О пропагандисткой работе

Рожин Б. Опыт пропагандистской работы в оффлайне

Претензии Бориса Рожина, во-первых, не новы и не оригинальны, а во-вторых, выдают полную растерянность гражданина в вопросах пропаганды.
Основную проблему он видит в тираже. Дескать, есть тираж — есть работа, нет тиража — нет работы. Основное страдание: «Получается, что победоносная стратегия у «Прорыва» есть, но до масс она не доходит».

Я не знаю, читал ли гражданин работу Ленина «Что делать?» и если читал, то что из нее осело в голове, но тем не менее после Ленина было бы стыдно не понимать вполне простых закономерностей пропаганды.

Дело в том, что для успешной пропаганды необходимо иметь качественную ПРЕССУ. То есть, регулярно и централизовано выходящие периодические издания удовлетворительного идейного качества. Без прессы можно собрать сколько угодно человек и ничего в пропаганде не добиться, и практика показывает это. Был не так давно в Прохоровке и поговорил заодно с местным секретарем КПРФ. Они даже и не думают о прессе на местах. Максимум — написать коротенький некролог о смерти очередного «заслуженного коммуниста» и послать его в областной листок формата А3 на двух листах, состоящий наполовину из некрологов и поздравлений, а на оставшейся части заполненный стандартным советским штампованным официозом. Нет, секретарь мужик неглупый, соглашается, что пресса нужна, только вот делать ее… некому. У него на 50 (!) человек организации 40 практически недееспособных пенсионеров и 15 людей с местным средним и среднеспециальным образованием. Не спорю, местная школа неплоха, но тем не менее газету выпустить они не могут при всех незаурядных качествах секретаря. А так как никакого изучения работ классиков у них не ведется ни самостоятельно, ни как иначе, то из этой ситуации выхода просто нет, никакого и никогда, и местная организация КПРФ пока что держится на плаву благодаря Чикину с его «Советской Россией». Если бы не было этого, то молодежь (мужики под 40-50 лет и пара бойких комсомольцев) давно бы убежала к Жириновскому.

Иными словами, вопрос с тиражами упирается в кадры. Кадры и еще раз кадры. Человеку, ушедшему с головой в Интернет, кажется, что сделать что-нибудь сносное можно легко — порывшись в недрах, можно почти всегда выловить пару критических статей, десяток картинок, анекдотов, дополнить собственным креативом и вперед в массы. Но когда мы ставим вопрос для больших чисел, когда мы думаем на пару шагов вперед, а не от номера и до номера, то у нас опять-таки получается, что писать некому.

Сталин, в свое время отвечая на вопрос о причинах своего успеха в победе над троцкизмом, делал особый упор на «средние руководящие кадры», которые являлись проводниками идей сталинской фракции в партийные массы, в отличие от Троцкого, апеллировавшего как к «вождям», так и напрямую к низам, минуя низовое руководство. Так вот, пропаганда в своем развитии от высших форм (теоретической работы) к низшим (агитации) проходит все те же несколько уровней, что и в ситуации партийных дискуссий 20-30-х, и на каждом уровне идет приспособление идей к уровню группы. Это хорошо было видно в 20-х гг. в ВКП(б) по партийной прессе. Центральная пресса, укомплектованная качественными кадрами, подает материал на высоком научном уровне. Областная частично ретранслирует идеи напрямую из центральной, частично дополняет на местном материале, попутно готовя в практической работе свои собственные кадры, которые закономерно поплоше, но из который идет выборка в центральные издания. Районная пресса частично ретранслирует центральную и областную, дополняя ее своим материалом и готовя свои кадры, из которых черпают резерв областные издания. В результате до масс докатывается частично напрямую ретранслированная идея, частично адаптированная для местных условий и низового уровня образования, и есть кадровый резерв для всех уровней прессы. Сохраняя при этой идеологический контроль сверху вниз, мы имеем в конечном выходе вполне аутентичную адаптацию теоретических идей к низам.
В свое время попытки проводить такую же политику в развитии прессы в РКРП провалились — руководство партии просто не осознало необходимости ни серьезно заняться теоретическими вопросами для повышения уровня центральной прессы, ни развивать местную прессу как форму подготовки пропагандистских кадров. Таким образом, через несколько лет партия выродилась в сплошное убожество.

В результате было принято решение — с помощью журнала готовить кадры для теоретической работы, объединять вокруг журнала добросовестно мыслящих марксистов, понимающих, что КАЧЕСТВО пропаганды есть основная составляющая ее успеха. Если издание будет иметь должный теоретический авторитет, то вопрос с кадрами решится сам собой — все умное среди левых будет к нему тянуться (а всякая бестолковщина отталкиваться). При достижении «критической массы» теоретического актива уже возможно разворачивать пропаганду и вширь. Да она и сама развернется, даже стихийно. Последние несколько лет к нам пришли перспективные, интересные люди, которые не только способны работать, но и разворачивают пропаганду вширь. Например, на журнал «Прорыв» ориентируется пермская организация «Коммунистический Союз 15 сентября», имеющая периодическое издание (compaper.info), в которое мы тоже временами пишем. Есть активисты в регионах России и на Украине, за рубежом есть активные читатели и сочувствующие. Иными словами, идет наращивание теоретического актива. Где-то ситуация получше (в Перми, например, уже дошли до региональной прессы), где-то похуже, но этот процесс идет. Будут кадры — будут тиражи.

Проблема заключается в том, что теоретическая работа не дает никаких сиюминутных результатов. Воспитание теоретически подкованных кадров занимает годы, так же как подготовка ученого не ограничивается институтом и аспирантурой (мы имеем массу окончивших и то, и другое, но учеными не ставших). Тем более этот процесс долог, когда подготовка идет при весьма ограниченных возможностях. Ну, например, на многое просто времени не хватает. И Рожин предлагает нам дилемму — отказаться от качества во имя количества.

То есть, опять-таки «упростить»: «На мой взгляд, именно слабость группы «прорывовцев» в вопросах пропаганды диалектического метода (в знании и умении им пользоваться я нисколько не сомневаюсь) и обеспечивает их малочисленность. Они знают куда идти, но не могут доходчиво показать — как. Если леваки упрощают, то это получается хвостизм. Но как тогда быть с «Прорывом», претендующим на научно-теоретическое лидерство? Может ли он, в должной мере владея диалектическим методом, упростить и донести для масс или хотя бы желающих учиться основы научно-теоретического ядра? Если не может, то к чему тогда апелляции к опыту Ленина? Если может и упрощает по-ленински, то почему результаты столь же плачевные, как и у критикуемых оппортунистов? Если же отказывается от пропаганды и не может ее вести по организационным причинам, то откуда возьмется научно-теоретического ядро, если в рамках выдвигаемых тезисов только «Прорыв» знает, что нужно делать.»

Но при этом человек не видит, что сейчас масса людей, которые «упрощенно изучили» Ленина, Маркса, Гегеля (а то и вовсе не изучали — из числа комментаторов вышеупомянутого поста Рожина вряд ли кто-нибудь способен обсудить «Науку логики» на должном уровне). И практика этих людей не дала на настоящий момент никого результата. Шум, крики, склоки, обвинения в «кабинетности» — я уже наблюдаю это 18 лет, а воз и ныне там: леваки заурядно в хвосте у буржуазных и мелкобуржуазных движений, массовости точно так же нет (хотя, казалось бы, ради нее все и затевалось!), понимания что делать тоже (а потому мы получаем от таких горе-критиков массу вопросов, а не ответов). Так может, Борис, вместо розовой мечты о массовке взять и почитать того же Гегеля? Или, например, взяться за «Экономические проблемы социализма» посерьезней? И, покопавшись в литературе, ПОНЯТЬ все-таки при этом прочитанное, а не бегать искать гения, кто сможет вопрос о единстве противоположностей изложить в виде детских кубиков с картинками?

Но чем глубже проблема, тем меньше способных за нее взяться. Это и критиков журнала тоже касается. Погавкать-то легче, чем заниматься научной работой. Я как-то одному критику «Прорыва» предложил дуэль — я ему даю тему по обществоведению, он мне дает тему по обществоведению, пишем, рецензируем друг друга, история рассудит, читатель оценит. Так оказалось, что оппонент, взявшийся разоблачать, просто не понимает, о чем предложенная ему тема и раскрыть ее не берется. А между тем я ему предложил написать всего-навсего на тему соотношения цивилизационного и формационного подхода — на эту тему я давно, лет 15 назад, на первом курсе еще, писал реферат и серьезно полагал, что тема не вызовет особых проблем из-за массы выпущенной к настоящему времени литературы. Это в 1995 году можно было не найти в продаже Тойнби, и толпа «обществоведов» не бегала кругами вокруг него с разоблачением марксистской «пятичленки», а материалы по дискуссии об азиатском способе производства в открытом доступе не лежали — надо было в Ленинку идти и очереди стоять. Но… мы так и не получили от секты записных рабочемольцев ни одной стоящей научной работы.
В отличие, кстати, от Петровича, который тоже выступал с похожими претензиями к журналу, но тем не менее выдал несколько весьма качественных материалов.

А.Лбов