Экономические ошибки выступления Тюлькина

В данной статье позволю себе высказать некоторые критические замечания по поводу выступления на научно-практической конференции Первого секретаря ЦК РКРП-РПК Виктора Аркадьевича Тюлькина на тему «Ленин о нетоварном характере социалистического производства». Данная тема чрезвычайно важна для понимания особенностей социалистического строительства в отдельно взятой стране и поэтому необходимо указать на теоретические ошибки, допущенный Тюлькиным при ее анализе.

Выступление Виктора Аркадьевича содержит несколько ложных теоретических утверждений, которые вносят существенную путаницу. Рассмотрим по порядку эти утверждения:

1. «…товарное производство в своём развитии неизбежно постоянно рождает капитализм».

Данное утверждение у Тюлькина тщательно замаскировано цитатами из Ленина, у неопытного читателя может создаться впечатление, что Ленин действительно это утверждал, хотя это не соответствует действительности. Тюлькин приводит следующую цитату в подтверждении своих слов:

«Как-то неловко выходит. Конечно, вполне развитое товарное производство возможно только в капиталистическом обществе (когда товаром становится и сама рабочая сила – авт.), но «товарное производство» вообще есть и логически, и исторически prius (предшествующее, первичное – Ред.) по отношению к капитализму»[1].

Мы видим, как Тюлькин неловко использует цитаты, притягивая за уши выводы, которые никоим образом не следуют из написанного Лениным. В действительности Ленин указывает на то, что товарное производство старше капиталистического производства. Оно существовало при рабовладельческом строе и обслуживало его, однако не привело к капитализму. Оно существовало при феодализме и обслуживало его, однако, несмотря на то, что оно подготовило некоторые условия для капиталистического производства, не привело к капитализму [2]. Отсюда следует совершенно обратные вывод о товарном производстве, чем сделанный Тюлькиным. Несмотря на это, он продолжает:

2. «То есть капитализм – это прежде всего товарное производство».

Если товарное производство задолго предшествовало капитализму и не всегда и не при всех условиях приводило к капитализму, можем ли мы товарное производство отождествлять с капитализмом? Думается, что нет. Капиталистическое производство есть высшая форма товарного производства. Товарное производство приводит к капитализму лишь в том случае, если существует частная собственность на средства производства, если рабочая сила выступает на рынок, как товар, который может купить капиталист и эксплуатировать в процессе производства, если, следовательно, существует в стране система эксплуатации наемных рабочих капиталистами. Капиталистическое производство начинается там, где средства производства сосредоточены в частных руках, а рабочие, лишенные средств производства, вынуждены продавать свою рабочую силу как товар. Без этого нет капиталистического производства [3]. Именно на это и указывал Ленин в приведенной выше цитате.

Из дальнейшего повествования становиться ясным для чего Тюлькину понадобилось выпячивание именно товарного производства и его отождествление с капитализмом. Дальнейшая цепочка его рассуждений сводится к следующему. Так как товарное производство для Тюлькина асоциируется с капитализмом, т.е. со всем злом в этом мире, то закон стоимости, который регулирует товарное производсвто, является источником этого зла. При таком раскладе товарное производство и регулирующий его закон стоимости никак не могут быть присущи социализму, и он силой мысли выбрасывает его на свалку истории.

3. «…закон стоимости – это основной закон капитализма и поэтому никак не может быть законом социализма».

Утверждая это, товарищ Тюлькин совершенно порвал с диалектикой. Он забыл о том, что необходима особая стадия (особый этап) перехода от капитализма к коммунизму, который, между прочим, принято называть социализмом. Именно этой первой своей фазе коммунизм не может быть экономически зрелым, вполне свободным от традиций или следов капитализма [4].

По этому поводу Маркс, критикуя Готскую программу, писал:

«Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло» [5].

Именно таким родимым пятном для социализма оставалось товарное производство. В условиях перехода к социализму в экономически отсталой стране, какой была Россия в начале XX в., сохранение его было неизбежно в виду того, что сельское хозяйство было раздроблено между многочисленными мелкими и средними собственниками-производителями, что не давало возможности экспроприировать этих производителей во время революции. В результате в хозяйстве СССР существовали две основные формы социалистического производства: государственная – общенародная, и кооперативная колхозная, которую нельзя было назвать общенародной.

По этому вопросу Сталин писал следующее:

«Это обстоятельство ведет к тому, что государство может распоряжаться лишь продукцией государственных предприятий, тогда как колхозной продукцией, как своей собственностью, распоряжаются лишь колхозы. Но колхозы не хотят отчуждать своих продуктов иначе как в виде товаров, в обмен на которые они хотят получить нужные им товары. Других экономических связей с городом, кроме товарных, кроме обмена через куплю-продажу, в настоящее время колхозы не приемлют. Поэтому товарное производство и товарооборот являются у нас в настоящее время такой же необходимостью, какой они были, скажем, лет тридцать тому назад, когда Ленин провозгласил необходимость всемерного разворота товарооборота» [6].

А поскольку в социалистическом обществе сохраняется ещё производство продуктов как товаров, в нём существуют стоимость и формы стоимости, продолжает действовать, в известных пределах, закон стоимости.

Существование стоимости при социализме находит своё выражение в ряде форм. В таких как: цена, себестоимость, прибыль, налог с оборота, процент за кредит и т. д. Однако то обстоятельство, что товарное производство в СССР поставлено в строгие рамки, имеет своим следствием ограничение сферы действия закона стоимости как закона товарного производства (обмен товаров через куплю-продажу).

Наличие товарного производства и обращения товаров приводит к тому, что общественный учёт затрат труда не может осуществляться в непосредственно рабочем времени, что здесь сохраняется необходимость измерения этих затрат труда окольным, косвенным путём, через посредство стоимости и её форм [7].

Тюлькин, по-видимому, не понимает этого и поэтому спрашивает: «Означает ли это использование внешних товарных форм и названий (Тюлькин имеет в виду деньги), что социалистическое производство является товарным по своему характеру?» и сам отвечает: «Конечно, нет», впадая в еще большее заблуждение. Тюлькин фактически пытается утверждать, что в СССР рынок был, а денег не было. Это неверно – постольку, поскольку не было обмена, а было плановое распределение, деньги действительно были счетными единицами, в остальном – это были нормальные деньги, кредиты, купля-продажа. А. А. Сергеев писал точней [8], чем Тюлькин – о двух видах денег, которые якобы не пересекались, реально они пересекались и при Сталине в силу раздробленности производства и огромного количества мелких и полукустарных предприятий. И тут надо видеть, где и в какой мере у нас рынок, а где уже плановое хозяйство. Тюлькин механистично пытается оседлать одну из сторон противоречивого явления и выдать ее за само явление.

Тюлькину мало отменить закон стоимости, и он создает свой.

4. «В основе социалистического производства лежит не закон стоимости, а закон потребительной стоимости, который заключается в обеспечении полного благосостояния и всестороннего развития всех членов общества».

Это утверждение, конечно, не соответствует действительности, находится скорее в области фантазий автора. В социалистическом обществе постольку, поскольку оно коммунистическое, действуют собственно коммунистические законы, а постольку, поскольку оно еще не коммунистическое – все тот же банальный закон стоимости.

Тюлькин видимо решил собрать все теоретические ошибки, на которые указывал и против которых предостерегал Сталин в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР». Пытаясь полемизировать со Сталиным Тюлькин совершенно не понимает, как конкретно закон стоимости действовал в условиях того же 1952 года (время издания работы Сталина). Для Тюлькина закон стоимости был возрожден Хрущевым, в то время как для Сталина он существовал всегда, просто был недодавлен в силу указанных выше причин.

Тюлькин своими напоминает первых утопистов, которые в своих фантазиях рисовали картину идеального общества, во многом иллюзорного и оторванного от реальности, так как ими не были учтены объективные законы общественного развития, их можно понять, в то время буржуазные производственные отношения только формировались, движущие силы и законы их развития были еще скрыты от лица познающего. Теперь, когда накоплен огромный теоретический и практический опыт строительства реального социализма, подобные фантазии недопустимы.

_________________________

1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 6. – С. 221.

2. Сталин И. В. Экономические проблемы социализма в СССР. – Электронный ресурс: http://souz.info/library/stalin/ec_probl.htm

3. Там же

4. Ленин В. И. Государство и революция // Избранные произведения. – 1968. – Т. 2. – С. 306.

5. Маркс К. Критика Готской программы. – Электронный ресурс: http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Gotha/gotha.html

6. Сталин И. В. Экономические проблемы социализма в СССР. – Электронный ресурс: http://souz.info/library/stalin/ec_probl.htm

7. См.: Майзенберг Л. Ценообразование в народном хозяйстве СССР. – Госполитиздат, М., 1953.

8. См.: Сергеев А. А. Развал экономики России. – Электронный ресурс: http://www.pravdar.com/sergeev.html