Наследники “Вех”

В свое время (в 1909 г.) В.И.Ленин назвал «настоящим знамением времени» появившийся в период постреволюционного отката сборник «Вехи» (1).

Историк, любящий проводить аналогии, заметит сходство между историческими условиями, в которых появились те «Вехи», и нынешней общественной ситуацией. И тогда, и сегодня общество начало выходить из социальных потрясений, уставшим и апатичным, мечтающим о долгожданной «стабильности». «Вехи» отразили откат революционного подъема. Нынешние последователи «Вех» в пору путинского-медведевского укрепления «вертикали власти», тоже, как их предшественники в начале ХХ века, выражают преобладающее в значительной части общества желание «порядка», «крепкой руки».

 «Вехи» отражали контрреволюционную реакцию на потерпевшую поражение буржуазную революцию 1905-1907 гг., до конца не решившую своих исторических задач. Современные эпигоны «Вех» решают другие задачи: исторически оправдать контрреволюционный переворот начала 90-х годов ХХ века, закрыть раз и навсегда страницу реставрации буржуазных порядков в СССР и России, и, в конечном итоге, способствовать их закреплению. Не повторить исторического провала капитализма, совершившегося в 1917 г., — вот их главная цель.

Если «Вехи» 1909 г. выражали союз контрреволюционной буржуазии с феодальной монархией, то идеология современных «вех» – это идеология государственно-монополистического капитализма, очищаемого от всяких остатков социализма и пытающегося «собрать расползающуюся страну», найти ей свое «суверенное», «национально самобытное» место в системе мирового империализма.

«Энциклопедия либерального ренегатства, — писал Ленин о «Вехах» в 1909 г., — охватывает три основные темы: 1) борьба с идейными основами всего миросозерцания русской (и международной) демократии; 2) отречение от освободительного движения недавних лет и обливание его помоями; 3) открытое провозглашение своих «ливрейных» чувств (и соответствующей «ливрейной» политики) по отношению к старой власти, по отношению ко всей старой России вообще» (2). В полной мере эти же темы отражены в многочисленных выступлениях современных наследников «энциклопедии либерального ренегатства». При всех различиях их роднит с авторами «Вех» категорическое неприятие большевизма, антикоммунизм и антиреволюционность.

Так, например, современных «веховцев» отнюдь не смущает и неприкрытый антидемократизм писаний авторов сборника 1909 г. Один из важных чиновников Кремля «по правам человека» В.Лукин, размышляя об уроках Февральской революции 1917 г., договорился даже до того, а не лучше ли сделать выборы непрямыми (3).  Авторы «Вех», писал Ленин, «порвали с самыми основными идеями демократии, с самыми элементарными демократическими тенденциями, но делают вид, что рвут только с «интеллигентщиной». Либеральная буржуазия решительно повернула от защиты прав народа к защите учреждений, направленных против народа. Но либеральные политиканы желают сохранить название «демократов» (4). Современные «веховцы» тоже именуют себя не иначе как «партией суверенной демократии».

Современные «веховцы» очень уж любят воротить нос от всякого политического насилия, но на деле скатываются до откровенной его апологетики. Если речь шла о спасении династии, во имя «монархической идеи», «русской судьбы», по убеждениям этих идеологов, насилие можно и нужно оправдать. «И до 1917 года было видно и ясно, что только царь и его штыки защищают образованную Россию от расправы, — проговаривается, например, философ А.Ципко, — что, как писал еще в 1909 году Михаил Гершензон, «каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать   о слиянии с народом — бояться его мы должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще  ограждает нас от ярости народной»(5).

Что ж, достойные наследники палачей пролетарских революций! Зато им милее проливать кровь трудящихся за пределами страны за интересы отечественного капитала. Поэтому первая мировая война, война империалистическая, война грабительская, война за колонии им, видите ли, милее, чем война гражданская, между «братьями – соотечественниками», то есть теми, кто грабит и угнетает, и теми, чьими телами они хотели бы устлать путь к своему процветанию.

 «Рабочего и солдата, кое-чего пережившего и передумавшего, не испугают вопли о «потоках крови», испускаемых людьми, партиями и группами, желающими уложить жизнь ЕЩЕ МИЛЛИОНОВ русских солдат за Константинополь, за Львов, за Варшаву, за «победу над Германией», — напоминал этим господам В.И.Ленин и добавлял: «Во время войны, господа Милюковы, Потресовы, Плехановы (и их нынешние последователи, добавим мы – А.Ч.), поосторожнее аргументируйте ПРОТИВ «потоков крови» в гражданской войне, ибо солдаты знают и видели МОРЯ крови» (В.И.Ленин. Русская революция и гражданская война).

«Всякая революция — несчастье. Счастливых революций никогда не бывает», — цитирует известного автора «Вех» Н.Бердяева их современный идеолог философ А.Ципко и утверждает, что эти слова «наконец-то услышаны в России, и прежде всего образованной Россией» (6). При этом, как видным представителям кадетской партии в свое время, так и их нынешним адептам «страшно хотелось перемен», правда, и те и другие не предвидели,  что выпускают «на политическую сцену людей с покалеченной душой, а иногда просто злодеев и циников». Они даже готовы назвать перестройку и то что за ней последовало революцией, в которой «нет ни чести, ни морали». «Жажда перемен ослепляла, — иступлено кается Ципко. — Мы, либеральная советская интеллигенция, были не хуже и не лучше, чем те, кто готовил и ждал февраль 1917 года» (7). С каким наслаждением этот «философ» высекает самого себя! Впрочем, то же самое делали и его исторические предшественники, господа бердяевы и гершензоны, чтоб только быть причастными к партии «ответственных людей»!

Так вот, главный урок и 1917-го, и 1991-го, от которого сегодня открещиваются Ципко сотоварищи – буржуазия, в какие одежды бы она не перекрашивалась, не остановится ни перед какой деградацией, чтобы добиться своих целей. «Февральская революция, — пишет академик А.Сахаров, — действительно сделала страну свободной, демократической буржуазной республикой, сохраняя основные рычаги цивилизационного развития мира — рыночную экономику, частную собственность, уважение прав и свобод личности» (8). Вот для чего буржуазии нужны революции, ее революции — овладеть «основными рычагами цивилизационного развития мира»! Такую революцию она будет не то что оправдывать, а даже превозносить.

Действительно, кем бы был господин Милюков, если бы не стачки в октябре 1905 г.? Где бы сейчас были Путин или Медведев, если бы не лихие 90-е? А добрая сотня российских долларовых миллиардеров? А Ципко повторяет Бердяева: «счастливых революций не бывает»! Смотря для кого. Почему-то депутаты Государственной Думы, выпивая за столетие российского парламентаризма, рожденного в баррикадных боях 1905 г., не подумали о том, какое это «несчастье» – революция!

Революции происходят не от того, что они «рождаются в головах немногих». Они – следствие объективных причин (а не случайного «ряда обстоятельств»). А еще — воплощение реальных интересов, во имя которых буржуазия в передовых странах, кстати,  сметала троны, правда, прячясь при этом за спины тех, кого презрительно называла чернью или охлократией, «критической массой людей» и т.п. Когда дело касается ее интересов, буржуазия может стать революционным классом. Но вот власть завоевана, господство прочно как никогда (как метко подметил публицист Л.Радзиховский, «после обеда каждый чувствует себя немного консерватором»,  «накушавшись Революции — тем более»), и «мысли» становятся «вполне консервативного свойства» (9).

Буржуазия начинает рядиться в тогу законности, отворачивает голову от «революционных крайностей», громче всех кричит о недопустимости «третьего эксперимента», что «все существующее – разумно», об «уважении к национальному бытию», призывает перестать «бездумно рисковать», а вырабатывать «правовой рефлекс». Но откуда возьмутся лелеемые ею «трезвость», умение «ценить те блага мира и нормальной, стабильной жизни»? От Ее Величества Частной Собственности! – здесь «веховцы» всех времен единодушны. «Но у нас все же нет главного, на чем держится современное общество, у нас нет легитимности частной собственности, уважения к собственнику, — переживает А.Ципко. —  Ахиллесова пята современной России не только в разрыве, в «расколе» между богатством верхов и бедностью широчайших низов, но и в том, что богатство верхов, богатство двадцати тысяч «оффшорной аристократии» воспринимается как ворованная собственность»… При этом «нельзя не  видеть, что в последнее время и без того опасный разрыв между властью и народом усилился» (10).

И к чему же призывают все эти радетели «национального достоинства» и «нормальной жизни»? «Надо умерить пыл разрыва», «продумать» некий «синтез» (11). Они хотят, чтобы власть избежала «ошибок», «могущих расстроить с таким трудом восстановленный русский мир» (12). Мир, в котором процветают только «верхние» 10%!

«К российской власти надо относиться крайне бережно и с уважением. Российскую власть надо укреплять и защищать», — призывает Ципко в 2000-ых, как и господа гершензоны — в 1909-ом. От кого только? Уж не от тех ли, кто не хочет признавать «легитимность» «ворованной» частной собственности? Защищать «верхние» 15%, сосредотачивающих в своих руках 92% собственности, от подавляющего большинства народа?

Тема «разрыва между народом и властью» проходит красной нитью через все писания «веховцев», как первых, так и их нынешних наследников. Главной причиной «национальной катастрофы», произошедшей в 1917 г., провозглашается «столетняя дуэль общества и трона». Под «обществом» ими понимается почему-то исключительно «интеллигенция», «образованный класс», который перестал «усматривать интересы национального бытия», «сбивался на истерию» и т.п. В результате «национальное сознание было отброшено интеллигенцией», «померкало», да и «правящая прослойка» была хороша – позволила его «обронить», а сама сбилась «на трусость». «В мартовские дни [1917г.] идеология интеллигенции победила» (13).

Как известно, критика «интеллигенции», будто бы главной движущей силы любой революции, — основное в содержании «сборника статей о русской интеллигенции». Но идея явно пришлась по вкусу и современным «веховцам».  Однако атака на демократическую (отчасти и на либеральную) интеллигенцию на самом деле небескорыстна. Она выводит из-под удара буржуазию,  которая, их мнению, всегда с правительством. Подчеркивание ведущей роли в революции «образованного класса» уводит в тень главное и непримиримое противоречие: противоречие между трудом и капиталом, между трудящимися и собственниками. Его напрочь не видят и отбрасывают современные «веховцы».

Чем обычно заканчивают в обществе, разделенном непримиримыми противоречиями между богатыми и бедными, все радетели «серединного пути», «эволюционного», «без крайностей», «естественного хода развития», эти «ответственные» интеллигенты,  Климы Самгины, кривящие  нос от «перегибов» революции, стремящиеся быть «над схваткой», ни за красных, ни за белых, а просто вкусно есть и сладко спать? Как мечтается и современным Климам Самгиным, чтобы массы «общенародным фронтом» маршировали под одним, надо полагать,  путинским флагом!

Конечно, ситуация в современной России далека от революционной. Но, как и тогда, сегодня рабочий класс постепенно учится грамотному ведению борьбы во имя своих интересов. Пока он больше копит «страх и ненависть», как написал однажды журнал «Профиль» (2007, 5 марта), но, к примеру, в городе Всеволожске уже извлек реальные выгоды в классовой борьбе с капиталом. Уверен, наши «национально мыслящие» деятели постараются этого не заметить. А может, опять назовут «экстремизмом», «нигилизмом», «апофеозом беспочвенности», «охлократией». И кончат тем, что обратятся к штыкам оберегающей их власти, как обращались авторы печально знаменитого сборника «Вехи» в 1909 г.

(1) В.И.Ленин.  О «Вехах» //Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Т.19. М.,1961. С.167

(2) Там же.

(3) Стенограмма обсуждения статьи А.Солженицына «Размышления над февральской революцией» — “Российская Газета” №4303 от 27.02.2007.

(4) В.И.Ленин.  О «Вехах» //Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Т.19. М.,1961. С.170

(5) Александр Ципко. Третьему Февралю не бывать — Российская Газета №4312 от 10.03.2007.

(6) Там же.

(7) Там же.

(8) Стенограмма обсуждения статьи А.Солженицына «Размышления над февральской революцией» — “Российская Газета” №4303 от 27.02.2007.

(9) Леонид Радзиховский, политолог Февраль — кривые дороги — Российская Газета  №4309 от 06.03.2007.

(10) Александр Ципко. Третьему Февралю не бывать — Российская Газета Российская Газета №4312 от 10.03.2007.

(11) Стенограмма обсуждения статьи А.Солженицына «Размышления над февральской революцией» — “Российская Газета” №4303 от 27.02.2007.

(12) Александр Ципко. Третьему Февралю не бывать — Российская Газета Российская Газета №4312 от 10.03.2007.

(13) Александр Солженицын, “Размышления над Февральской революцией” — “Российская Газета” №4303 от 27.02.2007.