Борьба вчера и борьба сегодня

Перед многими сознательными пролетариями умственного и физического труда, перед большинством коммунистов стоит вопрос о содержании революционной борьбы, о путях дальнейшего развития коммунистического движения.

Первый этап становления и развития капитализма в России закончился в начале 2000-х, вместе с тем завершилось становление классов и завершился первый этап развития коммунистического движения. Российский капитализм прошел свою классическую стадию в 90-е. Она характеризовалась, во-первых, первоначальным накоплением капитала на основе приватизации (разграбления) социалистической общественной собственности и, во-вторых, относительно свободной конкуренцией и сильной экспансией иностранного капитала. Началось активное формирование двух основных классов буржуазного общества. Советский рабочий класс быстро превратился в массу наемных рабов  (пролетариев) и кучку мелких и средних буржуа.

Криминально-авантюристский характер первоначального накопления наложил особый отпечаток на 90-е, эти годы считаются лихолетьем российского капитализма. В сущности, именно тогда мы увидели действительное лицо общества, где безраздельно господствует частная собственность. Неразвитость капитализма (в его классической стадии), разрывающего на части социалистическую общественную собственность, вызвала к жизни все черты конкурентной борьбы в их самом неприглядном виде. Звериный оскал 90-х – закономерное следствие падения социализма.

Коммунистическое движение в 90-е представляло собой политически разлагающуюся массу недовольных членов КПСС. Они идейно стояли на советско-патриотических позициях, были дезорганизованы и беспомощны перед оппортунизмом КПРФ. Наиболее организованным и идейно грамотным отрядом коммунистов стала РКРП — крупная партия, вставшая на защиту диктатуры пролетариата против КПРФ. РКРП окрепла в борьбе с примитивными и леваческими извращениями, пыталась сохранить относительную идейную чистоту.

Другой частью коммунистического движения была в то время левая  молодежь, постепенно вливавшаяся в революционную борьбу. Следует признать, что марксизм в 90-е был настолько слаб и дискредитирован, что полностью проиграл идейно-теоретическую борьбу за умы молодежи анархизму,  левому либерализму, троцкизму и левому патриотизму. Интеллигенция и промышленный пролетариат полностью отвернулись от коммунизма. Развитие РКРП, как организационного оплота коммунистов, было полностью подчинено идейной и социальной раздробленности пролетариата, что откинуло коммунистическое движение на кружковый этап. Коммунизму не хватило субъективного фактора – крепкой теоретической подготовки, чтобы, реорганизовавшись, отступить, перегруппировать силы. Этой же подготовки не хватило для того, чтобы сохранить социализм.

К сожалению, даже рядовые члены КПСС оказались поголовно заражены оппортунизмом еще в хрущевско-брежневские времена, а молодежь объективно, то есть в виду идейно-теоретической слабости своих «старших товарищей»,  не смогла дотянуться до достаточного для марксиста уровня. РКРП рекрутировала идеологов из анархистско-авантюристской среды поклонников уличных акции и с научно-буржуазной кафедры. Они быстро приспособились обслуживать стихийно сложившиеся типичные формы оппортунизма, такие как хвостизм, экономизм, анархо-синдикализм, левое фразерство и проч. Примеры многочисленны — от Анпилова до проф. Попова.

Такое положение с постановкой стратегических и тактических вопросов революционной борьбы завело партийные и околопартийные массы коммунистов в естественный идейный кризис. Это и есть главный итог развития коммунистического движения на первом этапе установления капитализма. Иными словами: псевдомарксистская солянка идей, поданная вместо коммунистической программы, потерпела разгромное поражение от буржуазной идеологии на фоне отторжения рабочего движения от коммунизма.

Второй этап развития капитализма в России – установление политической и экономической власти монополий, сращивание государственного аппарата с крупным монополистическим капиталом. Период накопления прошел, буржуазный класс оформился в группу монополистов, которые полностью контролируют государственную власть. Началась экспансия российского капитала в другие страны и импорт дешевой рабочей силы.

От крупнейшей монополистической буржуазии отслоилась многочисленная часть средней и мелкой немонополистической буржуазии, которая продолжает выдвигать свои политический программы: «левую» (КПРФ, «Справедливая Россия», левое крыло «Единой России»), «либеральную» (демократическое гражданское движение и демократические партии), «правую» (фашистские и националистические партии, ЛДПР). К мелкой и средней буржуазии политически примыкает большая часть активных рабочих.

Пикантность момента в том, что специфика российского пролетариата заключается в его осторожности, внешне выраженной в форме аполитичности. Пролетарии, особенно физического труда, не желают занимать какую-либо позицию по важным политическим вопросам, так как не видят внятной альтернативы консервативно-буржуазной политике Путина и Ко.

Монополистическая стадия сопряжена с наведением буржуазного порядка, с некоторым отказом от рыночного хаоса, что играет на руку команде Путина, который выглядит крепким руководителем по сравнению с Ельциным. В действительности же, политическая форма всего лишь обслуживает экономическое развитие капитализма и его эксплуататорского класса буржуазии. Не было бы Путина, наращивающая влияние группа нефтяных, газовых, металлургических и др. монополистов рекрутировала бы другую команду управленцев для того, чтобы обеспечить политическую централизацию своей власти в стране.

Пока разрозненность буржуазии оставалась фактом, парламент оставался многопартийной говорильной, полностью открытой для денежного лобби. Как только в конкурентной борьбе победила группа монополистов, они захотели организовать лояльность государственного аппарата прямым подчинением, посредством его содержания. Это касается и парламента, теперь в него рекрутируются только проверенные люди с правильной партийной принадлежностью. Прошли времена, когда милиционеру выдавали ПМ со словами: «Что сидишь? Мы тебе пистолет дали! Иди зарабатывай!» Сейчас буржуазии требуется порядок и полный контроль.

Коммунистическое движение в новых условиях подверглось сильной атаке со стороны патриотической идеологии. Буржуазия реабилитировала национализм для идеологического обслуживания империализма. Патриотическая теория получила быстрое развитие и в области социалистических программ. В общественном сознании рабочего класса начали отражаться объективные экономико-политические изменения российского капитализма. Идея о «возрождении России», с которой пришла команда Путина и с которой началась государственно-монополистическая стадия, расчистила путь для национализма. На первом этапе национализм имел некоторую антиправительственную форму, выступал с просоветской риторикой за интересы национальной буржуазии против иностранного капитала. Теперь национализм стал идеологией правящего режима. А вот как раз левый патриотизм – просоветский — полностью оформился в антикоммунистическую идеологию и активно используется буржуазией для нанесения удара по коммунизму.

Марксисты утверждают, что практика — критерий истины. Именно по практике, перевирая факты и искажая смысл, буржуазия наносит наиболее эффективные удары при помощи левых патриотов, различных национал-сталинистов. Эти теории спекулируют на недовольстве пролетариата и направляют его политическую активность в ложное русло централизации власти монополий и шовинизма.

Новый этап империализма требует от нас еще более последовательно работать над идейным размежеванием с оппортунизмом. Именно через оппортунистические программы конкретных местных организаций коммунистов проникает разлагающее влияние буржуазной идеологии. На деле, коммунистическая борьба сегодня – это все еще собрание идейно-разрозненных групп, пусть и объединенных в несколько небольших организаций – РКРП, РКСМб, ВКПБ и др. Кружковщину по содержанию нельзя победить формальным объединением, на основе оппортунистической практики экономической борьбы, как предлагают многие.

К примеру, с крупной статьей на данную тему недавно выступил один из лидеров РКРП и РКСМб Батов. Без единой, четкой идейно марксистской программы работать нельзя. Пока только журнал «Прорыв» и наша газета, по мере сил и возможностей, выступает с последовательной большевистской программой. Пока еще не четкой и недостаточно полной, но по основным спорным вопросам идейно марксистской. И чистота нашей идеологии постепенно завоевывает умы революционной интеллигенции, которая медленно, но появляется как качественно иной субъект, нежели в 90-е. Анархизм продолжает господствовать среди молодежи, но думающие пролетарии умственного труда уже находят путь к марксизму. По прошествии 20 лет наш партийный кадровый резерв, наконец, начал забывать чудовищный удар по репутации коммунизма конца 80-х.

По содержанию работа коммунистов должна учитывать обстановку. Во-первых, обстановка требует яростной борьбы против патриотизма, против КПРФ и всяких других кургинянцев, карамурзистов и гоблинцев. Во-вторых, борьба против национализма и оппортунизма должна вестись только диалектико-материалистической методологией на базе коммунистической программы. В-третьих, коммунистическую программу нужно непрерывно очищать от теорий, обслуживающих оппортунистическую практику экономизма, хвостизма, анархо-синдикализма, левачества и др. Лишь при этих условиях нужно собирать вокруг себя думающих коммунистов.

В полный рост встает вопрос о наиболее адекватных формах работы. Так как уровень развития коммунистического движения крайне низок, организационно, фактически, мы имеем набор разных кружков, а то и вовсе одиноких сторонников. Следует четко обозначить, что коммунистические организации и называющие себя таковыми сегодня идейно раздроблены, а марксисты раздроблены организационно. Марксисты есть среди членов РКРП, среди членов других организаций и среди беспартийных. Преодолеть такое раздробленное состояние невозможно сразу, но в результате долгой идеологической борьбы оно будет обязательно преодолено. Технический аспект организационной принадлежности мешает идейному межеванию и идейному сближению разрозненных групп. Предложенная РКРП (как и другими партиями) программа абстрактна, содержит ошибки, а руководство совершает глупые попытки возродить партию (РОТ-ФРОНТ), заражено оппортунизмом и идет на поводу у теоретически отсталых партийных масс (если их количество можно назвать массами).

Состав современного левого движения не является кадровым резервом действительного революционного коммунистического движения. Так же как и гражданское движение, как и анархистские молодежные группы. Они все политически активные элементы, но идейно они стоят против марксизма, поэтому с ними нужно вести борьбу. А вот уже на базе их критики мы будем завоевывать авторитет, иногда, быть может, и у них самих. Поэтому не надо смотреть в рот всем, кто против Путина, не надо бегать за КПРФ, нужно создавать кружки, втягивать студентов, интеллигенцию, передовых рабочих и просвещать их по текущим политическим вопросам и по вопросам общественной теории. Надо развивать нашу коммунистическую прессу, писать в журнал, газету, издавать листки. Активно распространять прессу. Выходить надо не к микроскопическим «боевым» профсоюзам, а к широким массам рабочих. И не только по поводу экономической борьбы, но и брать весь широкий спектр общественной жизни. Следует так же выходить к студентам и к работникам умственного труда. Выходить нужно с теоретически выверенной, грамотной коммунистической пропагандой и конкретной агитацией.

Ни в коем случае не следует ориентировать материалы на «среднего», «массового» рабочего. Нам нужен умный, передовой рабочий в первую очередь. Нам нужно завоевать авторитет перед тем, кто находится в идейном авангарде, у кого есть политический и теоретический потенциал, чтобы сделать из них нашу агентурную сеть среди всего класса. Ситуация нам пока не позволяет выходить к рабочим массам с лозунгами, у нас нет ни малейшей поддержки. Лозунги следует давать там, где происходят открытые столкновения с буржуазией, там они будут услышаны, но их характер пока еще остается больше разъяснительным, чем направляющим.

Пока промышленный отряд пролетариев нас не понимает, но мы должны работать над прессой, оттачивать наше пропагандистское мастерство, двигать вперед марксизм, обучать немногих наших агентов среди рабочих. Другого пути нет.