Оппортунистическое «единство противоположностей»

Споры о том, как применить марксизм в политике коммунистической партии – это естественная составляющая теоретической формы классовой борьбы. Быть коммунистом – это значит признавать диктатуру пролетариата и социализм в СССР. Но мир значительно изменился за прошедшие после смерти Сталина полстолетия. Много новых вопросов поставил опыт поражения социализма, развала коммунистических партий, массового предательства их руководства.

В этой обстановке неизбежным стал широкий идейный разброд. Люди, относящие себя к коммунистам, за последние 20 лет чего только не выдумывали на практическом поприще (часто называя свою деятельность «применением» марксизма-ленинизма). Однако никаких серьезных результатов это не имело и более того, все эти «революционные» и социал-реформистские прожекты обнаруживаются как оппортунистические даже с точки зрения просто добросовестного читателя основных работ классиков марксизма. Таким образом, есть огромное множество неверных точек зрения, которые выражают ненаучное сознание разных групп и классовых прослоек буржуазии, и одна правильная, научная, которая выражает коренные интересы рабочего класса. Установлению истины, выработке верной тактики коммунистического движения и должно уделяться главное внимание в теоретической борьбе.

Всем теперь уже известно, что формальные, так называемые «успехи» коммунистов и реальное состояние дел – могут быть очень разными вещами. Подобно тому, как КПСС, строя в течение двух десятилетий «развитой социализм», и вроде бы успешно (экономика и уровень жизни росли, численность партии – тем более), в реальности создала все условия для довольно легко прошедшей реставрации капитализма в СССР и развала социалистического государства.

Поскольку смысл работы коммунистов заключается в том, чтобы соединить науку с движением рабочего класса, чтобы в лице организованного пролетариата коммунизм нашел социальную силу, то главным вопросом тактики борьбы является отношение к стихийному протесту трудящихся. То есть к борьбе профсоюзов, других протестных структур, за улучшение положения масс в рамках капиталистического строя. В России этот вопрос имеет свою специфику в силу практического отсутствия характерных для многих других стран постоянных массовых протестных акций. Наши комактивисты считают, что если у них будут сотни тысяч пролетариев на площадях, которые требуют денег от буржуазного правительства или угрожают своему хозяину предпринимателю, то они сию минуту «обратят» их в революционную армию социализма. А что делать в России, в условиях пассивности масс, они не знают, поэтому борются за рост экономической борьбы пролетариата.

Именно по этому вопросу мы хотим иллюстрировать современный оппортунизм на примере недавней дискуссии между Революционным коммунистическим союзом молодежи (РКСМ(б)) и «Фондом рабочей академии». Обе стороны произносят много правильных слов, но в целом проповедуют хвостистскую стратегию приспособления коммунизма к стихийному экономическому протесту.

Поводом стало выступление главы ФРА и «Рабочей партии России» М. Попова в поддержку т.н. «Родительского съезда», проведенного под руководством Сергея Кургиняна, с участием президента РФ Путина(1). Попов дословно повторил всю аргументацию Кургиняна про необходимость защиты России от попыток проведения «оранжевой революции». Дополнив ее недавно изобретенной в недрах ФРА и подхваченной РКРП идеей «фашизма на экспорт», о которой мы уже писали(2). Согласно Попову, Россия – потенциальная жертва «экспортных фашистов», орудием которых и являются «белоленточные» либералы. Стало быть, нужен союз всех антилиберальных сил, вплоть до националистов и Кремля.

ФРА не в первый раз генерирует различные антимарксистские идеи. Несколько лет назад она изобрела т.н. «методику подсчета цены рабочей силы». Суть ее в том, что пролетарии должны бороться за высокую зарплату (150-200 тыс.), аргументируя эту борьбу уровнем своих потребностей(3). Всякому знакомому с политэкономией, казалось бы, должно быть понятно, что это стратегия белки в колесе, а не рабочего движения. Зарплата при капитализме по сути своей – минимум, необходимый для выживания, и ее резкое повышение приведет только лишь к резкому повышению цен. Однако РКРП и сотрудничающие с ней немногочисленные «боевые профсоюзы» приняли эту идею вместо марксизма как «руководство к действию». Но надежды, что обещание зарплаты в 200 тыс. руб. поможет завоевывать наемных работников на свою сторону, конечно не сбылись.

Патриотическое выступление ФРА, к которой теперь в РКРП принято относиться с послушанием прилежных учеников и как к выдающимся марксистским теоретикам, вызвало неоднозначную реакцию даже в партийных массах РКРП. Результатом стало возражающее Попову заявление ЦК РКСМ(б) и затем статья кандидата в члены ЦК РКРП и члена РКСМб Романа Осина «Диалектический» догматизм или две тактики в «болотной революции»(4). На защиту же позиции Попова стал И. Герасимов, вице-президент ФРА и член ЦК Рабочей партии России(5).

Герасимов порой просто бесстыдно манипулирует фразами и передергивает, возражая критике РКСМ(б). К примеру, вот каким образом он опровергает утверждение РКСМ(б) о «фашизации России»:

«Можно понять, когда об этом вопят «правозащитники» во главе с гражданкой США Алексеевой. Для них, ставящих знак равенства между свастикой и пятиконечной звездой, фашизмом являются и реабилитация Сталина, и усложнение деятельности «некоммерческих» (!!!) организаций, существующих на западные гранты, и запрет высшим государственным деятелям иметь счета в иностранных банках и недвижимость за границей. А в чем увидели «фашизацию» люди, которым полагается стоять на марксистских, научных позициях? В том, что у подельницы Сердюкова Васильевой арестовали имущество, а на саму ее одели электронный браслет?»

Отметим, что Герасимов прав в том плане, что говорить о «фашизации» в нашей стране пока рано. Но он не может не понимать, что РКСМ(б), как и другие левые, под «фашизацией» имеют ввиду репрессии против профсоюзов и левых активистов, ограничения на проведение акций протеста, но никак не «реабилитацию Сталина» и т.д. Получается, что вице-президент ФРА довольно неуклюже ставит на одну доску леваков и либералов. Другое дело, что крики о «фашизации» — это пример характерного для левых нагнетания обстановки и попыток привлечения масс с помощью их «запугивания». На деле все репрессии, происходящие сегодня в России, не выходят за грань буржуазно-демократической системы, которая есть форма диктатуры капиталистов. Главная мишень репрессивных структур РФ – это по-прежнему различные неонацисты и исламисты, прямо призывающие к терактам и прочим насильственным действиям. Конечно, по заказу работодателей давлению подвергаются профсоюзы, в тюрьме находятся участники массовых беспорядков 6 мая 2012 г. Но все это – норма жизни в капиталистических условиях и в любых буржуазных странах. Достаточно вспомнить уничтожение британских профсоюзов в годы премьерства Маргарет Тэтчер или находящегося в заключении уже много лет лидера индейцев США Леонарда Пелтиера. Фашизм же – это систематическое преследование за одни только взгляды, прямой запрет на коммунистическую деятельность, запрет самой идеологии; это открытая террористическая диктатура крупной монополистической буржуазии.

И в этом плане справедлива позиция Герасимова, а не РКСМ(б): «Сущность любого буржуазного государства — диктатура класса капиталистов. И эта сущность постоянно «просвечивает» через внешнюю форму капиталистических государств — буржуазную демократию. Не было, нет и не будет капиталистических государств, где не «прессовали» бы профсоюзных лидеров, где полиция не избивала бы демонстрантов, где не запрещали бы митинги, сильно раздражающие властителей. Полиция безучастно наблюдала, как товарищи отбивают казахстанского профсоюзного активиста от казахстанской охранки. Скажите, пожалуйста, какая «фашизация»! Полиция, наверно, должна была скрутить и привлечь к ответственности казахстанских полицаев, нарушающих российские законы. Ведь полиция всегда должна стоять на страже закона, не так ли?»

Действительно, РКСМ(б) по сути помогает либералам сеять иллюзии по поводу «настоящей демократии» при капитализме на Западе, где якобы не бывает никаких репрессий и преследований противников буржуазного строя. Однако Герасимов, обвиняя РКСМ(б) в пролиберальном уклоне, не может противопоставить этому ничего, кроме самого примитивного экономизма и буржуазного патриотизма:

«Вспоминаются летние митинги за сохранение отечественного производства у проходных заводов. Немного там было активистов РКСМ(б), пожалуй, меньше, чем на болотных митингах. Ведь на «болоте» — «революционный народ», который надо агитировать, просвещать, «уводить от либералов». А здесь какие-то рабочие, озабоченные своей зарплатой да условиями труда.

Ведь создание рабочих профсоюзов, рабочей партии, привнесение научного социализма в рабочее движение (для чего необходимо, в первую очередь, упорно учиться самому), ведение классовой борьбы — не в виде хождения на демонстрации, а когда ты отнимаешь деньги себе на зарплату у весьма «серьезных людей» — дело очень трудное. И быстрого результата здесь ждать не приходится».

Во-первых, «сохранение отечественного производства» — неверная постановка вопроса для марксистов. Рабочим все равно, кто именно их эксплуатирует, отечественный или «неотечественный» производитель (само словечко «производитель» сразу выдает антинаучный бюрократический язык). Призывы порадеть за родного хозяина – это проявление социал-шовинизма, попытка изобразить якобы существенную для пролетария разницу между «хорошим», «своим» капиталистом и чужим, из-за границы. На самом деле никакой разницы здесь нет. Ликвидация предприятий, переход из одних рук в другие – объективная закономерность капиталистической экономики. И, например, часто бывает, что иностранный собственник создает более благоприятные условия для трудящихся.

Можно еще о чем-то говорить, когда вопрос ставится в разрезе борьбы за сохранение рабочих мест. Но проблема в том, что митинги, о которых говорит Герасимов, яркий пример протеста, за которым нет масс. Видеозаписи этих митингов у московских заводов (ЗИЛа и т.д.) есть на Красном ТВ (6). На них хорошо видно, что у проходной стоят почти исключительно активисты левых организаций, самих же рабочих практически нет. Не видят они смысла бороться за умирающие московские предприятия. Левые же, вместо того, чтобы использовать факты деиндустриализации Москвы для разъяснения сущности капитализма и пропаганды коммунистической альтернативы, имитируют «рабочий протест» собственными громкими криками у проходных, призывая немногих рабочих, готовых прислушиваться к левой пропаганде, на бесперспективную борьбу за «сохранение отечественных производств», нежизнеспособных при капитализме. Так что даже пропаганда РКСМ(б) на «болотных» митингах либералов, которую Герасимов ставит в вину своим оппонентам, и то выглядит более логичным и полезным делом, чем стояние у заводов за «отечественное производство». Все-таки либералы собирали в Москве значительную массу, до 100 тыс. человек, в том числе еще незадолго до этого аполитичных. Тут хотя бы есть с кем работать, в отличие от бесплодных попыток организовать «рабочую борьбу» там, где для нее нет условий. Хотя в целом массы либеральных интеллигентов «болотной» — идейные враги коммунизма.

Взгляды Герасимова — это пример современного экономизма левых активистов, нивелирования ими коммунистической пропаганды ради приспособления под стихийные протестные настроения. Они строят и строят «рабочие профсоюзы», не пользующиеся никаким влиянием среди пролетариев и не могущие быть инструментом коммунистического влияния в силу своей малочисленности и отсутствия коммунистической пропаганды в них. Но активисты, как правило, даже не думают о таких вещах. Им важна борьба ради собой борьбы, чтобы рабочие «отнимали деньги на зарплату у серьезных людей», хотя для коммунизма нет никакой пользы от такого «отбирания».

«Но экономическая борьба — это борьба за насущные интересы рабочих. Это — фундамент всей борьбы рабочего класса. Да, фундамент — это не дом. Но дома без фундамента не бывает». – здесь Герасимов произносит знаменитое кредо своих исторических отцов «экономизма». Экономическая борьба – это не фундамент, без которого якобы невозможна борьба рабочего класса за коммунизм. Это первая, возникаюшая стихийно, по объективным причинам, форма борьбы рабочих против эксплуататоров. Экономическая борьба – естественное состояние отношений между рабочими и капиталистами, попытка пролетариев улучшить свое положение в рамках капитализма. В конечном итоге, она бесперспективна, так как любые уступки капиталисты отбирают в силу самой сущности капитализма, с инфляцией, безработицей и т.д. Пока рабочие верят, что можно выбить уступки (высокую зарплату, социальные гарантии) и зажить хорошо при капитализме, буржуазия может спать спокойно. И она готова это обеспечивать, только в очень узких рамках и за счет своих сверхприбылей (например, в странах северной Европы).

Поэтому коммунисты активно участвуют в экономической борьбе, если она реально ведется массами работников, с целью их просвещения, пропаганды коммунизма, в том числе (!) разъяснения тупиковости экономической борьбы, привлечения трудящихся к борьбе за революцию. Сегодня же в России строить пропаганду вокруг т.н. «боевых профсоюзов», объединяющих ничтожное количество рабочих, абсолютно неверная тактика, превращающая коммунистов в прихвостней профсоюза. Именно по этому пути идут ФРА и РКРП, занимая примиренческую позицию по отношению к реформизму, всячески превознося экономическую борьбу, прикрываясь ее «неразвитостью» в России.

Герасимов проповедует оппортунистическую «теорию стадий», разоблаченную еще Лениным в работе «Что делать?»:

«Есть хорошее правило — прежде, чем строить гоночный автомобиль, научись, для начала, перебирать двигатель от мотоцикла. Как собираются управлять страной, писать законы те, кто не в состоянии составить коллективный договор? Как они собираются вести переговоры с матерыми хищниками мирового масштаба, если ни разу не выступили против собственного работодателя?».

Однако экономическое сопротивление рабочих и их борьба против власти капиталистов, тем более, строительство социализма – вещи, проистекающие из разных источников и требующие совсем разных знаний. Умение составить коллективный договор никак не поможет строительству социализма, когда никаких договоров с буржуазией уже не понадобится – ее просто сметут и ликвидируют как класс. Сегодня рабочему классу нужна своя сильная организация научно-авангардного типа, которая поддерживает связь с классом поступательной коммунистической пропагандой. Нужно сегодня формировать костяк действительных пропагандистов и теоретиков, которые посредством коммунистической прессы будут вести пропаганду марксизма там, где это эффективно. А выходить с массовой агитацией нужно там, где уже есть идейное влияние на передовых рабочих, и в качестве руководства рабочим движением, а не для истерических призывов «просто бороться». Добиться этого можно, только изучая марксизм, занимаясь постановкой коммунистической прессы и объединением рабочих и интеллигентов на базе научной теории. Именно наличие рабочего авангарда решит исход классовой борьбы, когда будет складываться революционная ситуация.

Особенность рабочего класса России в том, что он не видит смысла бороться за экономические требования в открытых формах, учитывая, что для этого нет условий. Но это не значит, что экономической борьбы нет. Она есть всегда, поскольку есть эксплуатация.

Передовые сознательные рабочие нуждаются в политической силе, которая докажет им, что за ней – не пустые протестные призывы, желание побузить на улице или сесть в кресло вместо Путина, а научно обоснованная программа строительства нового общества, свободного от эксплуатации. Однако пока такие рабочие не видят этой силы. Что уж говорить, даже люди интеллигентного труда не идут в коммунисты.

Коммунистические активисты, в основном, предлагают проголосовать за них на выборах или вступить в бесперспективное сопротивление в попытке улучшить положение в рамках системы, ограничиваются пустыми призывами «за советскую власть» вместо качественной идеологической работы.

Возвращаясь к статьям. Затрагивается в рассматриваемой дискуссии и проблема «оранжевой революции». Здесь Герасимов также, говоря во многом правильные вещи, безыскусно сворачивает на патриотический путь «демонизации» оранжевой угрозы и прямой поддержки российской крупной монополистической буржуазии РФ. Правильно отмечая принципиальную разницу между Февральской революцией, уничтожившей феодальное самодержавие, и оранжевыми переворотами, не несущими никакого более прогрессивного строя, Герасимов необоснованно пугает катастрофой, к которой якобы приведет победа «оранжевых»:

«Но нельзя не видеть принципиальной разницы между низвержением самодержавия и установлением буржуазного государства, ведущего войну и потому заинтересованного в развитии, по крайней мере, военного производства и низвержением буржуазного российского государства с установлением власти откровенных ставленников Запада по примеру всех «бархатных», «розовых», «оранжевых» и тому подобных переворотов, называемых, по недомыслию или для обмана простаков, «революциями». В случае победы «болотных» деградация всех сторон общественной жизни, в первую очередь, производства, превзойдет то, что наблюдалось в период гайдаровской «шоковой терапии». А ожидать активности рабочего класса на уничтожаемых предприятиях не приходится».

Сравнение ситуации «оранжевой революции» с гайдаровскими реформами ничуть не менее нелепо, чем сравнение с Февральской революцией. Тогда, в начале 1990 — гг., российская буржуазия уничтожала социализм, проводила растаскивание общенародной собственности. Это и привело к упадку промышленности и уровня жизни людей. Сегодня же «оранжевые» стремятся всего лишь к переделу собственности внутри класса буржуазии. Что и показывают результаты политики «оранжевых» в тех странах, где они победили (Украина, Грузия, Киргизия). Жизнь трудящихся стала хуже, но лишь в силу продолжающего уничтожения остатков социализма, приватизации всего и вся. А в целом сущность капитализма не изменилась. Абсурдна сама характеристика «оранжевого» движения как «контрреволюционного». При капитализме, в условиях, когда нет угрозы социалистической революции, контрреволюция может быть только феодальной. Обвинять же «оранжевых» в феодализме язык поворачивается только у некоторых личностей из движения «Суть времени».

«… деградация страны ведет к снижению социальной активности. «Шоковая терапия» сбила социальную активность «поздней перестройки». Расстрел «Дома Советов» и последующий виток развала промышленности сбил градус борьбы, нараставший с начала 93-го года. Дефолт сбил нараставшее в 1997 – начале 1998 года забастовочное движение. А вот появление новых профсоюзов, нарастание борьбы связано с определенным развитием производства в начале XXI века».

Эти суждения выдают в Герасимове хвостиста, не понимающего сознательного элемента в политической борьбе. Кстати сказать, объяснение провала коммунистов в 1990-х гг. исключительно объективными причинами или жалобами на рабочих, которые не «хотели бороться», является традиционным и для руководства РКРП, не желающего признавать своих ошибок(7). На деле поражение было вызвано не столько развалом промышленности и экономическим кризисом, сколько идейной несостоятельностью коммунистов. Зараженность РКРП и других организаций экономизмом, национализмом, всяческой глупой идеализацией советского прошлого, конспирологическими «теориями», дефицит грамотных пропагандистский кадров – вот главные причины, почему массовый протест трудящихся в 1990-х гг. не привел к социалистической революции. 1917 год тоже был годом упадка экономики и промышленного кризиса в России, однако это не помешало идейно и организационно сильной партии большевиков возглавить социалистическую революцию. По идее, именно в такие моменты власть буржуазии слаба, и ее можно сокрушить организованному пролетариату. Герасимов же, как и положено экономисту, уповает на то, что социалистическая революция вырастет из экономической борьбы сильных профсоюзов. Хотя таких примеров история не знает, хвостисты неизменно терпели позорные поражения.

Наконец, Герасимов пропагандирует и антимарксистскую идею ФРА насчет «фашизма на экспорт». Попутно он отрицает существования российского империализма, что уже стало визитной карточкой правого буржуазно-патриотического уклона в коммунистическом движении России:

«Финансовый капитал — продукт слияния промышленного и банковского капитала, явление, присущее капитализму только на его современной, империалистической стадии. Есть ли в России финансовый капитал? Формально можно сказать, что есть Газпром с его Газпромбанком. Но разве в Газпромбанке имеют, в своей массе, счета российские капиталисты? Разве в Газпромбанке хранится российский стабфонд? Разве возможен «русский фашизм», опирающийся на российский финансовый капитал? А вот экспортный вариант фашизма по-американски описан в директиве СНБ 20/1 от 18.08.1948 года: «нам окажется достаточным… разрешить расправиться с коммунистическими бандами до конца традиционными методами русской гражданской войны».

Совершенно не понятно, к чему приплетен документ времен «холодной войны»? Да, империалисты США по всему миру поддерживали антикоммунистические силы, вплоть до фашистов, и не останавливались перед прямыми интервенциями (как это было в Корее и Вьетнаме). Но при чем здесь современное положение, когда социалистического блока нет, и империализм уничтожает неугодные ему буржуазные режимы, кстати, в том числе махрово антикоммунистические, давившие коммунистическое движение в своих странах (Ирак, Ливия)? По сути, Герасимов призывает коммунистов защищать российскую буржуазную власть от «фашизма на экспорт». Оправдывая политику российского империализма, если и менее агрессивную, чем политика США, то только потому, что империализм РФ более слабый.

Хотя на деле российские монополии осуществляют активную экономическую экспансию в Восточной Европе. Так, только за 2008-2011 гг. российские корпорации, по данным ООН, приобрели в Восточной Европе имущество на 2,8 млрд долларов в целом, между тем как за предыдущие 17 лет – лишь на 2,4 млрд. Отражается империалистический характер России и на ее политике. РФ не менее упорно протаскивала Януковича на пост президента Украины, чем США – Ющенко, давит на правительство Белоруссии, инициирует интеграцию стран СНГ под вывеской «Евразийского союза».

То есть ФРА и Рабочая партия проповедуют откровенно оппортунистическую идеологию, сводящую коммунистическое движение к обслуживанию стихийного протеста и защите российского империализма под предлогом «оранжевой» и американской угрозы. А РКРП, находясь под их влиянием, фактически теряет право называться коммунистической партией. Ведь даже статья члена РКРП Осина и заявление РКСМ(б), в котором члены РКРП составляют значительную долю, не печатаются на сайте и в газетах РКРП. Фактически, уклоняясь от выражения позиции по данной дискуссии, руководство РКРП поддерживает оппортунистическую тактику ФРА. К тому же, и критика Осина половинчата и беззуба. Так как он в ряде вопросов склоняется всего лишь к другому виду политического хвостизма.

Осин правильно критикует Герасимова, отвергая патриотические построения, раздувающие «оранжевую угрозу». Но сам фактически игнорирует классовую сущность оранжевого движения, в либеральном духе выдавая его за некий «общенародный порыв»:

«Несмотря на то, что левые силы имеют куда больше поддержки в народных массах, верховодить протестными настроениями стали отнюдь не левые и даже не около левые, а откровенно либеральные силы» — пишет Осин про протесты «за честные выборы» в России зимой 2011-2012 г. . Однако он не учитывает, что это было обусловлено классовым составом протестующих: мелкая буржуазия, прозападная интеллигенция и студенчество при незначительном проценте рабочих. На протесты вполне осознанно вышел либеральный электорат, видящий свой идеал в устранении от власти Путина, «возвращающего совок», и переустройстве России по западному образцу, ориентируясь на мифическую «западную демократию». Среди рабочих подобные взгляды не распространены, понимание, что Навальный, Немцов и т.д. – не лучше Путина, стало причиной неучастия рабочих масс в протесте. Потому российский рабочий и аполитичен, что в принципе не верит «политикам», не видит вокруг силы, за которой стоило бы идти.

Многие левые этого не понимают, им кажется, что на Болотной площади собрался некий абстрактный «народ», который можно взять и вести под красные знамена путем раздачи листовок и т.д. На самом деле, это справедливо лишь в отношении меньшей части протестующих, еще не определившихся политически и пришедших на митинги больше из любопытства и общего недовольства жизнью. Основа же «оранжевого движения» — идейные либералы — антикоммунисты, которые в нынешней власти видят продолжение СССР и коммунизма. Поэтому неудивительно, что либеральная масса выдвинула и соответствующих вождей.

Позиция Осина, в целом коалиции «РОТ Фронт» (куда входят РКРП и РКСМ(б)) естественно, более левая, чем, например, у откровенно пролиберального «Левого фронта». Однако иллюзии насчет либеральных протестов имеются, и вызваны они не марксистским, а леволиберальным по сути мышлением: «В действительности же, коммунисты должны не сливаться с либералами, работая «левым хвостиком» у правых, а показывать их лукавство, половинчатость, фактическую недемократичность. По сути, либералам не нужна демократия, и в этом они мало чем отличаются от Путина».

Спрашивается, что это за «демократия» вообще? Какая демократия имеется в виду, если говорить о научном, а не демагогическом ее понимании? Пролетарская демократия, т.е. диктатура пролетариата, естественно, не нужна никаким буржуазным силам, и они всеми силами будут против нее бороться. Тут нет никакой «половинчатости».

Что до буржуазной демократии, то либералы вполне искренне и последовательно используют лозунги борьбы за нее, чтобы пересадить во власть своих олигархов. Эта демократия есть форма буржуазной диктатуры, существующая, пока большинство трудящихся лояльно капитализму и нет угрозы его уничтожения. Сторонниками буржуазной демократии являются и Путин с его командой. То, что существует сегодня в России – это именно буржуазная демократия как надстройка, соответствующая российскому периферийному империализму. Леволиберальные крики о «путинской диктатуре», «путинском самодержавии» — по сути демагогия, призванная привлечь людей к движению глупой острасткой. Когда коммунисты поддерживают «борьбу с путинским самодержавием», в конечном итоге, они играют на пользу одной из буржуазных группировок. Ведь это служит иллюзии того, что в России якобы «дикий, ненастоящий» капитализм, «власть чиновников», а не господство буржуазии – класса собственников.

Каких свобод хотят либералы и их левые подпевалы? Не может быть «российской Швеции». В России и так демократия настолько, насколько она возможна при капитализме теперь, когда он укрепился и перерос в империалистическую стадию. «Вольница» 1990-х была следствием неразвитости капитализма, периодом его становления. А теперь буржуазия логично наводит свой «порядок». Но у правящей буржуазной группировки есть конкуренты в лице «оранжевых» капиталистов, ориентированных не на конкуренцию, а на возможно большее сотрудничество с западным империализмом. Эта группировка по примеру своих грузинских и украинских собратьев пытается придти к власти, обманув народные массы либеральными лозунгами, обещая «настоящий капитализм», как на Западе. По сути, «РОТ Фронт» идет на поводу у либералов, но несколько по — другому, нежели Левый Фронт Удальцова. Если ЛФ просто заимствует либеральные лозунги и призывы, то «ротфонтовцы» придают этим лозунгам левую окраску путем использования радикальной риторики. «Власть миллионам, а не миллионерам!» — это очень «леворадикально» с виду. Однако под этим подпишутся и Навальный, и Путин. Никакой вменяемый буржуазный политик не скажет, что он сторонник власти миллионеров. Все «за демократию».

Таким образом, работа «РОТ Фронта» на либеральных акциях, которую Осин называет примером «самой настоящей и наиболее последовательной антилиберальной борьбы за умы протестующих» является подыгрыванием либералам слева. «Антилиберальная борьба» сводится к обличению конкретных персоналий и общим словам против либерализма и капитализма. А в сущности, как мы видим, «РОТ Фронт» также предлагает трудящимся бороться за мифическую «демократию», не раскрывая сущности того, что имеется ввиду.

Несомненно, коммунисты должны участвовать в борьбе за буржуазную демократию, но когда речь идет о буржуазной революции, уничтожающей феодальную систему власти, либо об антифашистской борьбе против открытой террористической диктатуры. Ни того, ни другого в России сегодня нет. «Оранжевый» протест – борьба внутри класса буржуазии за передел собственности и власти между капиталистами. Поддерживать одну из сторон пролетариату нет никакого смысла. Коммунисты не могут игнорировать массового протеста и просветить какую-то часть людей, обманутых либерализмом, пытаться можно и нужно. Однако главной целью является сплочение на базе марксизма передовой части рабочего класса и всех трудящихся. А искать их надо скорее среди тех, кто не тратит время на участие в сваре капиталистов друг с другом на Болотной площади. «Ротфронтовцами» двигает хвостистская вера в активизм, в стихийное пробуждение классового сознания. Якобы человек, вышедший на какой-либо протест, автоматически становится ближе к коммунизму и легче поддается пропаганде, нежели тот, кто сидит дома. Но это иллюзия, за последние 20 с лишним лет уже достаточно разоблачившая себя самой практикой. Верующие в честные выборы и западную демократию, тем более готовые рисковать ради этого здоровьем, а то и жизнью – вряд ли склонны поддерживать коммунистов.

«Ротфронтовцы», особенно руководители РКРП, конечно, могут заявить, что они все это понимают и не имеют никаких иллюзий насчет либералов, в отличие от Левого Фронта. На сегодняшний момент волна либеральных протестов спала, и очевидно, что в обозримом будущем добиться успеха в России «оранжевым» не светит. Однако наиболее ярким показателем в таких случаях является поведение организации в момент наибольшего обострения борьбы. В связи с этим обратимся к «Заявлению Аналитической группы Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС по поводу прошедших беспорядков на «марше миллионов». Заявление было опубликовано сразу после столкновений между протестующими и ОМОНом на акции 6 мая 2012 г.

Вот что можно прочитать в данном документе:

«Радикальная часть нынешней оппозиции (Удальцов, Немцов, Навальный) объективно выводит протест из узковыборного русла в революционно-демократическое….

Только с привлечением рабочего класса к общенародной борьбе эта радикально-демократическая активность сможет завершиться успехом. В этой связи наша партия будет продолжать активную работу по строительству Российского Объединенного Трудового Фронта….

Простым гражданам, в особенности рабочему классу, мы рекомендуем максимально участвовать в общенародном протесте против воровской власти…

Для полного достижения цели потребуется всеобщая акция неповиновения –всероссийская политическая стачка. Именно в этом залог нашей общей победы над воровским путинским режимом».(8)

Где здесь отличие от позиции пролиберального Левого Фронта? Разве что в риторике «про рабочий класс», хотя и Удальцов тоже призывал к забастовкам в поддержку «оранжевых». «Оранжевое» движение характеризуется здесь как «революционно-демократическое», которое рабочему классу нужно поддержать во имя борьбы с «воровским режимом». Против кого может совершить революцию в целом прокапиталистическое движение? Только против феодализма или фашизма. Которых нет, и именно поэтому «оранжевые революции» никакие не революции, а лишь перевороты, сменяющие лиц у власти. Что значит «воровской режим»? Только крикливую демагогическую фразу, призванную привлечь политически безграмотных людей. Либеральная буржуазная оппозиция всеми силами пытается внушить трудящимся россиянам, что в России якобы нет настоящего капитализма и буржуазного политического строя. Потому что у власти не «честные политики и предприниматели», а «воры и коррупционеры». РКРП обычно выступает против такой оценки российского режима, но стоило лишь появиться иллюзорной «революционной ситуации» (как характеризовали обстановку после 6 мая некоторые деятели РКРП и РОТ Фронта), откровенно солидаризировалась с позицией оппозиционной группировки буржуазии.

Это – типичный оппортунизм. Говорить много правильных общих слов в марксистском духе и сворачивать с коммунистической на буржуазную позицию, когда обстановка требует решительных действий и конкретных оценок, а не абстрактной риторики.

Мы уже не раз затрагивали вопрос некоммунистической по сути политики РКРП, нашедшей полное выражение в создании социал-реформистской коалиции «РОТ Фронт». Фактически, это не коалиция, а параллельная партия, состоящая в основном из членов РКРП. Вокруг «РОТ Фронта» уже более трех лет выстраивается вся пропаганда РКРП. Это объясняется «экономизмом» РКРП, пониманием экономической борьбы «боевых профсоюзов» как якобы необходимого этапа на пути к коммунистическому просвещению рабочего класса. Потому руководители РКРП, не умея осуществлять работу по привлечению передовой части трудящихся к марксизму, пошли по линии наименьшего сопротивления – попыткам объединиться с малочисленными профсоюзами на базе экономических требований улучшения положения рабочих в рамках капитализма. Так РКРП ныне понимает связь с массами – не идейное их завоевание, а просто совместные стояния на митингах и сидения в президиумах.

Неудивительно, что РКРП, как мы видим, пошла и в хвосте либерального движения, пусть и не столь откровенно, как ЛФ, прикрываясь классовой и «антилиберальной» риторикой. А также считает выдающимися марксистами руководителей Фонда Рабочей академии, также занимающих позиции экономизма, но в данном вопросе с другой, «патриотической» стороны. Для разных оттенков оппортунизма характерно беспринципное слияние друг с другом. Это видно и по дискуссии Осина с Герасимовым.

«Думается, что назрела пора провести предметную товарищескую дискуссию с представителями Фонда Рабочей Академии». – вот и все, чего просит Осин. Несмотря на принципиальные противоречия с ФРА, он продолжает рассыпаться в комплиментах в адрес данной организации. Потому что в главном – в хвостистской позиции по отношению к стихийным протестам (будь то экономическая борьба рабочих или либеральное движение «за честные выборы») они едины.

Стоит добавить, что даже половинчатая позиция Осина не является позицией РКРП в целом. Как мы отметили, возражения Осина руководителям ФРА даже не напечатаны в СМИ РКРП в качестве дискуссионных. А лидер РКРП Виктор Тюлькин, когда в интервью «Красному ТВ» его спросили насчет этой дискуссии, просто уклонился от ответа(9). То есть руководство РКРП в целом даже не может занять четкой позиции данному вопросу. Его стратегия – объединительство всех и вся на базе «вовлечения рабочих в политику», при замалчивании всех имеющихся противоречий.

Все вышеописанные примеры – есть не коммунистическая, а антикоммунистическая политика. Фактически РКРП с марксизмом связывает только ее программа, также весьма устаревшая, отражающая ситуацию в России начала – середины 1990 — х гг. РКРП сегодня – это союз групп левой направленности, сплоченных ненавистью к капитализму, советским патриотизмом и отрицанием политики КПРФ как чисто парламентской и соглашательской по отношению к правящему режиму. КПРФ – партия откровенно буржуазная, со значительной долей националистических реакционеров, оттеняет РКРП и позволяет последней смотреться на первый взгляд как ортодоксальная альтернатива зюгановцам. Но по сути, если взглянуть не на давнишние документы, а на сегодняшнее положение, РКРП только лишь «левее» КПРФ. В целом ее политика также некоммунистическая.

Потому и приемлет РКРП самые разные виды оппортунизма – от патриотического до пролиберального. И дискуссия Осина с Герасимовым, а также история с РОТ Фронтом и события «болотных протестов», хорошо показали данную ситуацию.

К сожалению, ни одному из осколков КПСС, провозгласивших себя в начале 1990-х коммунистическими партиями, не удалось стать таковой. Марксистско-ленинской партии в России еще предстоит быть созданной усилиями передовых интеллигентов и рабочих. Посильный вклад в это дело вносит и наша газета.

Виталий Сарматов

(1) М.В.Попов. «Политические итоги Съезда родителей 9.02.2013» http://www.youtube.com/watch?v=Hr0lQNn7dwc

(2) Американский фашизм и антиамериканизм. http://compaper.info/?p=5567

(3)Михаил Попов. Какова цена рабочей силы? http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1939

(4) По поводу выступления Попова М.В. о «Родительском съезде» http://rksmb.org/get.php?5698 , «Диалектический» догматизм или две тактики в «болотной революции» http://www.krasnoetv.ru/node/17819 .

(5) «О революционной контрреволюции» http://www.rpw.ru/public/kontra.html , «И еще о «революционной» контреволюции» http://www.krasnoetv.ru/node/17821.

(6) Митинг в защиту завода «ЗИЛ» http://www.krasnoetv.ru/node/15430

(7) См. например: Двадцать лет РКРП и РПК: Задачи партии на современном этапе. http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?3830

(8) Заявление Аналитической группы Идеологической Комиссии ЦК РКРП-КПСС по поводу прошедших беспорядков на «марше миллионов». http://www.rkrp-rpk.ru/content/view/7268/

(9) «РЕВКОМ» Вып. 49. В студии Виктор Аркадьевич Тюлькин. http://www.krasnoetv.ru/node/18105