Еще раз о коррупции

Обсуждение этого, казалось бы, проходного вопроса вызвал в наших рядах дискуссию, по накалу достойную большего повода. Однако, не важен повод, если именно эта дискуссия оголила зияющие глубины непонимания азов марксизма у некоторых товарищей.

Первое, что бросается в глаза при чтении отклика тов. Чернышова на статью Грано, это излишне обличительный, пафосный тон, неуместный для аналитики. Складывается впечатление, что автор по ходу написания сам себя накручивает, обычно такое бывает, когда человек не уверен в своих аргументах. Да и как можно положиться на аргументы, если они добыты двумя методами: смешением несмешиваемого и передергиванием.

1. Первая порция пафоса приходится на тезис о том, что якобы Грано (и его сторонники) призывают к коррупции.

Как мы все и писали, коррупция – объективное явление товарно-денежных отношений. Объединенными усилиями «Прорыва» и «Газеты коммунистической» (и даже, если к нам присоединятся Путин с Шойгу) ее победить невозможно. Более того, мы не можем ее и увеличить. Я писала, что смешно призывать чиновника НЕкоррумпироваться. Призывать чиновника коррумпироваться еще смешнее. С этой точки зрения, статья Грано безопасна – коррупцию в стране она не увеличит.

Однако Чернышов так не думает, он пишет: «Неужели не ясно, что поддержка коррупции означает только одно: втягивание рабочих в буржуйские игры, в буржуйские интриги, в бесчисленные коррупционные схемы, в изнурительную борьбу за разделы и переделы собственности…» Откуда он взял поддержку коррупции, во всех стаях мы писали о том, что рабочим не стоит вестись на лозунг борьбы с коррупцией.

Приведу еще несколько пафосных, но пустых призыв. «Тов. Грано желает через участие в коррупции (а поддерживать коррупцию – значит, участвовать в ней) окончательно превратить рабочего в мелкого буржуйчика?» Если бы было так просто стать буржуйчиком, хотя бы и мелким, то пролетариев и не осталось бы. Сколько бы взяток ни раздал рабочий – буржуем он не станет, скорее наоборот, коррупция может разорить мелкого собственника до состояния пролетария.

«Грано советует пролетарию «очень аккуратно относиться к борьбе за буржуазный порядок». Товарищу Грано больше нравится «разложение», чем «упорядоченное движение». Товарищ Грано – коммунист или анархист?» Надо напомнить, что фашисты тоже шли к власти с лозунгами «порядка», естественно, порядка буржуазного, но у меня почему-то не поднимается рука приписать тов. Чернышову фашизм, почему же у него рука не дрогнула?

В этом пункте мы видим явное передергивание, недобросовестное желание очернить оппонентов путем приписывания им того, что они не писали.

2. Вторая порция пафоса связана с тем, что якобы мы призываем к дезорганизации производства, откату к более отсталым формам хозяйствования, и тем самым, к отдалению коммунизма.

«Они желают повернуть колесо истории вспять и вернуть ее к ранним этапам, к заре капитализма, когда буржуи рублем еще только пробивали себе путь к власти, создавали свое государство»  — пишет тов. Чернышов. Неужели товарищ не понимает, что «пробивание к власти» возможно только там, где у власти кто-то другой. На заре капитализма там были феодалы. А теперь кто? Или Чернышов думает, что чиновники – это класс?

Вот еще цитата: «Тот капитализм свободной конкуренции, анархии частных интересов, за который, получается, объективно ратуют Грано и Лбов…» Тут тов. Чернышов смешивает «круглое с красным», т.е. разложение аппарата правящего класса и степень монополизации производства. Это разные процессы, которые могут идти  вместе, а могут и в противофазе. Однако, исторических примеров, где коррупция не препятствовала, а даже способствовала нарастанию монополизации, гораздо больше, чем обратных. Стоит лишь упомянуть массу коррупционных скандалов в антимонопольных структурах США. Таким образом, нельзя утверждать, что коррупция препятствует концентрации производства.

3. Вылезающий из щелей экономизм. Борьба с коррупцией на местном уровне — это еще одно проявление именно экономизма, только еще менее затрагивающее интересы капиталистов, чем борьба за «болотную копейку».

Борьба с коррупцией, как и борьба за повышение заплаты –  путь в никуда.

Чернышов пишет «Или вы считаете, что там, где нет НИКАКИХ профсоюзов, там, где люди работают без трудовых договоров и по всей видимости помогают собственным капиталистам в распиле государства, ситуация уже близка к революционной?» Т.е. еще он не понимает и того, что наличие, отсутствие, степень организации и развитости  профсоюзов ВООБЩЕ никак не влияет на близость революции. Надо ли повторять в сотый раз сказанное нами: посмотрите на профсоюзы Европы. Тут наблюдает закономерная смычка экономизма с тред-юнионизмом.

Если пролетарий скажет: «Вот будет хорошо, если бы мне поднять заплату в 2 раза», то коммунисты ДОЛЖНЫ объяснить ему: «Это капитализм, поэтому, как только это произойдет, цены вырастут в 2,5 раза, и жить ты будешь хуже. Правда цены и так вырастут, так что без революции хорошо не будет».

Если пролетарий скажет: «Хорошо бы заменить всех продажных чиновников генетически-модифицированными неподкупными», то коммунисты ДОЛЖНЫ ответить: «Тогда капитализм найдет другие формы забрать у тебя зарплату». Обращаю внимание, что современная борьба с коррупцией идет на фоне резкого ужесточения штрафов, новых законов об образовании и медицине.

И дело тут не в злобности капиталистов, а в том, что зарплата пролетария – это всегда цена его рабочей силы. Будет меньше давать взяток – цена воспроизведения рабочей силы упадет, упадет и реальное содержание заплаты.

Привлечение пролетариев к борьбе с коррупцией, еще в большей степени, чем экономическая борьба, и чем национализм – форма буржуазного влияния, форма привлечения пролетариев к разборкам внутри буржуазии.

История марксизма показывает, что вокруг национализма всегда было много красивых слов, но жестокая ясность стала видна только тогда, когда коммунисты ответили на вопрос, что такое национальная борьба, борьба между какими группами людей? Давайте сделаем это же и с «борьбой с коррупцией».

Борьба с коррупцией – это борьба между группировками буржуазии за влияние на государственный аппарат. Либеральные мифы о борьбе общества (еще скажите, «гражданского общества», ха-ха) с продажными чиновниками надо отметать, как любые другие попытки отказа от классового анализа. Так как все буржуазные чиновники продажны в той или иной форме, то любая из группировок может поднимать на щит лозунг борьбы с коррупцией. Однако, чаще это делает проигравшая группировка. Есть ли смысл пролетариям солидаризоваться с этой группировкой? Иногда, в конкретных условиях, на очень узкий период, такой смысл может и быть. Но сейчас, поддерживать либералов? Увольте.

4. Тов. Чернышов не понимает, что цена товара при капитализме не определяется себестоимостью для продавца. Это азы марксизма. Он повторяет буржуазные схемы о «доле в цене», забывая, что это либо намеренное вранье, либо постфактумная схема (описывающая не причину, а следствие другой причины). Попадись некому продавцу безкоррупционная возможность получить товар (т.е. по меньшей себестоимости) мы имели бы ту же цену, только «доли» распределились бы немного по-другому.

5. Ну, и, наконец, «свой героический опыт». Честно говоря, я теряюсь, когда меня прямо спрашивают «Боже, зачем я не дал взятку (т.е., по мысли Петровой,  действовал себе во вред), чтобы устроить своего ребенка в детсад, а предпочел вступить в правовую переписку с департаментом образования и припугнуть его, что полон решимости дойти до буржуазного суда?»

Что тут ответишь? Многие привыкли к образам борцов без страха и упрека из книг для детей и юношества серии «Выдающиеся революционеры». Я, к сожалению, знаю много людей, которые примерили эти образы на себя, но в результате не стали выдающими революционерами, а стали фриками и маргиналами. Надо понимать, что личный пример чего-то стоит, когда есть, кому его продемонстрировать. Есть смысл с криком «Ура!» подниматься из окопа и увлекать за собой бойцов, если бойцов в окопе нет, то и смысл теряется.

Задача коммуниста все же не геройствовать в одиночку, а обучать и организовывать массы. Но коммунист – не киборг, а живой человек, у него есть потребности и их надо удовлетворять, причем желательно не на уровне выживания, а на уровне развития. Для этого коммунист должен организовать свой быт. Если тов. Чернышову было сложнее и дольше переписываться, то он поступил неверно, потратил ресурсы зря, а мог бы в это время и Маркса почитать. Если ему было проще и дешевле переписываться – то верно. Надо, конечно, учесть и его моральные терзания, но все равно повода для большой гордости тут я не вижу.

На самом деле, пробивание чего-либо сутяжничеством ничем не лучше, чем взяткой. Кто-то предпочитает одно, кто-то другое, обычно, это связано с соотношением время/деньги у конкретного человека.  Пользы для революции от этого одинаково нет.

О.Петрова