Стратегическая ошибка партии

В статье «Диктатура пролетариата и выборный принцип 1936 г.» («Газета коммунистическая» №6 — июль 2011 г.) И.Грано для обоснования правильности перехода в 1936 г. от производственного принципа формирования Советов к территориальному принципу формирования органов, которым было оставлено название «Советы», привлек В.И.Ленина: «Однако изменение порядка выборов в Советы, произошедшее в 1936 г., завещал еще Ленин». Это «завещание» Грано обнаружил в докладе Ленина по партийной программе на VIII съезде РКП(б) 19 марта 1919 г. и привел его полностью в своей статье. Но в нем нет указаний на то, что Ленин считал производственный принцип формирования Советов ограничением избирательных прав. Он говорил, во-1-х: «если буржуазию как класс подавлять необходимо, то лишать ее избирательных прав и равенства не необходимо». Он говорил, во-2-х, о возможности и необходимости отмены неравного представительства рабочих и крестьян в Советах: «мы рассматриваем в программе этот вопрос таким образом, что меры такого рода, как неравенство рабочих с крестьянами, Конституцией вовсе не предписываются. Конституция их записала после того, как они были введены в жизнь. Даже не большевики выработали конституцию Советов, ее выработали до большевистской революции меньшевики и эсеры против себя. Они выработали ее так, как выработала жизнь. Организация пролетариата шла гораздо быстрее, чем организация крестьянства, что делало рабочих опорой революции и давало им фактически преимущество. Дальше стоит задача: от этих преимуществ переходить постепенно к их уравнению… Наша Конституция… вынуждена была внести это неравенство, потому что культурный уровень слаб, потому что организация у нас слаба. Но мы не превращаем этого в идеал, а, напротив, в программе партия обязуется систематически работать над уничтожением этого неравенства более организованного пролетариата с крестьянством…».

Если в словах Ленина: «систематически работать над уничтожением этого неравенства более организованного пролетариата с крестьянством», Грано увидел его «завещание»: отказаться в будущем от избрания Советов по производственному принципу, — он глубоко заблуждается. Здесь Ленин имел ввиду необходимость постепенно уничтожить неравное представительство рабочих и крестьян в производственных Советах, и не более. И вот почему.

В феврале 1919 г. (до VIII съезда) программная комиссия, образованная VII съездом РКП(б) (6-8 марта 1918 г.) закончила выработку «Проекта программы РКП(б)», основные положения которого были сформулированы Лениным. В этом проекте читаем: «всякий шаг назад к буржуазному парламентаризму и к буржуазной демократии, был бы безусловно реакционным обслуживанием интересов эксплуататоров… Только интересам эксплуататоров служат лозунги якобы всенародной, общенациональной, всеобщей, внеклассовой, на деле буржуазной демократии…» (здесь и далее выделено мною). Ленин имеется здесь в виду, в том числе, возврат к территориальному принципу формирования органов власти и лозунги типа «Демократия для всех».

Читаем далее: «Советская организация государства дает некоторое преимущество… городскому промышленному пролетариату. Это преимущество должно быть неуклонно и систематически используемо для того, чтобы в противовес узкоцеховым и узкопрофессиональным интересам, которые выращивал капитализм среди рабочих, раскалывая их на конкурирующие между собой группы, соединять теснее с передовыми рабочими наиболее отсталые и распыленные массы деревенских пролетариев и полупролетариев… организовывать и воспитывать их для коммунистического строительства».

Далее: «первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства является, при Советской власти, не территориальный округ, а экономическая производственная единица (завод, фабрика). Эта более тесная связь государственного аппарата с объединенными капитализмом массами передовых пролетариев…, дает возможность осуществлять глубокие социалистические преобразования».

Ленин подчеркивает, что производственные Советы обеспечивают: «Более непосредственное воздействие трудящихся масс на устройство и управление государства… что процедура выборов и возможность чаще производить их, равно условия перевыборов и отзыва депутатов гораздо легче и доступнее рабочим города и деревни, чем при наилучших формах буржуазной демократии».

Мог ли Ленин, настаивая в феврале 1919 г. на необходимости производственных Советов для диктатуры рабочего класса, предлагать их замену в будущем на территориальные «Советы» в марте 1919 г.?

Далее. После участия в разработке «Проекта программы РКП(б) Ленин выступал с речами на I Конгрессе Коминтерна (Ленин. ПСС, т.37), состоявшемся 2-6 марта 1919 г. В речи при открытии Конгресса он сказал: «Буржуазия испытывает безумный страх перед растущим движением пролетариата… Народ сознает величие и значение разыгрывающейся в настоящее время борьбы. Необходимо найти ту практическую форму, которая даст возможность пролетариату осуществить свое господство. Такой формой является советская система с диктатурой пролетариата… практическая форма диктатуры найдена рабочими массами. Она стала понятной широким массам рабочих благодаря Советской власти в России, благодаря спартаковцам в Германии и аналогичным организациям в других странах… Все это доказывает, что революционная форма пролетарской диктатуры найдена, что пролетариат теперь в состоянии практически использовать свое господство…».

Затем 4 марта Ленин в докладе «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» сказал так: «Сущность Советской власти состоит в том, что постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата является массовая организация… рабочих и полупролетариев (крестьян, не эксплуатирующих чужого труда и прибегающих постоянно к продаже хотя бы части своей рабочей силы)… Советская власть, т.е. диктатура пролетариата… построена так, чтобы сблизить массы трудящихся с аппаратом управления. Той же цели служит соединение законодательной и исполнительной власти при советской организации государства и замена территориальных избирательных округов производственными единицами, каковы: завод, фабрика… Советская организация государства приспособлена к руководящей роли пролетариата, как класса, наиболее сконцентрированного и просвещенного капитализмом… Уничтожение государственной власти есть цель, которую ставили себе все социалисты, Маркс в том числе и во главе…

А к этой цели ведет практически только советская или пролетарская демократия, ибо привлекая к постоянному и непременному участию в управлении государством массовые организации трудящихся, она начинает немедленно подготовлять полное отмирание всякого государства… В апреле 1917 г. на партконференции нами уже был теоретически и политически поставлен вопрос: «Что такое Советская власть, каково ее содержание, в чем ее историческое значение». Уже почти два года обсуждаем мы этот вопрос, и на нашем партийном съезде приняли резолюцию по этому поводу… распространение системы Советов является для нас, и особенно для большинства западноевропейских стран, важнейшей задачей… Я хочу сделать практическое предложение, заключающееся в том, чтобы принять резолюцию, в которой должны быть специально отмечены три пункта. Во-первых, одна из самых важных задач для товарищей из западноевропейских стран состоит в разъяснении массам значения, важности и необходимости системы Советов… Во-вторых: о распространении системы Советов… Победа может считаться обеспеченной лишь тогда, когда будут организованы не только городские рабочие, но и сельские пролетарии, и притом организованы не так, как прежде, — в профсоюзах и кооперативах, — а в Советах… В-третьих, мы должны сказать, что завоевание коммунистического большинства в Советах составляет главную задачу во всех странах, где Советская власть еще не победила… Тогда наша победа обеспечена, и никакая сила не в состоянии будет что-либо предпринять против коммунистической революции. Иначе победа достанется не так легко и не будет долговечна…» (ПСС, т.37).

Вот так, Ленин перед трудящимися всего мира заявил, что система производственных Советов – это та практическая революционная форма диктатуры рабочего класса, которая обеспечивает господство рабочего класса в обществе, его руководящую роль в нем, при условии завоевания и удержания в этой системе коммунистического большинства. В случае же отхода такой системы власти победа рабочего класса «не будет долговечна».

Но посмотрим также, что сказал Ленин на VIII съезде. В речи 18 марта при открытии съезда Ленин в конце нее подчеркнул: «осуществив Советскую власть, мы нащупали международную, всемирную форму диктатуры пролетариата. И мы полны твердой уверенности, что пролетариат всего мира стал на дорогу такой борьбы, на путь создания таких форм пролетарской власти».

Мог ли Ленин после этого заявления отменить в будущем систему производственных Советов и перейти на территориальную систему органов власти?

Для Ленина система производственных Советов – это международная, всемирная форма диктатуры пролетариата, и именно ее Ленин «завещал» развивать вплоть до ее отмирания как формы рабочего государства. Ленин до конца жизни боролся за развитие системы производственных Советов, которая включает в себя и руководящую и определяющую роль партии, и никогда не предлагал ее отмены, поскольку считал: она обеспечивает экономическое и политическое господство рабочего класса в обществе, и развитие от капитализма к бесклассовому обществу.

Сталин при жизни Ленина полностью разделял его взгляды на диктатуру пролетариата. В своей работе «Об основах ленинизма» (май 1924 г.) он подчеркивал, говоря о советской власти, как государственной форме диктатуры пролетариата, и имея ввиду систему производственных Советов, следующее: «Ленин прав, говоря, что с появлением Советской власти «эпоха буржуазно-демократического парламентаризма кончилась, началась новая глава всемирной истории: эпоха пролетарской диктатуры. В чем состоят характерные черты Советской власти?… В том, что Советская власть, объединяя законодательную и исполнительную власть в единой организации государства и заменяя территориальные выборные округа производственными единицами, заводами и фабриками – непосредственно связывает рабочие и вообще трудящиеся массы с аппаратами государственного управления, учит их управлению страной… В том, что только советская форма государства, привлекающая массовые организации трудящихся… к постоянному и безусловному участию в государственном управлении, способна подготовить то отмирание государственности, которое является одним из основных условий и элементов будущего безгосударственного, коммунистического общества. Республика Советов является, таким образом, той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата».

Далее Сталин пишет о месте партии в системе диктатуры рабочего класса: «Партия есть высшая форма организации пролетариата. Партия является основным руководящим началом внутри класса пролетариев и среди организаций этого класса… она есть вместе с тем орудие в руках пролетариата… для укрепления и расширения диктатуры, когда она уже завоевана».

Нигде в этой работе Сталина нет предложений о возможной замене государства диктатуры рабочего класса в форме системы производственных Советов на государство в форме территориальных «Советов». Наоборот, Сталин подчеркивает, что система производственных Советов «непосредственно связывает рабочие и вообще трудящиеся массы с аппаратами государственного управления», что «только советская форма государства» обеспечивает движение е бесклассовому обществу и, соответственно, отмиранию государства.

Поэтому переход в 1936 г. от государства системы производственных Советов к государству территориальных «Советов» был стратегической ошибкой партии, ошибкой, допущенной на волне эйфории в связи с колоссальными успехами в период перехода от капитализма к социализму. Суть этой ошибки в концентрированном виде выражена в словах доклада Сталина о Конституции СССР: «Демократия в СССР… есть демократия для трудящихся, т.е. демократия для всех».

Но демократия – это форма власти, а соответственно «демократия для всех» — это власть всех, власть всего народа. Однако в классовом обществе, каким был СССР, государство может быть только орудием одного класса, в классовом обществе не может быть государства всех, всего народа. Это стремление обеспечить «демократия для всех» практически было реализовано в переходе от классовой системы производственных Советов, дающей преимущество рабочему классу, к надклассовой системе территориальных «Советов», при которой рабочий класс из класса – организатора свой власти превратился в распыленную массу отдельных избирателей – электорат. И все попытки придать этому государству системы территориальных «Советов» функции диктатуры рабочего класса, например, путем выдвижения кандидатов в депутаты через трудовые коллективы, не меняли сути нового государства – «демократии для всех».

Территориальный принцип выборов неизбежно разорвал ту органическую связь партии со своим классом, которую дает система производственных Советов – партия встала над классом и стала представлять интересы и рабочих, и колхозников, и крестьян-единоличников, которых, как сообщил Сталин в докладе о Конституции СССР, было «еще свыше миллиона дворов». По сути, в СССР в 1936 г. было три класса: рабочий класс, колхозный класс и крестьянский класс. Более того, и колхозный класс Сталин охарактеризовал как крестьянский: «если большинство крестьян стало вести колхозное хозяйство, то это еще не значит, что оно перестало быть крестьянством, что у него нет больше своего личного хозяйства, личного двора и т.д.». И добавлю: желания поторговать.

Партия стала скатываться к оппортунизму под действием лозунга «демократия для всех», в условиях возврата к буржуазному территориальному принципу выборов органов власти. И именно поэтому, как подчеркивает сам Грано: «С середины 50-х годов политика партии по отношению к Советам стала очень примитивной, начали спускать кандидатов в коллективы… Уже здесь становится понятно, что мозговой центр коммунистического строительства – партия, политически безосновательно повернула по пути деградации Советской власти». А повернула она на этот путь после ликвидации системы производственных Советов и перехода на буржуазную систему территориальных органов власти.

О неизбежности этой деградации, в случае отказа от системы производственных Советов, Ленин и предупреждал в «Проекте программы РКП(б)» в феврале 1919 г. и в речах на I Конгрессе Коминтерна в мате 1919 г. (см.выше). Ленин настаивал на системе производственных Советов: «Иначе победа… не будет долговечна».

Сталин внес огромнейший и полезнейший вклад в дело строительства социализма в СССР, но стратегическая ошибка была допущена, и ее признание нисколько не умаляет этого вклада. Опыт показал, что Ленин был прав. Это нужно признать, чтобы уверенно двигаться вперед к окончательной победе коммунизма над капитализмом.

Буржуазно-демократический парламентаризм имеет в основе территориальный принцип формирования органов власти, который необходимо создает разделение власти на законодательную и исполнительную ветви и, самое главное, обеспечивает буржуазии возможность создавать иллюзию надклассовости, общенародности ее государства. Современная российская буржуазия умело пользуется этой возможностью.

Переход в 1936 г. к буржуазному территориальному принципу формирования органов власти – «Советов» и провозглашение «демократии для всех» создали условия для принятия партией в 1961 г. абсурдных с точки зрения марксизма-ленинизма решений: СССР был объявлен «общенародным государством», а диктатура пролетариата – не нужной. Это произошло, в частности, и потому, что в качестве обоснования этих решений выдвинут был тезис: нужно «признавать, что ситуация меняется и что социалистическое общество на пути борьбы за коммунизм проходит различные стадии в своем становлении». Кстати, этим тезисом широко пользуется «коммунистическая» КПРФ, оправдывая свой разрыв с марксизмом-ленинизмом.

Переход на территориальный принцип формирования органов власти и объявление государства в СССР «демократией для всех» был началом отхода партии от марксизма-ленинизма. После ухода Сталина из жизни этот отход привел социализм в СССР к упадку. И в этом смысле Грано прав, заявив: «Нужно прямо сказать, что упадок социализма в СССР произошел в результате предательства коммунистической партии, в результате измены марксизму». Но нужно и прямо сказать, что началом этому упадку послужил переход к буржуазному территориальному принципу формирования органов государства, и что этот переход явился отходом от марксизма-ленинизма, а затем, после смерти Сталина, стал причиной «измены марксизму».

Ошибки надо признавать, чтобы учиться не повторять подобных ошибок в будущем. И помнить – есть неизменные принципы.