Главный «вопрос» современности

 Каждая Всероссийская перепись населения фиксирует процесс классового расслоения общества. В России воспроизведены отношения между трудом и капиталом. Быстрая и резкая социально-классовая дифференциация устанавливает жесткие грани между основными классами общества, между трудящимися и собственниками. Рост зарплат по-прежнему не поспевает за ростом предпринимательских доходов. Согласно данным Росстата, разрыв доходов между богатыми и бедными в России — 16,8 раза. В 2005 году разрыв в доходах составлял 14,9 раза [1].

О пропасти, какая существует между собственниками и трудящимися (а не просто, бедными и богатыми) неоднократно говорили и В.Путин и Д.Медведев. Так, еще на Всероссийском форуме сторонников партии «Единая Россия» 21 ноября 2007 года В.Путин констатировал: «Рост валового внутреннего продукта за восемь лет составил 70 процентов. Суммарная капитализация российских компаний (только вдумайтесь в эту цифру) возросла более чем в 30 раз». Но при этом только «в 3 раза выросла реальная (за вычетом инфляции) начисленная заработная плата»[2].

Перед президентскими выборами 2012 г. он написал: «На фоне общего повышения уровня доходов слишком медленно сокращается разрыв между наиболее и наименее обеспеченными группами населения. В нашей стране дифференциация доходов соответствует США и существенно выше, чем в Западной Европе. Определенная степень дифференциации доходов естественна для зрелой рыночной экономики, однако избыточный разрыв воспринимается как несправедливость и служит источником социальной напряженности. Поэтому важнейшая задача — уменьшение материального неравенства. Как за счет более адресной и эффективной социальной политики, так — и в первую очередь — за счет возможности каждому зарабатывать, обеспечить себе достаточный уровень доходов»[3].

Все чаще исследования социального неравенства в России показывают скрытое напряжение в обществе. В обществе усиливаются эгалитаристские настроения. Несправедливым современное российское общество считают прежде всего люди наемного труда, а не предприниматели и руководители. По данным Р.Рывкиной, справедливым современное общественное устройство считают только 11% первых и 30% вторых.[4]

Власть чувствует это. Будучи кандидатом в президенты России в 2008 г. Д.Медведев выражал уверенность, что «в обществе со временем реабилитируется и само понятие частной собственности, и она будет восприниматься именно как созданная, заработанная честным трудом ценность». [5] То же самое спустя четыре года повторил кандидат в президенты В.Путин: «Нужна история не просто успеха — но справедливого успеха с точки зрения окружающих. Успеха, доставшегося тяжелым трудом, умением рисковать, готовностью брать на себя ответственность за других».[6]

Но данные общероссийских опросов общественного мнения раз за разом подтверждают отторжение большинством россиян результатов разгосударствления собственности, осуществленного в 1990-гг. По данным ВЦИОМ (ноябрь 2004 г.) и ROMIR MONITORING (декабрь 2004 г.) сторонников status quo по отношению к приватизации примерно 12% по обоим опросам; сторонников национализации крупных компаний – 43-53%.[7]

Более того, по одному из социологических опросов, посвященных приватизации, 77% респондентов выразили уверенность, что хозяева крупной частной собственности, в своем большинстве, владеют ею не по праву. По другому опросу, 80% респондентов, оценивая политические и социальные последствия приватизации, согласились с тем, что коррупция власти, криминализация и «теневизация» экономики стали массовыми явлениями (число их оппонентов составляет 7%). Подавляющее число россиян (81%) считает, что в результате ее произошло разграбление национальных богатств страны (7% с этим не согласны). Значительная часть (66%) отмечает, что приватизация до крайней степени обострила социальные проблемы и противоречия (14% с этим мнением не согласны). Около половины опрошенных (47%) согласны с утверждением, что из-за нее страна оказалась на грани распада и социального взрыва (28% — не разделяют этого мнения).

Вместе с тем социологи констатируют, что осмысление и оценка социальных плодов приватизации еще далеко не окончены и общественное мнение продолжает оставаться расколотым по многим вопросам. В этих условиях все активнее обсуждается вопрос о «социальной реабилитации власти и крупного бизнеса за ошибки и недочеты, допущенные при приватизации». [8]

Наибольшую дискуссию на протяжении всех 2000-х вызывали публикации М.Ходорковского. «Мы должны доказать — и в первую голову самим себе, — что мы не временщики, а постоянные люди на нашей, российской земле. Надо перестать пренебрегать — тем паче демонстративно — интересами страны и народа. Эти интересы — наши интересы», — призывает он своих товарищей по классу в статье «Кризис либерализма в России» [9].

Способ легитимации собственности предлагается тот, который любой капиталист, верящий в чудодейственную силу «золотого тельца», считает универсальным – откупиться. «Чтобы оправдать приватизацию перед лицом страны, где представления о римском праве собственности никогда не были сильными и отчетливыми, — пишет М.Ходорковский, — надо заставить большой бизнес поделиться с народом — вероятно, согласившись с реформой налогообложения полезных ископаемых, другими, возможно, не очень приятными для крупных собственников шагами».[10]

При этом «не запугивать тех, кто выиграл на недооценке собственности, которая была допущена в процессе приватизации, а предложить им либо заплатить очень высокий налог — порядка 75% или даже 80% от величины выгоды, которую они получили в результате недоплаты за приобретенные производственные активы, — предлагает другой миллиардер О.Дерипаска. — Либо предложить им реинвестировать на длительный срок (7-10 лет) вырученные от продажи приватизированного имущества средства в экономику нашей страны, а уже второй раз капитализированные результаты этих инвестиций не облагать дополнительным налогом. Я думаю, это будет и полезно для общества, и справедливо».[11]

Короче говоря, предлагается вернуть какую-то «часть» нажитого на «недооценке собственности», но «не запугивать» экспроприацией! «С момента выплаты, — пишет М.Ходорковский, — собственник получает от государства и общества бессрочную «охранную грамоту» – его собственность считается законной и честной». При этом форма и размеры такого откупа должны стать «результатом осмысленного пакта между государством и собственниками, крупным бизнесом».[12] «Атака же на успешных людей…может обернуться для страны очень большими негативными последствиями», поскольку, предупреждает О.Дерипаска, «приведет к снижению активности, к смене стратегий развития бизнеса»[13]. М.Ходорковский даже рассчитал, что легитимация приватизации принесет $30-35 млрд в течение трех-четырех лет.[14]

Крупный бизнес в обмен на гарантирование прав собственности хочет договориться с государством за спиной трудящихся о признании законными доходов, полученных в результате приватизации в 1990-х гг. И все это для того, чтобы на условиях, которые определит крупный бизнес вместе с государством, «примирить немногих выигравших и многих, ощущающих себя проигравшими» от приватизации.[15] Для последних (то есть для подавляющего большинства народа) М.Ходорковским предлагается восстановить «патерналистские программы», но только в «ряде сфер».[16]

А один из топ-менеджеров империи О.Дерипаски А.Лившиц призывает активнее развивать филантропию. Показательна, в этой связи его публичная лекция с примечательным названием «Что нужно бизнесу». Сначала он говорит об активном проникновении крупного российского бизнеса на мировой фондовый рынок. Российские капиталы становятся открытыми для мира. «То есть ему поверил мир. Не верит только одна страна под названием – Россия, своя собственная», — беспокоится Лившиц. После этого следует совет к своим собратьям по классу «взять» у каждого из них по 10% от бюджетов на благотворительность – «они многомиллионные (в долларах, естественно), не два, не три и не десять», «скинуться», «нанять хороших менеджеров, чтобы не украли» и «бросить на один проект – тех же больных детей или детей-инвалидов».[17] Они, действительно, искренне думают откупиться разовой подачкой!

М.Ходорковский из колонии пишет о необходимости «левого поворота», не в смысле передачи власти коммунистам, а о допущении некоторой степени «социализации» капитала, необходимости с целью сохранения системы «справедливого» распределения общественного богатства. «Социальные взрывы случаются не там, где экономический крах, а где пришла пора распределять плоды экономического подъема, — прозорливо пишет он. — Не там, где все более или менее равны в нищете, а где 1% богатых и 9% относительно благополучных материально и психологически резко оторвались от 90% бедных и — что еще более важно — униженных. 2 млн. подписей, собранных в мае – июне 2005 г. за всеобщую забастовку российских учителей, – это ли не доказательство того, что стабильность в стране иллюзорна, а «кризис назрел»?». Поэтому, считает М.Ходорковский, «лучше начать эти процессы (легитимации собственности – А.Ч.) самим, влиять на них и управлять ими, нежели пасть жертвой тупого сопротивления неизбежному». М.Ходорковский каким-то классовым чутьем подмечает главное социальное противоречие современной России (между трудом и капиталом) и думает о том, как его преодолеть с выгодой для капиталистов, когда те «в народном сознании будут уже не кровопийцами, а законными владельцами законных предметов». [18]

Таким образом, среди представителей крупного бизнеса и власти растет понимание жесткой классовой истины, что невозможно сохранить господствующее положение крупного капитала, не считаясь с интересами других слоев общества. Но именно в вопросе о преодолении бедности в России проявляется классовая ограниченность представителей бизнес-элиты. Президент Альфа-банка П.Авен провозгласил на страницах газеты «Аргументы и факты», что «нищета – не наша проблема»: «Поймите, борьба с бедностью – функция не Альфа-банка и вообще не частного бизнеса. Это дело государства. Наше дело – зарабатывать деньги для акционеров и клиентов в рамках закона. Других обязанностей у нас нет. Мы платим налоги и больше ничего не должны никому, кроме Бога и совести». Бедность для него нечто постыдное, а «богатые нравственнее бедных».[19]

Таким образом, эгоистические соображения конкурентной борьбы перевешивают все доводы в пользу «социальной ответственности» бизнеса. «Поймите, бизнес критиковать бессмысленно – он зарабатывает деньги, — говорит А.Лившиц, топ-менеджер компании «Русал». — Если он видит вариант зарабатывания денег, смешно отказываться».[20] «Но пока каждый будет думать только о себе, о своем куске, не может возникнуть и действительно уважительного отношения к собственности, в том числе и на уровне высшей власти», — совершенно справедливо возражает подобным взглядам ведущий бизнес — журнал «Эксперт».[21] Оставаясь между собой конкурентами, олигархи готовы поступиться одним-двумя миллиардерами, главное, чтобы самой системе, их производящей, ничего не угрожало от перемены лиц в рейтингах богатства.

На первый взгляд кажется парадоксальным, что, с одной стороны, интересы диктуют буржуазии необходимость приватизационной амнистии, чтобы больше никогда не возвращаться к теме происхождения капиталов, а с другой стороны, соображения конкуренции неумолимо подвигают к вопросу о деприватизации. На самом деле бизнес волнуют не сами по себе переделы т.е. «свобода приобретения» (это нам навязывается отрицание классовой борьбы, но ничего не имеется против внутриклассовой, когда в конкурентной борьбе один собственник «съедает» другого – при капитализме бесконечные переделы собственности и власти само собой разумеющиеся), не отрицаются даже разные варианты «компенсации» и «возмещения» от владельцев корпораций бюджету, если это служит опорой для легитимации приватизации и частной собственности. Власть готова даже признать, что государство, по словам В.Путина, «просто раздало огромные куски государственного имущества практически бесплатно».[22] То есть они пришли на все готовое!

Главное, чтобы переделы, слияния и поглощения происходили не бандитским образом, а «цивилизованно», «по закону» под контролем государства. Иначе «в этом мире нескончаемых войн вопрос о легитимности [частной] собственности никогда не будет снят с повестки дня», — беспокоится по поводу переделов журнал «Русский репортер».[23]

Какой же выход обычно предлагается из этой ситуации? Возможны два варианта: покончить с системой эксплуатации и капитализмом вообще или предпринять меры сугубо в рамках существующей системы отношений: пусть богатые поделятся с бедными. Вся социальная мысль, всевозможные направления, течения, партии и т.п. капиталистического общества при всех нюансах своих подходов выбирают между этими вариантами. Соответственно этим вариантам и решается вопрос о справедливости. Согласно одному подходу, справедливы только трудовые доходы. Его придерживаются марксисты. Другие не подвергают право получать доходы от собственности, присваивать результаты чужого труда, но при условии уплаты «справедливых» налогов, активной благотворительной деятельности, восстановлении «законности» и т.п.

Первый вариант выгоден трудящимся, второй буржуазии, поскольку не ставит под сомнение ее «прирожденное» и «естественное» право собственности. И, не покушаясь на сам принцип частного присвоения (без него нет капитализма), этот вариант предполагает немного «облагородить» капитализм: всего-то переделить «по справедливости». Их представлению о справедливости, ибо, очевидно, не трудящийся, а сами собственники будут определять, что справедливо, а что не справедливо. Как заявил президент Альфа-банка П.Авен, «это уж наша личная воля, сколько и на что мы тратим, кому помогаем жить».[24]

Если российский бизнес в лице отдельных своих представителей и выражает готовность поделиться прибылями или «вернуть долги» обществу, то только при условии, что сам определит, кому, какую именно часть вернуть и что при этом ему самому запросить. Только не нужно «подталкивать его к нелегальщине», — призывает президент Банка «Российская финансовая корпорация», бывший министр гайдаровского правительства А.Нечаев в ответ на предложения усилить бремя расходов богатых на социальные нужды. «Они-то найдут способ уклониться от налогов. Для этого у них есть и аудиторы, и юристы».[25] И коррумпированная правоохранительная система, добавим мы.

С каждым приближением парламентских и президентских выборов завязывается оживленная дискуссия о так называемой реприватизации, то есть о пересмотре итогов приватизации 90-х годов. Так, еще в 2007 г. глава РСПП, бывший министр ельцинского правительства А. Шохин счел допустимым пересмотр некоторых сделок последнего десятилетия прошлого века, которые прошли с явным нарушением закона. «Речь идет о том, что большинство действительно признает определенную несправедливость результатов приватизации, что кое-где были нарушены нормы права. Но одно дело — это признавать и совершенно другое — выступать за очередной передел, который, -по его убеждению, — не приведет абсолютно ни к чему хорошему».[26]

Вот и в 2012 г. накануне президентских выборов тема приватизации снова вышла на первый план. СМИ запестрели предложениями главы Счетной палаты С.Степашина заняться переоценкой итогов приватизации 90-х, а также разработать способы компенсации потерь государства. «В принципе, можно посчитать разницу в цене тех активов, за которую они приобретались в 90-х годах и что они стоили на самом деле. Но сделать это, сразу предупреждаю, будет непросто. Если в этом есть необходимость, можно решать вопрос через судебные процедуры, подключить независимые органы финансового контроля, в том числе Счетную палату. Мы готовы вместе все посчитать», — заявил Степашин в интервью «Российской газете». Степашин выразил уверенность, что найдутся те, кто готов добровольно частично компенсировать «нечестную» приватизацию. «Вопросов нет, пожалуйста, мы будем только приветствовать», — сказал глава СП. «Главное сейчас в том, чтобы мы наконец поставили точку в приватизации 90-х гг. Надо сказать правду о том, что было тогда, и аккуратнее подойти к будущей приватизации», — пояснил он. [27]

Аккуратность здесь понимается с точки зрения интересов частных собственников, обычно усматривающих в любой инициативе государственных чиновников угрозу для себя и своих капиталов. Такой пересмотр не должен приводить к непоправимым последствиям для государственно-правового устройства, а также серьезно подрывать стабильность бизнеса в различных отраслях отечественной экономики, считают они.

Тема недоверия к предпринимателям в российском обществе снова стала главной и в одной из программных статей кандидата в президенты РФ В.Путина. «Многие наши граждане все еще нередко считают всякую крупную собственность несправедливо приобретенной и воспринимают крупных предпринимателей скорее как светских персонажей, чем как творцов, чья деятельность служит двигателем развития страны. (Отчасти поводы к этому дают и некоторые предприниматели.), — писал В.Путин в статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России».[28]

Выступая на XIX съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) 9 февраля 2012 г., премьер-министр В.Путин предложил легитимизировать новых собственников в глазах российского общества, например, взяв с них разовые взносы. По мнению Путина, сегодняшнее отрицательное отношение общества к предпринимателям обусловлено не только советским прошлым, но также действиями бизнесменов в 90-е годы, когда бизнес зачастую сводился к «дележу государственного пирога». Премьер отметил, эксперты и бизнес солидарны в том, что эту страницу истории необходимо перевернуть. По словам Путина, в настоящее время обсуждаются разные варианты. «Надо так, чтобы общество действительно приняло эти варианты закрытия проблем 90-х годов — нечестной, прямо скажем, приватизации»,- цитирует слова Путина газета «Ведомости». [29]

Но поскольку даже «разовые взносы» слишком обременительны для бизнеса, ему тут же обещаются существенные послабления, например, в Уголовном кодексе или снижение налоговой нагрузки. А президент Д.Медведев вообще потребовал от правительства провести приватизацию «в полном объеме». [30] Так что буржуазия все равно останется при своем. Главное успокоить общественное мнение и защититься от всяких «экстремистов».

Корыстное стремление раз и навсегда закрыть вопрос о «нечестном» происхождении их собственности вынуждает бизнесменов обратить внимание на «социальную ответственность» и социальную политику, под которой в буржуазном обществе понимается исключительно выращивание «среднего класса», «самодостаточных, полноценных, активных граждан» с «предпринимательской жилкой», то есть по сути своей многочисленных мелкобуржуазных слоев, основой существования которых продолжает оставаться бизнес или его обслуживание (возможно, на условиях приличного вознаграждения). Такая политика действительно позволяет крепче привязать трудящиеся массы к капитализму, смягчить процессы их пролетаризации, оторвать их от рабочего движения.

Чтобы совершившийся в России раздел общественной собственности стал необратимым, нужно было создать класс, кровно заинтересованный в капитализме, в легитимации сложившегося распределения собственности, убежденный в незыблемости и вечности порядка, основанного на частнособственнических отношениях. Несмотря на объективные процессы пролетаризации, значительная часть опрашиваемых социологами респондентов и экспертов считает, что приватизация государственной собственности была полезна для общества, хотя и носила болезненный характер. Эта, как представляется социологам, доминирующая в массовом сознании оценка связана с тем, что практически для пятой части россиян (22%) приватизация и переход к рыночной экономике были лично выгодны им и членам их семей.[31] И они не теряют надежд остаться собственниками, то есть классом, который большинство социологов называет «средним». К ним и адресуется сегодня власть, награждая их такими эпитетами, как «соль земли», «золотая середина», «сердцевина общества». Утверждается, что этот класс якобы обрел «социальную гегемонию и политическую власть» и это отличает сегодняшнее время от предыдущего «десятилетия олигархов». Люди «среднего класса» будто бы формируют «современную культуру России», «наш образ жизни», «нашу демократию».[32] В.Путин накануне президентских выборов 2008 г. вообще поставил задачу: через 12 лет довести уровень «среднего класса» до 70%.[33]

Россия, по убеждению В.Путина, формирует «общество реальных и равных возможностей, общество без бедности и гарантирующее безопасность каждого человека».[34] Зауженное понимание «общества реальных и равных возможностей» как «общества без бедности» призвано затушевать коренное различие и противоречие между трудом и капиталом, собственниками и трудящимися. Капитализм может создать общество без массовой бедности, но «общество реальных и равных возможностей» между собственником и трудящимся никогда.

Именно в вопросе об отношении к частной собственности, к приватизации, к социальному неравенству и заключен узел всех социальных проблем современного российского общества. Здесь и только здесь пролегает самое главное социальное противоречие современного мира. По отношению именно к этому вопросу наиболее явственно проявляется классовая сущность государства и его главная функция в классово разделенном обществе: стоять на страже свершившегося раздела общественного богатства, охранять привилегии экономически господствующего класса. Экспроприируя собственность друг у друга, капиталисты смертельно боятся экспроприации себя как класса. Государство таким образом превращается в «исполнительный комитет» этого класса.

Классовое расслоение общества исторически являлось причиной происхождения государства, поэтому государство в классово антагонистичном обществе стояло и стоит охранительницей социального неравенства. С другой стороны, поскольку привилегии частных собственников не являются предметом общественного договора, они вызывали и вызывают в обществе стремление трудящихся к равенству и справедливости. Буржуазному государству приходится объективно считаться с этими настроениями, не покушаясь при этом на сам принцип частного присвоения, реализовывать т.н. социальные программы, упираясь каждый раз о корыстные интересы прежде всего крупного олигархического капитала. Все это и определяет остроту политической борьбы вокруг очередного передела собственности. И будет так до тех пор, пока трудящиеся не противопоставят миру капитала свой мир, мир без частной собственности и бесчисленных кровавых переделов.

А. Юрьев

1. Экономический рост в пользу богатых. Расслоение населения по доходам растет, несмотря на рост социальных госрасходов //Коммерсантъ. № 22(3839) от 12.02.2008

2. http://www.edinros.ru/news.html?id=125609

3. Комсомольская правда. 13.02.2012

4. Р.В.Рывкина. Эгалитаризм массового сознания населения России как показатель конфликтности общества //Общественные науки и современность. 2006.№5. С.80

5. Стенограмма выступления кандидата в Президенты РФ, первого заместителя председателя Правительства России Дмитрия Медведева на V Красноярском экономическом форуме 15 февраля 2008 г. Постоянный адрес документа http://www.edinros.ru/news.html?id=127800

6. Комсомольская правда. 13.02.2012

7. О.И.Шкаратан. Социальная политика. Ориентир – новый средний класс //Общественные науки и современность. 2006.№4. С.48 – 49

8. В.Н.Иванов. Приватизация: итоги и перспективы (по результатам одного исследования) //Социс. 2007.№6. С.58 — 59.

9. Михаил Ходорковский. Кризис либерализма в России //Ведомости. №52[1092] за 29.03.2004.

10. Коммерсантъ. 2005.11 ноября.

11. http://www.izvestia.ru/russia/article44474/index.html

12. Коммерсантъ. 2005.11 ноября.

13. http://www.izvestia.ru/russia/article44474/index.html

14.Коммерсантъ. 2005. 11 ноября

15. М.Ходорковский. Левый поворот. //Ведомости.№139[1420] за 01.08.2005

16. М.Ходорковский. Левый поворот. //Ведомости.№139[1420] за 01.08.2005

17. Что нужно бизнесу от власти? Лекция А. Лившица 25 ноября 2004 года в клубе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру» // www.polit.ru

18. М.Ходорковский. Левый поворот. //Ведомости.№139[1420] за 01.08.2005.

19. Аргументы и факты. 2004. №41 С.9

20. Что нужно бизнесу от власти? Лекция Александра Лившица 25 ноября 2004 года в клубе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру» //www.polit.ru

21.Т.Гурова, А.Привалов, В.Фадеев. Наша маленькая свобода //Эксперт. 2003. №33. 8 сентября.

22. ИТАР-ТАСС. 11.06.2000.

23. Р. Хестанов. От амнистии капитала к переделу собственности //Русский репортер. №29. 20 декабря 2007.

24.Аргументы и факты. 2004.№41.С.9

25. Российская газета. 2007. 3 апреля

26. Р. Хестанов. От амнистии капитала к переделу собственности //Русский репортер. №29. 20 декабря 2007.

27. http://www.ria.ru/economy/20120216/567628982.html

28. Комсомольская правда. 13.02.2012

29. http://www.ria.ru/economy/20120209/561233230.html

30. http://kurs.ru/ekonomika/2012/04/10/17443.html

31. В.Н.Иванов.Приватизация: итоги и перспективы (по результатам одного исследования) //Социс. 2007. №6. С.53.

32. Российская газета. 2008. 4 декабря

33.Комсомольская правда. 2008. 22 февраля. С.20.

34. http://www.edinros.ru/news.html?id=127560