Осторожно, фальсификация!

Jacques Attali.jpgВ последние годы во многих странах даже средства массовой информации, подконтрольные правящему буржуазному классу, констатируют растущий интерес к марксизму со стороны общества. В частности, несколько лет назад, в начале мирового экономического кризиса, весь мир обошла информация о рекордно возросшем в Германии спросе на «Капитал» Карла Маркса (1). Это закономерно – поражение социализма в 1989-1991 гг. вовсе не означало краха коммунистической идеологии. Капиталистический строй неизбежно создает объективные предпосылки к росту и окончательной победе коммунистического движения, к построению бесклассового коммунистического общества. Первые попытки терпят поражения вследствие ошибок, допущенных коммунистическими партиями, однако за этим следуют новые попытки. На смену старым партиям, распавшимся и изменившим марксизму, постепенно приходят новые, в движение вливаются представители новых поколений, продолжающие дело предшественников с учетом их ошибок. Среди широких масс постепенно начинает проходить предубеждение против марксизма, характерное для первых лет после краха СССР.

Мы видим, что буржуазия отвечает на это двумя основными способами. Первый – это путь репрессий, попытка уничтожить коммунистическое движение силовыми методами. Поэтому коммунизм пытаются приравнять к нацизму, в ряде стран (Польша, Венгрия, страны Прибалтики) запрещается коммунистическая символика или же коммунистическая деятельность в целом. Все буржуазные СМИ тиражируют документальные и художественные фильмы о «преступлениях коммунизма», принимаются программы вроде «десталинизации» и т.д.

Второй путь – это фальсификация коммунистической идеологии под лицемерной маской ее «защиты», попытка сделать из нее нечто умеренное и безвредное для власти частных собственников. К примеру, в нашей стране не прекращаются попытки представить Сталина не марксистом, а «русским патриотом», «красным монархом». Все это рассчитано на невежество людей, их нежелание знакомиться с первоисточниками.

Еще более долгую историю имеют подобные же фальсификации в отношении идей и политической деятельности Карла Маркса. Началось это уже вскоре после его смерти, когда вооруженные марксизмом социал-демократические партии начали набирать силу, завоевывать влияния среди рабочего класса многих стран мира. Революционерам-марксистам, в том числе большевистской партии, приходилось защищать наследие Маркса как от буржуазных ученых, так и от различных ревизионистов, агентов буржуазного влияния, в самих социалистических партиях. Механизм подобных антимарксистских фальсификаций метко описал Ленин в произведении «Государство и революция», написанном им в 1917 г.:

«Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для «утешения» угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой «обработке» марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии».

Сегодня идеологическая обслуга буржуазии продолжает эту работу. Одним из ярких примеров является книга французского автора Жака Аттали «Карл Маркс. Мировой дух», впервые изданная в 2005 г. На русском языке она вышла в 2008 г. в издательстве «Молодая Гвардия», в серии «Жизнь замечательных людей».

Жак Аттали – известный у себя в стране писатель, экономист и общественный деятель либеральной ориентации, имеющий репутацию «идеолога глобализации». В 1980-х он работал в аппарате президента Франсуа Миттерана, а в 1991-1993 гг. был первым президентом Европейского банка реконструкции и развития – структуры, созданной для помощи в проведении реформ, направленных на реставрацию капитализма, в бывших социалистических странах. С какой же целью этот представитель буржуазной элиты, охранитель капиталистического строя, взялся за написание биографии основателя мирового коммунистического движения? По прочтению книги ответ очевиден – под вывеской «защиты» Маркса, признания его заслуг, Аттали проводит идею, что Маркс вовсе не боролся за социалистическую революцию, что социалистический строй, созданный трудящимися СССР и других стран мира в 20 веке – это якобы плод искажения идей Маркса.

«Наше настоящее было воздвигнуто таким вот редчайшими людьми… Мы перед ними в долгу… Маркс обворожил меня четкостью своей мысли, силой своей диалектики, мощью своих суждений, прозрачностью своего анализа, беспощадностью своей критики, остроумием своих выпадов, ясностью своих концепций… нет такой темы, в которую бы я углубился, не спросив себя предварительно, что об этом думал он, и не испытав огромного удовлетворения, найдя его высказывания на эти темы» — пишет Аттали во введении. И тут же: «на основе искажения его идеалов взросли некоторые из худших диктатур минувшего века… участь его трудов показывает, как, стремясь к самой лучшей мечте, можно стать основоположником самого худшего варварства».

На этом противопоставлении Маркса – ученого и Маркса – основателя политического движения, основана вся книга. Ее задача – удовлетворить запросы читателя, заинтересовавшегося личностью и идеями Карла Маркса, не верящего наиболее топорной антикоммунистической пропаганде, и в то же время отвратить его от революционной сущности марксизма, от движения за уничтожение капиталистического строя. Однако эти измышления на деле не имеют под собой ни малейшего реального основания.

Особенного разбора, с нашей точки зрения, требует фальсификации Жаком Аттали марксисткого понимания буржуазной и пролетарской демократии, взглядов Маркса на сущность диктатуры пролетариата. Позволим себе большую цитату из книги, чтобы показать читателю наиболее полно то, что Аттали хочет выдать за точку зрения Маркса в этих вопросах. Вот как Аттали комментируется программа социалистической революции, изложенная Марксом в «Критике готской программы» (1875 г.).

«Выполнив первый этап своей программы, придя к власти демократическим путем, социалистическая партия должна соблюдать принцип «равноправие для всех», основанный на равенстве людей «Каждому по труду»… нужно быстро перейти ко второму этапу, а именно наделить пролетариат необходимыми средствами борьбы, чтобы не проиграть следующие выборы.

На втором этапе – «диктатуре пролетариата» — альянс, получивший большинство голосов, должен широко разрастись. Для этого ему следует организовать (не выходя за рамки парламентской демократии) полное преобразование производственных отношений, покончив, в частности, с «порабощающим человека подчинением его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда». Для этого государство должно действовать решительно, не ставя под вопрос ни личную свободу, ни свободу печати, ни разделение властей, ни назначение руководства путем свободных и многопартийных выборов. В этот период у парламентского большинства будет законная власть, чтобы пересмотреть существующее законодательство и перейти к принципу «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Маркс пишет: «Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ни чем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата». Эта диктатура должна создать децентрализованное, прозрачное по своей структуре государство, действующее открыто, без цензуры в печати, без бюрократии, без однопартийной системы, без иерархических назначений, без постоянной армии, с выборными судьями, без «чисто репрессивных органов». Таким образом, это государство будет исчезающим, но все еще способным обороняться от врагов. Важный момент: по Марксу, диктатура пролетариата не должна ставить под вопрос личную свободу, наоборот, ее задача — организовать исчезновение «репрессивных органов государства». Как это далеко от того смысла, который вложил в эту концепцию Ленин!»

Итак, согласно Аттали, Маркс мыслил диктатуру пролетариата как либеральную буржуазную демократию, причем в абсолютно фантастической ее форме («без бюрократии» в реальности не может обойтись ни одно государство). Но суть в том, что подобные взгляды приписываются Марксу абсолютно жульническим образом – Аттали попросту рассчитывает, очевидно, на то, что его читатели не возьмут себе труд ознакомиться с первоисточником.

В «Критике Готской программы» нет ничего, что позволяет считать картину прихода рабочих к власти, сущности диктатуры пролетариата, нарисованную Аттали, соответствующей теории Маркса. Надо отметить, что в данной работе Маркс, говоря о необходимости установления диктатуры пролетариата для уничтожения капитализма и построения коммунистического общества, не описывает конкретные механизмы функционирования этой диктатуры. Однако о противоположности теории Маркса домыслам Аттали и ему подобных говорят критические замечания Маркса по поводу содержащих в Готской программе иллюзий о некоем «свободном государстве» как цели социалистов:

«Ее политические требования не содержат ничего, кроме всем известных демократических перепевов: всеобщее избирательное право, прямое законодательство, народное право, народное ополчение и прочее. Это простой отголосок буржуазной Народной партии, Лиги мира и свободы. Все это сплошь требования, которые, поскольку они не переходят в фантастические представления, уже осуществлены. Только государство, их осуществившее, находится не в пределах Германской империи, а в Швейцарии, Соединенных Штатах и так далее».

То есть рисуемую Аттали картину «чистой демократии» Маркс вовсе не считает социалистическим идеалом. Он указывает, что это типичные требования буржуазных либералов, которые в основном, насколько это вообще возможно на деле, были осуществлены в некоторых странах уже в то время. Кроме того, здесь же Марксом упоминается «вульгарная демократия, которая в демократической республике видит осуществление царства божия на земле и совсем не подозревает, что именно в этой последней государственной форме буржуазного общества классовая борьба и должна быть окончательно решена оружием». Тут мы видим прямо-таки портрет самого Аттали и ему подобных, что доказывает, насколько типичны эти деятели, пытающиеся приспособить коммунизм под свои нужды, пропагандирующие либеральную демократию как конец развития человечества, «конец истории». Встречались они и во времена Маркса.

Важный момент в цитате Аттали. За словесами о демократии, преобразовании производственных отношений, даже принимая коммунистическую идею об исчезновении «порабощающего разделения труда», Аттали ничего не говорит ( ни слова!) об отмене частной собственности. А без этого по Марксу и невозможен переход к принципу «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям» при коммунизме. Аттали даже мельком не ставит вопрос об отношении Маркса к частной собственности, не говорит, должна ли «диктатура пролетариата» в виде простого парламентского большинства отменить ее или, сохраняя ее, всего лишь неким частичным «пересмотром существующего законодательства» перейти к «коммунизму», в котором будет место и частным собственникам. Претендуя на некое новое (якобы «объективное») истолкование такого важнейшего марксистского положения, как диктатура пролетариата, Аттали бесстыдно «обрезает» идеи Маркса.

Для Аттали и прочих идеологов глобального капитализма, коммунизм — это общество, в котором, по его собственным словам, «диктатура пролетариата не должна ставить под вопрос личную свободу, наоборот, ее задача — организовать исчезновение «репрессивных органов государства». Заметьте противоречие: признаем диктатуру, но без ущемления личной свободы ( как это совместить?). А вообще — то Аттали проговаривает самое сокровенное любого крупного буржуа: личная свобода, в конечном счете, сводится к свободе предпринимательства, «исчезновение репрессивных органов государства» — к отрицанию государственного регулирования рынка, прямо по заветам господ Хайеков и М.Фридманов, а у нас либералов эпохи Гайдара с Чубайсом. Уберите из цитаты все взятое у Маркса, и останется физиономия самого откровенного, беззастенчивого буржуа.

Марксистское учение о диктатуре пролетариата в корне противоречит фальсификации Аттали. Сущность диктатуры пролетариата Маркс исследовал на примере первого в истории опыта установления рабочей власти в Париже в 1871 г. , в форме Парижской коммуны. В посвященной этим событиям работе «Гражданская война во Франции» излагается марксистская теория диктатуры пролетариата. Маркс говорит о Парижский коммуне так:

«она была, по сути дела, правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против класса присваивающего; она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда. Без этого последнего условия коммунальное устройство было бы невозможностью и обманом. Политическое господство производителей не может существовать одновременно с увековечением их социального рабства. Коммуна должна была поэтому служить орудием ниспровержения тех экономических устоев, на которых зиждется самое существование классов, а следовательно, и классовое господство. С освобождением труда все станут рабочими, и производительный труд перестанет быть принадлежностью известного класса»

То есть диктатура пролетариата – это результат классовой борьбы, орудие уничтожения власти буржуазии, устранения ее собственности на средства производства. И естественно, ни о какой «победе на выборах», обязательном сохранении «личной свободы» речь не идет. Рабочий класс насильственно ниспровергает господство частных собственников. Конечно, с их точки зрения, это есть нарушение «личной свободы».

Еще более нелепа фантазия Аттали о том, что диктатура пролетариата, по Марксу, должна опираться на некое «парламентское большинство». Напротив, Парижская Коммуна означала уничтожение парламентской формы правления и разделения властей в буржуазном понимании. Диктатура пролетариата – это именно диктатура в том смысле, что пролетариат экспроприирует всю власть у буржуазии, и не делит ее с классом частных собственников. «Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» — пишет Маркс. То есть, абсолютно нелепо приписывать Марксу теории об эволюционном пути к социализму, о сохранении буржуазных государственных структур при диктатуре пролетариата. Рабочая власть создает принципиально новую государственную машину. В своей конечной цели она направлена на собственное отмирание, по мере преодоления классового разделения общества, но в то же время бесконечно далека от политической маниловщины, которую фантазирует Аттали.

Власть пролетариата нужно не просто утвердить. Еще более сложная задача – удержать ее под напором сопротивления буржуазии, всех слоев общества, заинтересованных в сохранении старого порядка. Именно поэтому пролетариату необходимо и государство – орган подавления лишенных власти классов. А значит, нужна четкая структура управления с централизацией, бюрократией (слоем профессиональных управленцев), репрессивными органами. Коммунисты и рады бы, согласно картине Аттали, упразднить все это сразу после взятия власти. Но увы, неизбежные попытки контрреволюции, а также недостаточная сознательность большей части трудящихся масс, только что освободившихся от власти капитала, мешают этому, вынуждают сохранять и укреплять органы пролетарского государства. Маркс прекрасно все это понимал, видел на примере Парижской коммуны. Понимает это и Аттали. Но ему, как выскооплачиваемому ученому лакею буржуазии, хотелось бы видеть диктатуру пролетариата именно такой – слабой, неспособной на самозащиту, идущей на губительный для нее компромисс с буржуазией. И Аттали демагогические приписывает такие абсурдные с марксистской точки зрения взгляды Карлу Марксу.

Необходимо отметить, что Маркс не имел возможности исследовать удачный опыт функционирования диктатуры пролетариата. По ряду причин, коммунары, как известно, не смогли найти существенной поддержки за пределами Парижа, и Коммуна была уничтожена вооруженной силой буржуазной контрреволюции. Больше при жизни Маркса подобных попыток не было. Поэтому теория диктатуры пролетариата в произведениях Маркса разработана недостаточно полно. Это работа была позже сделана Лениным и Сталиным, стоявшими во главе партии, совершившей первую в истории победившую социалистическую революцию и осуществивший диктатуру пролетариата на марксистских основаниях, руководствуясь научным мировоззрением. И как раз этот опыт Аттали пытается оторвать от Маркса, объявить «искажением» его учения. С теорией диктатуры пролетариата господа из буржуазии еще могут примириться, замалчивая и перевирая ее. Но с диктатурой пролетариата, осуществленной на практике – никогда. Отсюда и возникают спекуляции, подобные изложенной в книге Аттали – симпатии к Марксу при демонизации реального воплощения его идей в социалистическом строительстве.

История показала, что социализм возможен только тогда, когда он отбирает власть у буржуазии и строит свое государство, достаточно сильное, чтобы защищаться. «Мирные» (как мы видим, абсолютно немарксистские) проекты социализма, вроде описываемого Аттали, не имеют перспектив в реальности. Буржуазия никогда не отдаст власть и собственность добровольно, она пойдет на все, чтобы сохранить свое господство. Президент Франции, социалист Миттеран, в администрации которого работал Жак Аттали, в начале 1980-х гг. предпринял попытку создания «рыночного социализма». Французская буржуазия ответила на это массовым саботажем, вывозом капитала, и социалистическое правительство не могло противостоять этому в рамках буржуазного законодательства. В результате проект французских социалистов потерпел крах.

А в других случаях буржуазия легко шла на установление диктатуры, режима массового террора, если ей грозила гибель. Социалистическая партия Чили, будучи у власти в 1970-73 гг, строила социализм прямо-таки по рецепту Аттали. Отказываясь от слома буржуазного государственного аппарата, от экспроприации средств производства, от вооружения рабочего класса. Кончилось это военным переворотом и установлением диктатуры генерала Пиночета, с 30 тысячами убитых, 500 тысячами заключенных, миллионом эмигрировавших из небольшой латиноамериканской страны. Однако об этом буржуазные идеологи обычно умалчивают. Для них есть только «преступления коммунистических режимов». Так было и во времена Маркса. В частности, после уничтожения Парижской коммуны буржуазные газеты всячески раздували факты репрессий в отношении контрреволюции со стороны коммунаров, замалчивая или оправдывая гораздо более массовый террор контрреволюционеров-версальцев. По этому поводу в «Гражданской войне» во Франции есть очень актуальное и для нашего времени суждение:

«То, что партия порядка при всех своих кровавых оргиях распространяла столько клеветы о своих жертвах, доказывает лишь, что современные буржуа считают себя законными наследниками прежних феодалов, которые признавали за собой право употреблять против плебеев всякое оружие, тогда как наличие любого оружия в руках плебея само по себе уже являлось преступлением».

Это закономерно – эксплуататоры не могут смириться с потерей своей власти, само посягательство на нее, даже в «мирных» формах – уже преступление с их классовой точки зрения. Неудивительно, что диктатура пролетариата, в течение многих лет успешно отбивавшая атаки мировой буржуазии – объект особой ненависти для власти собственников. Когда буржуазные ученые, буржуазные СМИ обличают «коммунистические режимы», в переводе с языка буржуазной демагогии на человеческий язык это означает – «Какое безобразие, что трудящиеся России, Китая, Северной Кореи и т.д. во главе с коммунистами оказались достаточно умны и сильны, чтобы отстоять свою власть и не стать объектами истребления российский , китайских, корейских и прочих пиночетов!».

Маркс и его соратники в своей деятельности не раз провозглашали лозунги борьбы за демократию. Однако вызвано это было условиями их эпохи – сохранявшимися во многих европейских странах абсолютисткими монархическими режимами, феодальными отношениями. В частности, актуально это было и для Германии периода того периода, когда писалась «Готская программа». Однако все демократические требования мыслились марксистами как промежуточные. Развитие капитализма, буржуазной демократии коммунисты могут поддерживать лишь в той мере, в какой необходимо избавление от пережитков феодализма в экономике и общественном устройстве, от монархий, диктатур. Хотя, как показала практика даже Октябрьской революции в России, вполне возможна социалистическая революция и в стране с пережитками феодализма, хотя это затрудняет в дальнейшем социалистическое строительство, социализму приходится делать «работу капиталистов».

Но главное в том, что все формы существования буржуазной власти – и демократию, и открытую диктатуру – марксисты считают одинаково формами диктатуры буржуазии. Диктатура пролетариата уничтожает обе эти формы, как показал Маркс на примере Парижской Коммуны. Никакое примирение здесь невозможно, вопрос о власти решается насильственным путем. При наиболее благоприятных обстоятельствах – бескровно, но все равно с применением насилия. Борьба за буржуазную демократию может ставиться целью коммунистами только в том случае, если им противостоит открытая буржуазная диктатура, а условия для социалистической революции еще не созрели. Буржуазная демократия – более удобная форма для ведения коммунистической пропаганды, для подъема рабочего движения, для подготовки социалистической революции. Лишь в этом ее ценность с точки зрения коммунистов, и не более.

Атаки на марксизм, подобные той, что предпринял Жак Аттали в своей книге «Карл Маркс. Мировой дух», будут только усиливаться по мере восстановления влияния коммунизма в мире. Они – органическая часть борьбы буржуазного класса за сохранение своей власти, за то, чтобы отсрочить свою неизбежную гибель. Коммунисты всегда, по мере своих сил, будут отвечать на попытки фальсификаций. Но самое главное – мы призываем читателей изучать первоисточники, труды классиков марксизма-ленинизма, чтобы литература, подобная произведению Аттали, не могла вводить их в заблуждение.

В. Сарматов

(1)Ахтунг!Ахтунг! Пора читать Маркса. http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2317