Ответное приветствие тов. Курмееву (и не только)

Мы с радостью принимаем приветствие тов. Курмеева, равно как и принимаем товарищеский бой по теоретическим вопросам, обозначенным в приветствии. Первоначально, после получения материала критических замечаний тов. Курмеева, мы намеревались обсудить спорные вопросы и держать ответ в устной дискуссии. Но все же возобладала более обстоятельная форма ответа — полноценный текстовый материал, который может пойти в качестве ответа на критику тов. Курмеева в печать и на сайт. Но сразу приходиться предупредить стороннего читателя, что придется обильно цитировать и буквально разбирать каждое замечание тов. Курмеева, чтобы достойно выдерживать собственную позицию перед читателями.

Для начала мы попытаемся дать характеристику критических замечаний тов. Курмеева в целом. Тов. Курмеев заострил своё внимание на трех материалах первого номера ГК. Это первая статья: «От редакции», материал о партии РКРП: «Что за организация РКРП?» (тов. Чернова, однопартийца тов. Курмеева) и третья статья о пермском съезде СКС: «Социальный, гражданский активизм — элемент буржуазной политики». Выбранные тов. Курмеевым материалы показывают, что он старался взять самые теоретически насыщенные и сущностные статьи, чтобы действительно столкнуться лоб в лоб с нами в разногласиях. Это совершенно правильный выбор.

Сами критические замечания — а их оказалось у тов. Курмеева не мало, около 12-ти — можно разделить на две группы: замечания, которые тов. Курмеев строил исключительно на базе цитирования, а именно, используя неточности конкретных формулировок, неверно трактуя термины, пересказывая нашу же позицию своими словами и др.; и те замечания, по которым у нас действительно есть теоретические разногласия. Первых набралось около десятка, а вторых – два.

Предлагаю разобраться с первой группой замечаний, которые массово атакуют наши три статьи. Тов. Курмеев начинает разбор, как и следовало, с головного материала «От редакции». Первое его замечание: «…Удивило прежде всего то, что обойден вопрос о наличии (или отсутствии) в современной России коммунистической партии, а в случае, если такая имеется, об отношении к ней. В частности: почему авторы, считающие себя марксистами-коммунистами, не в этой партии?». И действительно, почему редакция, пытаясь ввести читателя в курс дела, пытаясь обозначить свою литературную работу и свои мировоззренческие и политические позиции, совсем не упомянула о коммунистических партиях — настоящих или хотя бы номинально коммунистических? Дело, во-первых, в том, что не могло быть тов. Курмеевым незамечено: вторая статья газеты как раз рассказывает об одной из компартий; во-вторых, редакция намеренно умалчивает о состоянии организаций в коммунистическом движении, так как это требует отдельного детального материала; в-третьих, мы не разделяем мнения тов. Курмеева, что РКРП — это коммунистическая партия, которая верно ведет свою политику и требует своего непременного наличия в нашей коммунистической пропаганде. Более того, мы имеем мнение, что сейчас коммунисты идеологически раздроблены и происходит идеологическая борьба — качественный рост движения. Несмотря на существование партий, дисциплины и политики партий. Но этот вопрос касается второй группы замечаний тов. Курмеева, и мы вернемся к нему чуть позже. Разобранное замечание можно считать нелепостью, но нелепостью, которая имеет за собой наши с тов. Курмеевым теоретические разногласия.

Второе утверждение тов. Курмеева, касательно статьи «От редакции», следующее: «Удивило и то, что товарищи говорят только о марксизме. Ведь после его развития Лениным для успешной «борьбы за переустройство общества на научных началах» следует руководствоваться марксизмом-ленинизмом». Здесь не что иное, как въедливое буквоедство. Тов. Курмеев, смеем вас заверить: мы всецело за марксизм-ленинизм, и даже более — мы марксизма не знаем без ленинизма, а ленинизм (без приставки «марксизм») не мыслим без марксизма. Но наша терминология далеко не случайна. Действительно, мы стараемся употреблять термин «марксизм», имея в виду учение Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, потому что термин «марксизм-ленинизм» прочно остался за постсталинскими ревизионистами, официальными идеологами КПСС. Быть может и наше терминологическое поведение не верно, но оно обосновано.

Но тов. Курмеев не стал бы своё терминологическое замечание делать просто так, он его подкрепил выводом, что редакция отрицает общий кризис капитализма, начавшийся после Великой Октябрьской революции, отрицает империализм, как канун социалистической революции. Вот что тов. Курмеев пишет нам: «Неверным является и утверждение: «Октябрьская революция была повержена окончательно». Потому, что капитализм развился в свою высшую стадию — империализм, а как подчеркивал Ленин: «Империализм есть канун социальной революции. Это подтвердилось с 1917 года во всемирном масштабе» (из предисловия к работе «Империализм как высшая стадия капитализма». В.И.Ленин. ПСС, т.27). То есть наша Октябрьская революция стала началом всемирной пролетарской революции». Но это подтасовка, сформулированная на относительной неточности конкретной цитаты. Так конкретно в этом предложении речь шла о поражении Советской власти и Октябрьской революции, но никак о поражении мировой революции вообще. А зловещее слово «окончательно» имело место, в связи с кратким описанием поражений социалистического строя СССР, нанесенных капитализмом. Приводим цитату полностью: «Горбачев олицетворял прорыв по отношению к престарелым ревизионистам прошлого. Молодой ревизионист явился на смену пожилым. Ельцин олицетворял «демократический» прорыв на смену «коммунистической диктатуре», с ним ревизионизм окончательно перерос в капитуляцию. Ельцина вели личные амбиции, затем — личная нажива. Вокруг его фигуры объединилась предательская властная группировка, которая поставила российское общество в полуколониальное положение. Рыночные реформы сформировали полнокровное буржуазное общество. «Освобожденные» СМИ быстро продались и тиражировали нужное для буржуа мнение. Октябрьская революция была повержена окончательно». Уважаемый читатель, разве в тексте речь об окончательном поражении коммунизма? Тов. Курмеев явно высосал свою придирку из обрывочной цитаты, по нашему мнению. Но ему следовало чем-то подкрепить «отсутствие» «марксизма-ленинизма». Так же можно подумать, что тов. Курмеев смешивает мировую революцию и Октябрьскую революцию в России. Октябрьская революция – это составная часть мировой, и она действительно потерпела поражение.

Более того, мы в доказательствах тов. Курмеева тоже усмотрели некоторую неточность, на которую в свете замечаний тов. Курмеева, не можем не обратить внимания. Тов. Курмеев пишет: «То есть наша Октябрьская революция стала началом всемирной пролетарской революции. С тех пор очаги этой революции вспыхивали, действовали и действуют по всему миру. Пролетарская революция в России, в силу ряда объективных обстоятельств, отступила, она потерпела лишь временное поражение и предоставила нам огромный позитивный опыт познания на практике законов борьбы против капитализма за социализм. Этот бесценный опыт, в том числе и опыт ревизии марксизма-ленинизма, приведший к этому временному поражению, подтвердил правильность всех основных положений марксизма-ленинизма». Мы в целом согласны с мнением тов. Курмеева, но не согласны с формулировкой оного. Следовало сказать более акцентировано: главное, что дала Октябрьская революция, что действительно открывает новую эпоху — канун социалистической революции во всем мире и создает тот самый общий кризис капитализма, — это продемонстрированная СССР альтернативная экономическая модель хозяйствования. Политэкономия социализма — это передовое оружие в руках коммунистов. В левой руке у нас детальный разбор капитализма, данный Карлом Марксом, в правой — колоссальный опыт социалистического строительства в СССР и намётки политической экономии социализма, данные Марксом, Лениным и, самое главное, Сталиным, а за спиной — опыт идеологической борьбы коммунистов против явных и скрытых антикоммунистов. Наше дело это уметь осмыслить, что-то доработать, популярно сформулировать и соединить наши оружия с рабочим движением.

Читатель увидел, что наше мнение отличается от мнения тов. Курмеева несущественно — лишь формулировкой и яркостью последней метафоры, но, тем не менее, придиркой можно создать видимость разногласия.

Следующее замечание тов. Курмеева действительно показывает некоторые наши противоречия, вернее, наше несогласие с программой РКРП и мнением тов. Курмеева. Дело в том, что тов. Курмеев считает главной ошибкой, допущенной коммунистами, — отказ от диктатуры пролетариата. Причем частичный отказ произошел в 1936г., а окончательный, понятно, с хрущевскими и брежневскими ревизионистами. Здесь тов. Курмеев нас совершенно справедливо подловил на незнании вопроса. Дело в том, что мы досконально не изучили причины перехода на новую систему выборов и не видели популярного, обстоятельного разбора этого вопроса в коммунистической прессе. Программа РКРП заявляет об этой ошибке декларативно и неубедительно. Мы признаем это упущение, но на данном этапе нашего незнания склонны верить, что политика ВКП(б) была верной. Так как сталинский ВКП(б) для нас обладает большим авторитетом, чем программа РКРП. Но истина дороже, и мы за этот вопрос возьмемся плотно и обязательно сформируем свое мнение. Однако данная наша проблема никак не отменяет нашего тезиса об основной ошибке. И тов. Курмеев нам никак не доказывает ошибочность нашего взгляда. Вполне вероятно, он его разделяет лишь с поправкой, что это не единственная крупная ошибка большевиков.

Следующее замечание тов. Курмеев сформулировал следующим образом: «Еще одно неверное утверждение: «Основной враг социализма — это дисбаланс производства, приводящий к анархии, т.е. создающий потенциальную основу для возникновения товарных отношений». Здесь снова упущено главное: развитие социализма в сторону коммунизма может происходить лишь путем неуклонного преодоления товарных отношений, достающихся социализму от побежденного, но еще не уничтоженного (пока не будут преодолены товарные отношения) капитализма. Дисбаланс общественного производства при социализме возникает в случае неверного учета влияния на него оставшихся товарных отношений. Попытки же усиления роли товарных отношений естественно ведут к усилению позиций еще не умершего капитализма». Мы в данном вопросе полностью солидарны с тов. Курмеевым, но он высказывает своё замечание немного о другом. Дело в том, что наше утверждение о враге социализма имеет прямой контекст, странно, что тов. Курмеев его не уловил, — враг социализма, при условии соблюдения правильной коммунистической политики. Это неточность в нашей формулировке дала возможность тов. Курмееву высказаться в том духе, что главная опасность — в отказе от этой политики, т.е. в прямых намерениях подменить социализм капитализмом, а планирование — рынком. Мы с мнением тов. Курмеева полностью согласны, он фактически пересказал нашу цитату своими словами.

На этом тов. Курмеев перешел к статье о РКРП.

Здесь наши позиции действительно разнятся, но сейчас поговорим только о первой группе замечаний, т.е. о несущественных. Сразу же тов. Курмеев справедливо критикует тов. Чернова за то, что тот не указал, каким требованиям должна отвечать партия ленинского типа. И здесь же тов. Курмеев приводит тезисы В.И. Ленина о партиях, написанные в 1920 ко  II-ому конгрессу Коминтерна. Безусловно, ленинские тезисы 20-ого года в общем дают представления о том, какая должна быть компартия, но следует помнить, что компартия 20-ого года, в условиях существования РСФСР, Коминтерна и надвигающихся революций пролетариата Запада — это одно, а компартия в условиях поражения Советской власти, реставрации капитализма — это совсем другое. Здесь тов. Курмеев, по нашему мнению, занимается начетничеством. Приведём пример. В.И. Ленин пишет: «…5) во всех пролетарских организациях необходимо создавать ячейки коммунистов; 6)необходима фракция коммунистов в парламенте, т.к. «эта трибуна имеет особо важное значение в глазах широких слоев отсталой или пропитанной буржуазными предрассудками трудящейся массы»; 7)обязательна систематическая борьба с «рабочей аристократией». Это социальная опора реформистов и буржуазии». Эти пункты должны быть критически восприняты сегодня. По пункту №5 у РКРП нет сил бежать во все организации создавать ячейки. Здесь сказывается и недостаточная теоретическая подготовка кадров. Ведь первый теоретический вопрос, который зададут, пролетарии будет: «Социализм, да? Мы это уже проходили, спасибо». Для того чтобы грамотно ответить на такое обывательское мнение, требуются недюжинные познания истории СССР, марксизма и идеологической борьбы в коммунистическом движении. По пункту №6 тоже возникают сомнения. Сегодня, в условиях буржуазной демократии, официальная политика сильно дискредитирована в массах, превращена в шоу, а парламентская трибуна малодоступна в средствах массовой информации. Тем более пустое рекламирование коммунизма делу не поможет, нужна и сильная организация, и  разработанная идеология, с марксистскими ответами на запросы масс об окружающей действительности. Самый лучший вариант — это широкая пропаганда программы социалистических мер коммунистов по социально-важному вопросу, которая покажет массам, что коммунисты научно и грамотно способны разрешать насущные проблемы трудящихся. Пункт №7 так же вызывает сомнения, он весьма историчен. Рабочую аристократию в наших условиях можно частично завоевать для борьбы, она способна оказать весомую поддержку. Тогда как самые угнетенные пролетарские слои стали самыми реакционными. Это особенности и постсоциалистической России, и буферного положения в системе мирового империализма всех стран, подобных России. Не будем детально доказывать нашу точку зрения, просто представим её, как доказательство того, что эти рецепты Ленина можно подвергнуть критике, если применять их сегодня.

О том, что же, в сущности, такое настоящая коммунистическая партия, в нашем понимании, мы отставим на разговор о существенных разногласиях с тов. Курмеевым.

Далее тов. Курмеев порицает тов. Чернова: «Также неверно утверждение Чернова: «В частности, всерьез рассматривалась возможность объединения РКРП с КПРФ…». Наоборот, еще до создания КПРФ в феврале 1993 г., РКРП выступила с критикой проекта «Политического заявления» оргкомитета по созыву учредительного съезда КПРФ». Я разделяю опасения читателей, что тов. Чернов нас ввел в заблуждение, сказав о возможности объединения РКРП с КПРФ. Но следует заметить, что тов. Курмеев не опроверг тов. Чернова достаточно, доказав, что РКРП выступало против объединения с КПРФ в январе 1993 года. Напомню, что чуждое РКРП объединение, приносящее в жертву «идеологическую невинность» пока состоялось дважды. Сначала с троцксисткой РПК*, а затем с мухинцами (Армия воли народа) и Левым Фронтом. Поэтому данный вопрос мы отдадим на откуп тов. Чернову, он должен пролить свет на него, пояснив, какими конкретно он обладает фактами о возможности союза РКРП и КПРФ в 90-е.

Следующим замечанием, основанным на терминологии, стала придирка к тов. Чернову по поводу его формулировок касательно «коммунистичности» РКРП. В одном месте тов. Чернов «обозвал» РКРП не большевистской партией, а в последнем предложении заявил, что РКРП — это единственно ортодоксально коммунистическая организация в России. Тов. Курмеев усмотрел в этом противоречие. И действительно в данной постановке вопроса противоречие налицо, но если мы обратимся к содержанию материала тов. Чернова, оно прояснится. Дело в том, что тов. Чернов характеризует РКРП в целом как небольшевистскую партию, а конце замечает, что РКРП единственная организация, которая пытается следовать марксисткой линии. Тов. Чернов здесь страдает неточностью формулировок, но в его защиту стоит заметить, что сравнивать общую характеристику, на которую указывает все содержание статьи с недостаточно точно сформулированным выводом, не совсем справедливо по отношению к тов. Чернову. Тов. Чернов своим выводом, как нам кажется, хотел подчеркнуть свои оптимистические надежды касательно РКРП, но никак не опровергнуть общий смысл материала.

К моей статье «Социальный, гражданский активизм…» тов. Курмеев нашел лишь одно незначительное замечание: почему я критикую некоммунистические организации как коммунистические. Ответ очень прост, я критикую не организации, а участие в них коммунистов, или тех, кто называет себя коммунистами, для того, чтобы показать, что за формальной вывеской коммунизма никакой коммунистической политики нет.

На этом незначительные вопросы закончились. На повестке дня остались два серьёзных, лобовых «столкновения». Это «экономизм» и сущность РКРП. Учитывая, как внимательно тов. Курмеев вчитывается в наши материалы, мы глубоко удовлетворены, что он во всех остальных вопросах, затронутых в статьях, с нами солидарен. Даже больше, можно сказать, что, в сущности, по основным положениям нашей позиции тов. Курмеев нас поддерживает. Всегда приятно видеть в человеке, наряду с доскональным критиком, единомышленника.

_______________________________

*Так как тов. Курмеев не захочет верить на слово о троцкизме РПК, мы приведем цитату из программы РПК. Тов. Курмеев очень бережно относится к разного рода программам, поэтому, думается, этого будет достаточно: «Одну из основных причин разрастания кризисных явлений в последние десятилетия истории советского общества и последующего перехода власти к силам капиталистической реставрации РПК видит в том, что развитие элементов социализма, и прежде всего народовластия, в целостную систему было блокировано партийно-государственной бюрократией, получавшей все больше власти и привилегий. Партийно-государственная бюрократия консервировала переходное состояние общества и резко ограничивала возможности его дальнейшего развития. Широким слоям трудящихся был ограничен доступ к реальной экономической и политической власти. Управление и планирование в значительной мере не были научными и демократическими. Политические права и свободы человека были существенно урезаны. Обобществление средств производства носило формальный характер, подменялось их огосударствлением».

Теперь перейдем к вопросам, по которым у нас с тов. Курмеевым существенные разногласия. Начнем с «экономизма». Мы действительно придерживаемся позиции, которую сформулировали и защищают бывшие однопартийцы тов. Курмеева, редакция журнала «Прорыв». Они еще в 1997 году пытались «отрезвить» товарищей из РКРП: «Поэтому вопрос о том, нужны партии эксцентричные “бомбисты” или экономические забастовки или они излишни — риторический. В партии всегда найдутся несколько истериков, которые не умеют сидеть “в засаде”, а все время кричат: “Попробуй только подойти!” и не умеют терпеливо собирать силы так, чтобы через некоторое время действительно располагать настоящей силой. Так и забастовки, которые в условиях рынка были, есть и будут. Вот уже двести лет они возникают без какого-либо участия коммунистов, и будут возникать не только по воле пролетариата, но и по команде буржуазии, если того потребует ухудшающаяся конъюнктура рынка, т.е., когда буржуа необходимо прекратить производство товаров в связи с перегруженностью рынка, но не нести ответственности за нарушение, например, контракта. Предприниматель дает команду профсоюзу: “Начать забастовку”. Те выполняют команду. Работа и выпуск товаров прекращаются, зарплата не выплачивается, бизнесмен, благодаря этому, сокращает свои издержки.

Коммунисты всегда откликались на стачечную активность пролетариев и будут это делать впредь. Однако коммунисты, в отличие от пролетариев, знают, что забастовки победы дать не могут, и что период победоносной борьбы наступит не раньше, чем пролетарская масса переродится в революционный РАБОЧИЙ КЛАСС, преодолеет свою политическую невинность и осознает необходимость всероссийского объединения рабочих.

По мере своего созревания рабочие будут называть коммунистами только тех людей, которые методично ведут рабочий класс от победы к победе, а остальных “вождей” будут именовать истериками, радикалами, бунтарями, демагогами или провокаторами в зависимости от тяжести содеянного ими.

Сегодня уже всем известно, что существуют экономическая, политическая и теоретическая формы классовой борьбы. Однако многие упускают из виду, что все явления общественной жизни проходят в своем развитии несколько этапов. Следовательно, и классовая борьба не может миновать необходимости: а) возникнуть, б) достигнуть зрелых форм и в) отмереть. Поэтому не так важно уметь перечислять формы классовой борьбы, важно уметь различать высшие и низшие формы классовой борьбы.

Для классовой борьбы, как и для всех развивающихся явлений, неизбежны низшая и высшая фазы развития. Невозможно предположить, что первая же, из зафиксированных историей форм классовой борьбы пролетариев — забастовка, была не низшей, не простейшей, а сразу высшей формой. Для диалектика ясно, что вслед за первой формой классовой борьбы должны были появиться на свет новые, более высокие и продуктивные формы борьбы, ОТРИЦАЮЩИЕ менее совершенные ее формы.

Так же невозможно предположить, что развитие ВСЕХ форм в мироздании происходит через механизм действия закона отрицания отрицания, а формы классовой борьбы действию этого закона не подвержены.

Забегая несколько вперед, можно сказать, что с точки зрения простой последовательности, бесспорно, экономическая борьба — самая ранняя и потому самая примитивная форма классовой борьбы. За ней следует теоретическая форма борьбы, поскольку только в 1871 году французский пролетариат поступил как рабочий класс, хотя “Манифест коммунистической партии” увидел свет уже в 1848 году. Таким образом, политическая форма борьбы рабочего класса как бы завершает историю развития форм классовой борьбы и кладет конец самой истории борьбы классов.

Подобная расстановка форм классовой борьбы соответствует не только исторической фактологии, но и диалектической логике… Экономическая борьба возникла задолго до того, когда наиболее светлые головы пришли к выводу о том, что по Европе бродит призрак коммунизма. Основоположникам коммунизма стоило огромных усилий, чтобы убедить людей в катастрофической недостаточности экономической формы борьбы, чтобы в среде революционеров утвердилась мысль о необходимости победы над буржуазией в теоретической форме классовой борьбы, без чего невозможна победа в политической форме классовой борьбы.

К сожалению и сегодня подавляющее большинство оппозиционеров, руководствуясь “самоочевидными” истинами, с упоением борются едва ли не в одиночку против своего ближайшего хозяина на юридическом “фронте” в судах, презрительно третируя тех, кто призывает их освоить те формы классовой борьбы, которые действительно могут дать политическую власть рабочему классу». («О коренных проблемах пролетарского движения в России» В. Подгузов, 1997г.)

Но лучше обратиться к новейшей критике «экономизма» МК РКРП-РПК, статье тов. Лбова «Реаниматорам экономизма или певцам буржуазного подхвостья в рабочем движении». Тов. Курмеев с данной работой не мог быть не знаком.

Причем, по итогам устной дискуссии с тов. Курмеевым, мы сошлись в общих положениях марксизма по вопросу экономической борьбы рабочих, но совершенно по-разному определили практическую сторону дела: воплощение коммунистической линии в рабочем движении. Для тов. Курмеева достаточным является некоторое упоминание марксисткой терминологии в экономической листовке, а мы имеем мнение, что необходимо раскрывать сущность явлений капиталистического общества в листовках, т.е. делать основной упор на теорию.

Единственным не практическим разногласием стало очень узкое определение «экономизма» тов. Курмеевым, как отрицания политики. А, по словам тов. Курмеева, в каждой экономической  листовке пермского крайкома РКРП есть упоминание о политике. Порой, слова «капитализм» и «буржуи» представляют достаточную «политизацию» листовки, по мнению тов. Курмеева. Так же тов. Курмеев крепко держится за форму листовки, в которой требуется кратко формулировать мысли. При этом тов. Курмеев признает недостаточную теоретическую работу партийной прессы. Получается, что изменить своим представлениям о формате листовки он не может даже под давлением самых веских аргументов об отсутствии теоретической работы партийных газет. Не потому ли, что теоретическая форма классовой борьбы представляется тов. Курмееву не слишком важной?

Своё узкое определение тов. Курмеев повторяет для нас и в приветствии: «Справка: Экономизм (разновидность ревизионизма) ограничивает рабочее движение только экономической борьбой (за улучшение условий труда, повышение зарплаты и т.п.), отрицает политическую борьбу за социализм и определяющее значение партии рабочего класса (коммунистической), вооруженной марксизмом-ленинизмом, и поощряет стихийность и разрозненность рабочего движения». И чуть ниже продолжает: «То есть он (И. Грано) признает, что экономическая борьба рабочих — это та почва, из которой при соответствующей работе коммунистов вырастает политическая борьба за освобождение рабочих, за социализм». Где слова «вырастает политическая борьба» выделены жирным. А еще чуть ниже тов. Курмеев приводит крупную цитату Ленина из «Что делать?», которой пытается обосновать свою мысль и сделанное выделение. Но, к сожалению, для тов. Курмеева в работе «Что делать?» В.И. Ленин ни разу не утверждал, что из экономической борьбы вырастает политическая (поэтому, в частности, тов. Курмеев вынужден приравнять своё «вырастает» к ленинскому «начало и составная часть»). Более того, Ленин пытался доказать прямо обратное, что политическая борьба отрицает экономическую. А вот слово «вырастает» Ленин прикрепил к мнению своих оппонентов: «Таким образом, мы видим, что и по отношению к политической борьбе «Раб. Мысль» проявляет не столько отрицание ее, сколько преклонение пред ее стихийностью, пред ее бессознательностью. Вполне признавая стихийно вырастающую из самого рабочего движения политическую борьбу». Именно так же и хочет тов. Курмеев, только его ошибка не сознательная, а от того, что он не желает взглянуть проблемам в лицо.

Тов. Курмеев, ограничиваясь нынешним уровнем теоретической работы РКРП с рабочими, фактически отрицает коммунистическую политику для рабочего класса, так как рабочие от коммунистов не слышат ничего, кроме призывов к экономическому и политическому сопротивлению. Однако коммунисты не за любое политическое сопротивление, верно? Коммунисты должны внятно объяснить рабочим сущность их положения, вопрос о власти и государстве, о коммунистической партии и т.д. А это теоретическая работа, за которой уже следует политическая линия коммунистов, иначе как пойдут сознательные рабочие за коммунистической партией? Потому что коммунисты им «помогали» с экономической борьбой?

Ленин как раз утверждал, что «экономизм» — это не отрицание политики, а проведение буржуазной политики в место коммунистической. И именно проведение этой политики под коммунистической вывеской. Поэтому несколько неуместно заявление тов. Курмеева, что истинные «экономисты» — это ФНПР и буржуазия, которые внедряют в рабочее движение идею «социального партнерства». Истинные «экономисты» в рабочем движении — это коммунисты, которые вместо своей прямой обязанности использовать рабочую экономическую борьбу на благо борьбы за политическую революцию, проповедуют соглашательство со стихией рабочего недовольства и профанируют теоретическую работу. Но если тов. Курмеев свою ошибку вынужден подковывать цитатами Ленина, то многие его товарищи по партии занимаются коммунистической борьбой, Ленина так ни разу и не открыв. Чтобы доказать это, мы приведем во второй части разбора наших существенных разногласий цитаты будущей статьи кировских товарищей из РКРП, которые сформулировали своё «ноу-хау» коммунизма.

Таким образом, тов. Курмеев разрешил все проблемы «экономизма». В РКРП никакого «экономизма» нет, а истинные «экономисты» — это «голубые» профсоюзы. Интересно, сколько еще раз РКРП должна «доказывать» рабочим и их профсоюзам свою роль помощника в борьбе «за болотную копейку», чтобы рабочие, наконец, осознали преимущества коммунизма? Мы думаем, бесконечное количество раз.

Вопрос второй, заключительный: «партия РКРП — это партия ленинского типа». Тов. Курмеев привел выделенные им пункты соответствия партии ленинского типа из тезисов Ленина ко Второму конгрессу Коммунистического Интернационала. Базой для тов. Курмеева послужил отдел «В чем должна состоять немедленная и повсеместная подготовка к диктатуре пролетариата?», где Ленин дает оценку положению пролетариата с точки зрения приближающейся революции, и текущих задач коммунистов. Тов. Курмеев решил возвести эти тезисы 1920-ого года в ранг незыблемых правил. Так, Ленин в самом начале пишет: «Переживаемый момент в развитии международного коммунистического движения характеризуется тем, что в громадном большинстве капиталистических стран не закончена — очень часто даже еще систематически не начата — подготовка пролетариата к осуществлению им своей диктатуры…», а чуть ниже повторяет: «Поэтому главной задачей коммунистических партий, с точки зрения международного пролетарского движения, является в данный момент сплочение раздробленных коммунистических сил, образование в каждой стране единой коммунистической партии (или укрепление и обновление партии уже существующей) для удесятерения работы по подготовке пролетариата к завоеванию государственной власти и притом именно к завоеванию власти в форме диктатуры пролетариата». Разве тов. Курмеев согласится, что для нас сегодня это основная задача? Ведь Ленин настоятельно требовал от коммунистов всех стран, после победы Октябрьской революции в России сплотиться вокруг первого социалистического государства и большевиков, поэтому многое, о чем он говорит, не вполне применимо сейчас.

Следует подробней обратиться к первым пунктам тов. Курмеева. Третий пункт тов. Курмеева, является у Ленина всего лишь уточнением предыдущей мысли, которая тов. Курмеевым выделена как второй пункт. Не очень понятно, почему тов. Курмеев выделил это уточнение в отдельный пункт. Цитата Ленина: «Борьба не может ограничиваться выяснением ошибочности этих тенденций, а должна разоблачать неуклонно и беспощадно всякого деятеля внутри рабочего движения, проявляющего эти тенденции, ибо иначе пролетариат не может узнать, с кем он пойдет на самую решительную борьбу против буржуазии (первый пункт тов. Курмеева). Эта борьба такова, что в любую минуту может заменить — и заменяет, как показал уже опыт, — оружие критики критикой оружием. Всякая непоследовательность или слабость в разоблачении тех, кто проявляет себя как реформист или «центровик», означает прямое увеличение опасности свержения власти пролетариата буржуазией, которая использует завтра для контрреволюции то, что кажется близоруким людям лишь «теоретическим разногласием» сегодня.

В частности, нельзя ограничиться обычным принципиальным отрицанием всякого
сотрудничества пролетариата с буржуазией, всякого «коллаборационизма». Простая
защита «свободы» и «равенства», при сохранении частной собственности на средства производства, превращается в условиях диктатуры пролетариата, который никогда не в состоянии будет сразу уничтожить частную собственность полностью, — превращается в «сотрудничество» с буржуазией
(второй пункт тов. Курмеева), прямо подрывающее власть рабочего класса. Ибо диктатура пролетариата означает государственное закрепление и защиту всем аппаратом государственной власти «несвободы» для эксплуататора продолжать свое дело угнетения и эксплуатации, «неравенства» собственника (т. е. изъявшего для себя лично известные средства производства, созданные общественным трудом) с неимущим». И не удивительно, что тов. Курмеев перековеркал вторую цитату. Тов. Курмеев нас поучает порезанными словами Ленина: «нельзя ограничиваться обычным принципиальным отрицанием всякого сотрудничества пролетариата с буржуазией, т.к. защита «свободы» и «равенства», при сохранении частной собственности на средства производства, превращается в «сотрудничество» с буржуазией». В.И. Ленин же, как видно выше, писал: «Нельзя ограничиться обычным принципиальным отрицанием всякого
сотрудничества пролетариата с буржуазией, всякого «коллаборационизма». Простая
защита «свободы» и «равенства», при сохранении частной собственности на средства производства, превращается в условиях диктатуры пролетариата, который никогда не в состоянии будет сразу уничтожить частную собственность полностью, — превращается в «сотрудничество» с буржуазией, прямо подрывающее власть рабочего класса».
Поэтому третий пункт тов. Курмеева выглядит нелепицей, что за защита свободы и равенства сегодня выглядят как сотрудничество с буржуазией? Не ясно. Ленин-то говорит, что защита равенства эксплуатируемых с эксплуататорами, в условиях политической власти первых, защита свободы для всех, в условиях политической власти рабочего класса в союзе с беднейшим крестьянством, — это есть сотрудничество с буржуазией. А что имел в виду тов. Курмеев, которые нарезал слова Ленина, непонятно.

Остальные пункты тов. Курмеева вполне отражают ленинский наказ партиям Коминтерна и охватывают все содержание тезисов Ленина. Мы согласны с тов. Курмеевым, по обозначенным им пунктам, что тезисы Ленина о приведении в должный вид коммунистических партий III Интернационала актуальны и сегодня. Более того, вряд ли сегодня найдется левая организация, которая будет против пунктов тов. Курмеева. Но большевизм партии заключается не в принятии слов Ленина, а в её делах. И действительно, тов. Курмеев ниже указывает: «РКРП всегда стремилась соответствовать этим (и не только) принципам и способам борьбы против капитализма (частной собственности на общественное достояние) за социализм (общественную собственность на него)», но почему-то в доказательство приводит не результаты борьбы, а декларацию в первой программе РКРП об ошибках, приведших к развалу СССР, и повторение пунктов тов. Курмеева другими словами всё в той же программы РКРП. Таким образом, тов. Курмеев опровергает тов. Чернова, что РКРП в начале своего существования была больше «протестной структурой». Именно верность марксизму в замечаниях об ошибке 1936 года, позволяет тов. Курмееву опровергать идеологические претензии к РКРП. Мы в первой части упоминали, что вопрос об изменении избирательной системы в 1936 году нами не был проработан достаточно, но сейчас готовы привести опровержение программных установок РКРП тов. Лбовым, который этот вопрос проработал и любезно высказался по нашей просьбе.

«Очень часто утверждают, что изменением избирательной системы в 1936 году — а именно, изменение производственного принципа на территориальный, было допущено отступление от диктатуры пролетариата. Это, в частности, нашло выражение и в программе РКРП.

В такой постановке вопроса как раз и проявляется неправильная трактовка вопросов диктатуры пролетариата. Весьма распространенная в среде РКРП. Сущностной характеристикой диктатуры пролетариата является СПОСОБНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТЬ рабочего класса управлять государством. А посредством чего он управляет — Советов, революционных комитетов, партии — совершенно неважно. Главное, чтобы рабочий класс обладал главным свойством, которое ему необходимо — это ЗНАНИЯМИ. Формы организации диктатуры пролетариата подчинены возможностям рабочего. Если рабочий класс не может управлять посредством Советов (не может, например, в крестьянской стране обеспечить надежного представительства в какие-то моменты), то соответственно, ноша осуществления диктатуры пролетариата ложится на партию. Обвинители Сталина в уступке буржуазной демократии не понимают, что в 1936 отмена выборов по производственному принципу была непосредственно связана с фактически свершившимся до этого момента ПАДЕНИЕМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РОЛИ СОВЕТОВ в жизни СССР. Они превращались в исполнительный придаток к партийному аппарату и собственно политических решений к 1936 году не принимали, а только визировали партийные. Совнардепы выступали в роли исполнителей и решали в основном экономические и социальные вопросы в рамках исполнительской компетенции. Это было следствием сращивания партии и госаппарата в принципе, и иначе быть не могло. Если 70% депутатов партийцы, а остальные стоят на позиции ВКП(б), то предварительно обсужденные партией в своем кругу решения не было смысла дополнительно обсуждать и менять. Следовательно, вся тяжесть вынесения политических решений лежала на партии. Вопрос же о форме набора исполнителей принципиальным быть не мог и не был. Партия, расширив избирательные права и взяв некоторые буржуазно-демократические ФОРМЫ, сделала в сторону капитализма ЖЕСТ, а) показывающий прочность советского строя и наивность буржуазных ожиданий, что с формальной демократизацией советский строй развалится б) приглашающий широкие массы населения к участию в управлении. Изменение выборного законодательства не повлекло за собой никаких изменений в социально-классовой структуре государственных органов и никак не повлияло на механизм вынесения решений.
Упор на этот факт есть отголосок «экономизма» — то есть представления, что рабочий сам может без партии выработать классовое сознание. То есть, после скатывания партии в оппортунизм механизм выборов по производственному принципу, по мнению любителей производственной формы избирательной системы, должен был бы позволить непартийным рабочим «поправить» курс. То есть, стихийно выработать коммунистическую сознательность, большую, нежели у партии того времени. Однако такая задача во всесоюзном масштабе требовала создания ЕЩЕ ОДНОЙ ПАРТИИ — ибо для того, чтобы рабочим организованно принять такое решение, необходимо было объединиться в партию, которая стояла бы на действительно коммунистических позициях. БЕЗ ПАРТИИ, КОТОРАЯ СМОГЛА БЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ ОППОРТУНИСТИЧЕСКОЙ КПСС, СОВЕТЫ, СФОРМИРОВАННЫЕ ПО ПРОИЗВОДСТВЕННОМУ ПРИЗНАКУ, ДЕЛАЛИ БЫ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО И СОВЕТЫ, СФОРМИРОВАННЫЕ ПО ТЕРРИТОРИАЛЬНОМУ.
Далее — выборы по производственному признаку имеют смысл в условиях низкого промышленного развития, условиях, когда промышленный пролетариат представляет меньшинство населения — все иное давало приоритет непролетарским слоям. Однако в ходе индустриализации и коллективизации соотношение этих слоев изменилось в сторону роста промышленных и сельхозрабочих, возросла квалификация рабочих, следовательно, отпадала нужда в юридических преференциях. Ну какое преимущество системы производственных округов, если что так, что так нарезай округа — все равно большинство населения — рабочие.


Понятно, откуда у идеи о чудотворных выборах по производственному признаку ноги растут непосредственно в партийном сознании членов РКРП — из пресловутых выборов 88 года, которые были проведены по буржуазно-демократическим стандартам и в условиях УЖЕ РАЗВИВШЕЙСЯ СИСЕМЫ БУРЖУАЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СССР дали преимущество прокапиталистическим элементам. Программа РКРП в вопросе о Советах отражает эту старую баталию, в которой коммунисты проиграли. Однако авторы программы неверно оценили причину своего поражения — она состояла как раз в отсутствии коммунистической партии и внятной теории, а вовсе не в юридических тонкостях. По производственному признаку на этих выборах все равно б проиграли — что, мало депутатов-демократов выбрали крупные предприятия? Или шахтеры с антикоммунистическими лозунгами не бастовали? Упор на «ошибки» при изменении избирательной системы переводит проблему КОММУНИСТИЧЕСКОЙ СОЗНАТЕЛЬНОСТИ РАБОЧЕГО КЛАССА, как первого условия диктатуры пролетариата, на пустые формальности. Напоминает басню Крылова «Ну как же вам играть, ведь вы ж не так сидите!»».

Дело в том, что чтобы назвать программу партии большевистской, нужно иметь более веские основания, чем признание в программе диктатуры пролетариата и легальных и нелегальных форм работы. Поскольку тов. Курмеев доказывает большевизм РКРП в основном программой, то следует привести несколько прямо ошибочных суждений в ней.

В программе прямо утверждается, что в России компрадорский режим и партия поддерживает все «демократические» силы, которые выступают против «фашизации буржуазной власти». Здесь не место доказывать российский империализм и вполне сложившийся буржуазно-демократический режим в России, поэтому воздержимся замечанием, что по нашему мнению — это ошибка. Причем, если предполагать, что программу давно не меняли (текст утвержден 2001 году, был ли тогда империализм и фашизация?), то, по крайней мере, тенденцию развития российского капитализма «большевистская» программа не угадала. В программе прямо сказано про ближайший развал России по типу развала СССР.

Затем более мелкая ошибка, но явно дающая понять, что авторы программы часто «скатывались» с марксистских позиций. Одно из требований «к буржуазной власти в условиях развития борьбы в оппозиции»: «принятие закона “О банкротстве президента и правительства”. Власти должны отвечать за выполнение своих обещаний: не выполнил — в отставку!!!, Нанес ущерб народу — под суд!». И сразу подводится итог результативности данных требований: «Эти меры, хотя и не выводят общество из буржуазного состояния, все же ослабляют основы его частнокапиталистического устройства». Оказывается, что с точки зрения научного коммунизма отправлять президента под суд — это борьба против буржуазного общества! Тогда мухинизм — это составная часть коммунистической борьбы. Что, собственно, и подтверждает союз РКРП с АВН (Армией Воли Народа), он прямо по тексту «большевистской» программы!

Всё правильно назвал однопартиец тов. Курмеева: РКРП — «партией улицы». Он имел в виду, что идеология РКРП, когда она возникла, — это уличный протест против предательства КПСС и развала СССР. Программа же РКРП составлена под копирку старой программы РКП(б). В ней отсутствует самое главное: ключ к победе, а именно — обязанность каждого члена партии повышать свой интеллектуальный уровень, добросовестно изучать науки и обогащать коммунистическую идеологию научными знаниями, а значит, учить массы научному социализму.

Вопрос о физиономии РКРП не может быть вполне разрешен исключительно разбором программы. Программа — это всего лишь документ, который формально закрепляет систему взглядов партийцев и кратко выражает её. Причем программа носит весьма общий характер. Что в идеологическом плане сегодня скрывается в коммунистическом движении за программами общего характера? Кружковый этап. Это самый болезненный вопрос для членов РКРП, он сильно ударяет по их самолюбию. Но мы вынуждены признать, что сегодня в коммунистическом движении де-факто происходит идейная борьба различных кружков-фракций. Хотя формально существуют крупные организации, устав, руководство партий и политика партий. Только различные организации и партии, например РКРП, по-разному понимают и проводят линию партии.

Например, пермская организация РКРП имеет свою оформленную систему представлений о борьбе за коммунизм, о содержании собственной коммунистической работы. Главным признаком коммунистичности, т.е. признаком следования правильной коммунистической линии, является выход к заводским рабочим коллективам с экономической листовкой. Соответственно главной претензией к другим организациям РКРП является недостаточное внимание к листовочной работе с рабочим классом. Оформление рабочих в класс — это первичная задача, которую ставит партийное руководство РКРП на данном этапе, в пермской организации это понимается как фактический призыв рабочих к экономической борьбе. Считается, что осуществление экономической борьбы рабочих — это начало их пути по поддержке РКРП. Этот вывод является достаточно распространенным и для других организаций РКРП. В Перми считают, что листовка должна быть ориентирована на массового рабочего.

Возьмем, например, липецкую организацию. У них совершенно иные представления о содержании работы. Несколько другие болезни — акционизм, отсталые методы пропаганды и отсутствие марксистско-теоретического содержания пропаганды.

Возьмем, например, крупную кировскую организацию РКРП. Они активно занимаются экономической борьбой рабочих, совмещают её с общественной протестной борьбой жителей из поселка Стрижи в Кировской области, пользуясь тем, что рабочие крупного предприятия составляют большинство селян. У них серьёзные успехи на данном поприще. Когда мы обратили их внимание на политическую работу с рабочими, что у них есть огромные возможности для пропаганды, они заявили, что «политика у них и так бьет ключом». Они не сознают задачу коммунистов в объяснении рабочему классу бесперспективности экономической борьбы, его коренных классовых интересов, вопроса о государстве, власти рабочего класса и коммунистической партии. Для них создание комитета спасения в поселке и живое участие в этом селян — это уже достаточная политика. Более того, кировчане «проповедуют» новые формы борьбы. Например, создание потребительских кооперативов — для того, чтобы облегчить жизнь пролетариата — это идея, что коммунисты должны хозяйственно организовать оптовую закупку ширпотреба, а затем доставлять его рабочим, служащим и мелким предпринимателям — членам кооператива. Например, «частичный захват предприятия» — это шабашка во внерабочее время, используя рабочее место «нелегально». Так же они изучают «новые» методы рекламы коммунизма — маркетинг. А вот марксистская учеба у товарищей поставлена из рук вон плохо.

Апофеозом специфической идеологии кировской организации станет будущая статья, подводящая итоги их опыта и намечающая пути развития борьбы. Приведем отрывки, по которым ясно, даже единожды открывавшему работы Маркса и Ленина, что это никакого отношения к марксизму не имеет.

«Программа РКРП-РПК обещает счастливую жизнь трудящимся только после социалистической революции, которая является нашей ближайшей целью. В таком грубом изложении некоторых товарищей это выглядит еще хлеще, чем заявления представителей КПРФ о том, что за них надо проголосовать на выборах через 2 года и тогда все будет хорошо. Никто не хочет терпеть эти 2 года, а тем более до революции, дату которой предсказать практически невозможно. Кризис имеет место уже сейчас, и трудящиеся ждут от нас таких рекомендаций, которые позволят им нормально жить в самое ближайшее время. На мой взгляд, в качестве таких рекомендаций должна быть идея создания параллельной социалистической экономической системы. Относительно успешный опыт захвата и самоуправления на Выборгском ЦБК, «Заноне», в настоящее время — на Баранчинском электромеханическом заводе и других предприятиях доказывает на практике реалистичность данного подхода».

В работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» Энгельс описывает переход от одной формации к другой на примере буржуазной революции. Сначала произошли изменения в технике — ручной труд начал вытесняться машинным, затем сформировались соответствующие производственные отношения: «от цехового ремесла к мануфактуре, а от мануфактуры к крупной промышленности». И только после этого «в лице своей представительницы, буржуазии, производительные силы восстали против строя производства, представленного феодальными землевладельцами и цеховыми мастерами». Таким образом, до буржуазной революции существовали и укреплялись капиталистические производственные отношения, побеждая в конкуренции с феодальными. Если вспомнить недавнюю контрреволюцию (распад СССР), то ей предшествовало формирование  капиталистического производства. По аналогии можно предположить, что социалистической революции должны предшествовать достаточно развитые социалистические производственные отношения, вступившие в конкуренцию с капиталистическими.

Действительно, у рабочего неоткуда взяться мысли о революции, если его ограничивать выдвижением требований к капиталисту и государству, если он перекладывает ответственность за свою судьбу с себя на капиталиста и государство.  Подавляющему большинству рабочих, воспитанных капиталистическими производственными отношениями, страшно брать ответственность за свое предприятие.

Сформировать кадры для будущего социалистического общества необходимо до революции, а это возможно только при постоянной практике самоуправления. Заказчиками революции, людьми у которых появится потребность в ней, могут быть только работники социалистического производства, так как только они (а не профсоюзы и т.д.) вступают в процессе своей деятельности в конфликт с капиталистическим устройством общества. Это люди, у которых в процессе постоянной практики самоуправления сформировались личные качества, характерные для новой формации: инициативность, желание и умение выдвигать грамотные предложения по улучшению работы предприятия и всего производства в целом, коллективизм, сознательная дисциплина. Только конфликт двух экономических укладов может привести людей к мысли о революции. Кроме того, для успеха нашей борьбы необходимо финансирование, которое мы можем получать от субъектов экономики, являющихся нашими сторонниками. В общем случае, этими сторонниками не могут быть представители буржуазии. Финансировать деятельность партии могут предприятия с коллективной собственностью, в интересах которых и намечается социализм. Особенно следует отметить теперешние благоприятные условия для начала реализации изложенной идеи, потому что кризис одних форм организации производства — это возможность появления и развития альтернативных, если они докажут свою эффективность».

Это выражение идеологии целой крупной организации РКРП. Не хочет ли тов. Курмеев пояснить, как возможно, что в каждой из трех приведенных организаций РКРП такое «своеобразное» понимание программных установок партии?

Степень оппортунизма различна, пермская организация заражена «экономизмом», но не отрицает основных принципов марксизма. Липецкие «коммунисты» полностью нивелировали марксизм и «борются» как придется. А кировчане, опьяненные успехами в «практической плоскости», подвергли марксизм ревизии и фактически скатились к домарксистким представлениям о революционной борьбе.

Таким же образом обстоят дела и у других коммунистов, которые хоть как-то стараются выдерживать марксисткую линию.

Какой вывод следует из нашего ответа тов. Курмееву? Мы призываем тов. Курмеева и других товарищей из РКРП взглянуть трезво на положение дел в партии и в коммунистическом движении. Ответ на нашу критику РКРП и критику «экономизма» за тов. Курмеевым признаем как несостоятельный. Обвинения в кустарнической критике и формальные придирки считаем так же несостоятельными. Вопросы о наших существенных разногласиях считаем нужным в дальнейшем разбирать и освещать более обстоятельно, как наиболее актуальные.

Смотри также:

Продолжаем «бой»