Очередное торжество. Доколе?

Недавно в Пермском крае торжествовала местная буржуазия и ее правительство — 23 апреля 2011 г. они подписали очередное тройственное соглашение «О взаимодействии в области социально-трудовых отношений на 2011 — 2013 гг.» с представителем их наемных работников — местной организацией ФНПР. Об этом сообщила пермская газета «Профсоюзный курьер» за 27.04.2011 г.

Торжествующие подписи под этим документом поставили три члена правящей партии «Единая Россия»: от буржуазии — президент регионального объединения работодателей «Сотрудничество» А.Андреев, от ее правительства — председатель В.Сухих, от ФНПР — председатель краевого совета профсоюзов С.Булдашев. Эти три члена «ЕР» естественно «выразили готовность и дальше находить взаимоприемлемые пути решения проблем, возникающих в сфере социально-трудовых отношений». В сообщении Н.Викторова об этом событии заявлено: «Цель этого взаимодействия — улучшение условий жизни». С.Булдашев, в свою очередь, поздравляя членов ФНПР с 1 мая, подтвердил эту цель так: «Используя возможности социального партнерства, профсоюзы последовательно ведут борьбу за достойные рабочие места и заработную плату».

Этому любимому детищу буржуазии уже 15 лет – еще в 1996 г. первый из гарантов благополучия буржуазии, Б.Н. Ельцин, рекламировал прелести «социального партнерства» для наемных работников – пролетариев. Однако С.Булдашев почему-то умолчал о достижениях этого «социального партнерства» в Пермском крае. Спасибо «Профкурьеру» и его корреспондентам – они сообщили о некоторых из этих достижений. Оказывается, не выполнен раздел прежнего Соглашения «Оплата труда и ее тарифное регулирование». Например, на 1 апреля 2011 г. более 4 тыс.работников не получили своих заработанных 120 млн.рублей. Мизерную зарплату по-прежнему регулярно задерживают. Невыполненным осталось главное требование ФНПР – довести минимальный размер оплаты труда всего лишь до уровня прожиточного минимума.

Последовательное многолетнее «социальное партнерство» привело к тому, что:

— профсоюз работников оборонной промышленности давно находится в состоянии конфликта с министерством обороны из-за угрозы закрытия предприятий;

— в Соликамске в ОАО «Сильвинит» произошли сокращения работников, а на заводе «Урал» большинство работников до середины мая находится в простое (а это лишь две трети заработка);

— в Коми-Пермяцком автономном округе жизнь с годами легче не становится. Сельское хозяйство в большинстве районов практически разрушено. То же самое случилось и с лесоперерабатывающим комплексом. Новых же рабочих мест создается крайне мало. Люди выживают лишь за счет подсобных хозяйств, да еще сбора и продажи ягод и грибов;

— работники Горнозаводска все чаще и острее поднимают вопрос о том, что их зарплата не обеспечивает хотя бы относительно достойный уровень жизни;

— продолжаются банкротства сельхозпредприятий. Например, в Пермском районе не стало племзавода «Сивинский», 9-го конезавода, двух тепличных комбинатов.  В Верещагинском районе – в кризисе комбинат хлебопродуктов, в Краснокамске закрывается хлебопекарное предприятие;

— в Очерском районе посевная площадь в этом году сократится до 16 тыс.га – уменьшится сразу на 1 тыс.га.

Таковы «улучшения жизни» пролетариев. Заключительным аккордом в этом торжестве «социального партнерства» является сообщение И.Крыловой, что 10% «состоятельных граждан» (т.е. буржуев) получают доходов в 17, 85 раза больше 10% самых малоимущих. А более 14% пролетариев (380 тыс.) имеют доходы ниже «прожиточного минимума» (и без того издевательски низкого).

И такие итоги сообщаются в каждом номере газеты. Так что буржуазия вполне довольна – «социальное партнерство» дает ей реальные и весомые плоды. В.Путилов в своей заметке «Сбой по ключевому пункту» сообщил, что и «представитель правительства в целом положительно оценил итоги взаимодействия сторон социального партнерства за последние 3 года».

Действительно, для буржуазии и ее правительства эти итоги удобного для них «социального партнерства» более чем положительны – ведь названный ими «социальным партнером» рабочий народ исправно тащит на себе ярмо так называемого «социального партнерства», продолжая надеяться на доброту хозяев и их приказчика – правительства. Итоги эти более чем положительны для буржуазии потому, что:

— пермский крайсовпроф и многие профячейки ФНПР являются филиалами «Единой России», а руководство ФНПР с радостью вступило в якобы «Народный фронт», руководимый правящей партией буржуазии;

— первомайская демонстрация прошла под приемлемым для буржуазии безликим лозунгом «Человеку труда – достойную зарплату». Ведь хозяева уверены, что этот «человек труда» работает плохо и мало, и потому требуют введения 60-часовой рабочей недели за ту же зарплату;

— абсолютно никакой активности не проявили на демонстрации и те профсоюзы ФНПР, руководители которых вели в последние годы реальную экономическую борьбу, вплоть до угрозы забастовок – профсоюзы пермских предприятий «Хенкель-Пемос» и «Нестле-Россия». Всячески подчеркивая, что их борьба «вне политики», не желая понять, что от чисто экономических требований необходимо двигаться дальше, к постановке вопроса о ликвидации власти буржуазного класса, эти профсоюзы ныне зашли в тупик. Тот факт, что чисто экономическая борьба, при том, что она отнимает у трудящихся много сил, приносит очень немного в плане уступок рабочим (да и то далеко не всегда), — приводит порой к  тому, что у рабочих опускаются руки, некоторые из них укрепляются в мысли, что «ничего нельзя изменить». В результате в таких случаях влияние профсоюзного комитета падает. В частности, официальный профсоюз «Нестле»собирает на демонстрацию 1 мая с каждым годом все меньше работников предприятия. В этом году их было всего человек 15-20, и шли они без всяких лозунгов;

— среди пролетариев находятся даже люди, не желающие использовать вообще 1 мая для предъявления требований хозяевам и их правительству. Н.Нежданов в статье «Хотя зарплата низковата, но праздник отменять нельзя!» сообщил: «Инженер по безопасности движения и охране труда Чусовского  АТП  А.Караваев высказался за то, чтобы в знак протеста против мизерной зарплаты работников предприятия… люди не выходили на первомайскую демонстрацию».

Т.Михайлова из Лысьвы в связи с таким тягостным состоянием пролетарских умов задала вопросы: «Почему люди потеряли веру в результативность сплоченных действий? Отчего иные участники массовых выступлений боятся поднимать транспаранты с лозунгами протестного содержания? Какие еще слова и действия смогут убедить рабочих, что профсоюзы – это сила…? Как вернуть празднику первоначальный смысл?».

Однако не все так однозначно. Экономическая борьба, массовые протестные акции время от времени происходят, в том числе и под руководством ФНПР. Накануне 1 мая в Лысьве прошел митинг работников металлургического предприятия «Полистил», собравший более 300 человек (всего на предприятии около 600 работников). Организатором выступил профком ФНПР при участии Пермского регионального отделения Горно-металлургического профсоюза России. Зная порядки, существующие внутри ФНПР (без благословления сверху профсоюзные руководители, как правило, ничего не делают) можно судить, что к этой акции благосклонно отнесся и крайсовпроф во главе с господином Булдашевым.

Работники Полистила приняли резолюцию, в которой требуют удовлетворения своих экономических требований (индексации зарплаты в соответствии с инфляцией за последние три года, возвращения надбавок за работы в вечернее и ночное время), а также «просят» правительство РФ заморозить цены на продукты питания, тарифы на услуги ЖКХ, и «принять закон о заработной плате, защищающий наемных работников от социально безответственных работодателей и обеспечивающий справедливое распределение доходов между наемными работниками и собственниками предприятий». В случае незаключения коллективного договора на условиях профсоюза до 6 июня, работники «Полистила» не исключают возможность проведения забастовки.

Мы видим, что «неспособности российских трудящихся к экономической борьбе», о которой говорят некоторые, не существует. Когда для этого есть условия, экономический протест возникает, организатором же может выступать как ФНПР, так и другие профсоюзы. Однако антирабочая сущность ФНПР и вообще любых пробуржуазных профсоюзов состоит в том, что они делают все, чтобы трудящиеся не осознали своих коренных интересов. Хозяин плохой – что ж, против него можно и митинговать, и бастовать, однако «родное» правительство в конце-концов вмешается и восстановит порядок. Ведь буржуй, который платит низкую зарплату, урезает различные надбавки, тем самым нарушает «принципы социального партнерства», как сказал один из участников митинга работников «Полистила». А господа Путин и Медведев, по собственным заявлениям, отстаивают эти принципы всей душой. В это верит пока еще большинство трудящихся России, и вожди профсоюзов всячески способствуют сохранению этой политической наивности пролетариев.

Чтобы вернуть 1 мая его первоначальный смысл, нужно прежде всего понять – интересы рабочих (пролетариев) противоположны интересам работодателей – собственников средств производства, поэтому никакое «социальное партнерство» невозможно в принципе, а систематический грабеж и ухудшение условий труда – это следствие воли не отдельных «несознательных» хозяев, а всего буржуазного класса во главе с его правительством; экономическая борьба во имя «социального партнерства» является для буржуазии способом выпустить недовольство в «свисток» и не более того.  Только рабочие профсоюзы, наряду с сиюминутными требованиями борющиеся и за социалистическое переустройство общества, свободные от влияния буржуазии («откровенно» правого или «левореформистского»), могут выражать интересы пролетариев. Только сплоченные настойчивые действия класса пролетариев, не «просящих», а требующих выполнения своих условий как от отдельного хозяина, так и от буржуазного правительства, могут давать определенные успехи в «улучшении жизни».

Но любые  успехи по выбиванию уступок у хозяев в рамках капитализма всегда будут временными, пока существует сам капиталистический строй и его носитель – буржуазия, действительное же улучшение жизни тружеников произойдет только при социализме.

Для этого всем, кто искренне желает справедливости, настоящей жизни для тружеников, а не «выживания», как в настоящий момент, нужно личным участием, пропагандой марксизма, разоблачением мифа о «социальном партнерстве», создавать условия для приближения момента, когда общественное производство и природные ресурсы рабочие вновь возьмут в общее распоряжение с помощью своего рабочего государства. Недаром говорят: под лежачий камень вода не течет.

 

Комментарии закрыты.