«Борьба» за Орден

орденНе прошло и двух суток с момента сноса “Ордена Ленина”, что в Перми на пересечении улицы Большевистской и Комсомольского проспекта. Спор, разгоревшийся около месяца назад, был героически разрешен с помощью бульдозера и нескольких рабочих.

Особенно поражает немощь власть имущих в этом вопросе. Игорь Сапко, мэр миллионного города где сие творится, был, по его словам, против решения о сносе, по крайней мере, опережающего решения совета по топонимике. Совет, отстаивающий историческую справедливость правящего класса на ведущую роль в истории, кроме основных функции по переименованию улиц, активно взялся за вопрос о том, чем для истории города является Орден. Покопавшись в архивах, повспоминав свое детство, и не найдя того скелета, на котором кровожадные большевики поставили сие сооружение, Совет дал заключение, видимо, в форме пожелания всем, кому дороги слова искусствоведов в эпоху Капитала, что Орден неплохо было бы сохранить как память о достижениях ГУЛАГа и эпохи очередей, дефицита и всего крайне плохого. На основании этих двух важных мнений администрация ОТЕЛЯ (!!!) произвела демонтаж. Уважение к власти зашкаливает, не так ли? Но не суть кто и зачем сделал этот акт вандализма, по мнению одних, или правое дело, по мнению других. Важным тут должно быть поведение коммунистов по отношению к нему.

КПРФ и ЛКСМ, как «единственно верные идеям коммунизма», тут же провели пикеты, еще когда вопрос о демонтаже решался, и грудью вышли защищать, когда демонтаж начался. Решенный вопрос о соотношении буржуазной партии КПРФ и коммунистических идей мы трогать не будем. Но верна ли политика этих «коммунистов», если мы положим, что оные ими являются? Ответ очевиден: нет. Для них любой акт с образом вождя мирового пролетариата или, равно, с образом отца всех народов (другие образы не узнаваемы как среди КПРФ, так и среди их оппонентов) вызывает животную ярость и желание убивать. Казалось бы, адекватные чувства у любого человека, когда на его «тотем» плюют. Но в этом-то и проблема этих квазикоммунистических организаций: для них Ленин и Сталин остаются иконами, на которые они молятся, а марксизм — святым писанием на все времена, учением, не требующим современной интерпретации, да и применения тоже.

Современные коммунисты, «партийные» зачастую, цепляясь за великое советское наследие, за великий Союз, за мощное государство, навсегда остаются в прошлом, отказываясь от настоящего, от борьбы в настоящем время, и тем самым обрекают свое будущее. Их будущее не наступит, во-первых, вследствие их неправильной практики в настоящем, и, во-вторых, их боязни этого будущего.
Глупо, подобно современной «КПСС» и прочим маргинальным организациям, отрицать крушение Советского Союза в 1991 г. Когда рухнула Российская Империя, долго ли простояли памятники людям голубой крови на центральных площадях городов? А почему? Да все потому, что эти физиономии были противны правящему классу – пролетариату. Сейчас мы видим обратный и весьма естественный процесс, когда правящий класс – буржуазия, зверем смотрящий на любое изображение вождей пролетарской революции, переименовывает улицы, сносит памятники, переписывает учебники, переносит праздники. Все это лишь ради одной цели – вытравить из памяти людей осознание, что когда-то они были свободны. Если кто-то думает, что власть, то бишь представители буржуазии, прислушаются к мнению масс в эпоху революционного спада, то надо срочно снимать розовые очки и браться за чтение классиков.

По нашему мнению, защита монумента в сегодняшних условиях — не просто ненужное, а вредное занятие. Особенность нашего времени в том, что за 20 лет после крушения Союза не создана коммунистическая партия, есть лишь кружки и междусобойчики. Перенос акцента с теоретического вопроса на вопрос хождения по пикетам-демонстрациям, собирающим 15 человек, есть оппортунизм и явное вредительство. Нужно понять одну простую мысль: они могут уничтожить все памятники, переименовать все улицы, но они не смогут уничтожить учение марксизма-ленинизма, способное похоронить под собой существующий порядок вещей. Если, конечно, сами коммунисты не разменяют свою идеологию на «ностальгический» плач и бессмысленный акционизм.

Арсений Усынин