Погромы – реформизм побежденных

Регулярно самые благополучные и развитые страны Западной Европы сотрясают массовые беспорядки, сопровождающиеся разгромом магазинов, сожжением автомобилей и стычками с полицией. Беспорядки, как правило, возникают стихийно, и никакая политическая сила не играет заметной роли в их организации.

Многие в нашей стране недоумевают: отчего в «заповедниках богатства» происходит подобное? Появляются различные глубокомысленные теории о «людях, которым нечем заняться», которые «слишком хорошо живут». И уж особенное удивление вызвали недавние беспорядки в Великобритании, вспыхнувшие после убийства полицией жителя Лондона Марка Даггана.

Реальное же объяснение британским событиям достаточно элементарно — классовая вражда никуда не делась, она существует и является повседневностью в классовом обществе, даже в самом «благополучном» и «сытом».

Действительно, беспорядки, вспыхнувшие в Лондоне и других городах Британии в августе этого года, не являются для страны чем-то уникальным. Последний раз подобное происходило в середине 1980-х гг. Время от времени на улицы выходят безработные, низкооплачиваемые работники, значительная часть из них – это иммигранты и потомки иммигрантов.

Но теперь, думается, особый смысл погромы имеют в связи с деиндустриализацией Великобритании, окончательно переставшей быть в последние десятилетия «мастерской мира». В сельском хозяйстве занято 1,4 % населения, в промышленности — 18,2 % населения, в сфере услуг — 80,4 % населения – такие данные дает Википедия на сегодняшний день1.

Итак, убийство, совершенное полицией, вызывает многодневные беспорядки в британских городах. Итог — десятки разгромленных магазинов, сотни сожженных автомобилей, около 2 тысяч арестованных. Британское правительство, поддержанное частью обывателей, требует «закручивать гайки», ужесточить уголовную ответственность за участие в погромах, выселять погромщиков из социального жилья. Особенно правительственная пропаганда напирает на то, что дискриминация в Британии уже не является острой проблемой благодаря всяческим «программам толерантности», поэтому погромы – чисто уголовное явление, не имеющее якобы никакой социальной причины.

Однако даже сама по себе преступность всегда имеет социальные причины. Попробуем разобраться, что же представляют из себя английские погромы и могут ли они дать позитивный результат в плане улучшения положения британских трудящихся.

Десятилетиями и даже веками Британская империя завозила дешевую рабочую силу из своих многочисленных колоний. Кроме непосредственно сокращения издержек оплаты труда это имело и другие резоны. В частности, разобщение трудящихся по национальному и языковому, часто – также религиозному признаку. В результате в Британии сложились устойчивые расовые и этнические меньшинства (пакистанцы, индусы, ямайцы), в целом интегрировавшиеся в британское общество, однако сохраняющие свою культуру, традиции, внутригрупповую сплоченность. Относительно низкий уровень жизни, предубеждение со стороны, властей, полиции и части «коренных соседей» приводило к закреплению этого своего рода «общинного духа». Поэтому иммигрантам легче самоорганизоваться для самых различных предприятий, включая и протестные действия насильственного характера.

Не случайно, что начались погромы в Тотенхэме – населенном по большей части «цветными» пригороде Лондона.

А уж затем к ним присоединилась и молодежь «коренной» национальности. И это тоже порождение не только «хулиганской удали». Увеличивающаяся безработица, снижение зарплат в связи с кризисом, приватизация всего и вся, включая образование, доступность которого падает – все это создает накал протестных настроений, когда злоба должна найти выход тем или иным образом.

Отдельно надо сказать о погромах вообще как явлении, сопровождающем протестные действия. В России сообщения о подобном часто встречают непонимание. Действительно, как можно громить машины и магазины? Это непонимание вызвано молодостью российского капитализма, тем, что у нас отсутствует долговременный опыт жизни в условиях буржуазного общества.

Россиянин не пойдет громить машину своего соседа Ивана Ивановича и продуктовый магазин, в который каждый день ходит за хлебом и колбасой. Однако и в Англии-то те, кто для погромщиков «свой», страдают от погромов в последнюю очередь (причем, в основном от действий организованной преступности, пользующейся моментом). Для жителя РФ пока непонятно, какого это – видеть магазин, который НИКОГДА тебе не будет по карману, ты никогда туда не зайдешь, разве что как на выставку. Понимать в 17 лет, что высшее образование тебе НИКОГДА не удастся получить, потому что таких денег ты никогда не заработаешь. Работать за низкую заплату, без всяких перспектив роста, как работали твой отец, дед, прадед… и как будут работать твои дети и внуки.

В России подобное только-только начинает появляться. Пока еще есть некоторая возможность социального лифта, молодежь еще надеется «заработать, разбогатеть». В бывший гастроном ходить пока по карману, а то, что не по карману, не очень бросается в глаза. Да и Рублевское шоссе, этот «другой мир», за городом, подальше от глаз простого люда. А представьте себе «Рублевское шоссе» в центре столицы. А на Западе, и в Британии в том числе, именно так дело и обстоит. Богатые и бедные кварталы разделены незримой стеной, которая покрепче Берлинской. Что ж удивляться, что когда демонстрация трудящихся схватывается с полицией, проходя через «резервацию для богатых», демонстранты не жалеют ничего, что находится вокруг… Как кричали участники бунтов в допетровской Руси – «то наша кровь!».

И это демонстрации. Что ж говорить о стихийных беспорядках.

Ну и полиция, набираемая в основном из «коренных», также не пользуется в бедных кварталах популярностью. Последние 20 лет в либеральной пропаганде Англия изображается в качестве эталона «соблюдения прав человека». Особенно умилительные картинки рисовались по поводу взаимоотношений английских граждан и полиции. Якобы «бобби» пользуются непререкаемым уважением, и к ним не бояться обращаться за помощью все, вплоть до хулиганов (когда они страдают от себе подобных).

Как показывает реальность, подобное отношение к полиции существует только в высших слоях английского общества. А те, кто не имеет тугого кошелька, считают иначе. Беззаконий английская полиция творит немало (хотя, вероятно, действительно меньше, чем российские собратья), и многие бедные видят в ней скорей врага, чем защиту. И если в России ее, грубо говоря, «беспредел», встречает только «кухонное» недовольство, то национальные общины иммигрантов в Британии организуются против полиции так же, как против фашиствующих хулиганов или любой другой угрозы. За последнее десятилетие полицейскими было убито около 400 англичан – умерло в местах предварительного заключения, застрелено при задержании и т.д2. Однако ни один полицейский не был за это осужден.

Какого же отношения к английским событиям политических сил, позиционирующих себя в качестве противников капитализма? Ясно, что в восторге анархисты. Для них спонтанный бунт – это лучший метод борьбы. И никакой четкой альтернативы они не предлагают и предложить не могут:

«Большинство чернокожих, которые участвовали в грабежах прошлой ночью из «Currys» на Эфра-роуд, никогда не смогут выбраться из своих микрорайонов в Большое общество. Им чертовски нечего терять.

Несмотря на это, довольно смешанная (для Брикстона) толпа из нескольких сотен людей ощущала себя празднично вчера вечером, когда автомобили выстроились по обе стороны дороги, вдоль всего пути к Брикстон-Уотер-лэйн. Эти люди не привыкли к частым победам. Возможность вывезти электронику на несколько сотен тысяч фунтов стерлингов, прямо под носом у беспомощной полиции, которая регулярно беспокоит, бьет и убивает их, сделала эту ночь великой ночью. Четырнадцатилетняя девочка, тащившая 60-дюймовый плазменный телевизор своей мечты, была достаточно вежлива для того, чтобы вполне искренне сказать «извините», когда она толкнула меня, выпрыгнув на парковку у «Currys». Вчера вечером на Эфра-роуд у всех было отличное настроение….

И – к лучшему или к худшему – теперь они понимают, что они могут взять под контроль большие участки крупных городов Великобритании в любое время. У них нет выраженных представителей, интеллектуалов, закончивших Кембридж, могущих объяснить их миру. .»3.

Однако у трудящихся вот уже 150 лет есть те, кто должен объяснить им, каков реальный выход из существующего положения, объяснить альтернативу капиталистическому устройству. Это коммунисты, носители марксизма – научной идеологии, служащей рабочему классу.

Увы, если посмотреть реакцию британских коммунистических организаций на погромы, то она в основном разочаровывает. Мы не претендуем на всесторонний анализ коммунистического движения Великобритании, его идейного состояния и отношения к погромам. Но во всяком случае, при попытке поверхностно познакомиться с этими вопросами, картина возникает достаточно грустная. Прочитать можно либо восторженную апологетику по поводу «восставших пролетариев», либо, наоборот, обывательское осуждение «хулиганства».

«До сих пор британский рабочий класс был относительно спокоен в условиях усиления полицейских репрессий и ухудшением условий жизни, но события последних дней изменили все, и показали все более воинственный дух британского пролетариата. Молодежь рабочего класса, в частности, показала, что она не собирается подобно собаке ложиться у ног британского правящего класса» — пишет Коммунистическая партия Великобритании (марксистско-ленинская), также отличающаяся восторгами по поводу «социалистического Китая»4.

«Так как мы должны оценивать действия молодежи? Участники погромов занимаются бессмысленном уничтожением всего подряд — и это отнюдь не только крупные универмаги и полиции, которые были целью изначально. На самом деле страдают, в основном, представители рабочего класса и мелких лавочников, дома и имущество которых расхищается и уничтожается. Несмотря на то, что искрой стало убийство Марка Дунгана, беспорядки в основном происходили без какого-либо политического содержания. Самое лучшее название для них-нигилизм. Есть слой молодых людей, которые злятся на весь мир, получают огромный кайф , дерясь с полицией и громя все, что они увидят, и беря себе все, что можно забрать» — спорит с ней Коммунистическая партия Великобритании (Временный Центральный комитет), считающая, что в СССР была «власть бюрократии»5.

Возможно, есть в Великобритании и коммунисты, стоящие на действительно марксистко-ленинских позициях. Однако они не имеют никакого влияния на массы. И никогда не имели, по большому счету. В 1940-50-е гг., на пике своей популярности, тогда единая Коммунистическая партия Великобритании (КПВ) не имела за собой поддержки и 1% английских рабочих.

Надо признать, что беспорядки, подобные английским, это социальный протест проигравших, социальный протест тех, кто упустил свой шанс, кто так и не смог стать классом для себя. Еще в 1858 г. Энгельс, видя, как развращается британский рабочий класс своим привилегированным положением, участием в доходах от эксплуатации колоний, писал: «Английский пролетариат фактически все более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело, в конце концов, до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией». (письмо К.Марксу от 7 октября 1858 г.)

И это действительно так. Рабочий класс Британии остался на позициях буржуазного мировоззрения, чему были причины разного характера: и подкуп, создание сносных условий существования, и слабость коммунистического движения, оказавшегося неспособным завоевать на свою сторону значительную часть пролетариата. А кончилось это тем, что во второй половине 20 в. начался массированный перенос промышленного производства. Рабочий класс стал стремительно уменьшаться, пока не сократился до минимума, уступив место менеджерам, клеркам, разносчикам пиццы, а то и просто «профессиональным безработным». Английские рабочие не стали тем, кем могли стать – могильщиком гниющего буржуазного общества. И в результате «буржуазный пролетариат» начал гнить и разлагаться вместе с капитализмом.

Отцы и деды нынешних погромщиков работали на заводах, поддерживали лейбористскую партию, устраивали забастовки, выбивали себе более высокую зарплату. Все исключительно в мирных формах, в рамках «демократии», не веря коммунистам, которые «за диктатуру, как в России». А теперь заводов нет, и деполитизированной молодежи остался только «тред-юнионизм люмпенов» — погромы. Но если реформистски настроенный рабочий класс все же является потенциально революционной силой, то клерки и безработные социалистической революции точно не совершат.

Данному состоянию пролетариев соответствует и состояние британского коммунистического движения – это более десятка малочисленных организаций, в большинстве своем зараженных самыми разными формами оппортунизма. Плестись в хвосте протестных выступлений, видя в очередной забастовке или погроме «пробуждение пролетариев» — вот все, что они могут. Стать источником научного мировоззрения, завоевать пролетариат на свою сторону, британские коммунисты не смогли даже в лучшие годы. Тем более неспособны они на это сейчас.

Поэтому и не приводят погромы ни к чему хорошему для британских трудящихся. Да, некоторые из них обогатились, прихватив что-то из магазинов. Но другие, наоборот, поплатятся свободой. Правительство как Великобритании, так и других стран получило хороший повод для репрессий, в том числе всего лишь за слова, написанные в социальных сетях. Эти репрессии будут поддержаны частью трудящихся, чье имущество пострадало в ходе погромов. Хорошую почву для пропаганды получили неофашисты. Как же, «понаехавшие» варвары громят «добрую старую Англию».

Но погромы будут еще, ведь «конечная цель ничто – движение все», как сказал «отец» социал-реформизма Эдуард Бернштейн. И «погромный оппортунизм» эпохи перезрелого империализма, которому давно пора на покой, функционирует по тому же принципу.

Смогут ли английские трудящиеся вырваться из этого замкнутого круга? Несомненно смогут, но скорее всего, только по мере развития революционного процесса в мире. Когда вновь возникший блок социалистических стран будет реально угрожать мировому империализму, тогда пролетариат стран «Золотого миллиарда» возможно будет развернуть в сторону коммунизма. А пока задача коммунистов Англии – борьба со всеми формами столько укоренившегося в их стране оппортунизма, пропаганда научного мировоззрения, построение пусть немногочисленной, но действительно марксистко-ленинской партии. И в частности, разъяснение бесперспективности погромных действий, как и вообще попыток улучшить капитализм и обеспечить себе «место под солнцем». Это не удалось знаменитым английским тред-юнионам, бесславно заканчивающим сегодня свое существование, не удастся и группам погромщиков.