В плену буржуазных иллюзий

Право есть лишь официальное признание факта.

К. Маркс

 

Совсем недавно автору данной заметки в очередной раз довелось лицезреть до какого убожества может опуститься мировоззренческий (надстроечный) уровень общественного сознания в результате коренного изменения экономического базиса (речь, конечно, идет о реставрации капиталистических отношений в России). Произошло это во время прохождения обучения на юридическом факультете одного из региональных университетов при подготовке к очередной сессии по предмету «Философия права». Данный предмет является основным структурообразующим элементом специальности «Юриспруденция», в задачу которого входит формирование правового мировоззрения будущего юриста. Это значит, что усвоенная студентом методология, будет (порой даже неосознанно) реализовываться в обыденной жизни и профессиональной деятельности.

Для того чтобы оценить уровень научного познания в области права, рассмотрим одну из господствующих в постсоветской России концепцию гуманистического права, наиболее полно раскрытую в работе академика С. С. Алексеева под заглавием «Восхождение к праву. Поиски и решения» [1].

Если собрать рассеянные по тексту данной работы положения, раскрывающие сущность понятия «гуманистического право», а затем обобщить их, то получится следующее определение. Гуманистическое право – это идеальная модель, теоретический образ наиболее высокой ступени развития права, в центре которой находится идея о присущих человеку неотъемлемых правах, а также связанных с ними ряда других институтов, в том числе общедемократических правовых принципов народовластия, частного права, независимого правосудия и др.

По мнению Алексеева, что-то из этой идеальной модели уже реализовано в национальном праве таких демократически развитых стран, как Великобритания, Франция, США, Норвегия, Нидерланды, Швейцария, а что-то только приближается к этому, однако, сама модель полностью соответствует логике общественного развития, отвечает требованиям нынешней ступени цивилизации.

Откуда же возникла эта «идеальная модель», является ли она плодом не на шутку разыгравшейся фантазии господина Алексеева или может быть ниспосланным свыше божественным откровением? Из книги мы узнаем следующее:

 

«Естественное право на всех этапах становления и развития человеческой цивилизации остается неизменной, активной, «тревожащей» предосновой позитивного права. Вместе с тем развитие позитивного права в разные эпохи, в различных регионах и странах вплетается в общий исторический процесс, в глобальное и регионально своеобразное движение цивилизации, ее материальной основы и ее духа, в котором через хаос, поистине броуновский поток человеческих поступков и страстей все же пробивает себе дорогу «замысел» природы, все более заметными и определяющими становятся в жизни людей сила разума, гуманитарные ценности [1: С. 450]».

 

Естественное право здесь выступает в роли основы, «через него в ткань юридических нормативных положений (ткань позитивного права) внедряются идеи разума, причем – такие, которые основываются на исконных требованиях естественной жизни людей» [1: С. 428].

По Алексееву выходит так, что «замысел природы» реализует себя в праве. Исторический процесс при такой постановке вопроса предстает как постоянное приближение человеческого общества к воплощению заложенных в его природе естественных прав. Именно гуманистическому праву, по мнению Алексеева, уготовано стать венцом творения, в котором естественное право сольется в экстазе с позитивным и «исконные требования естественной жизни людей» будут максимально полно реализованы.

 

Он пишет:

«Предпосылки этого доминирующего направления развития философско-правовой мысли (речь идет о гуманистическом праве) возникли еще в античности и в христианстве (в других однопорядковых по общечеловеческим ценностям религиях). Но как особая, самостоятельная и высокозначимая область знаний философия гуманистического права является одним из значительных духовно-интеллектуальных выражений самого крупного, поистине великого в истории человечества перелома — перехода от традиционных к последовательно демократическим, либеральным цивилизациям, европейскому Возрождению и его кульминации — эпохе Просвещения, формирования свободной рыночно-конкурентной экономики и связанного со всеми этими процессами демократического переустройства человеческого общества [1: С. 451]».

 

После прочтения этих строк перед зачарованным читателем возникает картина эпического становления «последовательно демократических, либеральных цивилизаций» в рамках которых, как цветок на благодатной почве расцветает гуманистическое право. Данная картина больше походит на плохо состряпанную пропаганду, чем на попытку объективного анализа.

Господин Алексеев, находясь на волне тотального антисоветизма, не замечает бревно в глазу. Он в порыве шапколомания перед новыми господами, забыл (намеренно или в силу преклонного возраста) про объективные законы общественного развития. Благо в истории имеются примеры научного анализа процесса перехода от феодального общества к капиталистическому, о котором, используя терминологию цивилизационного подхода, повествует господин Алексеев. Более 150 лет назад Маркс и Энгельс, используя материалистическую теорию, вооружившись диалектическим методом доказали, что рациональное мировоззрение нового времени, которое пришло на смену теологическому средних веков, было «в действительности лишь идеализированным рассудком среднего бюргера, как раз в то время развивавшегося в буржуа» [3: С. 8], отражением в его голове социально-экономических процессов, которые происходили в то время. Развитие в недрах феодального строя новых отношений производства и обмена, носителем которых выступал класс буржуазии, поставил на повестку дня замену или приспособление господствующего теологического мировоззрения к этим новым условиям. Эти процессы мы и могли наблюдать в эпоху Возрождения и Просвещения. В результате место догмы, божественного права заняло право человека, место церкви – святость государства. Экономические и общественные отношения, которые ранее, будучи санкционированы церковью, считались созданием церкви и догмы, представлялись теперь основанными на праве [2: С. 496].

«Мы знаем теперь, что это царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии, что вечная справедливость нашла своё осуществление в буржуазной юстиции, что равенство свелось к гражданскому равенству перед законом, а одним из самых существенных прав человека провозглашена была… буржуазная собственность» [3; С. 5–6].

 

Благодаря деятелям подобным господину Алексееву, мы до сих пор находимся в плену наивных представлений, согласно которым буржуазные ценности были объявлены ценностями на все времена, эталоном и итогом развития человеческого разума. Он нагло реабилитировал старые заблуждения под ново-капиталистической вывеской антисоветской и антикоммунистической контрреволюции.

Таким образом, концепция гуманистического права по Алексееву это идеологическая ширма, скрывающая от глаз познающего реальные процессы развития человеческого общества. Это чистой воды гегелевский онтологический идеализм, в котором реальность перевернута с ног на голову, в которой игнорируются материальные условия жизнедеятельности человека, а довлеющей силой исторического процесса является идея, саморазвивающаяся в пространстве и во времени.

Возрождение подобных антинаучных представлений в нашей стране не случайность. Произошедшая в 90-е годы смена социально-экономического уклада с прогрессивного – социалистического, на регрессивный – капиталистический, повлекла за собой и смену научных (материалистических) представлений, на антинаучные (идеалистические). В этих условиях задача коммунистов – путем пропаганды научного мировоззрения освободить сознание трудящихся от буржуазных иллюзий.

 

 

1. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. – М.: Норма, 2002. – 608 с.

2. Энгельс Ф. Юридический социализм // Собрание сочинений. – Т. 21. – C. 495–516.

3. Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке. – Электронный ресурс: http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Razsoc/index.html