Акты экономической борьбы на Западе

Вместо консервативного девиза:

«Справедливая заработная плата за справедливый рабочий день!»,

рабочие должны написать на своем знамени революционный лозунг:

«Уничтожение системы наемного труда!»[1]

По Европе прокатилась очередная волна забастовок. Собственно, волны протеста повторяются теперь с завидной частотой. На этот раз, в конце марта, особую активность проявили госслужащие Франции, лекторы ВУЗов и бортпроводники Великобритании, а так же наиболее пострадавшие от экономического кризиса страны — Греция и Португалия, в лице пенсионеров, пожарников и железнодорожников.

Причины забастовок все те же: неудачные антикризисные меры правительства, снижение реальной заработной платы, рост уровня безработицы, непопулярные реформы. Среди французов таковой стала пока еще не вступившая в силу, но активно обсуждаемая пенсионная реформа, предполагающая увеличение пенсионного возраста.

В день общенациональной акции протеста во Франции, 23 марта, по инициативе шести влиятельных профсоюзов было проведено 180 демонстраций. На улицы, по данным полиции, вышло около 400 тысяч демонстрантов, по данным профсоюзов – в два раза больше, в числе протестующих госслужащих и сотрудников частных компаний вышло 11% работников почты, 21% преподавателей и каждый пятый железнодорожник. Примечательно, что день народного гнева во Франции прошел через несколько дней после региональных выборов, в которых президентская партия «Союз за народное движение» уступила лидерство социалистическому блоку и победила лишь в трех из 26 регионов страны.

Удивительна ли данная история? Наверно, нет. Ведь на счету рабочего класса, начиная с 1831 года, когда во французском городе Лионе произошло первое рабочее восстание[2], были миллионы сюжетов борьбы против эксплуатации, за более достойную жизнь. Такая борьба является самым привычным для капитализма явлением, его неотъемлемой частью. Такие привычные для нас вещи, как 8-часовой рабочий день, трудовая пенсия по старости, ежегодный оплачиваемый отдых, декретный отпуск, являются результатом долгой и упорной борьбы предшествующих поколений пролетариев. Но даже и теперь, как все прекрасно видят, многие из прав наемных работников, закрепленные законодательно, в реальности не выполняются. Экономическая борьба наемных работников – это необходимый «термометр» капиталистического общества, показывающий, когда трудящиеся уже не будут довольствоваться своим положением. Рабочий класс постоянно требует от буржуазии ликвидировать собственное отставание от накапливаемых ею богатств, наиболее острая форма данного требования – экономическая борьба: стачка, акция протеста и др.

Экономическая борьба трудящихся – это наиболее неразвитая, после стихийного бунта, форма классовой борьбы. Борьба классов – это основное содержание и движущая сила истории всех классовых обществ. Эксплуатируемые классы, со времен самого древнего рабовладения, непрерывно борются за собственное освобождение. Это  «великий закон движения истории», открытый К. Марксом. Хотя сегодня мало найдется людей, отрицающих существования классов, но, как писал Ленин, «кто признает только борьбу классов, тот еще не марксист, тот может еще оказаться невыходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики… Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата»[3]. Современные российские коммунисты, безусловно, выступают за диктатуру пролетариата и в соответствии со своим пониманием ведут практическую работу по приближению того момента, когда рабочий класс будет организован, политически просвещен и сможет взять политическую власть в свои руки с помощью своего авангарда – политической партии. Другое дело, насколько успешно продвигается эта работа. Сейчас, за двадцатилетний период борьбы после реставрации капитализма в нашей стране, можно констатировать, что существенных успехов добиться не удалось. Это произошло в силу разных причин, которые мы упустим, но заострим внимание на одной из них, сыгравшей в этом процессе не последнюю роль. Сегодня коммунистическое движение заражено опасной болезнью чинопочитания по отношению к рабочему классу. Если говорить более правильно, эта болезнь называется хвостизмом. Коммунистическое движение всегда развивается в борьбе с «рабочелюбством».

У хвостизма бывают различные формы, в разных обстановках хвостизм имеет совершенно различный вид. В нашей обстановке – это либо слепая вера в революционность любой самоорганизации рабочих, либо упор на невежественность рабочего класса и отсутствие у него возможности воспринять марксизм. Причиной любого хвостизма является неверие в рабочий класс, преклонение перед стихийностью и преуменьшение роли сознательного элемента. Хвостизм тесно соприкасается с «экономизмом», еще одним грехом коммунистов.

Пролетарская партия должна быть авангардом всего рабочего класса, опираться на наиболее прогрессивные его слои, наиболее культурно развитые, смотрящие на общество трезвым научным взглядом. Партия должна, как можно больше рабочих подтягивать до своего уровня. Но что происходит при теоретическом упадке движения? В такой ситуации коммунисты рады любой самоорганизации рабочего класса, любой его активности и любой его классовой борьбе.

Ярким примером является наша российская действительность, когда левая пресса полна восторженных отзывов и заметок по поводу забастовок, пикетов, акций протеста рабочих, причем без какого бы то ни было серьезного анализа проблемы и постановки вопроса о привнесении в рабочий класс марксизма. Тем более восторженные настроения возрастают из-за того обстоятельства, что экономическая борьба в России развита не так сильно, как в Европе, в силу социалистического прошлого, не имеет такой массовости и организованности. Многие левые кивают на европейский опыт и призывают к борьбе. В подавляющем большинстве случаев – к экономической, то есть за улучшение материального положения рабочего класса. Чем же плохи такие призывы? Тем, что на экономическую борьбу рабочий класс способен сам, никакие коммунисты или просто левые ему не необходимы. Причем экономическая борьба не обязательно должна проходить в форме митингов, она вполне может осуществляться, к примеру, в суде через наемного адвоката. Благо, сейчас, в отличие от России начала 20 века, на такую защиту имеются возможности. По сути, призывая к экономической борьбе, коммунисты встают на сторону рабочих в их желании как можно выгоднее продать себя как рабочую силу, тогда как истинной задачей коммунизма и, следовательно, борцов за него является освобождение от наемного рабства. Это хвостизм, помноженный на «экономизм». Доходит до того, что множество современных коммунистов считают, что «марксизм – это наука борьбы за лучшую жизнь».

Экономическая борьба сама по себе, без пропаганды со стороны коммунистической партии, без изучения марксизма, никогда не приведет к научному пониманию структуры того общества, в котором люди вынуждены продавать себя, а, следовательно, и к реальным путям его изменения. Вернее: класс никогда не последует за партией реальным путем изменения общества, пока она не будет для него научным авторитетом. Экономическая борьба сама по себе не приведет к коммунистической сознательности, а только лишь к буржуазной. Ведь нет ничего вернее для капиталистов, чем завести рабочий класс в порочный круг экономической борьбы «за лучшую жизнь».

Помочь выбраться из стихийного экономического и политического протеста рабочему классу должна помочь его политическая партия, она должна привнести и доказать ему научное осмысление его положения в современном обществе и его задачи как прогрессивного класса. Для этой цели нужно использовать любые возможности, в том числе и экономическую борьбу, в том числе работу в профсоюзах, когда они являются массовой организацией рабочих.

«Задача социал-демократии — развивать политическое сознание масс, а не тащиться в хвосте политически бесправной массы; во-вторых, — и это главное — неверно, что массы не поймут идеи политической борьбы. Эту идею поймет самый серый рабочий, при том условии, конечно, если агитатор или пропагандист сумеет подойти к нему так, чтобы сообщить ему эту идею, сумеет передать ее понятным языком и опираясь на известные ему факты обыденной жизни… общую идею политической борьбы усвоит, конечно, только интеллигентный рабочий, за которым пойдет масса, ибо она прекрасно чувствует свое политическое бесправие… Задача социалиста — содействовать неразрывному слиянию экономической и политической борьбы в единую классовую борьбу социалистических рабочих масс»[4].

Опыт развитых европейских стран является прекрасной иллюстрацией того, что без сильного влияния коммунистической партий (оппортунисты не в счет!) в рабочих массах их протест ни на шаг не приближает коммунизм, но только лишь выбивает себе уступки в рамках капитализма, которые, однако, быстро может потерять с ростом цен и во время кризиса.


[1] К. Маркс, «Заработная плата, цена и прибыль».

[2] Ф. Энгельс, «Развитие социализма от утопии к науке».

[3] В. И. Ленин, «Государство и революция».

[4] В.И.Ленин, «По поводу «Profession de foi»»