Кремлевский национализм по-рогозински

Современная российская буржуазная власть, в качестве политического инструмента противостояния оппозиционному инакомыслию, использует так называемую «борьбу с экстремизмом». Этот термин трактуется очень широко – «экстремистами» господа могут обозвать что угодно, от исламистских террористов-смертников до мирных акций протеста оппозиции и профсоюзных организаций. Властью был создан список политических организаций, запрещенный за «экстремистскую деятельность». В основном это разного рода фашисты — исламские фундаменталисты или русские националисты. В частности, не так давно были распущены наиболее известные организации русских националистов – «Движение против нелегальной иммиграции» и «Славянский Союз». Официальная правительственная пропаганда страстно осуждает «ксенофобию» и «разжигание межнациональной розни».

Однако посмотрим на идеологов буржуазии в правительственном аппарате. Вот заместитель председателя Правительства РФ, курирующий ВПК и оборонзаказ, известный политик Дмитрий Рогозин. В прошлом году он выступил с речью на мировом экономическом форуме в Ярославле, где затронул тему «угрозы евроатлантическому пространству» в плане межнациональных отношений (1). Его взгляды мало чем отличаются от взглядов «экстремистских» организаций.

В своей речи Рогозин яростно обрушивается на европейскую «толерантность» и «мультикультурализм»: «Идеология мульти-культи сформирована левацким послевоенным движением как реакция на европейский нацизм и фашизм и представляет собой “другую крайность”. Предполагалось, что новая европейская культура полностью отрешится от консерватизма, национализма и христианской религиозности, — и станет удобной “толерантной” средой для снятия старых конфликтов и адаптации вновь прибывающих иммигрантов из стран Юга к “свободному миру”. Произошло прямо обратное: радикально ослабленная “автохтонная” культура Европы ничем не привлекала иммигрантов (в отличие от социальных благ и мечты о «красивой жизни»). Массово переезжая в Старый свет, они сохраняли свою самобытность и обособлялись от «безликих европейцев».

Действительно, победа всех прогрессивных сил, при определяющем участии СССР, над фашизмом, сделала на некоторое время все националистические и фашистские силы персоной нон-грата в Европе. После этой победы и буржуазная демократия, и социализм, находившиеся в противоборстве «Холодной войны», одинаково декларировали необходимость искоренения фашизма. Их искренность не могла быть одинаковой – для коммунистов фашизм действительно опасный враг, так как это террористическая диктатура наиболее реакционных группировок крупного монополистического капитала. Либералы же затушевывают классовую сущность фашизма. С их точки зрения фашизм – это просто «нетерпимость к иному», «ксенофобия», «непонимание между народами». Для борьбы с фашизмом в данном, ложном понимании и было использовано понятие толерантности. То есть, идея равенства всех культур и необходимость соблюдения равновесия между ними, путем формально декларированного равноправия в рамках буржуазно-демократической системы. Поэтому надо четко различать либеральную толерантность и пролетарских интернационализм коммунистов. Почему Рогозин называет первую «левацкой», не понятно. По-видимому, для него все, кто не разделяет националистические идеи – «леваки». Подобно тому как Брейвик обвиняет в «марксизме» всех, кто не разделяет его националистических, фашистских и расистских взглядов.

«Консерватизм, национализм и христианская религиозность» стали непопулярны в Европе в силу того, что слишком понятна была всем связь традиционных правых с фашизмом, который лишь усовершенствовал старую буржуазную идеологию. Однако, либеральная идея «братства и любви всех народов» на основе толерантности не получила триумфа, потому что была спекулятивно основана лишь на благих пожеланиях. В рамках капиталистического строя невозможно добиться прекращения межнациональной розни. Конкуренция между отдельными буржуа рождает конкуренцию и между буржуазными группировками, которым проще всего объединиться, в частности, по национальному либо религиозному признаку.

Хороший вопрос – а почему бы в таких условиях иммигрантам не сохранять «самобытность»? Точно так же, как и «коренные», они подвержены национальным предрассудкам, различным религиозным суевериям, идейно «обрабатываются» собственными буржуазными идеологами и «религиозными вождями». Кроме того, общиной ведь выжить куда легче в мире капитализма. Это справедливо как для буржуазии, ищущей свое место под солнцем на рынках метрополии, так и для трудящихся мигрантов, в силу низкой культуры и оторванности от рабочего класса страны, куда они приехали.

Пропаганда пролетарского интернационализма, сплочение всех трудящихся в общей борьбе против власти капитала любой национальности – вот единственный способ преодолеть национальную рознь, общинное обособление. Однако капиталисты используют националистическую демагогию для разобщения пролетариата разных наций.

Примером этому является выступление Рогозина. Он откровенно пропагандирует идею борьбы между разными цивилизациями, подобно всем крайне правым: «Толерантность» и «мультикультурализм» в европейском исполнении работают не на интеграцию иностранцев или, тем более, их ассимиляцию (как в прошлые века), а на сегрегацию и создание “пятой колонны” Юга, которая не прочь взорвать “безбожный Запад” изнутри. При этом интеграционные механизмы (образование, армия, профессиональна я социализация и др.) работают хорошо, но охватывают лишь малую часть иммигрантов. И вот я делаю вывод: интеграция возможна только в сильную доминирующую культуру, а не в “толерантность” и “безликость”.

То есть вся масса мигрантов ассоциируется с наиболее отсталыми и реакционными элементами в ней, находящимися под влиянием исламского духовенства и различных исламистских организаций, грезящих «всемирным халифатом». Естественно, толпы демонстрантов под зелеными знаменами, призывающие истреблять неверных по поводу какой-нибудь карикатуры на ислам или антиисламского фильма, играют на руку Рогозину и его единомышленникам из числа русских и европейских националистов. Однако у «воинов Аллаха» нет никакого принципиального отличия от националистических погромщиков «арийского» происхождения, защищающих, по их словам, доминирующую культуру. Любой национализм и религиозная вражда – это порождение классового угнетения, инструмент эксплуататорских классов любой нации и религии. «Арийские» и «неарийские» борцы за нацию и веру прекрасно дополняют друг друга. Более того, они действенно друг другу помогают. Так как националистические толпы «враждебной» нации – лучший аргумент националистов «своей» нации.

«Таким образом, опасность повторения «римского сценария» — падения античного Рима под натиском варварских орд – выглядит уже не интеллектуальной провокацией, а реалистичной оценкой ситуации, складывающейся в Западной Европе». – утверждает Рогозин в духе фашистов. Ирония здесь уже в том, что как раз падение Римской Империи было исторически прогрессивным явлением, приведшим к краху рабовладельческую формацию и открывшим путь для более передового на тот момент феодального строя.

Не говоря уже о том, что данное сравнение совершенно неуместно в настоящих условиях. Коренным пролетариям и пролетариям-мигрантам, по существу, нечего делить между собой, они являются всего лишь рабочей силой – товаром для капиталистов. Все столкновения идут только на руку предпринимателям, которые как огня боятся общерабочей солидарности. Мигранты из стран «Третьего мира» действительно зачастую более сплочены, чем коренные, вследствие сохранения общинных связей внутри диаспоры. Но они не представляют из себя сплошной «варварской орды», как это представляется фашистам вроде Рогозина. Точно также, как и «белые» не являются все поголовно поклонниками идей национальной и расовой сегрегации. Прогрессивные и реакционные взгляды, течения и разделение на классы есть у всех народов.

Рогозин в духе русских маршей обрушивается на «нелегальную иммиграцию в России»: «К сожалению, эта иммиграция не оправданна экономически и чрезвычайно опасна социально и политически. Проблема в том, что в Россию в огромных масштабах ввозится почти исключительно неквалифицированная рабочая сила, что резко ослабляет стимулы технологической модернизации российской промышленности и архаизирует социальную структуру. Бесконтрольная иммиграция влечет за собой значительный рост напряженности в крупных российских городах, бросая вызов социальной и политической стабильности в стране».

Рогозин умалчивает здесь о нескольких важных моментах. Во-первых, миграция выгодна российским частным собственникам, без этого фактора ее бы не было. Любой капиталист предпочтет дешевую рабочую силу технологической модернизации. Запретить же миграцию невозможно, как невозможно остановить любой объективным процесс, который вытекает из экономических закономерностей общества. По мере нарастания репрессий в отношении мигрантов происходит только лишь падение стоимости их рабочей силы, так как собственники вынуждены дополнительно тратиться на сокрытие фактов использования нелегальных работников. Издержки, естественно, компенсируются за счет заработной платы гастарбайтеров.

Что Рогозин имеет ввиду под «вызовом социальной и политической стабильности в стране»? Возможно, рост преступности, столкновения на национальной почве, ответственность за которые националисты полностью сваливают на мигрантов. А также угрозу религиозных погромов, когда мракобесы ведут необразованные массы мстить за «оскорбления Аллаха», к примеру. Но на самом деле есть и более глубокая правда. Рогозин и как и любой буржуа боится пролетарской солидарности, тем более, что пролетарию-мигранту особо нечего терять, кроме своих цепей, а значит он более радикален.

Марксисты признают разницу в культурном развитии наций. Точно так же, как признают разницу в интеллектуальном и культурном развитии разных людей. Но марксисты так же признают необходимость устранения условий, из которых вытекает эта разница. Нельзя унижать национальные чувства угнетенных народов, ибо именно из-за угнетения и их полуколониального положения у них сохраняется культурная отсталость. Клановость, патриархальные семьи, религиозность и другие пережитки способствуют их обособлению. Отсюда и берутся «кавказцы, захватившие рынки». Если каким-то образом господам националистам удастся выгнать их, место займут такие же деятели коренной национальности. Никакого улучшения ситуации с преступностью от этого не произойдет.

Лозунг борьбы с кавказцами на рынках — это лозунг проигравших конкуренцию мелких лавочников. Пролетариату нет дела до лавочников любой нации.

Что касается религиозного исламского «экстремизма», то для России он характерен в гораздо меньшей степени, чем для многих других стран. Неслучайно, что у нас никаких массовых выступлений, связанных, к примеру, с нашумевшим фильмом «Невинность мусульман», не наблюдается. Наоборот, принять меры к запрету фильма поспешили в первую очередь власти. Сильны еще в России и других бывших республиках традиции атеизма, клерикалы добились не столь многого, как хотели бы. Это касается и народностей, подверженных влиянию ислама. Здесь попытки представить мигрантов «источником нестабильности» еще более лживы.

Рогозин беззастенчивости утверждает нелепости о дискриминации русских в России, пропагандируя местнические комплексы, видимо научившись этому у своих давних оппонентов-друзей из числа прибалтийских националистов: «В России некоторые иммигрантские группы, безусловно, являются привилегированными. Они имеют преференции в бизнесе, формируют разветвленные и влиятельные этнические сети, в рамках криминального «распределения труда» контролируют целые сектора торговли и сферы услуг, оказывают организованное давление на власть и правосудие».

Разберемся с утверждениями прыткого Рогозина. Какие это иммигрантские группы в России «привилегированны»? Пресловутые кавказские бизнесмены? Однако, дискриминация русских бизнесменов нигде не прописана, соответствующее законодательство отсутствует. В чем же привилегии? Да, этнический бизнес имеет возможность покупать чиновников и посредством этого увеличивать свои возможности и влияние. Но межнациональные отношения тут абсолютно ни при чем. У кого больше денег – тот и наверху. Это основополагающий принцип капиталистического устройства общества. Это устройство защищает и Рогозин. Чем же он недоволен? В нем снова говорит бешеный обиженный лавочник, который проигрывает конкуренцию. Деньги не пахнут и расовой, религиозной, какой-либо другой принадлежности не имеют. Сам Рогозин не может этого не понимать, ведь действительные магнаты и олигархи РФ никакие не кавказцы.

Рогозин вполне осознанно разжигает национальную рознь, пытаясь столкнуть простых пролетариев по национальному признаку: «Потому русские и почувствовали, что находятся в России в положении социально и этнически дискриминированного большинства. Они остро ощущают и переживают свое неравноправное положение. Как результат — в России началась этническая мобилизация русского населения. Положение русских, русский вопрос – вот главный нерв современной российской политики, что, к сожалению, многими еще не понято, а многими воспринимается излишне нервно и с боязнью. Между тем от решения русского вопроса критически зависят не только стабильность и целостность страны, как я ранее указывал, но и, без преувеличения, вектор ее исторического развития».

Вот так легко Рогозин оправдывает всех националистических «экстремистов», которых вроде бы осуждает действующая власть. «Этническая мобилизация» личностей, переживающих свою ущемленность – вот что такое все эти бритоголовые придурки, «русские марши», зигующие футбольные фанаты. Поэтому и предлагаемые Рогозиным рецепты по решению межнациональных проблем – это программа современных неофашистов. Да, не призывающих открыто к измерению черепов и газовым камерам, лицемерно говорящих о «справедливости» и «солидарности». Однако суть та же самая – наиболее реакционные силы буржуазного класса пытаются путем спекуляции на патриотизме, разжигания межнациональной розни сплотить трудящихся вокруг эксплуататоров по национальному признаку и тем обеспечить «политическую стабильность» и оправдания агрессивной политики российского империализма.

«…Равноправие русских. Специально подчеркну для боязливых и плохо слышащих: не о каких-то привилегиях и преимуществах для русских идет речь, а о равноправии и справедливости. Равноправие для русских и справедливость для всех – вот главное требование русского народа и требование всех русских патриотов».- Рогозин, как и другие националисты, стремится навязать русским некий комплекс ущербности, национальной обделенности в современной России. Действительно, простой русский трудящийся человек все более чувствует себя бесправным при сегодняшнем положении вещей. Потому, что он раб хозяина заводов, газет, пароходов, банков, министерств и доходов. Государство буржуазное и защищает интересы лишь богатой верхушки монополистов. Националисты, спекулируя на справедливом возмущении и недовольстве, пытаются направить протест в безопасное для капитализма русло — против мигрантов и угнетенных наций. Борьба против «нелегальной иммиграции», против «привилегированных диаспор» является здесь идеальным инструментом.

«Второй принцип: отказ от извращений принципов мультикультурализма и псевдотолерантности. На смену им должен придти межнациональный мир, основанный на национальной солидарности и интеграции». – объявляя войну либеральным принципам, Рогозин мягко противопоставляет им национальный шовинизм и имперские амбиции нынешнего российского империализма: «И самое главное: необходима «ренационализация» русского народа, восстановления в нем инстинкта народа-государственника, народа собирателя России, возрождение его исторической памяти, воли и великой русской культуры, без которой была бы невозможна уникальная и многоликая российская цивилизация».

Вновь, как и 100 лет назад, власть капиталистической России, в борьбе с «крамолой» берет на вооружение национальные предрассудки, некие «народные инстинкты» и прочую идеалистическую чушь шовинистов. Им нужно, чтобы российские пролетарии уверовали в «народ-богоносец» и безропотно шли на новые бойни ради прибылей российских капиталистов. Естественно, под знаменем «уникальной российской цивилизации».

Фашизм всегда находится на запасном пути буржуазии. Она прибегает к нему, когда чувствует угрозу своему положению со стороны трудящихся, ведущих борьбу за уничтожение капиталистического строя. Фашизм наряду с буржуазной демократией – один из основных инструментов обеспечения капиталистического господства. Буржуазия пользуются ими попеременно, в зависимости от меняющейся обстановки. Сегодня в России пока что нет причин ликвидировать буржуазную демократию и устанавливать фашистский порядок. Рабочее движение слабо, коммунисты не пользуются влиянием широких масс, поэтому власти капиталистов ничто не угрожает. Они не видят смысла в фашистских методах, и различные фашистские организации находятся в оппозиции власти, преследуясь за «экстремизм». Дополнительным фактором является многонациональный характер российской буржуазии и российского пролетариата, что сильно затрудняет выработку современной фашистской идеологии.

Однако в резерве российской буржуазии фашизм все же находится. Дмитрий Рогозин является зримым доказательством этого. Прожженный националистический политикан, всегдашний оппозиционер ныне стал респектабельным чиновником российского правительства. Его рекрутировали на случай, если ситуация будет накалятся. Вероятно, именно Рогозина российская власть намечает в потенциальные «фюреры», в случае обострения ситуации.

Тем более что, наряду с националистиченской демагогией, Рогозин, как и следует всем буржуазным политикам, мнящих себя спасителями нации и Отечества, активно «борется с коррупцией», размахивая шашкой: «Любители погреть руки на госбюджете, оборонке должны зарубить себе на носу, что коррупционные проявления в сфере выполнения гособоронзаказа будут наказываться по верхнему пределу. Взяточники в этой отрасли будут приравниваться к пособникам потенциального врага». Тема борьбы с коррупцией в буржуазном обществе – беспроигрышная. Поэтому бороться с ней, особенно путем громких заявлений про «пособников врага» и обещаний драконовский мер, очень удобно. Именно «бороться с коррупцией» любят все демагоги, националистические и фашистские – в особенности.

Националисты, как оппозиционные, так и провластные вроде Рогозина, однаково отражают точку зрения эксплуататорского класса – буржуазии, желающего обеспечить себе поддержку трудящихся в борьбе со своими конкурентами, а также сплотить националистически настроенных мелкобуржуазных обывателей в борьбе против как внешнего, так и внутреннего врага капиталистов (рабочего движения, коммунистических организаций, угнетаемых наций). Своими националистическими предрассудками, в условиях слабости рабочих организаций, мелкая буржуазия заражает и пролетариев, многие из которых разделяют националистические мифы, спекулирующие на реальных мерзостях капиталистического бытия. Во многом исход классовой борьбы в России, который даст ответ на вопрос «Социализм или варварство?» зависит от того, насколько эффективно коммунисты и все сознательные трудящиеся дадут отпор новой реинкарнации фашистской идеологии, пропагандируемой Рогозиным и его единомышленниками.

(1) Русские хотят не привилегий, а равноправия и справедливости. http://argumenti.ru/society/n306/124792

(2) Рогозин похвастался в Думе будущим оружием: полицейской винтовкой и снайперским гранатометом. http://www.newsru.com/russia/28feb2012/rogoz.htm