Нацбол Песоцкий против коммунистов

В начале 1990-х гг после временного поражения социализма и уничтожения СССР коммунистическое движение оказалось в ситуации крайнего идейного разброда. Самые разные люди называли себя коммунистами. Никаких значительных успехов за прошедшие 20 лет эти люди не добились. Такой ситуации есть как объективные, так и субъективные причины. Естественно, что чудовищная дискредитация коммунизма произошла после массовой измены членов КПСС в годы «Перестройки» и реставрации капитализма в СССР. В результате российский пролетариат был заражен буржуазной идеологией и коммунизм превратился в «утопию» и «пустую болтовню» против реальных кухонных проблем капиталистического выживания.

Кризис коммунизма оказался тем более глубок, что даже меньшинство членов КПСС, вступившее в борьбу против капитализма, на словах оставшись марксистами, на деле были носителями различных мелкобуржуазных антимарксистских теорий. Они образовали новые партии, коммунистические лишь по названию – КПРФ, КПУ и т.д. Партии же, которые пытались следовать букве марксизма – РКРП, ВКПБ и т.д. – оказались слишком слабы, в первую очередь идейно, чтобы организовать вокруг себя пролетариат и интеллигенцию.

Псевдокоммунисты оседлали народный протест и стали в глазах широких масс «преемниками КПСС». Социал-реформизм в рамках капиталистической системы вместо революционной борьбы, буржуазный национализм и различные обывательские предрассудки вместо марксистского научного взгляда на мир – таковы основные черты данных организаций.

Как обратная реакция на это — расцвет анархизма и левачества в молодежной среде.

Естественно, что в этих условиях открытые противники коммунизма пытаются объявить о «гибели марксизма», о том, что коммунистическое движение якобы полностью выродилось. Эти позиции отстаивают все организации, претендующие на защиту интересов трудящихся, на организацию борьбы против существующего режима, но под знаменем немарксистской программы. Ведь протестные настроения среди российских трудящихся растут, и нет числа желающим во имя своих амбиций и шкурных интересов направить этот протест в безопасное для капитализма русло.

Недавно член партии «Другая Россия» (возглавляемой Эдуардом Лимоновым) Андрей Песоцкий выступил с уничижительной критикой, по его выражению, «типичных коммунистов». (1) По его мнению, основная часть современных коммунистов подпадает под определение «персонажа странного, в общении не очень приятного, от народа бесконечно далёкого и приносящего настоящим коммунистам колоссальный вред». Песоцкий утверждает, что «левое движение во многом уподобляется религиозному мракобесному догматизму, против которого оно, по идее, должно выступать. Скрижали Маркса — Энгельса воспринимаются как символ веры, который нужно не просто изучать, но почитать как священное писание, пойти против которого – значит, причислить себя к еретикам»

Однако все эти эпитеты Песоцкого – просто словесная шелуха. Он полностью игнорирует научное содержания марксизма-ленинизма, объявляя людей, отстаивающих марксистские принципы, в догматизме. Чтобы коммунисты «пошли против марксизма», нужны доказательства его устарелости, которых Песоцкий предъявить не может. Коммунисты изучают марксизм и должны уметь его применять на практике, к сегодняшней действительности. Да, не всегда это получается. Но чтобы улучшить ситуацию в этом плане, необходимо глубоко познать законы общественного развития, открытые классиками марксизма, относиться к ним именно как к науке, а не как к набору фраз, который можно отбросить исходя из конъюнктуры. Песоцкий фактически предлагает уйти от науки к мелочному беспринципному политиканству. Для партии «Другая Россия» (и ее предшественника НБП) это типично. Но некие снисходительные советы коммунистам со стороны подобных людей выглядят нелепостью.

По мнению Песоцкого, современная коммунистическая пропаганда «собрана из незамысловатого конструктора, который легко можно держать в голове. Кубики этого конструктора – это слова и выражения вроде «рабочий класс», «буржуазия», «бороться за свои права», «классовая борьба». Достаточно помнить пару десятков таких кубиков и можно смело выходить на трибуну. Речь можно начать так: «Рабочий класс, борющийся с буржуазией за свои права…», или «Годы реакции не остановили классовую борьбу рабочих». Опять же, такая проблема существует в реальности. Такие «коммунисты» не имеют никакого обременения марксизмом, произнося громкие лозунги. Они такие же «работники», как и сам Песоцкий, который пропагандирует такой же набор «кубиков», только националистического содержания. Коммунисты потому считают себя авангардом пролетариата – единственного революционного класса буржуазного общества, что выражают коренные интересы развития всего общества. Марксизм потому и является необходимым мировоззрением рабочего класса, что он есть общественная наука, которая в политике нам позволяет проложить необходимый, неизбежный путь революционного преобразования общества. Локомотивом этого преобразования служит пролетарский класс, который должен быть организован и направлен своим авангардом – коммунистической партией. А что может сделать Песоцкий? Он не понимает кто такие коммунисты, которых он взялся «критиковать». Он не признает объективного знания об обществе за пределами сиюминутных шкурных интересов. Он обскурант и агностик, который вместо познания предлагает систему «сдержек и противовесов» и истину «где-то посередине». Вся идеология песоцких – это кухонная националистическая возня мелких лавочников. Его слова – это ерничество политикана, работа которого – дискредитировать коммунизм.

Как на якобы «типичных коммунистов» Песоцкий обрушивается на различные левацко-антикоммунистические организации и, в частности, отстаиваемые ими идеи «защиты прав лиц нетрадиционной сексуальной ориентации»:

«Евро-левачество захватило почти все свежие левацкие объединения в России (РСД, КРИ), хотя коммунисты более старого поколения (КПРФ, РКРП) противятся этому наступлению. Евро-леваки долго изучали марксистскую литературу, выдёргивая цитаты в поддержку гомосексуалистов…. Ярким апологетом евро-левачества можно назвать молодую «типичную коммунистку» Женю Отто, которая выдвигалась на выборы в КС под лозунгом «голос всех трудящихся вне зависимости от национальности, вероисповедания, пола и ориентации».

То есть Песоцкий, по всей видимости, относит к «коммунистам» и КПРФ, и троцкистов. Конечно, с такой позиции, когда коммунистом считается всякий, кто ходит под красным флагом, критиковать очень легко. Ибо каких только абсурдных идей от «левых сил» не исходит. Однако все это никакие не коммунисты на деле. Человек, который разбирается в политике, знает, что «по названию» определять, обобщать и сравнивать политические силы преступно. Нельзя считать коммунистами клоунов, выступающих за «многоукладную экономику», защищающих буржуазное российское государство, например. Равно как и троцкистов, отрицающих социалистический характер СССР и считающих, что возможна власть некоего «класса бюрократии». Это левые политические течения, спекулирующие на идеях коммунизма, но лишенные коммунистической программы, заменяющие ее различными пробуржуазными и утопическими схемами.

Что до «евролевизны», то подобные явления порождены заимствованием российскими левыми различных форм мелкобуржуазного протеста, характерных для западных стран.

Это никакие не «типичные коммунисты», а немарксистские «левые», борющиеся за «справедливость», как они ее понимают, на службе у буржуазии.

Уцепившись за «сексуальные» и «гендерные» глупости троцкистов, Песоцкий очень ловко пытается опорочить пролетарский интернационализм как якобы порождение «евролевизны» и догматизма коммунистов. Абсолютно неверно уже название последнего раздела статьи Песоцкого – «Об иммигрантах Маркс ничего не писал». Автор либо безграмотен, либо просто пытается ввести читателя в заблуждение. Конечно, капитализм времен Маркса во многом отличался от капитализма сегодняшнего. Международный рынок рабочей силы только начал формироваться в середине 19 века. Трудовая миграция, тем не менее, существовала в весьма значительных масштабах. И так же, как и сегодня, буржуазные правительства и их политическая обслуга – националисты – пытались стравить трудящихся разных национальностей, объявляя их «врагами» друг другу.

К примеру, в середине 19 века в Великобританию ехали работать многие жители Ирландии, жестоко разоряемой британскими колониальными властями. Британские власти и различные шовинисты не без успеха разжигали ненависть к ирландцам среди английских пролетариев. Ирландцев, как сегодня в России кавказцев и жителей Средней Азии, пытались представить в качестве источника преступности, причиной увеличения безработицы. Маркс и Энгельс же со своими единомышленниками последовательно боролись за объединение коренных и приезжих рабочих в совместной борьбе против капитализма. Это выражалось даже в построении рабочих организаций. Так, Энгельс настаивал, чтобы ирландцы в рамках Международного Товарищества Рабочих (Первого Интернационала) могли создавать собственные секции, учитывающие специфические потребности мигрантов:

«Если члены Интернационала, принадлежащие к господствующей нации, призывают нацию, завоеванную и продолжающую оставаться в подчинении, забыть о своей собственной национальности и положении, «отбросить национальные разногласия», то это не интернационализм, а ничто иное, как проповедь подчинения гнету, попытка оправдать и увековечить господство завоевателя под прикрытием интернационализма. Это только укрепило бы и так слишком распространенное среди английских рабочих мнение о том, что они – существа высшего порядка по сравнения с ирландцами и в такой же мере являются аристократией, в какой самые опустившиеся белые в рабовладельческих штатах считают себя аристократами по отношению к неграм». (Ф.Энгельс. «О взаимоотношениях между ирландскими секциями и английским федеральным Советом». Авторская запись речи на заседании Генерального Совета 14 мая 1872 г.)

Здесь очень хорошо подмечен механизм, с помощью которого яд национализма разъедает сплоченность рабочего класса и оправдывает господство капиталистов: видя рядом с собой неравноправных «понаехавших», будучи уверенным, что они враждебны ему, коренной пролетарий испытывает иллюзии, будто он часть некоего правящего класса, будучи представителем господствующей нации. В результате государство капиталистов трудящийся начинает воспринимать как «свое», считает, что надо защищать его и свое положение «белого человека» от инородцев, а заодно и от всех, кто призывает к социалистической революции. Как мы могли видеть на протяжении XX века, будучи обманутыми националистической демагогией, миллионы пролетариев покорно пошли в 1914 и в 1939 г. умирать за прибыли капиталистов. Это как нельзя лучше доказывает необходимость бескомпромиссного отношения коммунистов к любому национализму, к любым попыткам противопоставить разные отряды трудящихся по национальному признаку.

А вот что пишет Песоцкий про сегодняшних мигрантов: «Сегодня для российских трудящихся огромную угрозу составляют трудовые мигранты, готовые взяться за любой физический труд, запрашивая небольшую плату, отнимая тем самым рабочие места. Засилье иммигрантов напрягает подавляющее большинство жителей России, особенно небогатых людей, которые ходят по улицам, а не рассматривают мир через тонированные стекла иномарок. Идут ли здесь «типичные коммунисты» в ногу с народом, понимают ли это?»

Однако то, что Песоцкий выдает за новую реальность, якобы не вписывающуюся в марксизм, на самом деле не представляет из себя ничего нового. Про угрозу со стороны трудовых мигрантов националисты кричали во все времена. Весьма характерна и апелляция Песоцкого к «народу», «большинству людей». Это распространенный демагогический прием, когда оппонента пытаются выставить «далеким от народа».

Коммунисты тем и отличаются от различных протестных организаций, что вовсе не стремятся «идти в ногу» с заблуждениями, распространенными среди трудящихся масс. Их цель – разоблачать эти заблуждения, объединять вокруг себя авангард, наиболее передовую часть народа, способную критически мыслить и разбираться в сущности обывательских предрассудков и буржуазных идеологий. «Напряжение» от засилья мигрантов, а не от существования капиталистического строя, ликвидация которого откроет возможности для решения национальных проблем – это есть заблуждение. И коммунисты не собираются подстраиваться под него.

Конечно, борьба против национализма не должна сводиться к пропаганде абстрактного гуманизма и «толерантности». На вопросы должен даваться классовый, марксистский ответ. Это нелегко и требует значительных интеллектуальных усилий. Но выход – именно в науке, а не в отбрасывании истины на потребу сиюминутной политической выгоде.

Собственно, Песоцкий и не скрывает, что его цель – «облагораживание» капитализма путем репрессий против рабочих-мигрантов: «Запретив нелегальную иммиграцию, можно поставить на место бизнес, сделать его социально ответственным, без трудового рабства в строительных вагончиках. А отмена квот на иммиграцию, чего добиваются многие леваки, лишь усилит на рынке труда конкуренцию среди бедных, удешевив донельзя товар под названием «рабочая сила».

Надежда на то, что капиталист может стать «социально ответственным», что якобы возможно «ослабить конкуренцию на рынке труда», – это прямо-таки кредо всех реформистов, пытающихся увековечить капитализм путем его «улучшения».

Со снобистским высокомерием Песоцкий пишет: «Пока «типичные коммунисты» штудируют тома классиков, выдумывая свой книжный рабочий класс, десятки миллионов реальных жителей России сталкиваются с последствиями олигархического произвола. Ждут люди настоящих коммунистов, хотя и боятся себе в этом признаться».

Мало штудируют, ибо если бы штудировали достаточно, то мы бы имели уже сильную коммунистическую партию.

Люди, подобные Песоцкому, пытаются сыграть на пренебрежительном отношении к марксизму, распространенному среди многих даже антикапиталистически настроенных людей. КПССные чиновники, называвшие себя «верными марксистами-ленинцами», а ныне «парламентские» псевдокоммунисты и протестные троцкистские группы сделали очень многое для дискредитации марксизма, представления его в качестве сборника давно устаревших и никому не нужных текстов. Тем большая задача стоит перед современными коммунистами – своей теоретической работой, бескомпромиссной борьбой с извратителями марксизма вернуть марксистской науке влияние, не допустить увода протеста трудящихся масс на путь либеральной, националистической или любой другой прокапиталистической идеологии.

Ничего, кроме очередного «оранжевого» переворота, из песоцких не получится. Одни олигархи сменят других. Тогда как «устаревший» марксизм предлагает по-прежнему сломать шею рыночному обществу, установив власть трудящихся в виде старой доброй диктатуры рабочего класса.

В. Сарматов

(1) http://www.sensusnovus.ru/opinion/2012/12/06/15196.html