Диктатура класса – сущность, содержание и форма

В №15 «Газета коммунистическая» поместила мою статью «Советы и диктатура рабочего класса», с последовательным изложением взглядов Ленина на советы как государство (диктатуру) рабочего класса и, в частности, на значение производственного принципа формирования Советов для обеспечения диктатуры рабочего класса в обществе.

На основе этих взглядов Ленина мною оценивается как ошибочный переход в 1936 г. от производственного к территориальному принципу формирования органов власти.

Редакция посчитала необходимым предварить мою статью отрицательным комментарием: «Тов. Курмеев выступает… против сталинского изменения производственного принципа выборов в Советы на территориальный. В ГК №7 («О советах — небольшой набросок») тов.Лбов дал исчерпывающий ответ на все подобные доводы и цитаты…».

О сущности диктатуры рабочего класса этот «исчерпывающий ответ» сообщает следующее: «… в самой форме комплектации Советов не содержится ничего принципиально революционного. Принципиально революционными Советы, также как и любую форму власти делает революционность СОЗНАНИЯ ИСТОЧНИКА И НЕПОСРЕДСТВЕННОГО НОСИТЕЛЯ ВЛАСТИ. Источник власти – революционный пролетариат ИСПОЛЬЗОВАЛ на одном из этапов форму Советов и, видоизменив, приспособил к своим конкретным нуждам… сущностным отличием Советской власти от буржуазной республики Ленин считал более слияние ветвей власти, избавление от парламентаризма, сосредоточение всей полноты власти в одних пролетарских руках и ТЕСНУЮ СВЯЗЬ ГОСАППАРАТА С МАССАМИ. А связь с массами можно осуществлять самыми различными способами… Определяющей Ленин считал не ФОРМУ, а СОДЕРЖАНИЕ власти».

Из этого видно, что Лбов не понимает сущности диктатуры класса в обществе. А сущность эта в том, что диктатура рабочего класса в обществе означает создание им такого рабочего государства, которое обеспечивает ему господство в обществе не только для решения текущих задач, но и для достижения стратегической цели – последовательного развития коммунистических производственных отношений и, соответственно, ликвидации товарных отношений, унаследованных у капитализма, для перехода к бесклассовому обществу и к отмиранию государства и превращению его в ассоциацию производителей.

Для этого рабочий класс должен быть организован так, чтобы он мог реально обладать и политическим, и экономическим господством в обществе.

Первым условием этой организованности является наличие в составе рабочего класса как его органической составной части – коммунистической партии, руководящей его деятельностью в интересах развития к бесклассовому обществу.

Вторым и не менее важным условием является использование рабочим классом того организующего фактора, которым является для него общественное производство, ставшее собственностью государства. Рабочий класс (совместно с партией) использовал этот естественный организующий фактор в Октябре 1917 г., создав производственные Советы.

Лбов не понимает, что производственные Советы – это не только форма, но и то самое содержание, на которое указывал Ленин. Лбов забывает, что форма и содержание – это две стороны конкретной социальной реальности. Такой социальной реальностью были производственные Советы – рабочее государство. Эти Советы в силу их непосредственной связи с общественным производством, их встроенности в производственные отношения, давали то самое «слияние ветвей власти, избавление от парламентаризма, сосредоточение всей полноты власти в одних пролетарских руках и тесную связь госаппарата с массами».

Эту форму рабочего государства за ее содержание неуклонно и настойчиво поддерживал и развивал Ленин после прихода к власти рабочего класса. Ленин считал настолько важным сохранение и развитие такого рабочего государства производственных Советов, что посвятил ему окончание самой последней свой статьи «Лучше меньше, да лучше»: «Мы должны постараться построить государство, в котором рабочие сохранили бы свое руководство над крестьянами, доверие крестьян по отношению к себе… Если мы сохраним за рабочим классом руководство над крестьянством, то мы получаем возможность… в нашем государстве добиться того, чтобы всякое малейшее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустрии, для развития электрификации… и прочее. В этом и только в этом будет наша надежда…». (ПСС, т.45).

Сталин в работе «Об основах ленинизма» в разделе «IV.Диктатура пролетариата» утверждал, опираясь на взгляды Ленина: «Диктатура пролетариата не может быть «полной» демократией, демократией для всех… Ленин прав, когда он говорит:

«Пролетарская революция невозможна без насильственного разрушения буржуазной государственной машины и замены её новою» (см. т. XXIII, стр. 342)”…

«Каковы же те новые формы организации пролетариата, которые способны сыграть роль могильщика буржуазной государственной машины, которые способны не только сломать эту машину и не только заменить буржуазную демократию демократией пролетарской, но и стать основой пролетарской государственной власти?

Этой новой формой организации пролетариата являются Советы. В чём состоит сила Советов…? В том, что Советы являются наиболее всеобъемлющими массовыми организациями пролетариата, ибо они и только они охватывают всех без исключения рабочих.

В том, что Советы являются единственными массовыми организациями, которые объединяют всех угнетённых и эксплуатируемых, рабочих и крестьян, солдат и матросов, и где политическое руководство борьбой масс со стороны авангарда масс, со стороны пролетариата, может быть осуществляемо ввиду этого наиболее легко и наиболее полно… В том, что Советы являются непосредственными организациями самих масс…, максимально облегчающими им участие в устройстве нового государства и в управлении последним и максимально развязывающими революционную энергию, инициативу, творческие способности масс в борьбе за разрушение старого уклада, в борьбе за новый, пролетарский уклад.

Советская власть есть объединение и оформление местных Советов в одну общую государственную организацию, в государственную организацию пролетариата… как господствующего класса, — объединение в Республику Советов.

Сущность Советской власти заключается в том, что наиболее массовые и наиболее революционные организации тех именно классов, которые угнетались капиталистами и помещиками, являются теперь «постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата», что «именно те массы, которые даже в самых демократических буржуазных республиках», будучи по закону равноправными, «на деле тысячами приёмов и уловок отстранялись от участия в политической жизни и от пользования демократическими правами и свободами, привлекаются теперь к постоянному и непременному, притом решающему, участию в демократическом управлении государством»· (см. Ленин, т. XXIV, стр. 13).

Вот почему Советская власть является новой формой государственной организации, принципиально отличной от старой, буржуазно-демократической и парламентарной формы, новым типом государства, приноровленным не к задачам эксплуатации и угнетения трудящихся масс, а к задачам полного их освобождения от всякого гнёта и эксплуатации, к задачам диктатуры пролетариата.

Ленин прав, говоря, что с появлением Советской власти «эпоха буржуазно-демократического парламентаризма кончилась, началась новая глава всемирной истории: эпоха пролетарской диктатуры».

В чем состоят характерные черты Советской власти?

…В том, что Советская власть, объединяя законодательную и исполнительную власти в единой организации государства и заменяя территориальные выборные округа производственными единицами, заводами и фабриками, — непосредственно связывает рабочие и вообще трудящиеся массы с аппаратами государственного управления, учит их управлению страной… В том, что только советская форма государства… способна подготовить то отмирание государственности, которое является одним из основных элементов будущего безгосударственного, коммунистического общества.

Республика Советов является, таким образом, той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата, полная победа социализма».

Сталин, говоря о диктатуре пролетариата, остановился только на одном условии ее осуществления – о необходимой форме организации рабочего класса в господствующий класс в виде производственных Советов, о форме, заменяющей «территориальные выборные округа производственными единицами», о форме, «принципиально отличной от… парламентской формы». Ленин же считал, что диктатура рабочего класса возможна лишь при наличии и второго условия ее осуществления – коммунистической партии как органической составной части рабочего класса, как его политического руководителя.

О роли партии Сталин, опираясь на взгляды Ленина, высказался в разделе «VIII.Партия»: «Партия должна быть, прежде всего, передовым отрядом рабочего класса… Партия есть политический вождь рабочего класса… Партия есть боевой штаб пролетариата… Партия есть неразрывная часть рабочего класса… Если она хочет действительно руководить борьбой класса, она должна быть вместе с тем организованным отрядом рабочего класса. У пролетариата имеется еще целый ряд других организаций… Советы депутатов, как государственная форма организации (сам пролетариат находится у власти)… Спрашивается: кто определяет ту линию, то общее направление, по которому должны вести свою работу все эти организации? Где та центральная организация, которая не только способна… побудить все эти организации провести в жизнь эту линию… Такой организацией является партия пролетариата. Это не значит, конечно, что беспартийные организации… должны быть формально подчинены партийному руководству. Дело идет лишь о том, чтобы члены партии, входящие в состав этих организаций, принимали все меры убеждения к тому, чтобы беспартийные организации сливались в своей работе с партией пролетариата и добровольно принимали ее политическое руководство… Партия есть не только высшая форма классового объединения пролетариев, — она есть вместе с тем орудие в руках пролетариата… для укрепления и расширения диктатуры, когда она уже завоевана… партия нужна пролетариату… для того, чтобы удержать диктатуру, укрепить и расширить ее в интересах полной победы социализма… с исчезновением классов, с отмиранием диктатуры пролетариата, должна отмереть и партия…».

Итак, в мае 1924 г. Сталин полностью разделял взгляды Ленина на то, что обеспечение экономического и политического господства рабочего класса в целях коммунистического развития общества возможно лишь тогда, когда рабочий класс организован как господствующий класс производственными Советами при руководстве своей партии – коммунистической партии.

На основании изложенного переход в 1936 г. от производственных Советов к территориальным «Советам» был стратегической политической ошибкой. Потому, что территориальные «Советы» не имели ничего общего с производственными Советами – осталось лишь название. Органы власти, формируемые по территориальному принципу, имели не только качественно другую форму, но и качественное другое содержание, родственное с буржуазным парламентаризмом. Это качественное отличие привело к тому, что рабочий класс переставал быть господствующим, а партия превращалась в выразителя интересов всего общества. Государство территориальных «Советов» в равной мере, естественно, было государством и рабочих, и крестьян. Это концентрированно выразилось в заявлении Сталина: «Демократия в СССР… есть демократия для трудящихся, т.е. – демократия для всех». А ведь в 1924 г. Сталин утверждал, что диктатура пролетариата не может быть «демократией для всех».

«Демократия для всех» равносильна «демократии народа» или «общенародной демократии». Но любая демократия подразумевает государство. А любое государство есть аппарат господствующего класса – демократия для господствующего класса. Когда общество станет «демократией для всех», государство станет излишним. Но до тех пор, пока будет существовать государство, «демократия для всех» невозможна. Провозглашение «демократии для всех» привело к тому, что и партия стала постепенно терять свою классовую сущность, превращаться в партию «для всех». Это нашло свое практическое выражение в Уставе КПСС, принятом на XIX съезде (1952 г.), где партия характеризовалась как «добровольный боевой союз единомышленников – коммунистов, организованный из людей рабочего класса, трудящихся крестьян и трудовой интеллигенции». Партия теряла свою классовую сущность и коммунистичность.
Государство территориальных «Советов» не было диктатурой рабочего класса. Третья программа партии, принятая в 1961 г., лишь открыто признала отказ от диктатуры рабочего класса, классового характера государства территориальных «Советов» и классовой сущности партии.

Этот негативный опыт должен дать позитивные результаты в будущем, если диктатуру рабочего класса мы будем понимать как синтез ее сущности (господство класса), формы, учитывающей место рабочего класса в производственных отношениях (производственные Советы) и необходимость классового использования содержания этой формы под руководством партии рабочего класса – коммунистической партии.