Интеллигенция и капитализм

Одним из точных индикаторов, свидетельствующим о переходе «класса в себе» в следующее состояние «класса для себя» является складывание идентифицирующей себя с этим классом интеллигенции, способной производить и транслировать в обществе значимые ценности этого класса. Зрелость класса проверяется его способностью выдвигать из своих рядов собственных идеологов, комментаторов, пропагандистов, способных, как говорит ответственный за идеологическую работу в «Единой России» Иван Демидов, закладывать в сознание «какие-то принципиальные коды».[1]

Эти специалисты, как правило, концентрируются или в партиях, или будучи формально беспартийными обслуживают их через различные научные институты, фонды, СМИ. Например, в партии «Единая Россия» дискуссии осуществляются в рамках клубной системы (клуб «4 ноября», Центр социально-консервативной политики и «Русский клуб»). Многие интеллигенты: политологи, социологи, журналисты потянулись в партию власти, особенно после завоевания ею парламентского большинства. Для их общего обозначения родился даже термин: «кремлевский пул». Курировал их человек, непосредственно приближенный к президенту страны, бывший заместитель главы кремлевской администрации В.Сурков, задававший тон в идейных дискуссиях последних лет.

Неспроста в последнее время участились встречи в Кремле с «молодыми писателями», рок-певцами, деятелями церкви и культуры, учителями истории. На парламентских выборах, как никогда раньше, в массовом порядке привлекаются артисты.

Следует отметить изменение места интеллигенции в составе населения России. В последние два десятилетия произошел заметный рост численности лиц, занятых преимущественно умственным трудом, причем она увеличивается быстрее, чем происходит рост численности населения. Если в 1989 г. число лиц с высшим, незаконченным высшим и средним специальным образованием составляло в Российской Федерации около 36,4 млн. человек, то, по данным переписи, в 2002 г. – 46,1 млн. человек [2].

Интеллигенция, «люди свободных профессий», как известно не являются каким-то особым классом общества. Реставрация капитализма в России привела к расслоению этого «образованного слоя». Обуржуазивание и пролетаризация коснулись и его. В России сегодня воспроизведены и буржуазная интеллигенция, и трудовая интеллигенция. При этом значительная часть людей интеллигентских профессий попросту деградировала, маргинализировалась. Миллионы интеллигентов-труженников продолжают работать школьными учителями, врачами и т.д., живя исключительно на крайне низкую зарплату. Подавляющее большинство интеллигентов сосредоточенны на профессиональную деятельность, общественно неактивны или занимают конформистские позиции.

Между тем за двадцать лет сложилась интеллигенция, интегрированная всем своим существованием и образом мышления в буржуазно-рыночную систему. Средства массовой информации полны сообщениями о доходах всевозможных «звезд» эфира, эстрады, спорта, многие из которых имеют свой бизнес. Наряду с рейтингами олигархов появляются рейтинги самых богатых спортсменов, деятелей шоу-бизнеса. Немалая часть интеллигенции занялась предпринимательством, выехала из страны для продолжения научной работы или выполняет зарубежные заказы, оставаясь в России.

Экономически и политически господствующему классу необходимы кроме фабрик и заводов, правящей политической партии еще и своя журналистика, литература, искусство и т.п. Он готов вкладываться в эти сферы, если они помогают проводить его линию, внедрять в общество его ценности, крепче привязывают общество к капитализму, утверждают тем самым незыблемость «золотого тельца», «святость» частной собственности. Он готов (если, конечно, он не живет только соображениями минуты: как урвать и спрятать концы) пожертвовать своими сиюминутными коммерческими интересами, даже понести некий убыток во имя утверждения этих «общечеловеческих ценностей». Как говорил в одном из интервью М.Ходорковский, «я ужасно не люблю, когда у меня кто-то пытается отнять деньги, но в то же время если у меня есть возможность потратить деньги на полезное дело, я на это охотно иду. В этом случае интересы, которые у меня есть, в общем соответствуют общественным» [3].

«Это нормально, когда «высший класс», в какой-то момент наигравшись в элитарность, вдруг решает, что у него есть своя собственная социальная миссия», — говорит М.Роговский, доктор культурологии. — …Любая социальная группа, которая считает себя «необычной» — будь то чикагские гангстеры 30-х или наша интеллигенция в 60-е, — непременно приходит к внутренней необходимости просвещать остальных… Ведь они не просто рассказывают о своей жизни или делятся секретами своих побед, они хотят, чтобы с них брали пример». [4] А.Воробьев, депутат Государственной думы, один из руководителей партии «Единая Россия» призывает «пропагандировать новое «лицо» среднего класса — достижения ведущих профессоров и юристов, менеджеров и представителей малого и среднего бизнеса. Все эти люди должны получить уважение, признание и почет, задавать образцы социально одобряемого поведения».[5] Власть предлагает школьным учителям активнее рассказывать детям «истории успеха» в условиях капитализма.

Таким образом, применительно к современной российской интеллигенции нельзя еще безоговорочно утверждать, что состав интеллигенции по социально-политическим характеристикам обрисовывается так же ясно, как классовая структура общества, но тем не менее явственно определился процесс формирования буржуазной интеллигенции, обслуживающей класс предпринимателей и разделяющей его идеологию. У нее советское прошлое, она с трудом врастает в буржуазное общество, несет на себе «родимые пятна» социализма. Но она быстро пополняется выпускниками высшей и средней специальной школы, которые ориентируются уже преимущественно на либерально-буржуазные ценности. Эта тенденция безусловно является определяющей.

Вместе с тем продолжается идейно-политическое размежевание в рядах интеллигенции, ее отдельные группы находятся в состоянии жесткой идейной конфронтации. Именно поэтому оказались нежизненными выдвинутые еще в начале 1990-х годов идеи интеллигентской партии или всероссийского союза интеллигенции. Какая-то группа может созвать форум интеллигенции, провозгласить создание конгресса интеллигенции, но они могут быть не более чем трибуной для полемики, что сразу же рождает оппозицию извне, со стороны других групп интеллигенции, противопоставляющих себя этим форумам и конгрессам. Интеллигенция в России по-прежнему заражена предельным индивидуализмом, расколота на множественные группы и кружки, занятые больше выяснением отношением.

Но интеллигенция всегда стремилась и стремится выражать интересы других классов и групп, ищет социального партнера или покровителя, на которого можно опереться, за счет которого можно жить. Поэтому сегодня основными возможными социальными партнерами интеллигенции могут быть, в первую очередь, политическая правящая элита, обладающая властью; во-вторых, крупный российский бизнес; в-третьих, религиозные организации, прежде всего Русская православная церковь; в-четвертых, политические партии и движения, прежде всего системные.

Ближайшее будущее России во многом будет определяться тем, какая из этих социальных сил или блок родственных сил (например, власть и бизнес; власть, бизнес и церковь; оппозиционные этим блокам социальные группы) присоединят к себе основную массу интеллигенции. В свою очередь, все больше представителей интеллигенции будут включаться в разные социально-политические «лагеря», вследствие чего она наконец-то начнет играть возрастающую роль в общественно-политической жизни общества, а не замыкаться на профессиональной деятельности, как это происходит сейчас.

Рабочий класс России пока не осознал необходимости объединяться вокруг своей интеллигенции, а те немногочисленные остатки советской интеллигенции, которые предлагают ему свои идеологические и политические услуги, слабо востребованы им. Сильны среди рабочих и антиинтеллигентские настроения. Но, вне всякого сомнения, «умственный пролетариат» проявит себя по мере роста рабочего движения.

1. Итоги. 2007. 5 ноября. С.32.
2. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Т 14. – Сводные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. – М., 2005. – С. 83.
3. «Хорошо ли для России то, что хорошо для ЮКОСа?» // Финансовый контроль. №8 [21] 2003.
4. Русский newsweek». 2005.№49 – 2006. №1. С.71
5. Постоянный адрес документа http://www.edinros.ru/news.html?id=129616

Ю.Александров