Нищета жирософии

КлоунКак известно, лидер ЛДПР В.В. Жириновский уже давно подвизается на ниве очернения коммунистической мысли и движения. Так давно, что коммунисты имеют все основания заявить: «ХВАТИТ ЭТО ТЕРПЕТЬ!» В данной работе раскрывается несостоятельность нападок В.В. Жириновского на революционное движение, советский строй и коммунистическую идеологию.

В его книге «От искорёженной к здоровой экономике» красной нитью проходит идея дискредитации революции как исторического явления. Революционным потрясениям противопоставляется эволюционный путь развития. Слово Владимиру Вольфовичу:

«Мы хотим жить достойно, богато материально и духовно. Мы будем так жить. Мы должны быть свободными. Причём без новых разиных и пугачёвых, дубровских и котовских, смутьянов-революционеров (здесь и далее выделено мной – И.Б.)».

«Революционеры и смутьяны плохо понимают экономику, не умеют оценивать последствия своих преобразований. Они увлечены идеями (а что плохого в увлечении идеями, если эти идеи правильны? – И.Б.), жаждой власти (грош цена той политической партии, которая не ставит вопрос о завоевании власти – И.Б.). Сегодня многих «революционеров» просто покупают. Кукловоды остаются за сценой (это справедливо для «цветных» революций – И.Б.)».

«Только эволюция, только постепенное развитие, шаг за шагом, без революций и потрясений».

«Нужно обеспечить хотя бы нашим детям эволюционный, а не революционный путь развития России. В науке – да, нужно делать революционные открытия. В обществе играть судьбами миллионов людей (как это было после 1917 года и в 1990-е годы) нельзя».

Что тут можно возразить? Нравится кому-то это или нет, но революции были, есть и будут неотъемлемым компонентом мирового исторического процесса. При всех издержках, которые несут с собой связанные с ними социальные потрясения, революции играют важную позитивную роль, устраняя с пути прогресса заскорузлые, устаревшие государственные, экономические и иные структуры, институты, учреждения и порядки, свергая бездарные, коррумпированные, вступившие в неразрешимые противоречия с интересами общества господствующие элиты. Разумеется, речь идёт не о «карманных», «оранжевых», «бархатных» и «жасминных», организуемых спецслужбами и щедро оплачиваемых из-за рубежа политических переворотах, а о тех грандиозных народных движениях, которые способствовали переходу общества на новую, более прогрессивную ступень своего развития. Ведь революция в научном понимании — это не одномоментный акт взятия власти, а длительный созидательный процесс преобразования старого общества на новых началах.

Отрицая необходимость и неизбежность революций, Жириновский отвергает первый закон диалектики – переход количества в качество (и наоборот), который, разумеется, относится и к развитию общества. Смена эволюционных (стабильных) и революционных (критических) эпох – характерная черта исторического процесса. Социальная революция, будучи следствием всякой эволюции – есть качественный скачок в историческом развитии общества, который является отправной точкой для нового этапа эволюционных преобразований. В ходе относительно медленного, эволюционного совершенствования, постепенного накопления количественных изменений, в недрах общества вызревают необходимые предпосылки для очередного качественного революционного рывка вперёд. И радикализм революционеров обусловлен вовсе не их кровожадностью, не стремлением «поскорее получить результат вопреки объективным обстоятельствам», а зверствами отторгнутого от власти класса паразитирующих собственников предыдущей формации, необходимостью сломить сопротивление старой системы, активно борющейся против социального прогресса.

Попробуйте-ка, господин Жириновский, вытесать бревно, не срубив дерева – поймёте, почему во все времена среди сторонников социального прогресса обязательно были люди, способные ответить на террор уходящего класса решительно и бескомпромиссно, и в определенные моменты истории их действия воспринимались большинством трудящихся как общественная необходимость. Что касается пролитой крови, то она проливается и в условиях эволюции. Кто не желает, чтобы общественный прогресс осуществлялся в оптимальные сроки, тот тюрьмами и каторгами, разгоном демонстраций, убийством рабочих лидеров, всеобщей тотальной слежкой, как в США, старается законсервировать все те уродливые явления, которые без ускорения социального прогресса преодолеть нельзя.

Взваливая ответственность за пролитую кровь на революционеров, консерваторы и «постепенцы» почему-то молчат о крови, которая льется сегодня. В криминальных разборках, в многочисленных военных конфликтах, развязанных буржуазией. Да и сами трудящиеся в огромных масштабах совершают самоубийства, не видя выхода из ужасающей реальности капитализма. Обслуга буржуазии молчит об этом потому, что эта кровь льётся в интересах всех лицемеров и фразёров, кричащих о вредности «кровожадного» радикализма. Без буржуазных революций, которые похоронили феодальное общество, мы бы сейчас не мышкой кликали по экрану монитора и не на самолётах летали, а ходили бы в лаптях да сарафанах, отбывали бы барщину, платили бы оброк и церковную десятину в придачу. Ну, разумеется, и саму церковь посещали бы регулярно. Причём в обязательном порядке. А без социалистической революции невозможен переход к новому обществу – коммунистическому, где не будет эксплуатации человека человеком, и свободное развитие каждого будет залогом свободного развития всех.

Революция приходит, как гроза, цунами, землетрясение. Её нелепо порицать, равно как и эти природные явления. Но также неуместна и глупая апологетика в её адрес. Революция нуждается во вдумчивом, серьёзном изучении и осмыслении. Опыт революции бесценен, в том числе и потому, что в ходе её становится явным многое из того, что тайно и подспудно зрело и копилось в обществе в предшествующие десятилетия и века. Отвергать революцию – значит отвергать общественный прогресс. Это глупо, недиалектично и ненаучно. Революция – это не обязательно кровь и баррикады, она может принять и вполне мирные формы. Всё зависит от сознательности и организованности масс, вовлечённых в революционный процесс, степени усвоения ими прогрессивной идеологии. Обеспечить это, не допустить скатывания общества в состояние гражданской войны – как раз и является задачей коммунистов. Вспомним, что в первые месяцы после Октября 1917 г. советская власть вела очень мягкую политику, отменив смертную казнь и порой отпуская под честное слово участников контрреволюционных выступлений (как, например, генерала Краснова в ноябре 1917 г.). И только в ответ на развязывание российскими и иностранными капиталистами гражданской войны начался «красный террор».

В качестве едва ли не главной, можно сказать – фатальной, причины распада СССР Жириновский выделяет неоправданно высокие расходы «на помощь странам Азии, Африки, Латинской Америки, не говоря уже о своих окраинах, странах Восточной Европы», которые якобы надорвали силы «русских мужиков».

«Десятки, сотни миллиардов долларов и рублей расходовались на поддержание одной, «единственно правильной» идеологии у себя в стране, в Восточной Европе, в Азии, Африке, во всех странах мира. На идеологию работал чрезмерно разбухший военно-промышленный комплекс, когда лёгкая, пищевая промышленность, гражданское машиностроение развивались слабо, приоритетом всегда было производство танков, ракет, военной техники».

«Страна (СССР – И.Б.) работала на военно-промышленный комплекс, содержание братских партий и стран…».

Ну, во-первых, как говорили древние римляне: «Хочешь мира – готовься к войне». И были абсолютно правы. Запад в «холодной войне» с советским блоком тоже не жалел средств на развитие ВПК.
Во-вторых, любая политическая сила считает свою идеологию «единственно правильной», а своих оппонентов – заблуждающимися. Иначе какой смысл её отстаивать? ЛДПР устами своего лидера тоже пытается (правда, довольно туманно) сформулировать основы своей идеологической доктрины:

«Вдохновлять нас… будет идеология русских побед, служившая возрождению России после разрушительных смут и нашествий, идеология единства на базе православия русского народа, ислама, буддизма и религий других народов, веками проживающих вместе на необъятных просторах нашей страны. Эта новая идеология вдохновляет и мобилизует людей в самых отдалённых уголках. Мы объединим все классы и сословия, все нации и конфессии в громадное целое, неодолимое и святое».

Опустим пока содержательную сторону сих патетических деклараций и зададимся вопросом: неужели ЛДПР не собирается защищать свою замечательную идеологию от посягательств тех сил (как внутри страны, так и вовне), которые будут подвергать сомнению её истинность? Если нет, тогда зачем она вообще провозглашается? Ради красного словца? Чтобы угодить патриотическим чувствам обывателей во имя каких-то там своих интересов? А ещё упрекают коммунистов в лицемерии!

Здесь представители ЛДПР мне могут возразить: да, конечно, мы будем отстаивать свою идеологию, но предназначена она исключительно для России (для внутреннего, так сказать, употребления), а не для навязывания другим странам и народам (как это делали коммунисты). И снова предоставим слово Владимиру Вольфовичу:

«Руководители КПСС занимались развитием мирового революционного процесса. Для этого в ход пускались люди, ресурсы, этому подчинялась вся структура экономики. Противопоставив себя экономически развитым странам во имя хороших, но химерических идеалов, коммунистические лидеры надорвали народные силы и экономику страны. А, в конечном счёте, и саму их КПСС».

Иными словами, отрывали кусок хлеба у своего народа, чтобы кормить чужие. Видимо, здесь не обойтись без краткого политического ликбеза. Вообще-то, революционное движение в разных странах мира существовало и до 1917 года, и в советский период, и в том или ином виде существует теперь и будет существовать в дальнейшем до тех самых пор, пока на планете будет существовать капитализм. Что же произошло в 1917 году? А вот что: в Октябре 1917 года трудовой народ России во главе с партией коммунистов-большевиков сверг власть буржуазии и помещиков. Стал производство организовывать по научно-обоснованным планам и государством управлять без эксплуататоров. Разумеется, под чутким руководством коммунистической партии. А как же? Ведь при Ленине и Сталине партия являлась авангардом трудящихся, её ряды пополняли наиболее умные, смелые и честные люди, которые видели лучше и дальше других и могли своим примером остальных на труд и на подвиг вдохновить. А разного рода шкурники, карьеристы и приспособленцы, которые пытались примазаться к партии (как колорадские жуки к свежей картошке), беспощадно оттуда вычищались. И страна добилась таких успехов, которые ей при царях и не снились.

Не бывает «государства» вообще. Государство – понятие классовое. Есть государства рабовладельческие, феодальные, буржуазные, в которых власть принадлежит эксплуататорам и осуществляется в своекорыстных интересах соответствующих господствующих классов. А есть – социалистические, пролетарские, где власть принадлежит трудящимся и осуществляется в интересах всего общества. Советский Союз именно таким государством и был. Классовый интерес пролетариев – социализм – является выражением объективных потребностей общественного развития. Пролетариат не может освободиться от наёмного рабства, не освобождая всего общества от всякого гнета и эксплуатации. Это и делает его единственным до конца последовательным революционным классом.

К слову сказать, с самого начала своего рождения Советское государство выдвинуло принцип «мирного сожительства» с капиталистическими странами (не путать с хрущевским «мирным сосуществованием»). Советскому государству во что бы то ни стало нужен был мир, чтобы все силы бросить на развитие народного хозяйства, дабы социализм мог в полной мере раскрыть свои преимущества перед капитализмом. Только вот проблема: поскольку враждебное капиталистическое окружение всё-таки сохранялось, пример Советского государства мог быть заразительным для трудящихся других стран. Поэтому капиталисты прилагали все усилия, чтобы задушить «треклятый совок». То с интервенцией придут, то фашистов натравят, то «холодную войну» объявят.

Что в такой ситуации оставалось делать Советскому государству? Правильно, искать союзников на международной арене, которым мировой империализм тоже жить мешал. Тут простая логика: чем слабее будет мировая капиталистическая система – тем успешнее пойдёт у нас процесс мирного коммунистического строительства: вместо враждебных капиталистических государств будут возникать дружественные, социалистические (или хотя бы просто «прогрессивные»), да и оставшиеся буржуа, занятые борьбой с внутренним коммунистическим движением и национально-освободительной борьбой угнетённых народов, меньше наседать будут. И помощь нашим союзникам при Ленине и Сталине оказывалась мудро и осмотрительно, с таким расчётом, чтобы не навредить мирному коммунистическому строительству советского народа и не втравить СССР в неравную схватку с империалистическими агрессорами, а наоборот укрепить внешнеполитические позиции Советского Союза и его престиж на международной арене. Хотя и находились горячие головы, типа троцкистов, которые без немедленной мировой революции себе жизни не мыслили. Вот и упрекали Сталина за излишнюю осторожность и недостаточную р-р-революционную активность. Даже «красным монархом» обзывали, душителем дела Ленина, Великого Октября и высоких коммунистических идеалов.

Словом, государства социалистического содружества, коммунистические партии в капиталистических странах, национально-освободительные движения в колониях и полуколониях, которые опирались на помощь СССР, выступали проводниками советского влияния. Именно потому и помогали «неграм в Мозамбике», чтобы не пришлось у собственных границ вступать в военные столкновения. В ходе «восстановления конституционного порядка», «контртеррористических» и «миротворческих операций». Запад поддерживал своих союзников, мы – своих. Враг моего врага – мой друг. Нынешний перезрелый капитализм, которому давно пора уйти в прошлое, несёт угрозу деградации и гибели не только России, но и всему миру. Поэтому дело трудящихся всего мира – совместными усилиями уничтожить этот строй и создать коммунистическое общество. Их общий враг вполне конкретен – класс буржуазии, собственников средств производства. Всё это – истина, известная полтора столетия. Всем, кроме лидера ЛДПР.

Скажите на милость, почему реализация имперских амбиций дореволюционной, буржуазно-помещичьей России, выражающаяся в том числе и в помощи «братушкам-славянам», равно как и притязания (хотя уже и более скромные по своим масштабам) современного империалистического государства под названием Российская Федерация, находящие своё военное воплощение в проведении всевозможных «миротворческих операций» на постсоветском пространстве (вспомним события в Северной Осетии в августе 2008 г.) – это хорошо, а отстаивание СССР своих идеологических и внешнеполитических интересов в жёстком противостоянии с США и проамериканскими агрессивными блоками – это плохо? К слову сказать, теперь на миротворческие операции в бывших республиках Советского Союза тоже тратятся значительные средства. И российские военнослужащие в ходе миротворческих операций гибнут. Но об этом в официальных СМИ – молчок. Отмалчивается и В.В. Жириновский, очевидно, воспринимая это как должное. А как же! Это вам не за какие-то там коммунистические идеалы, не за освобождение всего человечества от ига капитализма воевать. Классовые интересы трудящихся (в том числе и бедных, в том числе и русских!), борющихся с мировой капиталистической системой, Жириновскому побоку, а вот имперские амбиции российских правящих кругов – превыше всего! Ещё и критикует политику Кремля за недостаток этих самых «имперских амбиций».

Жириновскому с его мелкотравчатым обывательским мышлением не понять, что пасть смертью храбрых за свободу и счастье всего человечества (как, скажем, для советских солдат в годы Великой Отечественной войны или для Че Гевары в Боливии) – это достойно и почётно, а отдавать жизнь за сверхприбыли олигархов (как, например, для американских солдат во Вьетнаме) – это просто глупо.

И пусть ответит господин Жириновский ещё вот на какой вопрос: почему современная РФ, которая уже не надрывает свои силы «развитием мирового революционного процесса» и борьбой за независимость негров в Мозамбике, всё никак не может выйти на советские показатели экономического, демографического и культурного развития?

Жириновский – антикоммунист. Во многих его высказываниях сквозит нескрываемая неприязнь к коммунистической идеологии, которую лидер ЛДПР неизменно характеризует как утопическую и лицемерную. Цитирую:

«Люди внушаемы, их можно и программировать. Чужое начинает пониматься ими как своё. То коммунистические идеалы, то «демократия» во всех странах мира на американских штыках и деньгах (а жириновцы со своими общими фразами о единстве классов, наций и конфессий России за всё хорошее против всего плохого – И.Б.).

«Надо работать, а не мечтать о коммунизме, демократии, свободе. Избавляться от грёз надо. Тогда построим рыночное хозяйство (рыночная утопия дорого обошлась нашей стране в «лихие 90-е» – И.Б.)».

«Советский Союз распался из-за того, что стайка идеологически зашоренных людей жадно цеплялась за власть, навязывала опротивевшие догмы о будущем всемирном счастье. Большинству населения это осточертело, и оно равнодушно восприняло, как одна стая вождей поменялась на другую, которая рвалась к недоступной тогда государственной собственности (нефть, лес, земля, алюминий, никель…)».

Вообще-то Советский Союз распался вовсе не из-за коммунистической (марксистской) идеологии, а наоборот, вследствие фактического отказа от неё и переориентации высшего партийно-государственного руководства страны (которое чем дальше, тем всё более становилось коммунистическим лишь по названию) со строительства коммунизма на реставрацию капитализма.

Что бы там ни плёл Жириновский, коммунистическая идеологии как раз тем и отличается, что в ней нет лицемерия. У её носителей (т.е. у коммунистов) нет каких-то особых интересов, отличных от интересов пролетариата. Каких взглядов коммунисты сами придерживаются – такие и среди трудящихся пропагандируют (разумеется, в доступной, доходчивой форме). Лицемерили позднесоветские руководители, которые на словах клялись и божились в своей верности коммунистической идеологии, а сами, подспудно, готовили почву для реставрации капитализма. И лицемерной является не коммунистическая, а как раз буржуазная идеология, навязываемая капиталистами всему остальному народу вопреки интересам трудящегося большинства.

Воспевая преимущества программы ЛДПР, Жириновский ставит в вину коммунистам «уравниловку и интернационализм». Уравниловка в СССР – это расхожий миф перестроечной пропаганды. На самом деле никакой уравниловки не было и в помине. Например, стахановцы, работники некоторых отраслей (шахтеры и т.д.) получали в разы больше по сравнению с остальными рабочими. Разрыв в доходах в соответствии с принципом оплаты «по труду» — это неизбежное наследие капитализма при социалистическом строе. Но не означает «уравниловки» в обыденном понимании и принцип полного коммунизма, распределение «по потребностям», что станет возможным при достаточном развитии производства, устранения нехватки товаров. Потребности у людей тоже очень разные.

Что касается «интернационализма», то здесь снова нужен политликбез. Какой «интернационализм» имеет в виду Жириновский? Что вообще такое «интернационализм»?

«Интернационализм» (как и «государство») – понятие классовое. Нет «интернационализма» вообще. Интернационализм – он разный бывает. Есть интернационализм буржуазный, есть интернационализм пролетарский. Скажем, когда буржуазия нескольких наций или стран объединяются против социалистического государства (или союза таких государств) – это называется буржуазный интернационализм. Вот наиболее яркие исторические примеры буржуазного интернационализма: интервенция стран Антанты против Советской России в годы Гражданской войны, нападение блока фашистских государств на СССР в 1941 году, «холодная война», развязанная США и подконтрольными им блоками (НАТО, СЕНТО, СЕАТО и пр.) против стран социалистического содружества, на редкость единодушное муссирование современной российской и польской буржуазией лживой версии Катынского расстрела польских офицеров с целью оклеветать советский строй и отвратить трудящиеся массы от коммунизма.

Как видим, принцип интернационализма не только коммунисты проповедуют. Господа из «Справедливой России» (считай, те же капиталисты) вон в Социнтерн вступили. Но интернационализм спросовцев Жириновского как-то не задевает. А вот интернационализм коммунистов вызывает у него приступы желчи.

В чём тут дело? А дело в том, что интернационализм коммунистов – он другой, пролетарский. Это когда трудящиеся разных стран (и социалистических, и капиталистических) во главе с коммунистическими партиями координируют свои усилия в борьбе с общим врагом – мировой капиталистической системой. Помощь братским компартиям и национально-освободительным движениям – и есть проявление подобного рода интернационализма. Пролетарский интернационализм (солидарность с трудящимися других стран и народов в общей борьбе с капиталистической системой) являлся для советских людей естественным продолжением советского патриотизма, под которым следует понимать стремление победившего пролетариата сохранить и защитить свою власть и своё (не буржуазное!) государство от внешних и внутренних врагов. Большевикам удалось восстановить территориальное единство страны в границах бывшей Российской империи как раз благодаря тому, что они задействовали принцип пролетарского интернационализма. Белые выдвинули лозунг «единой и неделимой России», но натолкнулись на этнонационализм местных буржуазных элит и истекли кровью. А большевики сумели противопоставить буржуазному национал-сепаратизму принцип классового единства трудящихся разных наций, рас и конфессий в борьбе с русскими и нерусскими капталистами и помещиками. Это и есть пролетарский интернационализм в действии. Что в этом плохого? А вот когда от пролетарского интернационализма отказались, и в советских республиках подняла голову национальная буржуазия, которая выдавала свои местнические узкоклассовые интересы за общенациональные, – тут-то и рассыпалось Советское государство на удельные княжества со своими президентами и ханами. Но для Жириновского единство «русского народа», а следовательно, единство бедного русского рабочего с богатым русским капиталистом – это хорошо, тогда как классовая борьба великорусского рабочего в интернациональном содружестве с рабочими других наций против своих угнетателей – «национальных» и транснациональных капиталистов – это плохо, это смута, это экстремизм.

Идейные коммунисты (не путать с «членами партии»!) – это не утописты, не «кремлёвские мечтатели», не «политические донкихоты», каковыми нас пытаются выставить наши политические противники (в том числе и жириновцы). Марксизм – это не просто политическая идеология. Это наука, основанная на объективных законах существования и развития общества. Социализм (первая фаза коммунистического общества) для нас, коммунистов, – это не «химерические идеалы», не туманные маниловские мечтания, а реальный выход из сложившейся ситуации, научно-обоснованный прогноз на ближайшее будущее. Будущее России – социализм. Без социализма – у России, как и у всего мира, нет будущего. И никакой велеречивый Жириновский её не спасёт.

Игорь Быстров