Чтобы идти вперед – нужно признавать ошибки

Идут споры вокруг утверждения программы РКРП: переход в 1936 г. от производственных Советов к территориальным «Советам» был ошибкой, отходом от диктатуры пролетариата.

«Газетой коммунистической» уже опубликован ряд моих статей, обосновывающих это утверждение. Независимо от меня, с таким утверждением выступили в совместной статье в газете «Мысль» В.Тюлькин и М.Попов. Их обоснования главный идеолог «Прорыва» В.Подгузов оценил так: «авторы, как и Троцкий, обвиняют ВКП(б) в установлении собственной диктатуры… руководство РКРП и ФРА, давно стоят в оценках истории ВКП(б) на троцкистско-хрущевских позициях… они отождествляют диктатуру пролетариата с выборностью депутатов в Советы… по производственным округам. А это уже верх хвостизма и непонимания диаматической сущности диктатуры рабочего класса. До сих пор подобной логикой освещения истории КПСС могла похвастаться только Новодворская».

Насколько Подгузов понимает и диаматическую сущность диктатуры пролетариата, и кто «стоит на троцкистско-хрущевских позициях», читатель может оценить, сопоставив статью Тюлькина и контрстатью Подгузова «Демократический централизм, как питательная среда для размножения «бацилл» оппортунизма в коммунистической партии» в №33 (май 2012 г.) журнала «Прорыв».

Надеюсь, что читатель сможет прочесть в журнале «Прорыв» мой отклик на эту статью Подгузова (если опубликуют). В данной же статье я хочу дать обоснование ошибочности перехода от производственных Советов к территориальным «Советам» на основе анализа решений, принятых партией, и высказываний Сталина в его работах послеленинского периода.

Но прежде обращу внимание на то, что о диктатуре партии, как само собой разумеющемся, утверждало второй идеолог «Прорыва» А.Лбов в статье Грано «Ответное приветствие т.Курмееву (и не только)» в №3 «ГК» (апрель 2010 г.):

«Сущностной характеристикой диктатуры пролетариата является способность и возможность рабочего класса управлять государством. А посредством чего он управляет – Советов, ревкомов, партии – совершенно неважно. Главное, чтобы рабочий класс обладал главным свойством, которое ему необходимо – это знаниями… Если рабочий класс не может управлять посредством Советов… то соответственно ноша осуществления диктатуры пролетариата ложится на партию… в 1936 г. отмена выборов по производственному принципу была непосредственно связана с фактически совершившимся до этого момента падением политической роли Советов в жизни СССР. Они превращались в исполнительный придаток к партийному аппарату и собственно политических решений к 1936 г. не принимали, а только визировали партийные… Это было следствием сращивания партии и госаппарата в принципе, и иначе быть не могло. Если 70% депутатов партийцы, а остальные стоят на позиции ВКП(б), то предварительно обсужденные партией в своем кругу решения не было смысла дополнительно обсуждать и менять. Следовательно, вся тяжесть вынесения политических решений лежала на партии. Вопрос же о форме набора исполнителей принципиальным быть не мог и не был… Партия… взяв некоторые буржуазно-демократические формы, сделала в сторону капитализма жест, а)показывающий прочность советского строя… б)приглашающий широкие массы населения к участию в управлении».

Неужели Подгузов не увидел, что Лбов, таким образом, «обвиняет ВКП(б) в установлении собственной диктатуры»?

Наши оппоненты считают: ленинское определение сущности диктатуры пролетариата устарело; мы, защищая это ленинское определение и, в частности, принципиальную важность для диктатуры пролетариата организации рабочего государства по производственному принципу, не понимаем диалектики развития. Поэтому мы догматики и т.д. и т.п., а они носители творческого диаматического подхода к применению марксизма-ленинизма.

Так докажите, что территориальный принцип создания государственных органов, применяемый буржуазией, стал полезным и необходимым для рабочего класса и социализма на определенном этапе развития. Докажите, что производственный принцип, естественным образом дающий рабочему классу, как классу, возможность организовывать свое государство и использовать его в своих интересах, на определенной стадии развития социализма стал мешать этому развитию, стал тормозом. Докажите, не прикрываясь обвинениями в троцкизме и т.п. доказательствах. Но пока носители «творческого» подхода предпочитают говорить о чем угодно, но не об этом – у них нет доказательств обоснованности перехода от рабочих производственных Советов к к всенародным территориальным «Советам», кроме таких: между ними нет разницы. А Лбов к этому добавил еще одну «прорывную» мысль: «выборы по производственному принципу имеют смысл в условиях низкого промышленного развития, условиях, когда промышленный пролетариат представляет меньшинство населения».

По Лбову, Ленин глубоко заблуждался, настаивая на необходимости развивать и использовать преимущества производственных Советов.

Понимание причин перехода от производственных Советов к территориальным «Советам» крайне важно для грамотного применения марксизма-ленинизма в современных условиях и в будущем.

Для выявления этих причин я предлагаю взглянуть на для грамотного применения марксизма-ленинизма в современных условиях и в будущем.где рабочие осознают более историю развития «системы диктатуры пролетариата». Все соглашаются, что производственные Советы были рождены стихийным творчеством рабочего класса, родились в той среде, где рабочие осознают более или менее свои общие классовые интересы, в среде материального производства, в среде материальных производственных отношений, связывающих это материальное производство и рабочих (рабочий класс) в производительные силы общества. Такова именно логика появления производственных Советов и дальнейшего их развития, но наши оппоненты не хотят этого видеть.

Октябрьская революция 1917 г. победила, опираясь на производственные Советы, руководимые коммунистической партией. Поэтому резолюция VII съезда РКП(б) в марте 1918 г. «Об изменении названия партии и партийной программы» подчеркнула:

«изменение политической части нашей программы должно состоять в возможно более точной и обстоятельной характеристике нового типа государства, Советской республики, как формы диктатуры пролетариата… при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата» (здесь и далее выделено мною).

А резолюция VIII съезда РКП(б) 23 марта 1919 г. «О проекте программы» так разъяснила содержание диктатуры пролетариата: «пролетарская или советская демократия превратила массовые организации… пролетариев и беднейших крестьян – полупролетариев… в постоянную и единственную основу всего государственного аппарата… Задачей партии является неутомимая работа над действительным проведением в жизнь этого высшего типа демократизма… Советская власть открыто признает неизбежность классового характера всякого государства, пока совершенно не исчезло деление общества на классы и вместе с ним всякая государственная власть… Обеспечивая для трудящихся масс несравненно большую возможность, чем при буржуазной демократии и парламентаризме, производить выборы и отзыв депутатов наиболее легким и доступным для рабочих и крестьян способом, Советская власть в то же время уничтожает отрицательные стороны парламентаризма, особенно разделение законодательной и исполнительной властей, оторванность представительных учреждений от масс и пр. Советское государство сближает государственный аппарат с массами также тем, что его избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)… Руководящая во всей революции роль городского промышленного пролетариата, как наиболее сконценирированной, объединенной, просвещенной и закаленной в борьбе части трудящихся масс, проявилась как в самом возникновении Советов, так и во всем ходе развития их в органы власти… РКП… должна стремиться к неуклонному и систематическому использованию этого положения промышленного пролетариата для того, чтобы противовес узкоцеховым и узкопрофессиональным интересам… соединить теснее с передовыми рабочими наиболее отсталые и распыленные массы деревенских пролетариев и полупролетариев… Только благодаря советской организации государства революция пролетариата могла сразу разбить и разрушить до основания старый буржуазный, чиновничий и идейный государственный аппарат».

Здесь более чем определенно подчеркнуто, что производственные Советы есть основа господства пролетариата после свержения власти буржуазии, что производственные Советы в силу их встроенности в производственные отношения материального производства обеспечивают единство политического и экономического господства рабочего класса в обществе, идущем от капитализма к коммунизму.

Другая резолюция VIII съезда «По организационному вопросу» дополнительно разъясняла: «Советы являются государственными организациями рабочего класса и беднейшего крестьянства, проводящими диктатуру пролетариата в течение того времени, пока отомрет какое бы то ни было государство… Коммунистическая партия является организацией, объединяющей в своих рядах только авангард пролетариата и беднейшего крестьянства, — ту часть этих классов, которая сознательно стремится к проведению в жизнь коммунистической программы. Коммунистическая партия ставит себе задачей завоевать решающее влияние и полное руководство во все организациях трудящихся… Коммунистическая партия особенно добивается проведения своей программы и своего полного господства в современных государственных организациях, какими являются Советы. Во всех советских организациях абсолютно необходимо образование партийных фракций, строжайше подчиняющихся партийной дисциплине… Практической, повседневной, самоотверженной работой в Советах, выдвижением на все советские посты своих наиболее стойких и преданных членов, РКП должна завоевать для себя безраздельное политическое господство в Советах и фактический контроль над всей их работой. Смешивать функции партийных коллективов с функциями государственных органов, каковыми являются Советы, ни в коем случае не следует. Такое смешение дало бы гибельные результаты… Свои решения партия должна проводить через советские органы, в рамках Советской конституции. Партия старается руководить деятельностью Советов, но не заменять их… партийные организации никогда не должны прибегать к мелкому опекунству над Советами».

В указанных и других документах партии определенно и однозначно раскрыты и форма, и содержание системы диктатуры пролетариата, указаны форма и содержание взаимоотношений между ее активными частями. Несмотря на это, имело место непонимание рядом «новаторов» сути этого главнейшего положения марксизма-ленинизма, особенно в отношении теоретической и практической роли коммунистической партии в счистеме диктатуры пролетариата.

Поэтому Ленину пришлось в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» (май 1920 г.) вновь разъяснять сущность диктатуры пролетариата в связи с тем, что германские коммунисты поставили вопрос: «кто должен быть носителем диктатуры: коммунистическая партия или пролетарский класс?.. Принципиально следует стремиться к диктатуре коммунистической партии или к диктатуре пролетарского класса?…». Ленине ответил: «Одна уже постановка вопроса: «диктатура партии или диктатура класса… свидетельствует о самой невероятной и безысходной путанице мысли». Далее Ленин разъяснил, что диктатура пролетариата – это единая органическая система взаимодействия ее составных частей (партии, производственных Советов, профсоюзов и других организаций пролетариата), в которой руководящей и направляющей силой является коммунистическая партия. Свои обоснования этой системы Ленин подытожил формулой: «Диктатуру осуществляет организованный в Советы пролетариат, которым руководит коммунистическая партия». Причем для рабочего класса является естественным и необходимым создание своего государства на базе реальных и объективных объединяющих условий материального производства. Партия была убеждена в необходимости производственных Советов как основы диктатуры пролетариата.

Это было подтверждено и в «Резолюции по докладу ЦК» XI съезду в марте 1922 г.: «Сохраняя за собой общее руководство и направление всей политики Советского государства, партия должна провести гораздо более отчетливое разграничение между своей текущей работой и работой советских органов, между своим аппаратом и аппаратом Советов. Подобное систематически проводимое разграничение должно, с одной стороны, обеспечить более планомерное обсуждение и решение вопросов хозяйственного характера советскими органами, одновременно повысив ответственность каждого советского работника за порученное ему дело, а с другой, дать возможность партии в необходимой мере сосредоточиться на основной партийной работе общего руководства работой всех государственных органов просвещения и организации масс».

Но на XII съезде РКП(б) в апреле 1923 г. (Ленин болел) был сделан первый шаг в сторону от достигнутого понимания сути диктатуры пролетариата. Зиновьев, выступая с политическим отчетом ЦК, заявил, что настал «момент, когда беспартийные массы, когда сотни тысяч рабочих повсюду голосуют за диктатуру партии». И далее: «Мы должны сейчас добиться того, чтобы на нынешнем новом этапе революции руководящая роль партии или диктатура партии была закреплена. У нас есть товарищи, которые говорят: диктатура партии – это делают, но об этом не говорят». Почему не говорят? Это стыдливое отношение неправильно… Почему мы должны стыдиться сказать то, что есть, и чего нельзя спрятать? Диктатура рабочего класса имеет своей предпосылкой руководящую роль его авангарда, т.е. диктатуру лучшей его части, его партии…». И т.д.

И ни Сталин, выступая с организационным отчетом ЦК, ни выступающие в прениях не возразили против этой ревизии Зиновьевым утвержденного партией положения о сущности системы диктатуры пролетариата и роли в ней партии. Более того, эта ревизионистская формулировка была внесена в резолюцию по отчету ЦК РКП(б):

«Диктатура рабочего класса не может быть обеспечена иначе, как в форме диктатуры его передового авангарда, т.е. Компартии. Систематически привлекая к хозяйственной и общественной работе все, что есть ценного среди беспартийных рабочих и крестьян, партия, вместе с тем, не может ни на минуту забыть, что главная ответственность за работу хозяйственных и общественных органов лежит на РКП, ибо она одна исторически призвана быть действительным проводником диктатуры рабочего класса… Противопоставление Советского государства, опирающегося на союз рабочих и крестьян, интересам рабочего класса и диктатуре партии является ныне главнейшим агитационным орудием всех врагов нашей партии и принимает в их руках явно контрреволюционный характер… XII съезд выражает твердую уверенность, что ЦК РКП решительно отметет все попытки внести какие-либо колебания в наши ряды в этих существеннейших для диктатуры пролетариата вопросах».

Здесь уместно выяснить, как принималась эта резолюция. Она была заранее роздана. После поступил ряд поправок в редакционную комиссию. Отредактированная резолюция была на съезде оглашена полностью. Многими делегациями, в том числе, московской и петроградской, было предложено принять ее полностью. Но сначала ее приняли единогласно за основу. Однако среди поправок не было поправки по исключению этого ревизионистского утверждения.

Более того, в конце съезда Зиновьев с удовлетворением заявил: Мы приняли важнейшее решение в вопросе о диктатуре партии… Съезд, на редкость единодушный в этом, как и во всех остальных вопросах, подчеркнул ту линию, которая является единственно марксистской, единственно правильной… В вопросе о диктатуре нашей партии нет и не может быть ни малейших отступлений…».

Может быть, эту ошибку исправил XIII съезд РКП(б)? Несмотря на то, что на съезде вспоминали о резолюциях XII съезда, вопрос об исправлении этой ошибки не возник. НО после съезда Сталин в докладе «Об итогах XIII съезда РКП(б)» на курсах секретарей укомов при ЦК РКП(б) 12 июня 1924 г. об этой ошибке сказал так: «нередко говорят, что у нас «диктатура партии»… Мне помнится, что… даже в резолюции XII съезда было пущено такое выражение, конечно, по недосмотру. Видимо, кое — кто из товарищей полагает, что у нас диктатура партии, а не рабочего класса… Если это верно, то тогда неправ Ленин, учивший, что Советы осуществляют диктатуру, а партия руководит Советами. Тогда неправ Ленин, говоривший о диктатуре пролетариата, а не о диктатуре партии. Если это верно, тогда не нужно Советов, тогда нечего было говорить Ленину на XI съезде о необходимости «размежевания партийных и советских органов». Но откуда и каким образом проникла эта чепуха в партийную среду?… от беззаботности насчет вопросов теории, от отсутствия привычки продумать лозунги раньше, чем они пущены в ход, ибо стоит на минуту подумать, чтобы понять всю несообразность подмены диктатуры класса диктатурой партии…».

Но признания ошибки недостаточно для ее устранения – необходимо было принятие соответствующего решения партии. Но оно так и не было принято. Более того, Сталин в своей работе «К вопросам ленинизма» (январь 1926 г.) тоже ссылаясь на Ленина, занял половинчатую соглашательскую позицию: «Если партия проводит диктатуру пролетариата, и в этом смысле диктатура пролетариата является, в сущности, диктатурой его партии, то это еще не значит, что «диктатура партии» (руководящая роль) тождественна с диктатурой пролетариата, что первая равняется второй по своему объему». То есть ошибочный термин «диктатура партии» получил «несообразное» право на существование и, как правильно сказал Сталин в 1924 г.: «Нужно ли доказывать, что эта несообразность способна породить в партии путаницу и неразбериху?». И она ее породила.

Прежде чем дальше анализировать историю понимания партией сущности системы диктатуры пролетариата, подчеркну следующее. Марксизм-ленинизм определил, что после пролетарской революции движение общества от капитализма к полному коммунизму потребует двух принципиально различных переходных периодов: от капитализма к социализму, во-первых, и от социализма к коммунизму, во-вторых. На первом переходе происходит изживание эксплуататорских классов, а на втором переходе – изживание условий для существования классов, создания условий для отрицания классов. То есть социализм – это классовое общество, идущее (в случае последовательного преодоления товарных отношений, противоположности между городом и деревней, между физическим и умственным трудом) к отмиранию классов и соответственно рабочего государства. Социализм – это классовое общество с государством рабочего класса. Социализм перестает быть таковым, когда отомрут классы и государство. Бесклассовое общество – это полный коммунизм.

А теперь заглянем в книгу Сталина «К вопросам ленинизма»: «Возражая против смешения диктатуры пролетариата с властью «общенародной», «общевыборной», с властью неклассовой, Ленин говорит: «Тот класс, который взял в свои руки политическое господство, взял его, сознавая, что берет его один. Это заключено в понятии диктатуры пролетариата. Это понятие тогда только имеет смысл, когда один класс знает, что он один берет себе в руки политическую власть и не обманывает ни себя, ни других разговорами насчет общенародной, общевыборной, всем народом освященной власти».

То есть это «политическое господство», эта «политическая власть» есть диктатура – экономическое и политическое насилие над сторонниками капитализма для развития социализма. Сталин продолжает цитировать Ленина: «Экономической основой этого революционного насилия, залогом его жизненности и успеха является то, что пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип общественной организации труда, по сравнению с капитализмом. В этом суть». А этот более «высокий тип» общественной организации труда – производственные Советы. И Сталин, продолжая цитировать Ленина, подтверждает это: «Главная сущность ее (т.е.диктатуры.И.Ст.) в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, его авангарда, его единственного руководителя, пролетариата. Его цель – создать социализм, уничтожить деление общества на классы… Эту цель нельзя осуществить сразу, она требует довольно продолжительного переходного периода от капитализма к социализму… Поэтому Маркс и говорит о целом периоде диктатуры пролетариата, как периоде перехода от капитализма к социализму».

И здесь Сталин делает неожиданный и ошибочный вывод, что диктатура пролетариата обеспечивает: «Использование власти пролетариата для организации социализма, для уничтожения классов, для перехода в общество без классов, социалистическое общество».

Бесклассовое социалистическое общество – может быть, оговорка? Ведь защита Сталиным в этой книге ленинского понимания сущности диктатуры пролетариата и непреходящей принципиальной роли в ней производственных Советов более чем убедительна. Рекомендую защитникам территориальных «Советов» вдуматься в сталинские обоснования диктатуры пролетариата и места в ней производственных Советов.

Возвращаюсь к оговорке (?). Ни на XV, ни на XVI съездах партии это ошибочное утверждение Сталина не обсуждалось – о нем не вспоминали. Но читаем резолюцию XVII партконференции (февраль 1932 г.): «Конференция считает, что основной политической задачей второй пятилетки является окончательная ликвидация капиталистических элементов и классов вообще, полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплуатацию, и преодоление пережитков капитализма в экономике и сознании людей, превращение всего трудящегося населения страны о сознательных и активных строителей бесклассового социалистического общества». Дополнительно замечу, что колхозы оценивались конференцией как социалистические предприятия: «Господствующее положение в сельском хозяйстве заняли социалистические формы (колхозы и совхозы)». Но марксизм-ленинизм считает: колхозы лишь групповой собственностью, которой надо еще дорасти до признания ее социалистической, а бесклассовым обществом – полный коммунизм.

XIII съезд партии (февраль 1934 г.) подтвердил вновь, что второй пятилетний план обеспечивает: а)ликвидацию капиталистических элементов и классов вообще… г)укрепление экономических и политических позиций пролетарской диктатуры на основе союза рабочего класса с крестьянством для окончательной ликвидации капиталистических элементов и классов вообще; Во втором пятилетии СССР осуществляет крупный шаг вперед в деле изживания вековой противоположности между городом и деревней – и создает все необходимые предпосылки для устранения этой противоположности… Мощный хозяйственный подъем и неуклонный рост благосостояния трудящихся масс… еще полные выявят гигантские творческие силы революционного пролетариата… в героической борьбе за построение бесклассового социалистического общества».

А «бесклассовое социалистическое общество» естественно отменяет политическое и экономическое господство рабочего класса, поскольку он исчезает, перестает быть классом. Соответственно, производственные Советы – государство рабочих становятся ненужными и, более того, входят в непримиримое противоречие с бесклассовостью общества.

Поэтому, когда Пленум ЦК партии 1 февраля 1935 г. постановил обратиться к VII съезду Советов с предложением об изменении Конституции СССР, само собой подразумевалось, что классовое государство производственных Советов прекратило существования в условиях «бесклассового социалистического общества». Такова была «новаторская» логика отступлений от марксизма-ленинизма, толкнувшая партию к территориальным «Советам».

Заключая статью, подчеркну следующее. Системе диктатуры пролетариата органически присуще действовать и развивать в атмосфере демократического централизма и отторжения диктатуры партии. Власть же, организованная на базе территориальных органов (независимо, как они называются) исключает демократический централизм т базируется на административном централизме и диктатуре партии. Рабочий класс при этом теряет возможность действовать как господствующий класс, более того, он распыляется на обособленных граждан общенародного общества. А партия неизбежно отрывается от класса, становится единственной руководящей силой, диктующей свою волю всему бесклассовому населению.

Группа «Прорыв», атакуя ленинское понимание системы диктатуры пролетариата и демократический централизм, стоит таким образом на позициях буржуазного парламентаризма. Более того, она наследует хрущевское «общенародное государство», которое стало естественным и логическим продолжением теории «бесклассового социалистического общества» и общества «демократии для всех».

Воздавая должное огромным заслугам Сталина в деле строительства социализма, сегодня в условиях временного поражения социализма крайне вреден отказ от критического осмысления истории социализма в СССР на основе марксизма-ленинизма. Ошибки надо признавать, чтобы идти вперед более верной дорогой. Рабочее государство – система диктатуры пролетариата не может существовать и действовать, не управляя реально материальным производством, не имея возможности непосредственно использовать материальные производственные отношения и влиять на них в своих интересах.

Производственные Советы и обеспечивали такую реальную возможность, и организовывали рабочий класс на развитие производительных сил в сторону коммунизма.

Думай, товарищ.