“Манифест” буржуазного нездоровья

Как известно, российская буржуазная власть уже долгое время озабочена выработкой некоей «государственной идеологии», призванной объединить весь народ. Однако это не так просто — объединить миллиардеров-олигархов и ограбляемых ими трудящихся. Поэтому в ход идет все, и варианты «идеологии» оказываются самыми неожиданными. Очередной попыткой такого объединительного проекта стал обнародованный недавно «манифест просвещенного консерватизма», автором которого выступил известный кинорежиссёр Никита Михалков.

Господин Михалков давно превратился в реакционного политика, бредящего царской Россией. Происходило это параллельно с его деградацией как режиссера, проделавшего весьма позорный (но зато хорошо оплаченный) путь от вполне приличных фильмов советского времени до мерзкой антисоветской поделки «Утомленные солнцем-2». Ныне мания величия Михалкова, считающего себя великим творцом, да еще и потомственным аристократом, привела его к попытке выработки «новой идеологии» (не исключено, что по заказу правящих кругов).

«Манифест» Михалкова “имеет мало общего с реальностью”(1), полон исторической мифологии и различных благоглупостей, излагаемых с неподражаемым пафосом. Вот, например, каким образом в нем описывается Древняя Русь:

«”Святая Русь” расцвела во Владимире попечением и подвигами великого князя Андрея Боголюбского и, окрепнув в череде столетий, стала сердцем Московского Царства.

В ту пору вера органично входила в быт, а быт в веру. Государственная идеология была неотделима от православного миросозерцания, от симфонии Царства и Священства. Вся жизнь в Церкви — вот аксиома Москвы, исторический корень того мироощущения, которое принято называть церковно-консервативным».

Естественно, здесь ни слова о насильственном насаждении православия, о кровавой резне между различными князьями, грабившими владения “конкурентов” не хуже монголов или половцев. Например, тот же Андрей Боголюбский в 1169 г. захватил и разграбил “мать городов русских Киев”. Однако у Михалкова, как и других “истинно-русских” и ”православных” буржуазных лжецов, реальная история подменяется сиропными сказками. В этих сказках излагается идеал господ, который неосуществим в реальности, к их большому сожалению.

Изложение исторических мифов продолжается и применительно к другим эпохам:

«Вся жизнь в государстве — вот аксиома Петербурга, исток того российского миросозерцания, которое принято называть государственно-консервативным».

Думается, что подобное миросозерцание принято называть и еще кое-как. «Все в государстве, ничего вне государства» — говорил один итальянский политический деятель, как и господин Михалков, в молодости бывший весьма левым. А звали его Бенито Муссолини. То есть, в мифах об “ушедших” веках проглядывает кое-что из весьма близкой нам эпохи, не утратившее актуальности до сих пор.

Естественно, наиболее “святой” была Россия во времена “самого Святого” царя, Николая Кровавого. Только вдумайтесь:
«В 1914 году, защищая православную Сербию, Россия вступила в Мировую Войну, закончившуюся для нее чередой революций, сокрушивших многовековую монархию».

Оказывается, интересы российских буржуев, их стремление захватить Галицию и Черноморские проливы, а также долги царского правительства перед Францией, благодаря кредитам которой это правительство устояло в период 1905-07, совсем ни при чем. Ради православных братьев буржуи рискнули свои положением! Слеза умиления тут прошибёт даже самого закоренелого материалиста и коммуниста!

Но это все россказни давно известные. Оригинальным для Михалкова здесь будет то, что он вроде как признаёт достижения Советской власти, что несколько противоречит его всегдашнему пещерному антикоммунизму:

«Основанный на страхе политический режим сопровождался массовым энтузиазмом и личной жертвенностью.
Были пройдены тяготы коллективизации и индустриализации. Пережиты ужасы и боль ГУЛАГа. Ликвидированы безграмотность, беспризорничество, бандитизм. Побеждены нищета, болезни и голод. Был совершен народный подвиг победы в Великой войне, после которой наша страна, в очередной раз рывком преодолев экономическую разруху, первой освоила космос».

Здесь мы видим, что наш “творец” вынужден “творить” в соответствии с госзаказом. Мода на огульный антисоветизм осталась в 90-х. Теперь у господ в моде признавать несомненные успехи СССР, но делать вид, что советская власть и коммунизм не имеют к этому ни малейшего отношения. Иначе электорат не поймет.

Закончив сказки о прошлом, Никита Сергеевич переходит к сказкам о настоящем и будущем. Начинает он с “разоблачения” сказок, ныне признанных неактуальными:

«Люди устали выслушивать декларации о политической независимости, внимать призывам к индивидуальной свободе и верить сказкам о чудесах рыночной экономики».

Перестал народ верить в старые сказки, расскажем новые! В этом и состоит цель манифеста. Вот какие нынче цели у “великой” буржуазной Эрефии по Михалкову:

-возродить силу и мощь российского государства;

-поддержать становление новых для России структур гражданского общества;

— восстановить и укрепить нравственный авторитет власти;

-обеспечить динамичный и устойчивый рост экономики;

— заложить основы правосознания у граждан, воспитать в них чувство уважения к закону, труду, земле и частной собственности.

Суть всего — в самом конце. Все это патриотическое и православное словоблудие изобретается ради одного: защиты интересов капиталистов, разграбивших общенародную собственность и боящихся возмущения трудового народа. Необходимо, чтоб трудящиеся уважали своих грабителей и даже не думали вернуть свои законные права. Для столь благородной цели сгодятся хоть Муссолини, хоть Боголюбский.

Затем начинаются фантазии на тему того самого “просвещенного консерватизма”, изобретенного Михалковым:
«Парадоксально, но на сегодняшний день в России избирателями революционной по своей сути партии КПРФ продолжает оставаться огромное число лиц, которые в стабильных условиях, как правило, являются главной опорой “партии консерваторов”.
Именно за консерваторов в цивилизованных странах голосовали и голосуют лица с техническим и естественнонаучным образованием — инженеры и техники, учителя и врачи. Классные специалисты и квалифицированные рабочие, обладающие собственным жильем, небольшими накоплениями и живущие трудом своих рук, также предпочитают голосовать за консерваторов. Большинство военных и сотрудников силовых структур, как правило, отдают свои голоса консерваторам».

Всякий разбирающийся в политике человек увидит здесь “клевету” на КПРФ. Этому левому придатку партии власти вновь приписывается революционность. Что ж, выдавать зюгановскую контору за “коммунистов” — это один из идеологических ходов буржуазной власти по обману трудящихся. Михалков и здесь четко выполняет заказ своих хозяев. Это, наверное, даже важнее фантазий на тему трудового народа “цивилизованных”, дружно голосующего за консерваторов. Среди трудящихся на Западе есть, разумеется, и такие. Но некоторые относятся к братьям по разуму господина Михалкова несколько по-другому. Например, недавно в Лондоне в ходе протестных акций был разгромлен офис правящей Консервативной партии. Так что и Никита Сергеевич ведь может когда-нибудь доиграться. «Назвался груздем — лечись».

Сущность “консерватизма” по Михалкову оказывается очень убогой и выражается в следующей лозунговой белиберде:

-верная мера везде и во всем, следование справедливому закону и божественному порядку, заповеданному в ПРАВДЕ;

-признание греховности человеческой природы и неразрывной связи человека с окружающим его материальным миром;

-неприятие радикализма, односторонности и чрезмерности обобщений, недоверие к уравниловке и жесткому централизованному планированию.

“Греховность природы”, не позволяющая централизованного планирования — это открытие! Даже неловко становится от такого открытого запудривания мозгов. Но все в порядке вещей, если вспомнить сущность буржуазного строя. Выдавать свою грабительскую природу за некое “божественное установление” и Правду с большой буквы — это мечта буржуев всего мира. Что ж российским-то буржуям отставать в мистическом бреде!

Напоследок господин Михалков проявляет заботу о психическом здоровье россиян:

«Мы выступаем за широкую поддержку жилищного строительства в центре и главное — в провинции. Федеральная целевая программа поддержки семейного жилищного строительства могла бы стать мощным мотором для целого ряда отраслей экономики, а собственный дом с земельным участком — материальной основой крепкой семьи, гарантией психического здоровья и благополучия личности, нации и государства».

Вот этот перл наводит на мысль, что у изобретателя “просвещенного консерватизма” на седьмом десятке обозначились проблемы с этим самым здоровьем. Зависимость психики от проживания в собственном доме — явно нездоровая идея. Видимо, иногда такой дом влияет на психическое здоровье как раз-таки не лучшим образом. На примере Михалкова с его “манифестом” это хорошо видно.

Буржуазный режим современной России уже не раз поражал мир бредовыми “идеологическими” разработками. “Манифест” Михалкова в очередной раз подчеркивает идейную скудость правителей РФ и их обслуги. Если государство вынуждено обращаться к смехотворным сказкам и заклинаниям для обоснования своего господства — основа такого государства очень непрочна. И в не столь отдаленном будущем оно отправится на свалку истории. А заклинание «революций не будет — забудьте» — самое глупое заклинание из всего михалковского 60-страничного творения.

___________________

(1) “Кто ответил Михалкову?”, Колозариди Полина, www.rabkor.ru

Комментарии закрыты.