Вооружённая интервенция в Ливию

Прежде чем определиться в позиции по ситуации в Ливии, каждый коммунист должен ответить на три вопроса:

— что являет собой режим Каддафи и чего он добивается в этой войне;

— чего добиваются США и Евросоюз;

— каковы оптимальные пути социалистической революции в Ливии.

Первое. Несмотря на якобы социалистическую риторику Каддафи, никакой общественной собственности в Ливии нет. Есть капиталистическая экономика с предельно монополизированной крупной промышленностью, в очень тесном слиянии с государством. Идея Джамахирии фактически — это демагогия о социализме ради оправдания огосударствления капитала и слияния госструктур с капиталом. Бисмарк в свое время не додумался, чтобы свои идеи государственного строительства назвать социализмом с немецким лицом, Каддафи додумался. Государство выражает интересы вполне капиталистические, все годы развития «джамахирии» показали, что никакого углубления обобществления и планирования в экономике не происходит, влияния рабочего класса на государство не ощущается, а развитие собственно коммунистических организаций (которые могли бы сформировать политически рабочий класс) вполне сознательно давится государством. Во времена, когда социалистический лагерь находился в жестком противостоянии с мировым империалистическим лагерем, Каддафи мог лавировать между двумя лагерями, и, за неимением ничего лучшего, СССР был смысл с ним сотрудничать хотя бы затем, чтобы ресурсы Ливии не достались империалистам и не были бы использованы в борьбе против соцлагеря. Озабоченность империалистов разными локальными войнушками с капиталистическими режимами объективно была на пользу мировой революции (хоть и в ущерб народам, как любая война). В настоящее время СССР нет, и с точки зрения коммунистов Каддафи борется лишь за сохранение статус-кво в Ливии — то есть, за сохранение права на нефть для местных госмонополий, которые клан Каддафи и контролирует. Само собой, что факт гражданской войны в Ливии говорит о том, что режим Каддафи порождает протест в достаточно широких массах, и нельзя считать Каддафи выразителем желания всех ливийцев.

Второе. Вмешательство империалистов в гражданскую войну в Ливии обусловлено лишь стремлением захватить ресурсы — в первую очередь нефть, стандартный империалистический грабеж награбленного у ливийского народа, и тут особо больше говорить нечего — все ясно как божий день.

Третье. Наличие социальной инфраструктуры (которую выпячивают сторонники Каддафи «слева») не является ни разу признаком социализма (понимаемого марксистами как первая фаза коммунизма, а не как общество где «всем хорошо»), потому сохранение существующей социальной инфраструктуры любой ценой не есть приоритетная задача, и строить стратегию на том, что «при Каддафи ливийцы имели бесплатные социальные услуги, а без него иметь не будут» во внимание принимать не стоит. Практика показала — при наличии или отсутствии социальных подачек от режима Каддафи в условиях этого режима ливийцы далеки от социализма. Строить свою стратегию необходимо исходя из нужд построения коммунистического общества, и, если удастся решить эту задачу, то инфраструктура приложится. Коммунистов безусловно не устраивает никакой иной вариант, кроме как обобществление всех ливийских ресурсов революционным пролетарским правительством Ливии. То есть, ни Каддафи, ни иностранные интервенты, ни оппозиция (которая еще меньше понимает, что будет делать с властью, чем ее европейские хозяева) недостойны поддержки коммунистов. Перед ливийским пролетариатом стоит задача выдвижения и развития своего политического авангарда, то есть, пропаганда коммунистических идей, которой при Каддафи препятствует диктатура и гооударственная идеология, маскирующаяся под некий «третий путь» а-ля социализм. Безусловно, что победа Каддафи повлечет за собой режим политического террора и еще большей идеологической обработки населения, в то время как оккупационные силы навяжут правительство слабое, которое просто не сумеет противостоять коммунистической пропаганде, даже если и захочет. Иными словами, капитуляция Каддафи была бы более предпочтительна для развития коммунистической партии и сохранения жизней ливийцев, нежели упорное сопротивление (кстати, весьма бессмысленное). В настоящих условиях, без политического авангарда ливийский пролетариат неспособен взять власть, а потому ему только и остается, как потерять в войне как можно меньше — в первую очередь перестать быть бараном в бойне устроенной между перегрызшимися стаями эксплуататоров и выдвигать собственные требования власти и общественной собственности. Фактически это требование обращения оружия ливийцев против собственного правительства.

P.S. Разумеется, приятно видеть, как горит боевая техника империалистов, но это не повод поддерживать абсолютно идеологически чуждые режимы.

Комментарии закрыты.