От экономизма к анархо-синдикализму

В газете РКРП «Трудовая Россия» разгорелась дискуссия. За подписью Ферберова и Пугачева вышла статья «О народных предприятиях, о кооперации и обобществлении», в которой разбирается выдвинутый персеком Кировского обкома РКРП Туруло лозунг на создание народных предприятий.  Поводом к «разбирательству» послужили претензии ряда членов РКРП, которые борются против экономизма, предъявленные к заявлению Туруло в его интернет-блоге депутата ЗС Кировской области. Заявление недвусмысленно озаглавлено: «Рациональная модель экономики как альтернатива частной собственности!». Приведу текст полностью:

«Все ранее предложенные механизмы финансового сектора предполагали вливание денежных средств в банковские структуры, которые вместо удешевления ресурсов вздували банковскую ставку, тем самым банки занимались либо спекуляциями с ликвидностью, либо её переводом в валюту, ожидая обесценивания рубля. Подобный пример немедленно заразил олигархический капитал и пошла цепная реакция сверху донизу. Стало невыгодно что-то производить и отдавать долги, в том числе и по заработной плате. Экономика остановилась. Выжили только те, кто занимался реальным делом с учётом элементов развития.

Попытки перевода экономики на инновационные рельсы сталкиваются с законодательным противоречием – затратами на использование бюджетных денег на научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую деятельность, с одной стороны, «распиловкой» неимоверно больших денег под инновации, с другой. Таким образом, обострилась проблема собственника капитала. На лицо проявилась неспособность формировать завершённые и замкнутые экономические процессы с социально-значимыми эффектами и систематизировать использование собственности в рамках сочетания прав и обязанностей, а, значит, интересов внешней среды (потребителей) и внутренней (работодателя и работника). Об этом свидетельствуют события на ОАО «Силикат» (п. Стрижи), ОАО «Молот» (г. Вятские Поляны), ОАО «Эликон» (п. Мурыгино) и т.д.

Выходом из сложившейся ситуации могла бы явиться передача права собственности трудовому коллективу, что породит смену мотивации рабочих (будут не зарабатывать деньги, а создавать результат, обеспечивающий гарантированную зарплату), а значит, возрождение экономики.

Но как это сделать?

Первый путь – смена системы власти и установление новой системы отношений. Однако подобное по понятным причинам пока под вопросом.

Второй путь – сделать возможным передачу собственности предприятий в доверительное управление трудовому коллективу с правом последующего её выкупа (выделение мое – И.Г.). Понятно, что должен иметь место соответствующий федеральный закон, прописывающий сам порядок и процедуры передачи, выделение государственных субсидий на выкуп аналогично тому, как это делается в США, Бразилии, Аргентине, Испании и других странах.

Принятие такого закона было инициировано мною на заседании Законодательного Собрания Кировской области, начато формирование рабочей группы. Выражается готовность включить в неё всех, кто заинтересован создавать условия для саморазвития территорий и особенно градообразующих предприятий.

Вопрос в одном – захотят ли наши правящие эшелоны власти реализовать рациональную модель экономики?»

Из текста Туруло прекрасно видно, что он знает два пути выхода из кризисной ситуации: первый путь революционный, выраженный достаточно туманной фразой «смена системы власти и установление новой системы отношений», второй же открыто синдикалистский – передача собственности коллективу работников. Напомню, что вопросы об анархо-синдикализме кировского РКРП поднимались по ходу дискуссии с тов. Курмеевым (№3,5 ГК) по ключевым вопросам тактики коммунистической борьбы. Тогда обвинение против кировчан в анархо-синдикализме Курмеев отверг, объявив синдикализм индивидуальной политической позицией Соколова – члена РКРП, который был автором достаточной забавной статьи о борьбе «социалистических отношений с капитализмом» в рамках буржуазного общества. Далее пермский обком написал открытое письмо в Киров (№6 ГК) о недопустимости взглядов Соколова, а Соколов, в свою очередь, со своим другом троцкистом Вохминцевым (известный интернет-псих, под сетевым именем «Кружилин»), накатали, в свою очередь, свой «ответ» на полстраницы (там же). На том и порешили. Мы остались при мнении, что РКРП заражена экономизмом, а самые честные и последовательные экономисты уже давно скатились в анархо-синдикализм, а Курмеев и пермский обком РКРП продолжили считать, что никакого экономизма нет, а есть единичные ошибки «товарищей по борьбе». Соколов в личной переписке никогда не скрывал, что в Кирове давно существует общая идейная установка, что синдикализм до революции – это движение к социализму, а после революции – реакция. Записка Туруло подкрепляет эти сведения.

Такие нелепые «кировские» взгляды в зачаточной форме проповедуют почти все члены РКРП, но была надежда, что откровенный кировский анархо-синдикализм партия сможет распознать. Это оказалось не так. Только у ничтожной части руководства РКРП возникли «претензии» к Туруло и турульцам с их деятельностью и с их заявлениями. Данные товарищи, все еще стоящие на позициях марксизма, и спровоцировали эту дискуссию в газете «Трудовая Россия». Таким образом, из нашего «местечкового» разбирательства тема синдикализма кировской РКРП стала центральной для партийной аудитории. Казалось бы, что тема крайне важная и, что логично партийные руководители озадачились разобраться в ней, но это только видимость. Логичность состоялась благодаря нелогичности пребывания ряда грамотных марксистов в рядах руководства РКРП, так как не понятно на кого они опираются, есть ли хоть какие-то здоровые (в идейно-теоретическом смысле) партийцы в РКРП? Вернемся к материалу.

Ферберов и Пугачев своей статьей, оправдывающей Туруло, задокументировали экономизм РКРП. Если отбросить дипломатическую шелуху и разного рода «примирение» своих взглядов с историей, то авторы прямо заявляют, что (1) при малоразвитом классовом сознании необходим этап расцвета экономизма. Цитирую: «Ну, вот нет сейчас у масс российских рабочих не только передового классового сознания и сопутствующей ему политической борьбы, но нет пока и настоящей экономической борьбы — как борьбы класса. Реальность такова, что рабочий класс России пока — класс в себе. Рабочие пока даже не осознают себя классом, не понимают не только коренных своих интересов, но даже и к борьбе за сиюминутные интересы не готовы… И, следовательно, быстрое привнесение коммунистического сознания в стихийное рабочее движение пока малореалистично за отсутствием такового движения. Эти лозунги, как ни крути, поднимают рабочих хотя бы на такую борьбу, хотя бы на тот уровень, какой сегодня возможен, на уровень осознания себя если не классом, то пока хотя бы коллективом».

(2)  коммунисты фактически снимают с себя обязанности по привнесению политического сознания, так как всецело делают ставку на то, что рабочие самостоятельно выработают понимание необходимости политической борьбы «опытным путем» в ходе бесконечного ряда поражений. Цитирую: «Пора уже понять, что только в борьбе (пока по необходимости экономической) рабочий класс может сорганизоваться, выдвинуть из своей среды лидеров, получить опыт классовой борьбы, убедиться на этом опыте в необходимости перехода к борьбе политической. Вот нет другого пути, как бы ни хотелось».

(3) анархо-синдикализм бывает полезен, когда нет сильного рабочего движения. Цитирую: «Так что лозунги, выдвинутые кировчанами и т. Туруло, — не «опускают» нашу пропаганду до уровня сегодняшнего рабочего движения. Уровень движения пока существенно ниже, чем эти лозунги. Это движение в подавляющем большинстве рабочих коллективов вообще отсутствует».

Так есть ли необходимый этап подъема экономической борьбы, в котором коммунисты слепо следуют за стихией рабочего движения? Ленин в работе «Что делать?» указывает: «Верно ли это, что экономическая борьба есть вообще «наиболее широко применимое средство» для вовлечения массы в политиче­скую борьбу? Совершенно неверно…

Во времена давно, давно прошедшие (год тому назад!..) «Раб. Дело» писало: «Бли­жайшие политические требования становятся доступными для массы после одной или, в крайнем случае, нескольких стачек», «как только правительство пустило в ход полицию и жандармерию» (№7, стр. 15, август 1900 года). Эта оппортунистическая теория стадий в настоящее время уже отвергнута Союзом, который делает нам уступку, заявляя: «нет никакой необходимости с самого начала вести политическую агитацию только на экономической почве» («Два съезда», стр. 11). Будущий историк русской со­циал-демократии из одного этого отрицания «Союзом» части своих старых заблужде­ний увидит лучше, чем из всяких длинных рассуждений, до какого принижения дово­дили социализм наши «экономисты»! Но какая же наивность была со стороны Союза воображать, что ценой этого отказа от одной формы сужения политики пас можно по­будить согласиться на другую форму сужения! Не логичнее ли было бы и тут сказать, что экономическую борьбу следует вести как можно более широко, что ей всегда сле­дует пользоваться для политической агитации, но «нет никакой необходимости» счи­тать экономическую борьбу наиболее широко применимым средством для вовлечения массы в активную политическую борьбу?».

Ленин учит нас, что наша задача не сужать все до экономической борьбы, не зацикливаться на экономической борьбе, а лишь использовать ее для привнесения политического сознания в массы, наряду с другими средствами. Что сегодня делает политика РКРП в рабочем движении? Изолирует партию от рабочих масс, тем, что сосредотачивается на работе исключительно с «боевыми» профсоюзами. Как РКРП работает с «боевыми» профсоюзами? Естественно, что всячески помогают и проч., но политически-то плетется за ними. «Рабочие лидеры», вроде Этманова, наживают себе политический капиталец, а влияние РКРП стремиться к нулю. Во-первых, все «классовые и боевые профсоюзы» — это ничтожная часть рабочих масс, во-вторых, даже в этих ничтожно маленьких коллективах коммунистам нечего сказать рабочим. Коммунисты могут только «бороться рука об руку». Пресса у РКРП не выдерживает критики, талантливых агитаторов нет, потому что агитация крутиться вокруг призывов к немедленной экономической борьбе. Как РКРП собирается влиять на рабочих? Правильно, путем примера собственной «самоотверженной» борьбы. И не важно, за коллективную собственность, за социализм или за 10% к зарплате. Главное что борьба!

Борцовский фетишизм «коммунистов» имеет философские корни позитивизма и прагматизма.  Практика трактуется как критерий истины намеренно в противовес теории. Выпячиваются «насущные» цели, которые дороже любой программы действий. По тексту Ферберова и Пугачева это хорошо видно.

Туруло же, которого оправдывают авторы, прямо стоит за философский прагматизм. Для кировской организации РКРП истина – это то, что полезно или эффективно. Сам персек «творчески применяет» и активно пропагандирует праксиологию (методологическая концепция прагматической философии). А ведь прагматизм – это один из главных врагов марксизма на современном этапе. Но это не важно, ведь «практика критерий истины». А практика за Туруло, он депутат, у него крупная региональная организация, влияние (хоть и весьма поверхностное) в своем регионе, а значит, он прав и правильно делает. Ошибка в том, что в РКРП любой результат воспринимают как правильный. Потому что нет общей теоретической постановки вопросов о стратегии и тактике коммунистического движения. Есть общие слова, есть болотистое протестное сознание масс и есть страх руководителей растерять эти массы.

В своем стремлении увлечь рабочих борьбой, наши авторы даже докатились до синдикализма. Они не просто оправдали Туруло, они вместе с Туруло пошли по «второму» пути. Но не при каких обстоятельствах коммунисты не должны отступать от экономической программы коммунизма. Это открытый ревизионизм утверждать, что синдикализм бывает полезен. Синдикализм – это крайне опасное идейное течение, которое существует на основе «рабочего» невежества и мелкобуржуазной революционности. Синдикализму нужно везде и всяческий навязывать бой.

 

Комментарии закрыты.