Что за организация РКРП?

Российская коммунистическая рабочая партия создана в ноябре 1991 г. Основой для нее послужили течения внутри КПСС, боровшиеся как против руководства партии во главе с М.Горбачевым, так и против ельцинских «демократов». При всем своем якобы «яростном противостоянии» и те и другие одинаково уничтожали социализм и Советскую власть. Настоящие коммунисты, осознавшие, к чему идет дело, в 1989 г. создали «Объединенный фронт трудящихся» (ОФТ) и «Движение коммунистической инициативы» (ДКИ). Однако эта левая оппозиция в КПСС была слишком наивна, слишком цеплялась за единство партии. Летом 1990 г. на 28 съезде КПСС коммунистам не удалось воспрепятствовать принятию курса на рынок (т.е. капитализм). Но даже тогда ОФТ и ДКИ не решились организационно порвать с горбачевской кликой и создать действительно коммунистическую партию.

После запрета КПСС в августе 1991 г., несмотря на развязанную антикоммунистическую истерию и угрозы, коммунисты не прекратили борьбу. Состоявшийся съезд ДКИ объявил о создании Российской коммунистической рабочей партии (РКРП). Лидерами партии стали Виктор Тюлькин (бывший председатель парткома КПСС Ленинградского НПО «Авангард») и Виктор Анпилов (на тот момент — депутат Московского Совета). В.Анпилов возглавил также движение «Трудовая Россия», наиболее массовую коммунистическую организацию на тот момент. В программе партии основной причиной краха СССР была обозначена ревизионистская политика послесталинского руководства, отказ от принципа диктатуры пролетариата, иллюзия о «мирном сосуществовании с капитализмом».

РКРП принимала активное участие в организации митингов против политики правительства Гайдара. После либерализации цен народ буквально взвыл, а на митинги тогда приходили многие. РКРП формировалась как «уличная» партия, мало склонная к парламентским действиям.

РКРП участвовала в существовавшей тогда «объединенной оппозиции», включавшей в себя коммунистов и националистов. На тот момент казалось, что правящая либеральная группировка превращает Россию в колонию Запада, поэтому борьба за социализм должна вестись неразрывно с борьбой против западного влияния. Однако заигрывания с националистами (вплоть до откровенно фашиствующего Русского Национального Единства), учитывая упадок марксисткой теории (к тому же РКРП изначально была не столько идеологической, сколько именно протестной структурой), в ряде случаев привели к заражению шовинистическими предрассудками части членов РКРП. Эта проблема сохраняется  до сих пор.

В период подготовки конституции новой России членом РКРП Юрием Слободкиным был разработан проект, который поддержали все ортодоксальные коммунистические силы. По проекту предполагалось восстановление Советской власти по образцу 1917 года, чтобы Советы, сформированные по производственно-территориальному принципу, созданные в первую очередь на базе трудовых коллективов, формировали бы вышестоящие Советы сверху донизу, вплоть до Съезда Советов, которому были бы подотчетны и глава государства (функции которого исполнял бы не единолично президент, а коллегиальный орган – ВЦИК), и правительство. За вынесение проекта Слободкина на референдум было собрано 1,2 миллиона подписей (по тогдашнему закону достаточно было 1 миллиона). Однако референдум назначен не был. А во время «Конституционного совещания», проходившего летом 1993 г., попытавшийся выступить Ю. Слободкин был в прямом смысле выволочен из зала ельцинскими охранниками. Затем, как известно, на крови защитников Верховного Совета была принята буржуазная конституция (по проекту группировки Б.Н.Ельцина).

В октябре 1993 г. РКРП, активно участвовавшая в защите Верховного Совета, оказалась под запретом и действовала нелегально до амнистии в феврале 1994 г. «Понимая, что это — не есть даже попытка социалистического переворота, что это противостояние буржуазной демократии (т.е. в тех условиях – антиельцинского руководства Верховного Совета и национал-патриотических сил вообще) и наступающей диктатуры, коммунисты, тем не менее, не могли стоять в стороне и встали на защиту конституционного строя, на защиту буржуазной демократии, на сторону сопротивляющихся» — писала впоследствии газета РКРП «Трудовая Россия» о событиях тех лет. Если поддержка Верховного Совета ныне признается партией несомненно верным шагом, то сотрудничество с националистами так и не подверглось тщательному анализу. Оно сошло на нет естественно, с изменением ситуации. В 2006 г., когда возник очередной скандал в связи с приглашением на митинги левых сил черносотенной организации ДПНИ (их пригласило руководство КПРФ, а другие левые организации выразили протест),  в заявлении ЦС ДПНИ Виктор Тюлькин был назван в числе «провокаторов, мешающих патриотическому единству». Однако инерция периода становления партии сильна (особенно у пожилых партийцев), поэтому национализм (как правило, в форме рассуждений про некий «Мировой сионизм» и прочих подобных, по сути, антисемитских проявлений), а также чересчур «толерантное» отношение к нему имеет место в РКРП и  сегодня.

После образования КПРФ в феврале 1993 г. многие члены РКРП ушли туда, так как КПРФ казалась «настоящим наследником КПСС». Партия лишилась в первую очередь тех, кто не был настроен на активную борьбу.  Некоторые же бывшие товарищи вступили в КПРФ, надеясь «развернуть ее влево». Однако эти люди (в их числе получивший позже скандальную известность генерал Альберт Макашов) ничего не добились в этом плане, скорее сами сдвинулись вправо и оказались потеряны для коммунистического движения. В целом иллюзии о том, что КПРФ может еще повернуть налево, на позиции революционного марксизма, исчезли в РКРП только в последние годы. Этими иллюзиями ранее были обусловлены неоправданно близкие отношения с КПРФ (в некоторых регионах подобная ситуация сохраняется и сейчас). В частности, всерьез рассматривалась возможность объединения РКРП и КПРФ, все митинги проводились совместно, в порядке вещей была безоговорочная поддержка кандидатов от КПРФ на выборах разных уровней. Вообще КПРФ признавалась «коммунистической организацией, руководство которой просто немного заблуждается, а сама партия может стать ещё на марксистско-ленинские позиции и возглавить борьбу трудящихся»» и т.п. Нынешняя позиция руководства РКРП (за все эти годы кое-чему научившегося путем горького опыта) состоит в том, что КПРФ — это левая социал-демократическая, но никак не коммунистическая (в названии содержится обман) партия, с которой коммунисты могут сотрудничать только по отдельным вопросам. Хотя на практике возможность такого сотрудничества все более сужается, ибо КПРФ, по всей видимости, рассматривает РКРП только как назойливого конкурента, от которого хорошо было бы избавиться. Данное мнение разделяет и Пермская организация РКРП.

После выборов 2007 г. и откровенного нарушения КПРФ предвыборных соглашений, взаимодействие между РКРП и КПРФ на уровне ЦК было прекращено и на данный момент не восстанавливалось.

В 1994 г. РКРП взяла курс на организацию всеобщей политической стачки как средства совершения социалистической революции. Принятая вторая редакция программы партии обозначила целью РКРП установление диктатуры пролетариата. Партия принимает активное участие в создании структур рабочего сопротивления, является одним из организаторов объединения рабочих профсоюзов «Защита», действующего в ряде регионов России. В 1995 и 1999 РКРП участвовала в выборах в Государственную Думу в составе блока «Коммунисты — Трудящиеся России — за СССР» совместно с несколькими другими коммунистическими организациями (попытки договориться с КПРФ тогда не имели успеха). Блок не преодолел 5% барьер, хотя в 1995 был очень близок к нему (4,6% голосов).

В 1996 г. из партии ушли Анпилов и его сторонники. Данный деятель до этого «прославился» провокаторскими действиями, а также откровенным национализмом. То, что подобный человек состоял в коммунистической партии — это следствие идейной мешанины начала 90-х.

Пик активности РКРП в этот период приходится на 1997-98 гг., когда в России в связи с крайним ухудшением экономической ситуации происходило большое количество забастовок и иных протестных выступлений трудящихся. Задолженности по зарплате росли астрономическими темпами. В 1996 году количество забастовок выросло в 6 раз по сравнению с предыдущим годом. Однако партия оказалась слишком слаба, не имела четкой стратегии, и поэтому не смогла использовать ситуацию тех лет для свержения буржуазного режима.

С начала 2000-х годов РКРП переживает кризис. Связан он с упадком протестного движения в России, апатией трудящихся, в том числе рабочего класса, а также пожилым возрастом большей части актива РКРП. Численность партии значительно сократилась по сравнению с началом 90-х гг., фактически прекратили деятельность некоторые региональные отделения, хотя в активно работающих региональных организациях приток новых членов, прежде всего молодежи, как правило, имеется. На РКРП ориентируется созданный в 1997 г. Революционный коммунистический союз молодежи (РКСМ(б), лидером которого является секретарь ЦК РКРП Александр Батов.

В 2001 г. РКРП объединилась с Революционной партией коммунистов, небольшой организацией, также образованной в 1991 г. В 2003-2007 гг. Виктор Тюлькин являлся депутатом ГосДумы (прошел по списку КПРФ в результате предвыборного соглашения). Во время работы в Думе использовал депутатские возможности для содействия забастовочному движению (в частности, в ходе забастовки докеров Ленинградского порта, забастовки рабочих строительной кампании ДОН-Строй в Москве). За резкую критику буржуазных властей три раза руководством Госдумы лишался слова на месяц. В 2007 г. также участвовал в выборах по списку КПРФ, однако не получил мандата в связи с махинациями руководства КПРФ, согласовавшего с правительством список своих будущих депутатов. В том же году РКРП была исключена из списка политических партий в результате искусственного занижения ее численности проверяющими органами буржуазного режима. Однако, как заявил в связи с этим ЦК РКРП, «Для нас партия — это не запись в государственном реестре юридических лиц. Партия — это боевой отряд единомышленников для ведения классовой борьбы. И наша борьба будет продолжаться во что бы то ни стало, в любых условиях».

В 2005 г. РКРП выступила одним из организаторов Союза Координационных Советов (СКС), объединения протестных структур, образовавшихся в ходе народных выступлений против грабительской «монетизации льгот». В ряде городов Координационные Советы возглавляются представителями РКРП.

Несмотря на все трудности (старение кадров, националистические проявления), РКРП остается на сегодня наиболее многочисленной ортодоксальной коммунистической организацией в России. В настоящий период перед партией стоит задача окончательно избавиться от правых и «левых»  идеологических шатаний. Ясно, что попытки одолеть буржуазный режим наскоком, просто «собрав побольше народу на митинги», провалились (большой вопрос, была ли вообще такая возможность даже в 90-х). Поэтому нужна хорошо проработанная тактика и стратегия действий, основанная на марксистском анализе переживаемого ныне периода. В частности, необходима разработка вопроса о работе с массами, в том числе с профессиональными союзами. РКРП взаимодействует со всеми сколько-нибудь активными классовыми профсоюзами (например, с профорганизацией «Форда» в г.Всеволожске, с Российским профсоюзом локомотивных бригад железнодорожников, получившими в последние годы известность благодаря организованным ими забастовкам). Однако вопрос о том, в какой форме это взаимодействие должно осуществляться, чтобы коммунисты не превращались в добровольных помощников профсоюзов (как это иногда случается), а могли выполнять свою основную функцию — внесение классового политического сознания в рабочую среду, также на сегодня остается открытым.

Тенденции развития РКРП противоречивы, однако почва для очень осторожного оптимизма в отношении ее будущего все же имеется. И вполне вероятно, что настоящая большевистская партия XXI века, партия ленинского типа, которой еще предстоит быть созданной в России, будет образована на основе РКРП.