Современный школьник уже не способен адекватно воспринимать классическую литературу, поскольку она для слишком сложна и требует исторических научных знаний.

Необходимо признать, что современное состояние художественной литературы – закономерный результат развития духовной жизни капиталистического общества в России. Сейчас невозможно полностью посвятить себя творчеству, развивая себя как писателя, создавать действительно качественную литературу, которая не только доставляет удовольствие яркостью и правдивостью образов, но воспитывает читателя, имеет содержательный посыл, заставляя размышлять и развиваться. Произведение, в котором присутствует критика основ капитализма, показана с определенностью классовая борьба, просто не пойдет в широкую печать. Реальная цензура, действующая в данный момент, – цензура заказчика. У кого деньги, тот определяет читательские вкусы масс.

Если смотреть на вопрос практически, то сейчас невозможно представить писателя уровня Михаила Шолохова или Льва Толстого. Классическая русская литература – результат духовной революции и становления национальной культуры, утверждения буржуазных ценностей и разрушения феодальных. Идеологическая борьба – непременный спутник любой великой литературы. И в первой, и во второй половине XIX века существовала традиция, литературное движение, подстегиваемое борьбой старого, отживающего дворянского класса против зарождающегося капитализма с одной стороны и угнетаемого крестьянства – с другой. Именно тогда, в условиях этой борьбы, творили писатели: Гоголь, Пушкин, Толстой, Чернышевский, Некрасов, Чехов, Салтыков-Щедрин; критики: Белинский, Добролюбов, Писарев и др. Определяющую роль в становлении этих писателей сыграла классовая борьба.

Аналогичная ситуация с опорой на классовую борьбу будет в любой классической литературе, от античной до социалистической.

Сейчас же, при отсутствии такого литературного окружения, при наплыве низкокачественной литературы, когда в обществе нечего превозносить, такому писателю будет сложно появиться. Реальность классовой борьбы требует, скорее, научной добросовестности и политической грамотности.

Тем не менее, литературная мысль требует развития, и она получает его преимущественно в формах постмодернизма. К сожалению, при наличии повального оглупления масс, отсутствия вкуса у большинства читающей молодежи и интеллигенции, оно получает уродливый вид и находит себя в постмодернизме, что является тупиковым путем развития антиреализма.

***

Вопрос о роли художественной литературы в идеологической борьбе против буржуазии сейчас еще остается открытым. Финансовые, информационные средства формирования массовой культуры в рыночном обществе находятся у буржуазии, следовательно, культурные деятели, в том числе писатели, прямо или косвенно обслуживают власть капитала.

На них рассчитывать, естественно, не приходится.

Кроме того, несмотря на бесспорную добросовестность многих передовых для своего времени классических писателей, продвигавших своих произведениях прогрессивные идеи, гораздо чаще писатели выступали как реакционеры и рыночные мракобесы, укрепляющие основы господства капитала. В этом деле также преуспели писатели двадцатого века, особенно шестидесятники, как Аксенов, Солженицын, Окуджава, Ахмадулина, Евтушенко и т.д.

Тем не менее, крест на художественной литературе ставить нельзя. История знает и буржуазных писателей, раскрывающих суть тех или иных явлений рыночного общества. Например, Драйзер, Лондон, Хемингуэй, Ремарк, Стейнбек.

Можно также надеяться и на появление писателей-коммунистов, даже сейчас. Но в условиях идеологической победы буржуазии, нужно развивать пропагандистские навыки и с помощью марксисткой теории завоевывать научный авторитет у пролетариата и интеллигенции, среди которых обязательно найдутся поэты и художники, писатели и музыканты.

Роман Кутов