Разница была — качественная

Статья И. Грано «Была ли разница?» в №4 (май 2011 г.) «Газеты коммунистической» о теоретическом вкладе Ленина и Сталина в центральное понятие политического учения марксизма — в понятие «государство», побудила меня к дискуссии.

Чтобы были понятны мои замечания, приведу несколько фрагментов этой статьи, в которых я выделил неверные и ошибочные положения:

«Маркс и Энгельс сформулировали научное определение всякого государства, открыли неизбежность революционного квази-государства диктатуры пролетариата на переходном к коммунизму этапе социализма… Ленин определил социалистическое государство, как квази-государство, умирающее государство, которое призвано выполнить для рабочего класса определенные функции… Диктатура пролетариата — это форма классового господства огромных масс трудящихся, которые посредством обобществления, организации плановой экономики изживают «душу» классов — товарные отношения…

Сталин: «Мы за отмирание государства. И мы вместе с тем стоим за усиление диктатуры пролетариата… Высшее развитие государственной власти в целях подготовки условий для отмирания государственной власти — вот марксистская формула…»

государство диктатуры пролетариата — это государство-инструмент в руках большинства общества, созданный для подавления стихии борьбы буржуазии за свои права, которая происходит на основе буржуазных пережитков капитализма, мелкобуржуазной психологии масс и трудностей организации научно-планового хозяйства… Диктатура пролетариата — это лишь набор функций классового государства, необходимый для преодоления сопротивления и отсталости…

… На начальном этапе победы революции это три основные функции. Обратимся снова к Сталину: «Первая функция – подавление свергнутых классов внутри страны… Вторая функция – оборона страны от нападения извне… третья функция – это хозяйственно-организаторская и культурно-воспитательная работа…

… Вторая фаза – это период от ликвидации капиталистических элементов города и деревни до полной победы социалистической системы хозяйства и принятия новой Конституции… Сообразно с этим изменились и функции социалистического государства… Вместо функции подавления появилась у государства функция охраны социалистической собственности от воров и расхитителей народного добра. Сохранилась полностью функция военной защиты страны от нападения извне… Сохранилась и получила полное развитие функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы… мы имеем, теперь совершенно новое социалистическое государство… значительно отличающееся по своей форме и функциям от социалистического государства первой фазы…

Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма? Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение… причем понятно, что формы нашего государства вновь будут изменены сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки…».

Грано считает, что Сталин безошибочно развил «марксистскую теорию государства» «раскрыл общие положения Маркса-Энгельса-Ленина о государстве». Передо мной стоит задача – доказать, что Грано и Сталин кое в чем ошибаются.

Прежде всего выясним, что является главным в сущности любого государства, поскольку без этого нельзя правильно оценить качественную разницу в подходах Маркса-Энгельса-Ленина и Сталина к этому вопросу. Главным же является то, что государство – это политическое оружие только одного класса, господствующего в обществе экономически; оружие, с помощью которого этот класс диктует остальным классам свои условия их существования, обеспечивающие сохранение его господства (диктатуры) в обществе. Если класс реально не владеет и не управляет средствами производства в своих интересах – это не господствующий класс. Буржуазия и ее государство господствуют потому, что владеют и управляют всем капиталом, всеми орудиями производства всего общества.

Только тогда, когда весь капитал, все орудия производства становятся общей собственностью рабочего класса, когда этот класс (пролетариат) организован так, что может реально влиять на их использование в своих интересах – рабочий класс становится реально господствующим классом в обществе и может осуществлять его движение к коммунизму.

Экономическая эпоха капитализма завершает свое существование – ей на смену идет (с Октября 1917 г.) новая экономическая эпоха – социализм, как эпоха постепенного отмирания экономических различий между классами, то есть отмирание классов и, соответственно, государства.

Капитализм сделал исторически прогрессивное дело – создал могущественные, общественные по сути, средства производства и класс наемных работников – пролетариат, способный владеть и управлять этими средствами производства без буржуазии. Миссия капитализма заканчивается. Первый натиск социализма на капитализм длился 70 лет и дал нам огромный опыт практического применения социализма. Наша задача – распорядиться этим опытом в интересах нового натиска, который постепенно зреет. Определяющее влияние на положительные или отрицательные результаты этого экономического натиска социализма на капитализм оказывало то, в какой мере государство, как политическое оружие рабочего класса, обеспечивало его экономическое господство и соответственно отмирание классов и государства путем изживания буржуазных товарных отношений.

В главе V «Экономические основы отмирания государства» работы «Государство и революция» Ленин указал, что первый «анализ связи между развитием коммунизма и отмиранием государства» дан Марксом в его «Критике готской программы». Основываясь на этом анализе, Ленин настаивает:

«Вся теория Маркса есть применение теории развития… к современному капитализму. Естественно, что для Маркса встал вопрос о применении к этой теории и к предстоящему краху капитализма, и к будущему развитию будущего коммунизма. На основании каких же данных можно ставить вопрос о будущем развитии будущего коммунизма? На основании того, что он происходит от капитализма, исторически развивается из капитализма, является результатом действия такой общественной силы, которая рождена капитализмом…

Современное общество, — пишет он, есть капиталистическое общество… несмотря на все пестрое разнообразие их форм, различные государства различных цивилизованных стран имеют между собой то общее, что они стоят на почве современного буржуазного общества, более или менее развитого. У них есть поэтому некоторые общие существенные признаки. В этом смысле можно говорить о «современной государственности» в противоположность тому будущему, когда отомрет ее теперешний корень, буржуазное общество. Вопрос затем ставится так: какому превращению подвергнется государственность в коммунистическом обществе? Другими словами: какие общественные функции останутся тогда, аналогичные теперешним государственным функциям?».

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом, — продолжает Маркс, — лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата». Этот вывод покоится у Маркса на анализе той роли, которую играет пролетариат в современном капиталистическом обществе, на данных о развитии этого общества и о непримиримости противоположных интересов пролетариата и буржуазии… переход от капиталистического общества, развивающегося к коммунизму, в коммунистическое общество невозможен без «политического переходного периода», и государством этого периода может быть лишь революционная диктатура пролетариата… Развитие вперед, т. е. к коммунизму, идет через диктатуру пролетариата и иначе идти не может, ибо сломить сопротивление эксплуататоров — капиталистов больше некому и иным путем нельзя.

А диктатура пролетариата, т. е. организация авангарда угнетенных в господствующий класс для подавления угнетателей, не может дать просто только расширения, демократии… диктатура пролетариата дает ряд изъятий из свободы по отношению к угнетателям… Только в коммунистическом обществе, когда… нет классов (т.е. нет различия между членами общества по их отношению к общественным средствам производства), — только тогда «исчезает» государство… Только тогда возможна и будет осуществлена демократия действительно полная, действительно без всяких изъятий. И только тогда демократия начнет отмирать в силу того простого обстоятельства, что, избавленные от капиталистического рабства, от бесчисленных ужасов, дикостей, нелепостей, гнусностей капиталистической эксплуатации, люди постепенно привыкнут к соблюдению элементарных, веками известных, тысячелетиями повторявшихся во всех прописях, правил общежития, к соблюдению их без насилия, без принуждения, без подчинения, без особого аппарата для принуждения, который называется государством. Выражение «государство отмирает» выбрано очень удачно, ибо оно указывает и на постепенность процесса и на стихийность его…

Наконец, только коммунизм создает полную ненадобность государства, ибо некого подавлять, — «некого» в смысла класса, в смысле систематической борьбы с определенной частью населения. Мы не утописты и нисколько не отрицаем возможности и неизбежности эксцессов отдельных лиц, а равно необходимости подавлять такие эксцессы. Но, во-первых, для этого не нужна особая машина, особый аппарат подавления, это будет делать сам вооруженный народ с такой же простотой и легкостью, с которой любая толпа цивилизованных людей даже в современном обществе разнимает дерущихся или не допускает насилия над женщиной. А, во-вторых, мы знаем, что коренная социальная причина эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, есть эксплуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной причины, эксцессы неизбежно начнут «отмирать». Мы не знаем, как быстро и в какой постепенности, но мы знаем, что они будут отмирать. С их отмиранием отомрет и государство» (Ленин. ПСС, т.33).

Обратим внимание, «революционная диктатура пролетариата» — это Советы рабочих, революционно сформировавшиеся по производственному принципу, а «авангард угнетенных» — это рабочий класс, промышленный пролетариат.

Подводя итог своему исследованию «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (май 1884 г.), Энгельс подчеркнул:

«Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые… понятия не имели о государстве… На определенной ступени экономического развития, которая необходимо связана с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. Мы приближаемся теперь… к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором». (Маркс и Энгельс. Соч.т.21).

То есть в ходе «отмирания» государство постепенно теряет свои государственные функции подавления, но развивает функции управления, «по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей». Такая ассоциация естественным образом возникает на месте производственных Советов. Ленин подчеркивал – в производственных Советах заложен механизм будущего «отмирания» государства в силу той роли, которую рабочий класс играет в общественном производстве.

Но прежде всего нужно иметь в виду то, что классы и государство возникли в связи с появлением товарных отношений между людьми. Поэтому классы и государство могут «отмереть» лишь в результате обратного процесса изживания (отмирания)  товарных отношений.

Перехожу к замечаниям.

Первое. «Квази-государство» означает «мнимое, ненастоящее государство». Это определение неверно потому, что диктатура пролетариата возникает как настоящее рабочее государство, но отличается оно от буржуазного государства тем, что оно готово, с момента своего возникновения вслед за процессом вытеснения капиталистических отношений социалистическими, начать «отмирать». Ленин в «Государстве и революции» поэтому подчеркнул: «по Марксу, пролетариату нужно отмирающее государство, т.е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать».

Второе. «Умирающее» государство – это означает, что государство как целое прекращает свою деятельность. Однако рабочее государство не умирает – это живой организм, борющийся за торжество социалистических отношений, у которого постепенно отпадает (отмирает) необходимость в сохранении функций подавления капиталистических отношений. Одновременно с этим возрастает роль и значение функции содействия развитию социализма в сторону коммунизма, к ассоциации производителей.

Третье. «Диктатура пролетариата – это форма классового господства огромных масс трудящихся», «государство диктатуры пролетариата – это государство-инструмент в руках большинства общества» — это означает, что государство представляет интересы не одного класса, а является «надклассовым государством». Эти определения неверны потому, что любое государство, в том числе и рабочее государство, является «формой классового господства», «инструментом в руках» только одного класса. Подобные неверные представления привели в 1961 г. к провозглашению «общенародного государства» и отказу от диктатуры рабочего класса с последствиями, приведшими к реставрации капитализма.

Четвертое. «Высшее развитие государственной власти в целях подготовки условий для отмирания государственной власти – вот марксистская формула», под которым подразумевается переход от производственных Советов к территориальным Советам, — это означает, во-первых, что вместо рабочего государства, обладавшего всеми необходимыми функциями для защиты социализма, вместо государства диктатуры рабочего класса, было создано качественно другое государство, в котором рабочий класс уравнивался в правах с остальным обществом. Это означает, во-вторых, что «отмирание» государства через изживание «души» классов – товарных отношений, отменяется и заменяется «высшим развитием государственной власти в целях подготовки условий для отмирания». Производственные Советы, органически обеспечивающие постепенное отмирание государственных функций, были заменены на территориальные Советы, якобы с целью будущей «подготовки условий для отмирания государственной власти». Это означало, в-третьих, создание надклассового государства, то есть, в данном случае, действительно умирающего для рабочего класса государства. Это означало отказ от марксистской формулы отмирания государства – государство «отмирает» по мере «отмирания» буржуазных товарных отношений во всех сферах жизни общества.

Пятое. «Диктатура пролетариата – это лишь набор функций классового государства», что означает возможность их сортировки в разных сочетаниях «сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки». Но это неверно потому, что производственные Советы как основа диктатуры рабочего класса с момента их создания имели ВСЕ необходимые функции государственной власти. Каждая из этих функций в зависимости от экономической и политической ситуации могла усиливаться или ослабевать (отмирать).

Утверждение: «Вместо функции подавления появилась у государства функция охраны социалистической собственности», — неверно потому, что «функция охраны социалистической собственности» появилась сразу же с национализацией крупной промышленности, а «функция подавления» к 1936 г. не исчезла, ее роль лишь существенно уменьшилась – она исчезнет только после изживания товарных отношений.

Причиной исчезновения любой функции государства может быть лишь определенное существенное изменение в экономике или политике в пользу социализма или капитализма. Таким существенным изменением был переход к территориальным Советам – совершенно новому государству. Этот переход, к сожалению, отменил главную функцию рабочего класса – лишил его возможности быть коллективным организатором общества и своего государства. Все эти функции перешли к партии, и диктатура рабочего класса стала постепенно умирать.

Диктатура рабочего класса – это тесная органическая взаимосвязь всех государственных функций. Изъятие важнейшей из них – возможности рабочего класса прямо влиять на характер государства – привело к тому, что рабочий класс, в конечном итоге, стал считать государство надклассовым органом.

То, что государство производственных Советов и государство территориальных Советов – качественно разные государства, подтверждает и Сталин: «мы имеем теперь совершенно новое социалистическое государство, значительно отличающееся по своей форме и функциям».

Шестое. «Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма? Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение» — это означает непонимание сути рабочего государства и условий его «отмирания». Рабочее государство «отомрет» (станет ассоциацией производителей) полностью лишь тогда, когда «отомрут» всякие следы буржуазных товарных отношений во всем мире. Полный коммунизм невозможен при наличии буржуазных товарных отношений где-либо, особенно при наличии «капиталистического окружения».

Таким образом, Сталин, к сожалению, отошел от марксистской теории государства. Рабочее государство – это не «набор функций», которые можно втискивать в различные формы, забывая о главном – форма должна обеспечивать такое господствующее положение рабочего класса в экономике и политике, которое позволяло бы непосредственно влиять на «изживание товарных отношений», классовых различий, и постепенно «отмирание» государства.

Такой формой рабочего государства, содержащей изначально все необходимые функции и готовой отмирать, являются производственные Советы.

 Смотри также:

 Диктатура пролетариата и выборный принцип 1936 г.