Новый Казахстан: капиталистическая диктатура

После распада Советского союза в числе 15 новых буржуазных государств оказались и такие, которых прежде никогда не существовало. Среди таких республик был, в частности, Казахстан.

В начале 1990-х гг. среди конкурирующих буржуазных группировок Казахстана наиболее сильным и влиятельным оказался клан Нурсултана Назарбаева, бывшего главы Компартии, избранного в 1990 г. президентом страны. Номенклатура КПСС фактически не имела в Казахстане серьезной конкуренции со стороны либерально-националистической демшизы (что во многом вызвано отсутствием досоветской государственной традиции), поэтому почти сразу заняла руководящие позиции в ходе реставрации капитализма.
Первый период после уничтожения социализма ознаменовался в Казахстане экономическим крахом. Отданная во власть новой буржуазии экономика была отброшена на десятилетия назад. В 2000 г. по сравнению с 1991 г. объём промышленной продукции Казахстана упал в два раза, производство электроэнергии снизилось с 86 до 47.3 млрд. квт ч., добыча угля – с 130 до 58,2 млн. т., производство чёрных металлов – с 4,7 до 3,2 млн. т. Ещё более катастрофически снизилось производство промышленной продукции высокой степени переработки: производство тракторов упало с 34,1 тыс. шт. в 1991 г. до 0,6 тыс. шт. в 1999 г., производство грузовых автомобилей сократилось в два раза, металлорежущих станков – в 240 раз, химических волокон – в 1100 (тысяча сто!) раз. Число зарегистрированных безработных выросло за тот же период в 63 раза. Фактически произошла деиндустриализация республики. Не лучше и с сельским хозяйством: производство мяса упало в девять раз, молочной продукции – в семь раз, сахара – в полтора раза.
Все это сопровождалось агрессивной националистической риторикой, дискриминацией части населения по национальному признаку. Буржуазная власть  сумела выдавить из Казахстана почти два миллиона славян и практически всех немцев, число последних сократилось в девять раз. Причём необходимо учитывать не только численность, но и уровень квалификации, образования и т.д. «вынужденных переселенцев». В 2000-е гг. в Казахстане, как и в России, происходил экономический рост, связанный прежде всего с ростом цен на экспортируемые из страны углеводороды и металлы. Некоторое повышение уровня жизни позволяет властям заявлять о «возрождении страны» и выдвигать амбициозные программы, например «Казахстан-2030».
В 2008 г. по экономике Казахстана достаточно ощутимо ударил мировой кризис. Особенно негативное влияние оказало снижение цен на нефть и металлы на мировых рынках. В результате горнодобывающие и металлургические кампании, включая индустриальных гигантов республики – «Казахмыс», «Арселор-Миттал», «Соколовско-Сарбайское горно-производственное объединение», были вынуждены сократить объемы производства. Валовый внутренний продукт  Казахстана за первые 10 месяцев кризиса снизился на 3,2%, что достаточно ощутимо после динамичного роста, наблюдавшегося в предыдущие годы. С октября 2008 г. по октябрь 2009 г. безработица в Казахстане выросла на 30% и составила 8,5% трудоспособного населения. Вместе с падением реальной заработной платы это составляет потенциальную базу для социального недовольства и обострения классовой борьбы.
В политическом плане в буржуазном Казахстане постепенно был сформирован режим «управляемой» демократии, все буржуазно-демократические институты — лишь прикрытие для практически безграничной власти назарбаевской группировки. Все рычаги власти принадлежат правящей партии «Нур-Отан» («Свет Отечества»). По результатам последних парламентских выборов 2007 г. был сформирован однопартийный парламент, остальные партии не преодолели 5-% барьер (как отмечают наблюдатели, казахстанские власти даже перестарались с применением административного ресурса). В политике страны в огромных масштабах расцвела коррупция, большую роль играют клановые, семейные связи. Эта клановость не была до конца уничтожена при Советской власти, а затем позднесоветский застой создал благоприятные условия для ее существования. Теперь же, при капитализме, это явление стало повсеместным. Так, даже внутри «большой семьи» Назарбаева существую разные соперничающие между собой группировки, в частности, клан старшей дочери Назарбева Дариги (контролирующий Комитет национальной безопасности, Комитет налоговой полиции, Таможенный комитет, Министерство финансов) , клан младшего зятя Назарбаева Тимура Кулибаева (контролирует значительную часть финансов -«Казкоммерцбанк», «Народный банк», «Алматинский торгово-финансовый банк» и энергетику Казахстана). Наряду с этими имеют место быть и другие, более слабые кланы. Все это скопище весьма прожорливых паразитов — баев вносит свой колорит в жизнь Казахстана, делая жизнь простых трудящихся еще более невыносимой, чем при обыкновенном капитализме, хотя бы не отягощенном средневековыми пережитками. В июне 2010 г.  диктаторские устремления назарбаевской группировки дошли до абсурда – Назарбаев был объявлен «лидером нации», личность которого неприкосновенна, а за оскорбление даже изображения президента предусматривается уголовная ответственность.
Впрочем, все основные оппозиционные силы (подвергающиеся систематическому давлению и репрессиям со стороны Комитета национальной безопасности) не имеют какой-либо настоящей альтернативы назарбаевскому режиму. Оппозиция возглавляется бывшими приближенными Назарбаева, оттесненными с вершин власти и только поэтому играющими роль «борцов за народ». В качестве примера можно привести Жармахана Туякбая, возглавляющего Общенациональную  Социал-демократическую партию. Ранее он был сторонником Назарбаева, занимал посты генерального прокурора и председателя Мажилиса (нижней палаты парламента), а в 2004 г. решил делать карьеру «оппозиционера».
Левые силы Казахстана не имеют  серьезного влияния. Коммунистическая партия Казахстана (КПК), лидером которой много лет был С.Абгильдин (в апреле 2010 г. его сменил Газиз Алдамжаров) – реформистский аналог КПРФ. Партия ориентируется на людей старшего, «советского» поколения,  была основной антиназарбаевской силой в 90-е гг. (в 1999 г. на президентских выборах Абгильдин занял 2-место после Назарбаева). Но в последние годы КПК утратила этот потенциал, что было связано как с ужесточением буржуазно-авторитарного режима, так и естественным сокращением социальной базы. Кроме того, в 2004 г. в ней произошел раскол. Часть актива образовала параллельную Коммунистическую народную партию во главе с Владиславом  Косаревым.  Главной причиной раскола были противоречия в руководящем составе КПК, имеющие больше личностный, нежели идейный характер. КПНК является силой, в значительной степени лояльной действующей власти Казахстана, тогда как КПК вступила в коалицию оппозиционных буржуазных либералов, где находится на вторых ролях (Движение «За Справедливый Казахстан», во многом сходное с нашей «Другой Россией»). Обе партии не имеют никакого отношения к марксизму, признают частную собственность и выступают за «социализм путем реформ». КПК бойкотировала последние парламентские выборы, а на президентских поддерживала кандидатуру Туякбая, выдвинутого буржуазной оппозицией. КПНК же участвует во всех выборах с результатом в 1-2% голосов.
Большую известность в последнее время получило казахстанское отделение троцкистской организации «Социалистическое сопротивление», лидеров которого является Айнур Курманов. Эта организация активно участвует в различных гражданских протестах. В Казахстане нарастают протестные настроения различных групп населения, создаются соответствующие общественные движения. В частности, это Координационный совет дольщиков в Алма-Ате, общественные движения «Талмас», «Оставим народу жилье», Совет бесквартирных военнослужащих «СВ-БОМЖ». Кроме того, в мае 2009 г. было создано движение «Казахстан-2012», основу которого составили дольщики проблемных строительных кампаний и ипотечники. Это движение отличается выдвижением политическим лозунгов, таких требований как «заводы-рабочим» и «правительство в отставку», что является во многом следствием влияния «Социалистического Сопротивления». Можно констатировать, что троцкисты в Казахстане успешно применяют свою тактику содействия организации мелкобуржуазных протестных движений, пополняя их программу «радикальной» политикой. Эта протестность по сути не предлагает трудящимся ясной альтернативы существующему строю, не несет в себе научной идеологии. Поэтому, несмотря на уважение к людям, отстаивающим свои права в условиях авторитарного режима, надо констатировать, их действия являются пока лишь «выпуском пара». Организации же, осуществляющей грамотную пропаганду марксистского мировоззрения, в Казахстане, по всей видимости, еще не появилось. Развал экономики, низкий уровень культуры, слабость национальной интеллигенции — все это объективно препятствуют распространению научного мировоззрения, являясь благодатной почвой для различных мелкобуржуазных движений. В результате, даже массовые радикальные выступления трудящихся, как, например, летом 2006 г. в пригороде Алма-Аты Шаныраке, где происходили настоящие бои между полицией и жителями пригорода, недовольными сносом их домов, не приводят к распространению коммунистического мировоззрения среди трудящихся Казахстана.
Нарастающее недовольство проявляется и в акциях протеста рабочего класса. Так, осенью 2008 г. произошла серия забастовок шахтеров в Карагандинской области (организованная профсоюзом «Защита»), летом бастовали работники вагоноремонтного завода в Алма-Ате. Однако эти разрозненные выступления не могут слиться в общий поток антибуржуазного движения, так как отсутствует организующая сила – марксистская партия.
Казахстан – одна из наиболее экономически развитых стран СНГ, объединенная с Россией в рамках «Единого экономического пространства». На примере Казахстана, в частности, видна империалистическая сущность современной РФ, связанная с сырьевой ориентацией ее экономики. Сотрудничество России и Казахстана в нефтегазовой и энергетической сфере является одной из перспективных направлений. В нефтегазовой отрасли сотрудничество развивается также по линии совместной разработки казахстанских месторождений. Россия в проектах по недропользованию на территории Республики Казахстан занимает четвертое место. Инвестиции в данную отрасть представлены двумя российскими инвесторами — АНК «Башнефть» и ОАО «ЛУКОЙЛ». В нефтяной отрасли Казахстана компания «ЛУКОЙЛ» участвует в таких крупных проектах, как Тенгиз и Карачаганак. Кроме того, «ЛУКОЙЛ» готов расширять свое присутствие в Казахстане, вести не только разработку готовых месторождений, но и разведочные работы. Таким образом, на примере Казахстана видно, что Россия – это региональная империалистическая держава, с развитой (хотя и однобоко) экономикой, имеющая свои особые интересы на пространстве СНГ и активно отстаивающая их.
Можно констатировать, что реставрация капитализма привела к экономической и политической деградации Казахстана, возрождению различных средневековых «традиций». Страна была отдана на растерзание подонкам-вырожденцам из бывшей КПСС, вообразившим себя шахами из восточных сказок, которые вольны повелевать рабами, создающих свои карикатурные «культы личности». На эксплуатацию трудящихся накладывается их политическое бесправие, как когда-то в царской России. Однако пока все силы, выступающие против этого положения – это либо организации ностальгирующих по СССР пенсионеров во главе с пробуржуазным руководством (КПК и КНПК), либо группы радикальной молодежи (вроде последователей Троцкого из «Социалистического Сопротивления»), поддерживающие любой стихийный протест, но неспособные вносить в него сознательный элемент и выдвинуть четкую коммунистическую альтернативу (все ограничивается лишь отдельными «политическими лозунгами», значение которых, похоже, непонятно для самих активистов подобных движений). Поэтому дело за появлением марксистской партии, которая сможет объединить передовую часть рабочего класса и интеллигенции и повести за собой трудящихся на уничтожение буржуазной диктатуры. Создание такой партии – процесс тяжелый и длительный, который будет стоить значительных жертв. Однако он неизбежен, ибо даже восточным деспотам не под силу отменить законы общественного развития.