Сущность борьбы за повышение «заработной платы»

Содержание:

1. Введение

2. Рабочая сила, ее стоимость и прибавочный продукт.

3. Случаи необходимости борьбы за повышение заработной платы или против ее понижения

4. Роль экономической и теоретической борьбы в революционном движении

5. Заключение

Введение

С развитием капитализма в России во все больших масштабах появляются не только обманутые дольщики, выкинутые на улицы за долги по ипотеке и ЖКХ из «своих» квартир жильцы, случаи самоубийств и самосожжений из-за крайне низкого уровня жизни, но и начинают возникать стихийные вспышки экономической борьбы на предприятиях. Где-то рабочие отказываются продолжать работать, пока хозяин не выплатит им «долг» за последние шесть месяцев, а где-то пролетарии начинают требовать «повышения заработной платы». На отдельных предприятиях, с целью действовать более организованно, работники даже создают профессиональные союзы.

Современные «левые», разглядев зачатки экономического протеста, тут же берут ватман и краски, рисуют плакат и сломя голову бегут на проходные предприятий проводить «акции солидарности» с недовольными рабочими, совершенно не задумываясь, ни над своими действиями, ни над самой сущностью такого явления, как «экономическая борьба». Эти горе – революционеры начинают воображать, будто в результате экономических забастовок с требованиями повысить заработную плату «рабочие возьмут власть на предприятии», что явится «первым этапом развития социалистической революции». Исходя из своих, ни чем не обоснованных воображений, леваки сами начинают создавать профсоюзы, в которые помимо них самих входит еще в лучшем случае пара отчаянных работяг. И, как обычно, на этом организационная сторона дела заканчивается, а само дело так и не начинается.

Как только «начинающие подниматься» рабочие получают выплаченный им долг или добиваются увеличения «количества похлебки в миске», они снова приступают к своей работе, тут же забывая про людей с плакатами, стоявших все это время около проходной предприятия. Естественно, что о вступлении в те организации, от которых их поддерживали активисты, речи также не идет. Но вместо того, чтобы сесть и вдумчиво разобраться как в сущности явлений, так и в результате (а точнее в его отсутствии) своей деятельности, впечатленные борьбой рабочих леваки начинают характеризовать пережитое событие как чуть ли не «пролог победы». А поскольку по завершению стачки начинается относительно сытый период в жизни бывших забастовщиков, постольку их борьба быстро сходит на нет. Из-за этого последующая деятельность сторонников экономической «борьбы» ограничивается лишь беганьем к проходным и выпрашиванием у пролетариев «еще раз побороться».

Такое явление в коммунистическом движении не является новым. Началось оно еще в конце 19-го века с международного оппортунистического течения под названием «бернштейнианство». Представители этого течения отрицали научное обоснование стратегии борьбы за победу коммунизма. Они пытались социал-демократическую политику подчинить стихийному протесту рабочих вместо того, чтобы стихийный протест поднимать до уровня социал-демократической политики. Как ни странно, но наши современники, которые называют себя последователями и продолжателями дела Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина стоят на позициях, которые в свое время были подвержены жесткой критике и, буквально, разгрому самими классиками марксизма-ленинизма.

Это связано с преуменьшением роли теории и преувеличением роли стихии в революционном движении. Ведь многие современные комактивисты предпочитают написать плакат с «лозунгами солидарности», вместо того, чтобы самим вдумчиво разобраться в каком-либо вопросе или явлении с точки зрения НАУКИ и просветить в этом вопросе передовых рабочих, студентов и интеллигентов. А на людей, которые большее внимание уделяют ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ борьбе, они вешают ярлыки… «сектантов».

Ниже мы постараемся показать, какую роль играет эта самая экономическая борьба в рабочем движении, и каковы на сегодняшний день задачи марксистов. Но для начала мы разберем, что вообще есть такое понятие как «заработная плата», как строятся производственные отношения в капиталистическом способе производства и для чего нужно рабочим бороться за повышение этой «заработной платы» или против чрезмерного ее понижения.

Рабочая сила, ее стоимость и прибавочный продукт.

Известный в левых кругах профессор М.В. Попов (из «Фонда рабочей какдемии») в своей статье «Стоимость рабочей силы — Объективно необходимый уровень заработной платы» (1) произвел «расчет» «объективно необходимой заработной платы», которую должны получать питерские рабочие для «нормального»(!) воспроизводства рабочей силы. Включив в стоимость рабочей силы и видеокамеры, и две посудомоечные машины, и свадьбы детей по 150 тыс. руб., и театры с музеями, и два автомобиля, и множество других товаров и услуг, которые якобы необходимы работнику для того, чтобы он мог продолжать работать на своего капиталиста, Попов определил сумму заработной платы для питерского работника аж в 143 347 рублей. Эта сумма, по мнению М.В. Попова, и является «нормальной заработной платой». Но что такое «нормальная» или «справедливая заработная плата»? Вот что говорил, отвечая на этот вопрос, Фридрих Энгельс:

«Для ответа на этот вопрос мы должны обратиться не к науке о морали или о праве и не к сентиментальным чувствам гуманности, справедливости или хотя бы милосердия. То, что справедливо с точки зрения морали или даже права, может оказаться далеко не справедливым в социальном плане.

Социальная справедливость или несправедливость определяются лишь одной наукой, а именно наукой, которая имеет дело с материальными фактами производства и обмена — наукой политической экономии (здесь и далее выделено нами – Д. Г.).

Справедливая заработная плата при нормальных условиях есть та сумма, которая нужна для того, чтобы обеспечить рабочему средства существования, необходимые, соответственно уровню жизни в его положении и в данной стране, для поддержания его работоспособности и для продолжения его рода» (2)

Попов, производя свои расчеты и делая выводы, похоже, руководствовался как раз наукой о морали и праве, а так же «сентиментальными чувствами гуманности», а не наукой политической экономии.

Если же в рассмотрении данного вопроса опираться на марксистскую науку, то мы должны знать, что рабочая сила, которую продают рабочие капиталисту, есть ни что иное как товар. Стоимость этого товара определяется МИНИМАЛЬНОЙ стоимостью жизненных средств, необходимых рабочему для того, чтобы он мог продолжать работать. То есть низшая граница стоимости рабочей силы определяется чисто физическим элементом, необходимым для поддержания жизнедеятельности организма работника преимущественно физического труда.

При этом так называемая «заработная плата» ограничена стоимостью продуктов, которые производит рабочий.

Покупая рабочую силу, капиталист приобретает право пользоваться этим товаром так, как считает нужным. То есть он будет заставлять работать рабочего максимально возможное количество времени. Предположим, что для воспроизводства своей рабочей силы рабочий должен каждый день получать 1000 рублей. Эту сумму рабочий воспроизводит, работая всего два часа в день. Но это не лишает его способности работать 8, 12 или более часов в сутки. Так как капиталист оплатил рабочему его месячный заработок, он приобрел право пользоваться его рабочей силой МАКСИМАЛЬНО возможное количество времени, что он и делает. Отработав стоимость своей рабочей силы за два часа, рабочий продолжает работать еще 6 — 10 часов абсолютно БЕСПЛАТНО. За это время он производит ПРИБАВОЧНЫЙ ПРОДУКТ, который воплощается в стоимости того товара, который производит рабочий в течение всего дня. Стоит отметить, что при такой системе оплаты труда создается иллюзия, что работник получает свою зарплату за все то время, что он отработал. То есть даже неоплаченный труд представляется, как оплаченный. Эта обманчивая видимость отличает наемный труд от других исторических форм труда. У раба, например, практически весь труд представлялся неоплаченным. В феодальных производственных отношениях крепостной крестьянин три дня работал на самого себя на своем собственном или предоставленном ему участке, а следующие три дня был вынужден безвозмездно работать в поместье своего господина. Любой современный рабочий, читающий данную статью, наверняка покачает головой и удивится: «Как же так люди бесплатно работали?». А между тем нет абсолютно никакой разницы в том, работает ли человек три дня на себя, а три дня в поместье своего господина, или же он работает на заводе 2 часа на себя, а 10 часов на своего предпринимателя. Несправедливость таких трудовых отношений невозможно устранить, НЕ УСТРАНИВ ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА. Никакие улучшения условий труда не избавят современного трудягу от нужды продавать и изнашивать свою рабочую силу для того, чтобы ее сохранить.

Идем далее. Одну часть своего капитала капиталист вкладывает в сырье и станки, одну часть отдает рабочему в виде его «заработной платы». В нашем примере, свою «заработную плату» рабочий воспроизвел за 2 часа труда. За остальное время, отработанное сверх этих двух часов, капиталист не платит ни единой копейки. В результате этот прибавочный продукт воплощается в стоимости товара, который реализует капиталист. Это и есть тот фонд, который составляет ПРИБЫЛЬ капиталиста. Добиваясь повышения заработной платы, рабочие добиваются лишь того, чтобы капиталист поделился из этого фонда определенным процентом.

Случаи необходимости борьбы за повышение заработной платы или против ее понижения

Капиталисты ВСЕГДА стремятся понизить «заработную плату», так как чем меньше они платят рабочему, тем больше прибыли наполняют их карманы. Этого также нельзя изменить в рамках капиталистических производственных отношений, так как это есть их сущность. Но даже для сохранения своих жизней рабочие должны бороться за свой «паек». Если они не будут этого делать, уровень их жизни упадет до такого уровня, что у станка придется стоять, «питаясь» одной водой, а ночевать между сменами придется на вокзале. Естественно, что при таком существовании рабочие и сами будут «уходить в небытие», и род свой продолжать не смогут. Существуют особые случаи, когда рабочим просто необходимо бороться за повышение заработной платы или против чрезмерного ее понижения.

1) Вследствие понижения производительности, для того, чтобы произвести то же самое количество продуктов, требуется большее количество труда. Следовательно, увеличивается средне потребляемое рабочим количество жизненных средств. В этом случае рабочий, требуя повышения зарплаты, требует только, чтобы ему уплатили возросшую стоимость его труда, подобно тому, как любой другой продавец, когда издержки на его товар увеличиваются, добивается, чтобы была оплачена повысившаяся стоимость его товара.

Если же производительность труда увеличивается, то увеличивается и прибавочный продукт, а, следовательно, и прибыль. Положение рабочего относительно капиталиста ухудшается. В этом случае, сопротивляясь этому понижению относительной заработной платы, рабочий требует только свою долю в том, что дает возросшая производительность его же собственного труда, и стремится только СОХРАНИТЬ свое прежнее положение на социальной лестнице.

2) Вследствие инфляции, то есть обесценивания денег, возрастают денежные цены всех товаров, которые необходимы рабочему для воспроизводства своей рабочей силы. Если зарплата рабочего не увеличится в той же пропорции, в какой увеличились цены на все другие товары, уровень жизни рабочего опять же чрезвычайно ухудшится.

3) Как мы выяснили выше, капиталист получает прибыль из неоплаченного труда рабочего. Следовательно, чем больше часов рабочий работает сверх того времени, которое идет на его собственную зарплату, или, чем больше часов он производит тот прибавочный продукт, тем больше прибыли получает капиталист. Поэтому капиталисты всегда стараются увеличить или продолжительность, или интенсивность рабочего дня, не увеличивая, а даже наоборот, уменьшая цену рабочей силы (заработной платы). Подтверждением этому может служить российский олигарх М. Прохоров, который в своей предвыборной программе заявлял о «необходимости» (конечно же, для «российской экономики») увеличения рабочего дня и пенсионного возраста. Человек, у которого нет ни минуты свободного времени для собственного творческого и интеллектуального развития, человек, жизнь которого поглощается работой на капиталиста, — такой человек опускается до положения хуже вьючного животного*. Изможденный телесно и огрубевший духовно, он – только машина для производства чужого богатства. Поэтому, борясь за сокращение рабочего дня до прежнего уровня или, — будучи не в состоянии этого сделать в силу буржуазного законодательства, — стремясь предотвратить чрезмерный труд путем повышения заработной платы, причем не просто пропорционального выжимаемому из них добавочному времени, а большего, чем пропорциональное, рабочие лишь выполняют свой долг по отношению к себе и своему роду.

4) Капиталистическое производство проходит через определенные периодические циклы. Оно проходит через стадию покоя, возрастающего оживления, процветания, перепроизводства, кризиса и застоя. Рыночные цены товаров и рыночные нормы прибыли следуют за этими фазами, то опускаясь ниже среднего уровня, то поднимаясь выше него. Стоимость рабочей силы не является исключением из этого правила. Более того, капиталист ВСЕГДА стремиться понизить уровень оплаты труда рабочего всеми возможными способами. В период понижения рыночных цен, в период кризиса и застоя рабочий в лучшем случае будет получать пониженную заработную плату. В худшем случае он просто напросто станет жертвой безработицы. Но даже в этом случае рабочие должны бороться против чрезмерного понижения своей заработной платы, дабы не быть обманутыми. Если в период процветания, когда капиталисты получают особо высокие прибыли, рабочие отказываются бороться за повышение заработной платы, то в среднем за весь промышленный цикл они не получат даже своей средней зарплаты. Российские рабочие до сих пор не практиковали массовую борьбу за сохранение своего среднего уровня существования, поэтому сегодня мы наблюдаем, что уровень их жизни опускается до такого уровня, когда само желание сохранить свои жизни заставляет их прибегать к так называемым экономическим забастовкам. Следовательно, экономическая борьба в капиталистических производственных отношениях это одна из их составляющих и с помощью этой борьбы капиталисты определяют, в какой момент нужно «задобрить» пролетариев, чтобы те продолжали оставаться всего лишь наемными РАБотниками.

Роль экономической и теоретической борьбы в революционном движении

В классовой борьбе пролетариата можно выделить три формы: экономическая, теоретическая и политическая.

Экономическая борьба, безусловно, есть начало классовой борьбы пролетариата. Она является единственной формой борьбы, до которой САМОСТОЯТЕЛЬНО могут подняться рабочие массы. Условия жизни рабочего в системе капиталистических отношений порождают чувства недовольства, возмущения и протеста у каждого рабочего. Он все время сталкивается с фактами несправедливости, экономического и социального гнета, как на производстве, так и за его пределами. Постоянно стремящийся к низу уровень жизни рабочих не оставляет им другого выбора, кроме профессионального объединения для коллективного противостояния капиталистам и правительству. Но экономическая борьба против капиталистов и правительства еще не является по-настоящему политической, классовой, коммунистической борьбой. Сама по себе экономическая борьба имеет чисто БУРЖУАЗНЫЙ характер, так как является, по сути дела, торгом двух сторон на рынке – одна сторона стремиться свой товар продать подороже, а другая – купить его подешевле. Так что сама по себе экономическая борьба не только не несет угрозы капиталистической системе, а даже наоборот, отдаляет ее от окончательного краха, от социальных революций, совершить которые могут только угнетенные классы.

Ведя экономическую борьбу, рабочие знают, что нужно делать, когда средств, которые им выплачивает хозяин, перестает хватать для воспроизводства собственных сил. Они знают, что их силы вполне хватит, чтобы выбить эту поблажку у капиталиста, но они не знают, куда эту силу можно направить для достижения их истинного классового интереса, который состоит не в очередной «прибавке к зарплате», которая впоследствии будет обесценена, а в разрушении самой системы наемного труда и построении коммунистического общества. Но к осознанию своих истинных классовых интересов рабочие не смогут придти самостоятельно. Поэтому они не нуждаются в том, что они и сами знают, а именно в «экономизме», они нуждаются в том, до чего сами дойти никогда не смогут, а, именно, в революционной ТЕОРИИ. Но современных левых стихия рабочего движения и тред-юнионизм настолько поглотили, что многие из них стали просто преклоняться перед профсоюзными вождями и делать все, к чему они призывают. Объявили вожди профсоюзов, что нужно провести пикет «солидарности» — и левые активисты беспрекословно выполняют. То есть теперь не коммунисты руководят борьбой профсоюзов, а профсоюзы руководят действиями «коммунистов».

Но исходя из теоретического уровня современных «коммунистов» это явление, в то же время, является закономерным. Никто из этих «преклоняющихся перед практической борьбой» не отрицает самой теории, но они принижают ее роль, превышая в то же время роль буржуазной борьбы профсоюзов. Этой болезнью, — «преклонением перед стихией», — болели некоторые группы социал-демократов в конце XIX — начале XX вв. Ленин беспощадно разгромил это течение в своей работе «Что делать?». Но современные «экономисты» даже не желают как следует изучить опыт работы предшественников, не говоря уже о диамате и политэкономии. Потому и вынуждены плестись в хвосте рабочего движения, вместо того, чтобы стать его признанным авангардом.

Коммунистами можно считать только тех, и в этом их сила и залог победы, — кто все свои действия и все решения принимают, опираясь на НАУЧНЫЕ ЗНАНИЯ, которые выработало человечество в течение всей его истории. И если член партии начинает принижать роль научной теории, то он перестает быть коммунистом и переходит, сознательно или нет, на буржуазные позиции, и его практика обречена на провал.

Игнорируя изучение и развитие НАУЧНОГО КОММУНИЗМА сегодня, когда рабочее движение в России еще находится только в зародыше, завтра наше движение окажется в такой же ситуации, о которой писал Ленин в 1902 году:
«Итак, мы убедились, что основная ошибка (здесь и далее выделено нами – Д. Г. ) «нового направления» в русской социал-демократии состоит в преклонении пред стихийностью, в непонимании того, что стихийность массы требует от нас, социал-демократов, массы сознательности. Чем больше стихийный подъем масс, чем шире становится движение, тем еще несравненно быстрее возрастает требование на массу сознательности и в теоретической, и в политической, и в организационной работе социал-демократии.

Стихийный подъем масс в России произошел (и продолжает происходить) с такой быстротой, что социал-демократическая молодежь оказалась неподготовленной к исполнению этих гигантских задач. Эта неподготовленность — наша общая беда, беда всех русских социал-демократов. Подъем масс шел и ширился непрерывно и преемственно, не только не прекращаясь там, где он начался, но и, захватывая новые местности и новые слои населения (под влиянием рабочего движения оживилось брожение учащейся молодежи, интеллигенции вообще, даже и крестьянства). Революционеры же отставали от этого подъема и в своих «теориях», и в своей деятельности, им не удавалось создать непрерывной и преемственной организации, способной руководить всем движением».(3)

Заключение

В заключении хотелось бы сделать некоторые выводы:

1) Бороться за повышение заработной платы рабочие будут всегда, независимо от того, есть или нет коммунистическая партия. Только такая борьба не позволяет зарплате опуститься катастрофически ниже прожиточного минимума. Но если взять для анализа соотношения общего фонда заработной платы в стране к численности её населения за большой промежуток времени, то, независимо от успехов в борьбе за единичную заработную плату, особенно в промышленности и сельском хозяйстве, величина зарплаты в расчете на каждого гражданина страны всегда понижалась и будет понижаться в связи с постоянной практикой «рационализации» рабочих мест, т.е. их сокращения за счет автоматизации работ всех видов. Потому-то всегда росло и расти будет и безработица, и бытовое воровство, и размах периодических погромов в развитых рыночных странах.

2) Задачи коммунистов заключаются в том, чтобы изучать, развивать и нести в массы научные знания. Искать передовых (в интеллектуальном плане) представителей рабочего класса, студенчества и интеллигенции. Работать, взяв курс на создание партии научного мировоззрения, способной сыграть авангардную роль в любом профсоюзе.

Февраль, 2014 год

_______________________________

*животное, употребляющееся для перевозки тяжестей на спине

(1) Статья М.В. Попова «Стоимость рабочей силы — Объективно необходимый уровень заработной платы» http://www.rpw.ru/ipd/popov_z.html

(2) Статья Ф. Энгельса «Справедливая заработная плата за справедливый рабочий день», опубликованная в 1881 году в британской профсоюзной газете «The Labour Standard»

(3) В. И. Ленин – «Что делать?» 1902г.

Дмитрий Громов