«Рабочий» защитник буржуазии

Рабочий класс – потенциально революционный класс. Именно ему принадлежит ведущая роль в уничтожении капиталистического строя и построении социализма. Этот класс наиболее организован и самим характером своего труда противопоставлен классу буржуазии – тех, у кого в частной собственности находятся средства производства.

Сколько раз за последние 20 лет идеологическая обслуга буржуазии, как в России, так и в других странах, пыталась опровергнуть эту истину, высмеять ее, объявляя, что рабочего класса в марксистском понимании уже нет, и «коммунистическая догма» устарела. Однако сегодня мы наблюдаем, что правящий класс видит в рабочих угрозу для себя. Это доказывает проходящая в последние месяцы шумная пропагандистская кампания, под лозунгом «Рабочие за Путина!».

28 января в рамках этой кампании состоялся массовый митинг рабочих в Екатеринбурге, собравший, по официальным данным, 12 тыс. человек. На нем, в частности, отметился и, как его представили, «токарь из Перми», Валерий Трапезников. Данный господин выступил с двухминутной речью в поддержку действующей власти, обозвав участников акций протеста за «честные выборы», прошедших в декабре, «козлами» и «клоунами». Трапезников также особо подчеркивал, что он и другие люди, собравшиеся на митинг – это именно рабочие. Да и вся кампания основывается на противопоставлении – «столичные интеллигенты, «офисный планктон», «сетевые хомячки» – «раскачивают лодку», а рабочие, те, кто занят на реальном производстве, особенно в глубинке, «сердце России» – хотят стабильности, и потому – за Путина».

Прежде всего, надо отметить, что подобные попытки российской буржуазной власти спрятаться за «поддержку рабочего класса» не представляют собой чего-то уникального в мировой истории. Достаточно многие, в том числе самые реакционные режимы, стремились разыграть «рабочую карту».

В начале XX века с подобной инициативой выступил начальник Московского охранного отделения Сергей Зубатов. В Российской империи нарастало революционное движение. Происходили студенческие выступления против самодержавия, ширились протестные настроения среди интеллигенции. С каждым годом происходило все больше рабочих забастовок, в рабочей среде нарастало влияние революционных партий. Зубатов, будучи человеком дальновидным, понимал, что именно в рабочих – главная угроза самодержавию. И потому при поддержке властей в Москве, а затем и в других городах стали создаваться проправительственные рабочие профсоюзы, получившие в народе наименование «зубатовских». Эти профсоюзы порой остро обличали отдельных капиталистов за несправедливость и даже участвовали в стачках с экономическими требованиями. Однако одновременно они осуществляли черносотенную пропаганду в рабочей среде. Утверждая, что «царь-батюшка» заботится о рабочем люде, причина же нищенского существования рабочих – в несознательности буржуев. Но в сотрудничестве с властью рабочие добьются хорошей жизни. И ни в коем случае, заявляли зубатовцы, нельзя слушать «крамольников» из числа интеллигентов, призывающих к революции.

На определенную часть рабочих зубатовские профсоюзы смогли оказывать влияние, особенно на наиболее отсталых из них, неграмотных вчерашних крестьян. Как известно, это влияние закончилось в 1905 г. Знаменитое шествие петербургских рабочих, закончившееся расстрелом (эти события получили название «Кровавого воскресенья») было организовано как раз зубатовским профсоюзом, который в Петербурге возглавлял священник Георгий Гапон. «Царь-батюшка» в тот день доказал даже самым наивным из рабочих, какую «справедливость» он им предлагает. Впрочем, следует отметить, что еще до этого в зубатовских профсоюзах начали работу революционеры, в том числе члены партии большевиков, которые грамотной пропагандой в значительной степени разоблачили монархических лакеев. Движение «рабочие за царя» потерпело крах.

Около 20 лет спустя у Зубатова нашлись последователи в Германии. Как известно, партия Адольфа Гитлера носила официальное название «Национал-Социалистическая немецкая рабочая партия» (НСДАП). Будучи орудием крупных капиталистов, имевших целью уничтожение рабочего движения, НСДАП демагогически объявляла себя «партией рабочего класса». Нацисты противопоставляли людей физического труда интеллигентам, «утратившим немецкий национальный дух». Именно с интеллигентами связывалось «марксистское влияние», которому противостояли нацисты. При этом они обещали рабочим «справедливость», создание «немецкого национального социализма», который понимался как порабощение других стран, их безжалостное ограбление и за счет этого – создание высокого уровня жизни для немецких рабочих. Как известно, нацистская пропаганда имела немалый успех. Гитлеровцам удалось придти к власти в том числе при поддержке части рабочих (в основном низкоквалифицированных, тесно связанных с мелкобуржуазной средой). Результатом стала смерть миллионов рабочих, погибших в боях за мифический «тысячелетний Рейх», а на деле – за интересы германских капиталистов, на пропаганду которых поддались трудящиеся.

Как видим, господа из правящей партии «Единая Россия» решили идти по проторенному пути своих предшественников. Для этого им понадобились и «настоящие представители рабочего класса». «Токарь из Перми» Валерий Трапезников подходит на эту роль как нельзя лучше. Пермским коммунистам данный деятель известен очень давно.

Еще в конце 1980-х гг. токарь с завода им. Калинина (ныне – ОАО «СТАР») Трапезников был в числе группы граждан, создававших в Перми «независимое профсоюзное движение» под антисоветскими лозунгами. К чему привела «независимость профсоюзов от партий» (прежде всего тогда в виду имелась одна партия – КПСС), мы сейчас хорошо видим. При капитализме профсоюзы попали в зависимость к буржуазным партиям. Ибо «вне политики» быть невозможно.

Затем, в 1990-е гг., Трапезников принимал участие в работе пермского Совета Рабочих. В рамках этой, ныне не существующей, организации некоторым членам Пермского отделения РКРП приходилось работать с Трапезниковым буквально бок о бок. Его линия была неизменной – Трапезников, объявляя себя «защитником интересов рабочего класса», всегда подчеркивал, что рабочим нужна только экономическая борьба, а «в политику лезть незачем». Сам он, однако, время от времени поступал как раз наоборот, пытаясь найти теплое место в какой-либо партии, которая может сделать его депутатом. При этом идеологические вопросы Трапезникова, человека абсолютно беспринципного, не волновали. Его целью было войти во власть, стать частью существующей буржуазной системы.

В начале 2000-х гг. Трапезников реализовал свои стремления, вступив в партию «Единая Россия». Вскоре он стал членом ее регионального политсовета, а в прошлом, 2011 г. был назначен депутатом Государственной Думы, будучи незадолго до этого введен в состав Высшего генерального Совета «ЕР». Предвыборная кампания, широко разрекламированные «праймериз» стали звездным часом Трапезникова – он имел возможность «потрясти рабочей костью», одновременно прикрыв «слева» правящую партию, озвучив ряд «социальных инициатив» от ее имени. Вот что заявлял, к примеру, в интервью официальному сайту «Единой России» (1):

«Во-первых, нужно принять прогрессивную шкалу налога. Я считаю неправильным, что люди с разным достатком платят одинаковый подоходный налог – 13%….

Еще я считаю, и в своем выступлении говорил об этом, что нужно ликвидировать разрыв в уровне зарплаты между руководством и наемными работниками. В России он превосходит 17-18 раз. Я был на Западе в составе профсоюзных делегаций, и нигде такой разницы не встречал».

Однако именно в годы правления «Единой России», в которой состоит Трапезников, была принята плоская шкала налогообложения. Причем данная партия, включая своего лидера господина Путина, считает это огромным достижением. И разрыв в уровне зарплат растет все последние 20 лет, достигнув пика при «Единой России». Так каким образом Трапезников собирается добиваться всех этих хороших вещей, находясь в составе партии, которая проводит прямо противоположную политику и менять ее не собирается? К тому какая-либо критика собственной партии в выступлениях Трапезникова отсутствует. Верный член «ЕР» забывает даже о тех, инициативах своей партии, которые в свое время вызвали большой резонанс, включая акции протеста трудящихся:

«Я считаю, что рыночные цены на медобслуживание сейчас непомерно высоки. Те же пенсионеры, которые больше других нуждаются в уходе, не всегда имеют льготы, им не по карману многие медуслуги».

Кто, как не партия Трапезникова, провел в 2004 г. грабительскую монетизацию льгот, отобравшую у стариков имевшиеся социальные блага? Однако никакой критики знаменитого ФЗ №122 Трапезников не высказывает и даже не вспоминает об этом, рассчитывая на короткую память «электората».

По сути, в предвыборной кампании «ЕР» Трапезников сыграл роль «дежурного рабочего», призванного агитировать за основную буржуазную партию от имени «рабочего класса». Должен же кто-то играть роль «простого народа» в партии капиталистов и чиновников. Трапезников очень хорошо вжился в эту роль. «Создавать законы должны не только юристы и экономисты, но и простой народ» — не устает он повторять.

Подобной же демагогией Трапезников продолжает заниматься и теперь, став депутатом Госдумы, войдя в состав думского Комитета по труду и социальной политике. К слову, у станка наш рабочий не стоял очень давно, являясь председателем профкома на ОАО «Стар». Здесь он также пытается изобразить профсоюзную «борьбу за рабочего человека». Трапезников проводит знакомую нам линию, известную со времен Зубатова – только экономическая борьба, если вдруг «работодатель социально не ориентирован», никакой политики. На деле же это является проведением политики буржуазного класса в рабочей среде. Трапезников не жалеет усилий, изображая перед рабочими «своего в доску», пуская при этом в ход самые безыскусные приемы:

«Иногда нужно даже немножечко «наезжать», говоря языком рабочего человека, на работодателя – делиться надо, иначе плохо будет» (2). Выдавать жаргон люмпенов, шпаны за «язык рабочего человека» — давно известный демагогический прием.

Нельзя сказать, что Трапезников ничего не добивается. Кое-что его усилиями рабочим перепадает:

«…профсоюз добился от работодателей выплаты дотаций на обеды в заводской столовой. – Каждый рабочий, служащий и директор получает ежемесячно 1026 рублей, но обязан тратить их на обеды», «Лучшему работнику в течение года по предложению начальников цехов руководство покупает путевки»(3) — делится Трапезников своими достижениями. Умалчивая о том, что борьбе за «достойную зарплату», которую так желает рабочим Трапезников, мешает прежде всего реакционный «Трудовой Кодекс», до минимума ограничивающих право трудящихся на забастовку. Принят он был, как все помнят, опять же партией «Единая Россия». Но о таких методах рабочей борьбы Трапезников даже не заикается. Ведь с точки зрения его партии это – «экстремизм». Каким же образом рабочие должны «давить на работодателя»? Скорее всего, под давлением имеется ввиду то, что господа хозяева чего-нибудь подкинут по просьбе штатного «рабочего защитника» Трапезникова. Для иных выводов оснований нет.

Правда, по нашим данным, несмотря на все старания, Трапезников не пользуется среди рабочих своего предприятия большой известностью и популярностью. Некоторые из них даже о его существовании узнали из репортажа о митинге в Екатеринбурге. Не дошли у нас пока рабочие, несмотря на все усилия буржуазной власти, до того, чтобы носить на руках своих хозяев и их обслугу за такие, вообще-то само собой разумеющееся вещи, как доступность обеда в столовой или путевку для лучших работников.

Итак, мы имеем дело с обычным буржуазным политиканом. Отличие его лишь в том, что он когда-то работал за станком, и этим пытается выделиться среди руководства правящей буржуазной партии, изобразить близость к рабочему классу, пуская в ход самые разные приемы буржуазной демагогии.

Отдельно необходимо сказать о «рабочей гордости», на которой пытаются спекулировать господа из буржуазной власти с помощью Трапезникова и ему подобных. Ставка на рабочих, которую пытается сделать власть, в противовес нарастающим протестным настроениям, не случайна. Действительно, рабочие сегодня гораздо более далеки от политики, чем какой-либо другой социальный слой. Низкий уровень, образованности, культуры, узкий кругозор основной массы рабочих является причиной этому. Обстоятельства эти объективны – условия существования при капитализме таковы, что неизбежно держат в духовном ничтожестве большую часть трудящихся. И если работников умственного труда сам характер их работы, во многих случаях, побуждает повышать свой уровень знаний, то рабочие превращаются в политически безвольный «придаток к станку». Поэтому сегодня рабочие слабо представлены в коммунистических организациях. Впрочем, конечно, к этому надо прибавить и наши собственные недоработки, недостаточную идеологическую работу с трудящимися. То же самое относится ко всем оппозиционным организациям и протестным акциям – на тех же протестах «за честные выборы» рабочих практически не было заметно.

Сегодняшние СМИ, буржуазная массовая культура навязывает образ современного молодого рабочего как полуграмотного «Коляна», проводящего свой досуг за пивом, ничего не читающего, общающегося на смеси русского языка с блатной феней, выходящего в Интернет только ради порносайтов. И естественно, отмахивающего от всякой политики, за исключением разве что прихода раз в 4 года на выборы, чтобы отдать голос «за Путина, который за стабильность, благодаря нему хоть зарплата есть». Такой образ, к сожалению, имеет место в реальности и достаточно широко распространен, над этим современная буржуазная культура и система образования работают ежедневно и ежечасно. Понятно, что именно такой рабочий нужен буржуазной власти, она стремится, чтобы все рабочие соответствовали этому образу.

И вот всеми этими негативными чертами – невежеством, некультурностью, политической индифферентностью — буржуазная власть старается заставить гордиться рабочих. Им внушается мысль, что так и надо, что «ваше дело работать, а не по митингам бегать и в интернете пропаганду читать». Именно этот лейтмотив неизменно звучит во всей кампании «рабочие за Путина». Сделать невежество рабочих агрессивным невежеством, их «классовой чертой», предметом их гордости – вот задача буржуазного агитпропа. В этом тоже нет ничего принципиально нового. И черносотенцы, и нацисты – все они, «защищая рабочего человека», превозносили его отсталость и неграмотность, противопоставляли «шибко умным» интеллигентам, начитавшимся всяких «вредных вещей» (вроде, например, марксизма). В нашем случае определенную поддержку этому оказала и заправляющая на акциях протеста либеральная буржуазная интеллигенция, некоторые представители которой искренне считают людей, стоящих за станком, «быдлом» и неудачниками.

Коммунисты считают, что званием «рабочий» люди, работающие за станком, должны гордиться. Однако это совсем другая гордость – гордость человека, создающего все богатства страны, который по этой причине призван стать движущей силой изменения окружающей действительности, уничтожения эксплуатации человека человеком, деления людей на господ и слуг. Для этого рабочим прежде всего необходимы знания. Невежество, политическая безграмотность и некультурность рабочего человека – это его беда, а не «предмет гордости». Цель коммунистов – подъем образовательного уровня рабочих до уровня марксистской интеллигенции, воспитание в коммунистической партии рабочих интеллигентов, которые смогут быть проводниками влияния научной марксистской идеологии в рабочей среде. Культ неграмотности, безкультурия глубоко чужд коммунистам, мы должны неустанно противостоять обывательскому представлению, что это якобы «прирожденные» черты рабочего человека. Именно на укоренение этого представления работает «токарь из Перми Трапезников», истерически ругающий с трибуны «козлов с Болотной площади».

Коммунисты отрицают как представление о рабочих как «сплошь серой массе», так и огульное восхищение всем, что связано с ними, включая присущие рабочей среде негативные черты. В сегодняшнем российском рабочем класса есть люди (и их немало), не занявшие политической позиции лишь потому, что им не представили грамотно коммунистическую альтернативу, способные воспринять нашу идеологию и достаточно развитые, чтобы самим пропагандировать ее. То, что в настоящий момент очень немногие из них пополняют ряды коммунистов – наш недостаток, который надо преодолевать.

Пример Трапезникова также показывает, чего стоят все наивные надежды некоторых профсоюзных лидеров и рядовых рабочих, ведущих экономическую борьбу на своих предприятиях, «остаться вне политики». Если ты не участвуешь в политике коммунистов, политике рабочего класса, направленной на уничтожение капитализма, то ты рано или поздно, в тех или иных формах, становишься пособником буржуазии. «Никакой третьей идеологии не выработало человечество». За призывами «ограничиться экономической борьбой» неизменно стоят интересы капиталистов.

Трапезников и ему подобные – агенты влияния капиталистов в рабочем классе. Они служат сохранению господства буржуазии над рабочим классом, сохранению рабочих в качестве невежественных наемных рабов, радующихся хозяйским подачкам и о большем даже не задумывающихся. Разоблачение этих буржуазных лакеев является одной из первейших задач коммунистической партии, ставящей своей целью вырвать рабочих из порочного круга буржуазных порядков, превратить в «класс для себя», единственно способный сбросить власть буржуазии и создать новое, бесклассовое коммунистическое общество.

(1) Трапезников: Законы должны быть понятны всем http://er.ru/news/2011/9/2/trapeznikov-zakony-ponyatnye-i-tokaryu-i-slesaryu/

(2) Депутат Госдумы Валерий Трапезников: «Делиться надо – иначе плохо будет!»

http://pravmin74.ru/news/deputat-gosdumy-valerii-trapeznikov-%C2%ABdelitsya-nado-%E2%80%93-inache-plokho-budet%C2%BB

(3)Валерий Трапезников посетил Оренбург http://www.er56.ru/21/2430/

Пермский краевой комитет РКРП-РПК