О теоретических разногласиях и дискуссиях

Если говорить о последовательных взглядах в политике, то они всегда имеют определенный онтологический фундамент и всегда можно дать философское определение их методологии. Определенный набор знаний (теория) и совокупность теоретических инструментов (метод), вне зависимости от их осознания, составляют ядро любой политической теории.

Политические взгляды уходят корнями в способ объяснения политической жизни той или иной группы людей, которая занимает определенное место в системе общественного производства, в системе общественных отношений. Эксплуатируемые классы выдвигают свои политические взгляды и политические теории, эксплуататорские классы иные, противоположные первым. Существенная разница между ними заключается в возможности господствующего класса из-за общественного разделения труда использовать гораздо больше ресурсов в формировании своих теорий, концепций, взглядов. Оттенок политического сознания того или иного класса зависит от конкретной расстановки сил в обществе, переживаемого этапа роста или упадка, степени организации или дезорганизации класса.

В докапиталистических формациях классовая борьба и социальные революции оставались элементами стихийного развития общества. А значит, в своих политических теориях, концепциях, взглядах каждый новый революционный класс выдвигал все более глубокое понимание идеалов общественного устройства. Если точнее, то всю совокупность революционных взглядов всех эпох человеческого развития можно свести к двум идеалам: свобода и равенство. Они являются формой идейного выражения борьбы эксплуатируемого против эксплуатации. Свобода – это идеал, который выражает реакцию на насилие, подчиняющее эксплуатируемый класс эксплуататорскому. Равенство – это идеал, который выражает реакцию на способ распределения общественного богатства. Революционные идеи и соответствующие политические теории получают расцвет и организуют социальные силы, когда для них созревают условия в экономическом базисе общества. Базис первичен по отношению к политической надстройке. Если проще, то обращение к «вечным» идеалам широких масс трудящихся происходит тогда, когда они в том или ином виде сознают возможность принципиальных перемен общественного устройства и со смелостью идут на уничтожение старого мироустройства. Не может быть ничего более наглядного, чем переход к более высокому способу производства, которому мешает пара дряхлых учреждений, вроде рабовладельческого государства, сословного ценза или самодержавия. То есть объективные условия получают субъективное выражение в сознании революционного класса и вершится социальная революция. Палитра оттенков в политических взглядах, концепциях и теориях антагонистических классов докапиталистических формаций была не богата и отражала конкретно-исторические, тактические особенности своих носителей. Часто их осознание не вырастало до стадии взглядов и тем более теорий, а оставалось в виде восприятия.

Существенное изменение происходит в капиталистической формации, которая является высшей и последней формой классового общества. Капитализм довел глубину восприятия и понимания политических идеалов до такой степени, когда стала очевидна их недостаточность. В буржуазном обществе всякие идеалы стали абсолютно абстрактны и фактически воплотились в формальном виде демократии. Формальная свобода и формальное равенство реализованы капитализмом – идеалы воплощены, наступила высшая форма классового общества, переход из которой сопряжен с решительным скачком в целом в истории человечества. Появление системы научных знаний, научной методологии логично открыло для общества возможность завершения вереницы стадий классовой формы существования. Эпоха стихийности всякого общественного развития подошла к своему пятитысячелетнему завершению. Точно так же и в области идейного содержания политической борьбы необходимо наступила потребность перехода от стихийного к сознательному развитию. К. Маркс и Ф. Энгельс создали общественную науку, на основании которой это стало возможным. В палитре политических взглядов противоборствующих классов (и групп) буржуазного общества появилась принципиально отличная теория, которая выражает коренные интересы всего общества, его развития и опирается на пролетариат как социальную силу, способную воплотить революционные научные истины. Поэтому следует считать, что марксизм – это научное мировоззрение рабочего класса. А в дальнейшем можно будет сказать, что марксизм – это научное мировоззрение всего (коммунистического) человечества.

Марксизм, как и любая теория, состоит из набора постулатов и метода. С тем исключением, что марксизм – это наука, то есть теория марксизма – это действительные подтвержденные практикой знания, а метод марксизма – это метод познания в целом. Всякие люди, связанные с марксизмом, признают его азбучные истины. А вот в вопросах политической теории марксизма, среди разных ценителей марксизма, есть существенные разногласия. Всякая политическая теория говорит кому и как действовать в условиях классовой борьбы, чтобы завоевать публичную власть. И это требует не только признания теории, марксисткой картины мира, но и понимания материалистической диалектики – научного метода познания. Ведь только глубокое познание условий (обстоятельств) может позволить правильно оценить положение субъекта, правильно понять инструменты в его распоряжении, правильно поставить вопросы и дать на них правильные ответы, то есть выработать победоносную тактику. Понимание материалистической диалектики возможно только на фундаменте кропотливого изучения и осмысления теории марксизма и истории ее научного становления (в том числе в области политической практики). Таким образом, массы ценителей марксизма навсегда останутся лишь почитателями отдельных положений марксистской научной картины мира, если не совершат образовательного скачка к пониманию диаматики.

Теоретические разногласия внутри коммунистического движения, как и любые разногласия в политике, имеют под собой классовые корни. Вне зависимости от осознания, всякий ревизионизм и оппортунизм, маскирующийся под коммунизм, выражает интересы определенных сил буржуазии, является проведением буржуазного влияния в пролетариате. Любое невежество, любое заблуждение, любая необязательная политическая ошибка – это победа господствующего класса монополистической буржуазии. Только правильное решение, правильная политическая позиция становится победой, шагом к коммунистической революции для пролетариата. Бывает так, что случайно можно занять правильную позицию, выдать правильное решение, но нельзя так одержать решительной победы. Пролетариат даже способен стихийно взять власть в свои руки, но категорически не сможет ее удержать. Потому что для того, чтобы удержать власть пролетариату необходимо перестроить экономическую систему капитализма, а это возможно только путем постепенного уничтожения товарных отношений на базе обобществления. Чтобы строить социализм в экономике, необходимо руководствоваться марксизмом. Так же марксизм сделает не просто вероятным взятие власти, но и значительно сократит путь к ней во времени и в количестве приложенных сил и принесенных жертв.

Что такое дискуссия? Дискуссия с точки зрения пропаганды – это представление позиций оппонентов друг против друга, по которому кто-либо может сделать вывод о правоте и ошибочности представленных позиций. Это полезный инструмент пропаганды, но работает он в ограниченных условиях. Например, какой смысл оппонировать тому, чьи взгляды не имеют поддержки?

А есть миф о дискуссии как познавательном инструменте. Якобы истина «рождается» в споре. Очевидно, эта приписываемая Сократу фраза не более чем красиво звучит. Если ее «превратно» понять, то можно сказать, что истина рождается в споре с самим собой по поводу объекта познания и только при условии того, что ты обладаешь всеми актуальными знаниями об этом объекте, причем спор этот должен вестись по пути исследования объективных противоположностей объекта. Определения противоположностей и исследования их единства есть познание объекта. В этом и состоит актуализация диаматического метода отрицания отрицания. Всякое явление возникает и существует, прежде всего, как единство противоположностей, и именно это единство порождает и их борьбу, и развитие явления через отрицание отрицания. Познавательный способ мышления свойственен скорее предельно компетентному внутреннему диалогу с самим собой. Тогда как дискуссия только выявляет разногласия. Противоречия, т.е. разногласия есть прерогатива субъективной диалектики.

Политическая история не знает примеров, чтобы какие-то дискуссии по теоретическим вопросам приводили к полезному знанию. Можно предположить, что если оба оппонента находятся на одном уровне компетенции и в ходе выяснения своих позиций обмениваются полезными наблюдениями, в ходе познания объекта и это приводит к их взаимному обогащению, к продвижению их общей научной позиции. Но это разве дискуссия? Разве они оппоненты?

В теоретических вопросах никаких компромиссов у коммунистов быть не может. Теория коммунизма – это наука, она бескомпромиссна, так как истинна (тогда как в тактике борьбы пролетариата компромиссы не просто возможны, а необходимы). Поэтому дискуссии по теоретическим вопросам – это не попытка выяснения объективной истины, а только лишь инструмент пропаганды.

Дискуссия, можно сказать, может быть полезна по вопросам тактики, но только в том, чтобы осмыслить условия политических действий. И это не дискуссия разных политических позиций, а обсуждение единомышленников.

P.S. Ответ тов. Курмееву

Тов. Курмеев возмущен отказом к публикации в ГК и требует моего письменного объяснения. Это объяснение я буду давать в заключение к этой заметке.

Наши разногласия с тов. Курмеевым (который транслирует многие пункты типичного оппортунизма РКРП) имеют теоретический характер, о чем могут свидетельствовать множественные публикации в ГК а ля «Грано против Курмеева». Столкновение в печати наших позиций никого не убедило, но было, возможно, полезно с пропагандистской точки зрения. Тов. Курмеев адресно и конкретно продемонстрировал экономизм (хвостизм) во всех теоретических вопросах: в оценке социализма и коммунистического строительства, в тактике коммунистического оргстроительства и в организации рабочего класса. И был последовательно бит изложением диаматической позиции прорывцев по каждому из вопросов.

Строго говоря, эта позиция излагалась и без оппонирования тов. Курмееву. Поэтому возникает вопрос: если каждая из сторон изложила свое мнение, а ГК — все-таки издание прорывцев, то зачем давать в ГК трибуну повторять тов. Курмееву все тот же залежалый оппортунизм? У него есть своя партийная пресса, где он свободно может критиковать «Прорыв» и ГК.

Быть может, тов. Курмеев или кто-то из читателей считает, что тов. Курмеев не достаточно полно изложил свою позицию по ключевым, основным теоретическим вопросам. Но я и известные мне читатели (наши сторонники) прекрасно поняли позицию тов. Курмеева по всем вопросам, так что нужно внимательнее читать тов. Курмеева, он сполна высказался на страницах ГК.

Если говорить о пропагандистской силе наших с тов. Курмеевым дискуссий, то я вынужден признать, что в том круге лиц, что входят в мое личное общение, никакой силы они не возымели. Все положительные сдвиги в освоении диаматики являются исключительно продуктом самообразования, а вспомогательным материалом стали не наши споры, а публикации тов. Подгузова в журнале «Прорыв».

Грано