История и господствующий класс

В России сложился «новый лидирующий класс», однако есть проблемы его консолидации, слишком остры противоречия между ним и остальным обществом. Помочь ему осознать себя как класс, как класс, господствующий экономически, политически и идеологически, — вот задача дня. Эта задача только под силу правящей партии, опирающейся на стройную, отражающую реальное место этого класса в обществе и его миссию идеологию. Причем, желательно, на такую идеологию, которая не разделяла бы общество, а способствовала бы его интеграции на базе буржуазных ценностей.

Уже в своем первом программном выступлении, статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной 30 декабря 1999 года в «Независимой газете», будущий президент постельцинской России В.Путин писал о необходимости преодоления «состояния раскола», «внутреннего разобщения», которые, с его точки зрения, «лихорадили Россию» в конце прошлого тысячелетия.
Власть старается внушить, что в классово разделенном обществе в условиях вопиющего социально-экономического неравенства и реального политического плюрализма возможны некое «духовное единство народа», «общая система нравственных ориентиров». Бывший марксист, а ныне национально мыслящий идеолог А.Ципко пишет: «Путин ещё тогда, на заре своего президентства, тесно связывал задачи оздоровления политики и экономики с задачами оздоровления наших представлений о самих себе и о собственной национальной истории» [1] .

Обращение к истории оказывается эффективным средством формирования классового сознания, ибо у каждого класса общества есть своя история, история общественных движений, история борьбы различных идейных направлений, групп, партий. С другой стороны, есть система образования, но «надо ее развивать, четче ориентировать и, что очень важно, она должна воспроизводить национально ориентированную элиту».[2]

В то же время, история является и хорошим способом отвлечения общественного внимания от реальных противоречий дня сегодняшнего, когда реставрация капитализма в России – факт свершившийся, и развивается он уже, как говорят марксисты, «на собственной основе», и проблема стабилизации его и укрепления выходит на первый план.

Так, академик РАО С.Шмидт предлагает «перенацеливание преподавания с государственно-политических акцентов на культурные, общественные, на повседеневную жизнь: в каких домах жили наши предки, каков был их домашний обиход, что и на какой посуде они ели, какие у них были орудия труда, оружие, средства передвижения, какие расстояния между городами…

Преподавая историю, — считает он, — можно и важно обращаться к той ее части, которая менее идеологизирована, сравнительно нейтральна – к культуре, науке, технике, быту и общению людей, их семейным устоям. Надо переходить от освещения истории узкими лучиками наших политических карманных фонариков к расширению общего светового круга жизни».[3]

Таким образом, изучение противоречивых социальных реалий прошлого и настоящего попросту отбрасывается. Из истории предлагается брать «менее идеологизированные» сюжеты. Фактически это означает зависимость науки от власти, приспособление к ней, выполнение ее заказа. От нейтральности науки и образования ничего не остается, как бы ни хотел этого академик.

Носителями новых концепций, новых подходов были провозглашены два пособия для учителей: “Новейшая история России 1945 – 2006 гг.” А.В.Филиппова и “Обществознание. Глобальный мир в XXI веке», представленные летом 2007 г. на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы преподавания новейшей истории и обществознания в общеобразовательных учреждениях и разработки государственного стандарта общего образования второго поколения». С делегатами встречались В.Сурков и сам президент РФ В.Путин, заявивший: «Многие учебники пишут люди, которые работают за иностранные гранты. Так они исполняют польку-бабочку, которую заказывают те, кто платит».[4]

На той же конференции И.Калина, директор департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки РФ, дал четкую установку: «Давайте разделим две вещи. Не будем отождествлять науку историю и содержание школьного учебника. У них разные миссии в жизни. Если наука история обязана просто найти все аспекты любого исторического события, анализировать их, то у учебника по истории, а впрочем, по любому другому предмету, задача немножко другая формировать отношение человека к миру, к себе, к людям, с которыми он живет, к стране, к государству». Для обоснования этой позиции чиновник даже позволил себе такое сравнение: «Если вы захотите, чтобы историю вашей семьи знал ваш сын, то по каким материалам вы предложите ему это изучать: по рассказам вашей бабушки, прабабушки или по протоколам участкового милиционера, участкового врача, в котором с абсолютным равнодушием описаны все огрехи вашей семьи и болезни, которыми вы болели? . Я очень хочу, чтобы историю моей страны мои внуки изучали по учебнику, который написан не в логике участкового милиционера, это оставим науке, а в логике бабушки, прабабушки, которая старается сформировать у моих детей и внуков позитивное отношение к моей семье, даже если в моей семье были какие-то трудные моменты».[5]

А на совещании в Академии наук И.Калина заявил уже недвусмысленно: «Учебник – это не набор всей необходимой информации по теме, а скорее набор целевых установок». Еще более откровенен автор книги «Обществознание» Л.Поляков: «Мы полагаем, что в такой форме, сочетающей объективность и россиецентризм, можно нести обществу в целом национальную идеологию».[6]

Каждый класс общества, имеющий собственную историю, стремится приспособить ее изучение к своим идеологическим и политическим целям. В этом и проявляется партийность науки. В советское время львиная доля исследований посвящалась истории рабочего класса, рабочего движения как движущей силы социалистической революции и социалистического строительства. Сегодня в центре внимания историков прежде всего буржуазный класс. Причины такого внимания лежат на поверхности. С одной стороны, восполняются пробелы в историографии, а, с другой стороны, есть запрос со стороны самого бизнеса.

Однако сегодня очень часто исследования пишутся по заказам конкретных бизнес-групп или посвящены отдельным представителям предпринимательского класса и служат зачастую сугубо утилитарным целям конкурентной борьбы. Так, компания «ЮКОС» реализовывала проекты «Интернет-образование» и «Новая цивилизация для детей», т. е. обучение детей основам современного общества, спонсировала Российский государственный гуманитарный университет, который должен был обучать учителей истории и общественных наук. [7]

Тем не менее уже предпринимаются первые попытки осмыслить положение российской буржуазии как класса, историю формирования ее классового сознания и идеологии с общеклассовых позиций. Это должно помочь консолидации бизнес-класса современной России, над чем и работает государственная власть на протяжении всех последних двенадцати лет.

Вообще-то у молодой российской буржуазии нет еще своей славной истории. По поводу ее отсутствия В.Сурков сокрушался: «Мне кажется, проблема нашего поколения в том, что свой вклад мы пока всерьез не внесли. Мы только переходим от политики стабилизации к политике развития. Нет ни одного крупного экономического или социального достижения, которое совершило бы наше с вами поколение. Об этом надо помнить. Уже и апломб появился, уже и миллиардер на миллиардере сидит и миллиардером погоняет и говорит: «Мы самые умные и все понимаем». Миллионеров вообще девать некуда. Люди настолько горды, как будто порох изобрели. Но они ничего не изобрели».[8]

В феврале 2006 г В.Сурков говорил перед активистами «Единой России»: «У нас не выработано консенсуса в обществе по оценке недавних событий. Следовательно, не выработан подход к нашему будущему. Я предлагаю начать с себя и попытаться сделать так, чтобы основные оценки стали для нас общими и чтобы мы могли смело ими оперировать».[9]

Такое внимание Суркова к недавней истории вполне закономерно. Истоки обогащения нынешнего «нового лидерского класса» надо искать в тех годах. С одной стороны, как говорит В.Сурков, это был «зоологический период нашего развития», которым понятное дело, гордиться совсем не хочется. С другой стороны, «очень важно подчеркнуть, что 90-е годы (при том, что это был действительно олигархический режим) ни в коей мере мы не должны считать потерянными для России, временем сплошных безобразий. Мы не должны забывать, что в 90-е годы были начаты громадные реформы и масса позитивного и, прежде всего, пусть даже в таких извращенных, я бы сказал, условиях, сложных условиях, но осваивались новые социальные практики, люди привыкали к выборам, люди учились работать в рыночной экономике. И одно из самых важных достижений 90-х, мне кажется, то, что в такой достаточно зоологический период нашего развития к ведущим позициям пробились по-настоящему активные, стойкие, целеустремленные и сильные люди, материал для формирования нового ведущего слоя нации».

Так формулируется двуединая задача: во-первых, отмежеваться от совершенно «зоологических» проявлений того периода, во-вторых, облагородить «новый ведущий слой нации» на фоне тех событий.

«Наша нация должна объясниться сама с собой», — обращается заместитель руководителя президентской администрации В.Сурков к тем, кто по его мнению, составляет «новый эффективный лидирующий класс» современной России. Закрыть раз и навсегда страницу, как происходила реставрация буржуазных порядков в СССР и России, и, в конечном итоге, способствовать их закреплению — вот, с чем связан интерес к истории у нынешней власти. Журнал «Эксперт», чутко улавливающий настроения власти, пишет: «Первое – надо без всяких сомнений признать свою историю, то есть итоги приватизации. Вот уж кто реализовал в полной мере свободу творить, так это наши олигархи. Была ли это свобода зла или добра, они пусть сами разберутся, но, очевидно, что, только признав их право, мы сделаем шаг, и очень большой, к умению жить в условиях свободы…».[10]

Провозглашение ценностей «стабильности», «преемственности», уважения «к каждой странице нашей отечественной истории» неизбежно выводят на вопрос об отношении буржуазии к советскому прошлому, тем более независимая Россия заявила о правопреемстве с СССР.

Тенденция здесь налицо: от жесткого, непримиримого антисоветизма 90-х к осмыслению советского опыта и даже его использованию в целях укрепления буржуазного строя. Дальше всех от грубой и прямолинейной антисоветской риторики отошел бывший заместитель главы администрации президента России В.Сурков, который, может быть, впервые на столь высоком уровне заговорил о несомненных достижениях СССР. «Мы, безусловно, должны с уважением относиться к тому, что сделали наши предки. Ни в коей мере Советский Союз не заслуживает какого-то огульного осуждения: это все – наши ближайшие родственники, это все фактически мы сами», — говорил В.Сурков.

Впрочем, позиция В.Суркова, озвучивающего официальную позицию существуюшей власти, весьма противоречива. Власть стремится одновременно оправдать разрушение СССР (ведь иначе рушится все основание, на котором держится современная Россия) и дистанцироваться от дикого «зоологизма», произошедшего на его обломках. Поэтому нужно доказать что распад СССР закономерен: «был объективный процесс, который, как известно, пошел». «В один из самых драматических моментов развития Советского Союза на вершине власти оказались личности недостаточно высокого уровня».[11]

История буржуазии не раз доказывала, что если обращение к истории помогает укреплению ее нынешнего господства, она с помощью своих идеологов, проплаченных ученых и писателей, не останавливаясь перед фальсификациями, не преминет воспользоваться историческими сюжетами, естественно препарированными в своих интересах. Впрочем, буржуазия никогда и не отличалась разборчивостью. Ее классовое чутье улавливало только те идеи, которые помогали ей завоевать, удержать и использовать в своих интересах власть, обосновать ее «великую цивилизаторскую миссию», святость «золотого тельца».
Так что отношение к СССР у нынешней власти весьма избирательное. «Не будем забывать, что мы живем на наследство, доставшееся нам от Советского Союза, что мы пока мало сделали сами, — сказал В.Сурков активистам «Единой России» 7 марта 2006 г. — Наши железные дороги, наши трубопроводы, наше жилищно-коммунальное хозяйство, наши заводы, наши ядерные силы – это все наследство Советского Союза».[12]

Идеологи буржуазии демонстрируют готовность изучать и даже применять богатое советское наследство, приватизированное ею для собственного обогащения. А.Ципко цитирует слова В.Путина, что «было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того (советского) времени». «Но, одновременно подчёркивает он, было бы ещё большей ошибкой не осознавать той огромной цены, которую заплатили общество и народ в ходе этого социального эксперимента… Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации». [13] Каковой, по их убеждению, является путь к реставрации капитализма.
Идеологи буржуазии, не идя против исторической правды, не в силах опровергнуть «несомненные достижения того (советского) времени», но именно в силу своей классовой ограниченности не хотят и не могут связать их с антибуржуазной по своей сути «социальной моделью», которая представляется ими «тупиковым маршрутом движения».

В значительной мере внимание к советскую прошлому объясняется тем, что «ностальгия по советским временам в народе очень распространена». «Но к ее сторонникам не следует относить элиты, на мой взгляд, — и президента», — говорил В.Сурков. Власть просто ностальгию эксплуатирует. «Консервирования коммунистических пережитков мы не хотим», — разъясняет В.Сурков.[14]
Вот зачем понадобился власти современный поворот к более терпимому, но не объективному восприятию советского прошлого. Буржуазия безусловно возьмет из него то, что позволят ей взять ее классовые интересы, и отметет то, что ставит под сомнение господство капитала.
1. Ципко А. У Путина сначала было слово // http://www.edinros.ru/
2. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148
3. Твердый знак истории //Новая газета. 2007. №44.
4. Новая газета. 2007. №73. С.2
5. Новая газета. 2007 №73. С.2
6. Новая газета. 2007 №73. С.2
7. «Хорошо ли для России то, что хорошо для ЮКОСа?» //Финансовый контроль.№8 [21] 2003)
8. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148
9. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148
10. Т.Гурова, А.Привалов, В.Фадеев. Наша маленькая свобода //Эксперт. 2003. №33. 8 сентября.
11. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148
12. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148
13. Ципко А. У Путина сначала было слово // http://www.edinros.ru/
14. http://www.edinros.ru/news.html?id=111148

А.Юрьев