Экономический кризис. Взгляд для рабочих

«Теперь, когда мировой экономический кризис развёртывает своё разрушительное действие, спуская ко дну целые слои средних и мелких капиталистов, разоряя целые группы рабочей аристократии и фермеров и обрекая на голод миллионные массы рабочих,- все спрашивают: где причина кризиса, в чём его основа, как с ним бороться, как его уничтожить? Измышляются самые разнообразные «теории» кризиса. Предлагаются целые проекты «смягчения», «предупреждения», «ликвидации» кризиса. Буржуазные оппозиции кивают на буржуазные правительства, которые, оказывается, «не приняли всех мер» для предупреждения кризиса. «Демократы» обвиняют «республиканцев», «республиканцы» — «демократов», а все вместе — группу Гувера с её «Федеральной резервной системой», которая не сумела «обуздать» кризис…

Понятно, что все эти «теории» и проекты не имеют ничего общего с наукой. Нужно признать, что буржуазные экономисты оказались полными банкротами перед лицом кризиса. Более того, они оказались лишёнными даже того минимума чутья жизни, в котором не всегда можно отказать их предшественникам. Эти господа забывают, что кризисы нельзя рассматривать как случайное явление в системе капиталистического хозяйства. Эти господа забывают, что экономические кризисы являются неизбежным результатом капитализма. Эти господа забывают, что кризисы родились вместе с рождением господства капитализма. На протяжении более чем сотни лет происходят периодические экономические кризисы, повторяясь через каждые 12-10-8 и меньше лет. За этот период буржуазные правительства всех рангов и цветов, буржуазные деятели всех степеней и способностей, — все без исключения пытались пробовать свои силы на предмет «предупреждения» и «уничтожения» кризисов. Но все они терпели поражение. Терпели поражение, так как нельзя предупреждать или уничтожить экономические кризисы, оставаясь в рамках капитализма. Что же тут удивительного, если нынешние буржуазные деятели также терпят поражение? Что же тут удивительного, если мероприятия буржуазных правительств ведут на деле не к смягчению кризиса, не к облегчению положения миллионных масс трудящихся, а к новым взрывам банкротств, к новой волне безработицы, к поглощению менее сильных капиталистических объединений более сильными капиталистическими объединениями?

Основа экономических кризисов перепроизводства, их причина лежит в самой системе капиталистического хозяйства. Основа кризиса лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокращением платёжеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты всё время стараются держать в пределах крайнего минимума. Чтобы выиграть в конкуренции и выжать побольше прибыли, капиталисты вынуждены развивать технику, проводить рационализацию, усилить эксплуатацию рабочих и поднять производственные возможности своих предприятий до крайних пределов. Чтобы не отстать друг от друга, все капиталисты вынуждены так или иначе стать на этот путь бешеного развития производственных возможностей. Но рынок внутренний и рынок внешний, покупательная способность миллионных масс рабочих и крестьян, являющихся в последнем счёте основными покупателями, остаются на низком уровне.

Отсюда кризисы перепроизводства. Отсюда известные результаты, повторяющиеся более или менее периодически, в силу которых товары остаются непроданными, производство сокращается, растет безработица, снижается заработная плата и, тем самым, ещё больше обостряется противоречие между уровнем производства и уровнем платёжеспособного спроса. Кризис перепроизводства есть проявление этого противоречия в бурных и разрушительных формах.

Если бы капитализм мог приспособить производство не к получению максимума прибыли, а к систематическому улучшению материального положения народных масс, если бы он мог обращать прибыль не на удовлетворение прихотей паразитических классов, не на усовершенствование методов эксплуатации, не на вывоз капитала, а на систематический подъём материального положения рабочих и крестьян, то тогда не было бы кризисов. Но тогда и капитализм не был бы капитализмом. Чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм.

Такова основа экономических кризисов перепроизводства вообще».

(Сталин, политический отчет ЦК XVI съезду ВКП (б).1930 год)

Сели ли наши экономисты в лужу, когда предсказывали бурное развитие «информационного» общества, «инновационной» экономики и т.д.? Когда, в начале биржевого краха, спешно ретировались со своими «теориями», представляя кризис как стихийное бедствие в экономике, подобно стихийному бедствию в природе?

Кто всерьез считает, что мировой экономический кризис — это системное явление для капиталистического общества, что он не случаен, что он не ошибка, а ФАЗА, сторона системы капиталистического накопления?

Наиболее точные характеристики кризиса дают латиноамериканские специалисты:

«…Мы находимся перед лицом общего капиталистического кризиса, первого по размерам, сравнимыми с кризисом 1929 года и так называемой «Долгой депрессией» 1873 – 1896 годов. Кризиса комплексного, цивилизационного, многомерного, чья длительность, глубина и географический охват наверняка будут большего масштаба, чем те, которые ему предшествовали.

Речь идет о кризисе, далеко выходящем за сферу финансовую или банковскую и затрагивающем реальную экономику во всех ее подразделениях. Он затрагивает глобальную экономику и далеко перешагивает за границы Соединенных Штатов.

Его структурные причины следующие: это кризис сверхпроизводства и одновременно субпотребления. Неслучайно он вспыхнул в США, потому что эта страна более тридцати лет живет искусственно внешней экономией, внешним кредитом, а эти две вещи не бесконечны: предприятия задолжали сверх своих возможностей; государство также задолжало сверх своих возможностей, чтобы вести не одну, а две войны, не только не повышая налогов, но и сокращая их; граждан систематически стимулируют путем торговой рекламы влезать в долги, чтобы поддерживать непомерный, нерациональный и расточительный консюмеризм.

Но к этим структурным причинам надо добавить другие: ускоренное финансирование экономики, неудержимую тенденцию к ввязыванию во все более рискованные спекулятивные операции. После открытия «источника молодости» капитала, благодаря которому деньги порождают новые деньги, обходясь без самовозрастания, которое дает им эксплуатация рабочей силы, и принимая во внимание, что огромные массы фиктивного капитала можно получить за несколько дней или максимум недель, прибавление капитала приводит к тому, что оставляются в стороне любые подсчеты и любая щепетильность.

Возникновению кризиса способствовали и другие обстоятельства.

Неолиберальные методы дерегулирования и либерализации привели к тому, что самые могущественные действующие лица, кишащие на рынках, навязали закон джунглей.

Огромное разрушение капиталов в мировом масштабе, которое характеризуют как «творческое разрушение». На Уолл-стрите это «творческое разрушение» привело к тому, что обесценение предприятий, котирующихся на этой бирже, достигает почти 50%; предприятие, которое ранее котировало на бирже капитал в 100 миллионов, теперь имеет 50 миллионов! Падение производства, цен, заработной платы, покупательной способности. «Финансовая система в целом вот-вот лопнет. У нас уже банковские потери составляют более 500 миллиардов долларов, ожидается добавление еще триллиона. Более десятка банков обанкротились, и еще сотни ожидают той же участи. Сейчас уже более триллиона долларов было переведено из Европейского фонда развития банковскому картелю, но потребуется еще полтора триллиона, чтобы поддержать ликвидность банков в ближайшие годы». То, что происходит сейчас, — это начальная фаза долгой депрессии, и слово рецессия, столько употребляемое в последнее время, не отражает во всем его драматизме того, что будущее готовит капитализму.

Обыкновенная акция «Citicorp» потеряла в 2008 году 90% своей стоимости. В последнюю неделю февраля она котировалась на Уолл-стрите по 1,95 доллара за акцию!

Этот процесс не является нейтральным, потому что принесет пользу самым крупным и лучше организованным олигополиям, которые вытеснят с рынков своих соперников. «Дарвиновский отбор самых способных» расчистит путь к новым слияниям и предпринимательским альянсам, вынуждая самых слабых к банкротству.

Ускоренный рост безработицы. Число безработных в мире (примерно 190 миллионов в 2008 году) может на протяжении 2009 года возрасти еще на 51 миллион. Бедные трудящиеся (едва ли зарабатывающие два евро в день) составят 1,4 миллиарда, т.е. 45% экономически активного населения планеты. В Соединенных Штатах рецессия уже уничтожила 3,6 миллиона рабочих мест. Половину за последние три месяца. В ЕС число безработных составляет 17,5 миллиона, на 1,6 миллиона больше, чем год назад. На 2009 год предусматривается потеря 3,5 миллиона рабочих мест. Кризис сильно ударит по некоторым центральноамериканским государствам, а также по Мексике и Перу вследствие их тесных связей с американской экономикой.

Кризис, который затрагивает все секторы экономики: банки, промышленность, страхование, строительство и так далее и распространяется по всей международной капиталистической системе в целом.

Решения, принимаемые в мировых центрах и затрагивающие дочерние компании на периферии, вызывая массовые увольнения, приостановку в цепи платежей, падение спроса на расходные материалы и так далее. США решили поддержать детройтскую Big ThreeChrysler», «Ford», «General Motors»), но только чтобы они спасли свои заводы внутри страны. Франция и Швеция объявили, что обусловят помощь своей автомобильной промышленности: ею смогут воспользоваться только предприятия, расположенные в своих соответствующих странах. Министр экономики Франции Кристин Лагард заявила, что протекционизм может стать «неизбежным злом во времена кризиса». Испанский министр промышленности Мигель Себастиан настаивает на «потреблении испанских товаров». Барак Обама, добавим мы, продвигает лозунг «buy American!».

Другие источники распространения кризиса на периферии – это падение цен на продукты потребления, которые экспортируют латиноамериканские и карибские страны, с их рецессионными последствиями и повышением безработицы.

Резкое снижение денежных переводов латиноамериканских и карибских эмигрантов в развитых странах. (В некоторых случаях денежные переводы являются самой важной статьей в поступлении валюты из-за рубежа, превышающей экспорт).

Возвращение эмигрантов, еще более сокращающее рынок рабочей силы.

Это сочетается с глубоким энергетическим кризисом, основанным на неразумном и грабительском использовании ископаемого топлива, который неизбежно сменит нынешний.

Этот кризис совпадает с растущим осознанием катастрофических размеров климатических изменений.

Добавьте продовольственный кризис, обострившийся из-за стремления капитализма поддерживать иррациональную модель потребления, которая привела к реконверсии земель, годных для производства продуктов питания, под производство агротоплива.

Обама признал, что мы еще не достигли дна, и Майкл Клэр написал в эти дни, что «если нынешнее экономическое бедствие превратится в то, что президент Обама назвал «потерянным десятилетием», результатом может стать глобальный пейзаж, полный конвульсий, вызванных экономикой»

В 1929 году безработица в США достигла 25%, по мере того как падали цены на сельскохозяйственные продукты и на сырье. Десять лет спустя и несмотря на радикальные меры, введенные в действие Франклином Д. Рузвельтом (New Deal), безработица продолжала оставаться очень высокой (17%) и экономике не удавалось выйти из депрессии. Только Вторая мировая война положила конец этому этапу. А теперь почему он должен быть короче? Если депрессия 1873 – 1896 годов, как я говорил, продлилась 23 года!

Ввиду этих прецедентов, почему теперь мы должны выйти из нынешнего кризиса за несколько месяцев, как предсказывают некоторые публицисты и гуру Уолл-стрита.

Из этого кризиса не выйти, проведя пару встреч Г-20 или Г-7. Доказательством их радикальной неспособности решить кризис является ответ главных фондовых бирж мира после каждого объявления или каждого утверждения закона о принятии нового плана спасения: ответ «рынков» неизменно отрицателен.

Открывается долгий период неопределенностей и переговоров, чтобы определить, в какой форме выйти из кризиса, кто от этого выиграет и кто должен будет оплачивать его стоимость. Бреттон-вудские соглашения, задуманные в рамках кейнсианской фазы капитализма, совпали со стабилизацией новой модели буржуазной гегемонии, которая, будучи результатом последствий войны и антифашистской борьбы, имела в качестве нового и неожиданного фона укрепление силы тяготения рабочих профсоюзов, левых партий и регулирующих и интервенционистских способностей государств.

Уже нет Советского Союза, одно лишь присутствие которого и угроза распространения на Запад его примера склоняли чашу весов при переговорах в пользу левых, народных секторов, профсоюзов и т.д.

Мы находимся перед лицом кризиса, который намного больше, чем кризис экономический или финансовый.

Речь идет о комплексном кризисе цивилизационной модели, которая невыносима экономически; политически, не обращаясь все больше к насилию против народов; также невыносима экологически, ввиду разрушения, в некоторых случаях необратимого, окружающей среды и невыносима социально, потому что деградирует человека до невообразимых пределов и разрушает саму ткань социальной жизни.

Поэтому ответ на этот кризис не может быть только экономическим или финансовым. Господствующие классы сделают именно это: используют обширный арсенал публичных ресурсов, чтобы социализировать потери и поддержать крупные олигополии. Замкнутые на защите своих самых безотлагательных интересов, они даже лишены видения, чтобы представить себе более комплексную стратегию».

(Атилио Борона, доктор политических наук, профессор политической и социальной теории, материалы форума по проблемам глобализации и развития)

Вы слышали на нашем радио, видели на нашем телевидении подобный анализ? Ручаюсь, что нет.

Основное, чем заняты наши экономисты, взявшись за ручки с нашей буржуазной властью, это поиски самого удачного момента для прекращения вливания государственных денег в экономику. Причем эти поиски они ведут самым безобразным образом — то есть, рассчитывая на удачу. Это собственно и есть весь «антикризисный» план нашей, да и мировой буржуазии: растратить все государственные резервы, поддерживая уровень потребления, финансово-кредитные институты и конъюнктуру рынка.

Сейчас уничтожение производительных сил (т.е. полная или частичная ликвидация производства) происходит эпизодично, за счет бюджетных резервов, накопленных за годы подъема. Когда они начнут иссякать, тогда произойдет действительное падение производства, застой мирового хозяйства.

«Глава российского Минфина Алексей Кудрин в интервью агентству Bloomberg ранее заявлял, что говорить о завершении кризиса еще рано. По его словам, Россия не будет ослаблять стимулирующих мер еще несколько лет: являясь крупнейшим в мире экспортером энергоресурсов, она воспользуется ростом цен на нефть, чтобы увеличить расходы и привести экономику к восстановлению от рецессии».

(Газета «Взгляд», 7 ноября 2009 года)

Как эти меры идут на пользу трудящимся?

Подавляющее большинство людей в нашей стране и в мире живет своим трудом, т.е. продает свою рабочую силу капиталистам за зарплату. Власть, государство — это канцелярия правящего класса, это машина подавления одного класса другим. В нашем случае буржуазное российское государство подавляет рабочий класс в угоду классу предпринимателей. Классы определяются по отношению к средствам производства. Одни владеют заводами, фирмами, фабриками, корпорациями и т.д., другие же продают свою рабочую силу на рынке труда и живут на заработную плату. Первые, находясь в абсолютном меньшинстве, присваивают себе результаты труда большинства, извлекают прибыль из труда и накапливают огромные, баснословные богатства. Экономические отношения в буржуазном обществе можно назвать бессмысленным механизмом накопления капитала за счет отчуждения труда, т.е. за счет роста неравенства, нищеты и голода.

Нищета и голод не стучится в окно русскому рабочему, они только угрожают, гонят рабочих на заводы и фабрики. Дело в том, что наше относительно стабильное положение покоится на эксплуатации более слабых стран. Наша буржуазная власть приспособила для своих целей общенародные недра. Мы продаем наши природные ресурсы на Запад, а Запад, используя их, выжимает все соки из трудящихся глобального юга — Латинской Америки, Юго-восточной Азии и Африки. Поэтому рабочий класс Запада и отчасти наш рабочий класс вместе со своей империалистической буржуазией — коллективный эксплуататор для менее развитых народов. Поэтому рабочий класс Запада и отчасти наш рабочий класс находятся в относительно «благополучном» состоянии, за счет «везения» под ярмом только своей имперской буржуазии.

Итак, наше правительство считает нужным поставить на поток, на несколько лет, «стимулирующие меры», т.е. оказание прямой помощи своим капиталистам. Наивно думать, что эта помощь будет происходить за счет перераспределения прибыли внутри класса буржуазии: она ляжет на плечи населения, а значит на плечи трудящихся, в первую очередь. Это означает, что социальная политика государства во всех сферах жизни общества будет сокращаться. Путем и прямой «оптимизации» бюджета, как, например, произошедшее прекращение индексации зарплаты бюджетников, и путем повышения налогов (= повышения цен).

Мы будем наблюдать следующую картину ближайшие несколько лет: государство не будет прекращать тратить бюджетные деньги на банковский сектор, стимулирующий кредитами промышленный сектор, который сохранит хоть какие-то темпы производства, а значит, сохранит хоть сколько-нибудь рабочих мест. Эта помощь будет происходить за счет, в первую очередь, «рационализации» бюджетных расходов, то есть за счет трудящихся и за счет сворачивания социальной функции государства. Часть рабочих выкинут на улицы, и они пополнят резервную армию безработных. Отсюда конкуренция между рабочими на рынке труда усилится, а значит, заработная плата будет сокращаться. Как итог конкуренции за помощь и конкуренции на рынке — крупные капиталисты разорят мелких, еще и увеличив свой относительный доход за счет падения зарплаты рабочих.

«В 1995-2000 гг. – до 7 млн. чел. имели официальный статус безработных. В период с 2002 по 2007 год уровень безработицы в РФ ежегодно снижался. А в 2007 году была достигнута минимальная отметка – 4,2 млн. чел. Безработица в РФ в ноябре 2008 года увеличилась по сравнению с III кварталом 2008 г. на 8 %. Службой занятости было поставлено на учет по безработице 1,5 млн. чел. В то время как, по результатам опросов, проводимых ГОССТАТом, безработными на конец ноября себя считали 5 млн. чел., что составляет 6,6 % всего трудоспособного населения. При этом нельзя забывать о категории так называемой латентной безработицы. Дело в том, что официальная статистика учитывает только тех безработных, которые обратились в службу занятости, а также тех, кто во время опроса признался в потере работы. Однако никак не учитываются те граждане, которые работали без официального оформления по ТК и потеряли источник дохода в связи с кризисными трудностями работодателя. Специфика занятости в России такова, что уровень латентной безработицы вполне может быть соизмерим с официальными данными».

(Сообщение прессы)

Около 10 млн. человек безработных. Но этими цифрами никого не испугать. Буржуазия готова себя защищать, она уверена, что никому ничего не должна. Так же думают многие рабочие, что кризис — это явление случайное, свалившиеся, как снег на голову, всем в равной степени. Это, конечно же, ошибка.

Можем ли мы рассчитывать на что-то иное, нежели как жить от подъема до кризиса, жить под давлением государства, жить ради и для интересов накопления богатства буржуазией? Да, можем. Рабочий класс способен организовать свою власть, свое государство и ликвидировать разделение общества на классы. Ликвидировать так же отчуждение труда, то есть направить прибавочный продукт на пользу всему обществу. Ликвидировать так же разделение труда между городом и деревней, т.е. между промышленностью и сельским хозяйством, путем развития кооперации на деревне с применением высоких технологий и автоматизации труда. Ликвидировать так же разделение труда между умственным и физическим трудом, путем систематического внедрения автоматизации на производстве, компьютеризации и систематического поднятия культурного и профессионального уровня трудящихся, созданием благоприятных условий для учебы и овладения профессиями творческого, умственного труда.

Когда сегодня человек заканчивает учиться, заканчивает совершенствоваться интеллектуально? Почему мы останавливаемся в культурном, умственном развитии на уровне выполнения монотонной работы? Человек должен всю жить учиться и совершенствоваться. Только власть рабочих, социалистическая власть может организовать условия для осуществления принципа: «Всё для человека, всё на благо его развития».

Для этого рабочему классу требуется политическая организация, авангард — коммунистическая партия. Партия — это идеологический организатор рабочего класса, она аккумулирует все творческие силы рабочих для достижения революционных целей. Партия сильна своей идеологией и тесной связью с классом. ”Коммунисты должны вести дело так, чтобы рабочие им верили, чтобы в партии они видели ум, честь и совесть нашей эпохи” (Ленин).

Коммунистическая партия руководствуется марксизмом — наукой о революционном преобразовании общества, наукой об обществе, закономерностях его развития. Именно научность коммунистической партии определяет её значение. Коммунистическая партия организовывает захват власти рабочим классом, организовывает власть рабочих, осуществляет, совместно с другими общественными организациями трудящихся, коммунистическое строительство.

Плановая социалистическая экономика ориентирована на: 1. удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей трудящихся; 2. систематический рост производства на базе совершенствования техники, т.е. на 3. научную организацию производства, 4. всеобщее образование и создание условий для ликвидации физического труда. Она позволяет избегать таких капиталистических бед, как кризис, безработица, война и т.д.

Социалистическое строительство в СССР показало, что коммунизм верен, что путь, проложенный Октябрьской революцией, — это путь общественного прогресса и творческого расцвета человечества.

Сталинский период существования СССР нужно считать высшей точкой развития коммунизма в истории. В жесточайших условиях капиталистического окружения, отсюда в условиях закономерного обострения классовых противоречий внутри страны, в условиях мировой войны и политики изоляции, социализм показал свои преимущества. Вытеснение товарных отношений, ограничение закона стоимости дали беспрецедентный рост общественного развития.

Нужно понимать, что тысячи буржуазных интеллигентов и тысячи буржуазных ученых ведут классовую войну против коммунизма. Это война носит информационный характер. Так называемые политические репрессии, неоправданные жертвы Великой Отечественной войны, якобы этнические чистки, якобы сговор с фашистами перед войной и прочие нелепости приписывают Сталину и коммунистам. Мы призываем вас изучать сталинский период документально, а не публицистически. Мы призываем вас изучать марксизм, который вскрывает закономерности исторического развития, изучать историю СССР, историю коммунистической партии.

КПРФ многими воспринимается как политическая организация коммунистов. Это, конечно, еще большая нелепость, чем сванидзовские и солженицовские байки о сталинизме. КПРФ – это партия социальных реформ, фактически парламентская фракция, которую только и интересуют теплые места в думе. Это не рабочая партия. Это не коммунистическая партия.

Коммунизм сейчас переживает этап подполья, этап кружковой работы. Требуется размежевание рабочих, выделение наиболее способных, идейных, готовых изучать марксизм. Сейчас нужно формировать костяк коммунистической партии. Следует решительно объявить войну невежеству среди рабочих, призывать рабочих к осознанию своего положения и объяснять путь освобождения от кабалы капитала.

Стихийная экономическая борьба рабочего класса в России только начинает свой путь оформления в традицию классовой борьбы.

Сейчас нужно помогать рабочим, которые начинают экономическую борьбу против капиталистов, понять, что только коренная смена общественно-экономического строя может избавить их от капиталистической эксплуатации. Помогать понять, что экономическое положение наемного раба ведет к ограничению уровня развития человека, а временное улучшение экономического положения — относительно и ведет к потребительской деградации, нравственному вырождению; что капиталистическая мораль — гнилая, индивидуалистическая, что частная собственность воспитывает в человеке самые отвратительные качества. Будущего у капиталистического общества нет. Нужна только лишь социальная сила, которая сбросит капитализм.

Коммунистическая работа требует высокой теоретической подготовки. Коммунист – это ученый-революционер, который знает, как устроено общество, как его правильно преобразовать, и преобразовывает его. Маркс в этом отношении подвел итог: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Кризис усугубляет положение рабочих, разрушает производительные силы общества и наносит удар по социальной политике буржуазного государства. Существо кризисов – это существо капиталистической системы. Анархия производства, алчная борьба капиталистов за прибыль, безудержное расширение производства без учета реальных потребностей общества толкают экономику из фазы роста в фазу кризиса. Кризис – это насильственное восстановление основных пропорций воспроизводства. Для нормального функционирования экономики требуется соблюдение пропорций между производством средств производства и производством предметов потребления, между разными отраслями производства, между накоплением капиталов и общественным потреблением. Но частная собственность на средства производства, конкуренция и эксплуатация труда вызывают постоянное нарушение указанных пропорций, что рано или поздно приводит к их насильственному восстановлению в ходе резкого экономического краха, падения, а затем долгой рецессии.

Кроме экономического кризиса, настигнувшего нас, существует еще и общий кризис капитализма, который выражается в том, что капиталистической анархии производства есть альтернатива. История СССР доказала эту альтернативу, и это главное оружие коммунистов. Нам осталось очистить её для масс от буржуазных мифов и хорошенько изучить, извлечь все возможные уроки для себя.