Команданте пермской герильи

Мало кто знает сейчас, что 100 лет назад наш Пермский край был ареной революционной партизанской борьбы. Такой же, какую ведут сейчас коммунисты в Колумбии, Индии и некоторых других государствах, где буржуазные диктатуры вынуждают революционеров прибегать к вооруженным методам для ликвидации власти буржуазного класса. Такая же ситуация была и в любимой нынешними властями РФ царской России, реалии которой побуждали браться за оружие многих честных трудящихся. В период революции 1905-07 гг. вооруженные восстания, переходившие в некоторых случаях в самую настоящую партизанскую войну, происходили во многих частях Российской империи. Революционеры-партизаны не всегда были политически грамотны и зачастую, при всем своем мужестве и преданности делу освобождения рабочего класса, представляли себе цели борьбы довольно наивно и примитивно. Ярким примером подобного рода является командир прикамских партизан Александр Лбов, 135-летие со дня рождения которого мы отмечаем 11 марта текущего года.

Александр Михайлович Лбов родился в 1876 г. в крестьянской семье слободы Мотовилихи (ныне – Мотовилихинский район города Перми). Работать начал с 8 лет, с 14 лет – в сталелитейном отделе Мотовилихинского завода. Будучи призван в армию, Александр служил в лейб-гвардейском Гренадерском полку, в 1899 уволился в звании унтер-офицера. С 1900 работал в снарядном цехе того же предприятия, стал интересоваться революционной политикой, помогал организациям социалистов-революционеров и социал-демократов.

В 1905 г. Лбов был одним из вожаков революционно настроенных мотовилихинских пролетариев, однако не вступал ни в одну из существовавших партий. Александр принимал активное участие во всех забастовках и других акциях протеста рабочего класса. Например, во время сентябрьской стачки 1905 г. Лбов был одним из организаторов ритуального изгнания с завода одного из инженеров, отличавшегося хамством и даже рукоприкладством в отношении рабочих. В традициях тогдашнего рабочего класса, самодура    вывели с предприятия, обув в лапти, забросав грязью, а след замели метлой.

В декабре 1905 г. Александр участвовал  в Мотовилихинском вооруженном восстании, руководил строительством баррикад. После поражения был объявлен в розыск и перешел на нелегальное положение.

Лбов скрывался в лесу в окрестностях Перми течение нескольких месяцев, после чего возглавил «Первый Пермский революционный партизанский отряд», начавший вооруженную партизанскую борьбу на территории Пермской губернии. По имени Лбова было названо целое явление – «лбовщина», партизанские действия вооруженных революционных отрядов, в условиях поражения революции 1905 — 07 гг., с которым часть революционеров не смогла примириться.

В отряд Лбова входили как уральские боевики, так и группа, прибывшая из Петербурга и Прибалтийских губерний. Надо отметить, что хотя лбовцы и носили название «Первый пермский революционный партизанский отряд», они были далеко не первыми партизанами той революции. Начиная с 1905 года, партизанские выступления вспыхивали в разных концах империи: в Польше, Прибалтике, на Кавказе. Были такие группы и на Урале. Под Екатеринбургом действовали «лесники» во главе с Гусевым, в Симском округе Южного Урала отряд рабочего Гузакова, досаждали властям дружины Миньярского завода и Уфы. По аналогии с партизанами Прибалтики лбовцы называли себя «лесными братьями» (впоследствии в Прибалтике это имя будет присвоено контрреволюционными бандами).

Отряд, в который входило несколько десятков вооруженных партизан, нападал на представителей власти, черносотенных организаций, проводил «экспроприации», т.е. захват государственных денежных средств и средств крупных капиталистов. Одной из наиболее известных операций отряда Лбова является экспроприация на перевозившем казенные деньги пароходе «Анна Степановна» летом 1907 г. Кроме того, партизаны налагали контрибуции на своих противников, замеченных в каких-либо действиях против рабочих. Нередко лбовцы указывали альтернативу: прекращение каких-то действий или уплата контрибуции за их совершение. Верхнемуллинские монархисты хотели открыть у себя отделение «Союза Русского народа», но вскоре получили листовку, в которой им предлагалось или воздержаться от этого намерения, или заплатить контрибуцию. Они выбрали первое.

При этом Лбов  поддерживал в своем отряде дисциплину, стремился не допускать пьянства и насилия в отношении простых людей. Например, во время экспроприации 2 июня 1907 г. в деревне Голованы лбовцы забрали у доверенного купца Лапшина А.А.Сырнева 32 рубля, думая, что это деньги, полученные им из банка для ведения дел конторы. Однако вскоре выяснилось, что это его личные деньги, и они были ему возвращены. В ходе экспроприации на пароходе «Анна Степановна» были убиты полицейский урядник, тюремный надзиратель, артиллерийский вахмистр, матрос, легко ранены капитан и один пассажир. Остальные гражданские не пострадали, боевики кричали им: «Господа, не бойтесь, мы вас не пошевелим, нам нужна полиция и деньги для освобождения вас!»

Отряд Лбова продолжал оставаться в целом «беспартийным», хотя среди партизан были члены Российской социал-демократической рабочей партии и Партии социалистов-революционеров. Отношение большевиков к партизанской борьбе было неоднозначным. Осуждая стихийность и разрозненность «партизанщины», большевистская партия тем не менее признавала необходимость революционной вооруженной борьбы. Так, В.И. Ленин писал в статье «Партизанская война» в сентябре 1906 г.:
«Когда я вижу социал-демократов, горделиво и самодовольно заявляющих: мы не анархисты, не воры, не грабители, мы выше этого, мы отвергаем партизанскую войну, тогда я спрашиваю себя: понимают ли эти люди, что они говорят? По всей стране идут вооруженные стычки и схватки черносотенного правительства с населением. Это явление абсолютно неизбежное на данной ступени развития революции. Население стихийно, неорганизованно — и именно поэтому часто в неудачных и дурных формах — реагирует на это явление тоже вооруженными стычками и нападениями. Я понимаю, что мы в силу слабости и неподготовленности нашей организации можем отказаться в данной местности и в данный момент от партийного руководства этой стихийной борьбой. Я понимаю, что этот вопрос должны решать местные практики, что переработка слабых и неподготовленных организаций дело нелегкое. Но когда я вижу у теоретика или публициста социал-демократии не чувство печали по поводу этой неподготовленности, а горделивое самодовольство и нарциссовски-восхищенное повторение заученных в ранней молодости фраз об анархизме, бланкизме, терроризме, тогда мне становится обидно за унижение самой революционной в мире доктрины». Позднее, на V съезде РСДРП в мае 1907 г. партия отмежевалась от экспроприаций и прочих партизанских действий, признав их несоответствующими текущему моменту. После этого прекратилось взаимодействие отряда с Пермским комитетом РСДРП.

Главная слабость Лбова и большинства его сподвижников была в оторванности от марксистского движения, в примитивном понимании целей революционной борьбы. Они знали только одну идею – Справедливость, извечную мечту всех российских бунтарей со времен Разина и Пугачева. «За землю и волю» — было написано на знамени отряда. Но за эту идею лбовцы были готовы отдать все, включая собственные жизни. «Человек, не знающий дороги в новое,  но ненавидящий старое» — так впоследствии охарактеризовал Лбова Аркадий Гайдар в повести «Жизнь ни во что», посвященной лбовщине.

Партизаны Лбова в течении долгого времени успешно ускользали от правительственных войск. Стремясь найти и уничтожить отряд, власти подвергли преследованиям родственников партизан, в том числе родных Лбова. К некоторым из них применились пытки. Например, отец Лбова умер от побоев в октябре 1907 года, жену изнасиловали полицейские стражники. Близких Лбова не оставляли в покое и после его смерти, например, Ивана Лбова арестовали семь лет спустя, в 1915 году.
Отряд смог просуществовать достаточно долго благодаря поддержке части населения тех районов, где он действовал. Однако лбовцы в силу своей идейной ограниченности не смогли понять, что революция потерпела временное поражение, что наступил этап, когда вместо попыток штурма твердынь капитализма надо перейти к их планомерной осаде, что вооруженная борьба в данный момент исчерпала себя. В условиях спада революционных настроений разгром партизанского отряда был неминуем. Первый Пермский партизанский отряд был уничтожен в марте 1908 г. Лбов попал в плен и был повешен в Вятке  2 мая того же года

Неоспоримо, что коммунисты поддерживают вооруженную партизанскую борьбу только в определенные моменты. В период спада революционного движения она является бесполезной и даже вредной, так как без пользы для движения гибнут смелые и мужественные люди, преданные революционным идеалам. Именно это, увы, произошло со Лбовым. По его поводу можно согласиться с 4 номером «Солдатской газеты», выпущенной РСДРП в августе 1907 г., где писалось:

«Мы говорим, что так действовать, как действует он пользы России не принесёшь. Мы говорим, что не убийством городовых, околоточных, да приставов, можно завоевать свободу и счастье для всей России, что не этим может быть свергнуто иго палачей царских, дворян, да помещиков. Мы говорим, что только весь народ, крестьяне, рабочие и сознательная часть армии смогут сбросить с себя царское иго, смогут освободить Россию от рабства. Мы говорим, что действия Лбова на руку начальству, что пользуясь ошибками Лбова начальство всех революционеров старается представить, как воров и грабителей. Но всё же говорить, что Лбов простой убийца и грабитель – мы не имеем права.Само правительство своими действиями способствует появлению на свет божий лбовых».

В советское время имя Александра Лбова было присвоено одной из улиц в Мотовилихинском районе города Перми. На волне нынешних переименований в буржуазных СМИ города был поставлен вопрос о том, что имя «террориста» улица носить не должна. Идейные наследники буржуев и черносотенцев, которых били лбовцы, до сих пор боятся одного имени Александра Михайловича.

Написано на основе: http://polikliet.livejournal.com/116330.html

Комментарии закрыты.