Воинствующее мещанство в прямом действии

В левых и либеральных кругах среди всякой политизированной швали опять восторженный стон и визг – т.н. арт-группа «Война» перевернула ментовскую машину. Для марксиста это не повод для восторгов, а повод поговорить о классовой сути подобных «перфомансистов». Чем и займемся.

Первый вопрос, который должен задать каждый хоть немного сведущий в политике человек, это вопрос о том, какую идеологию они выражают и чьи интересы защищают. Формально они декларируют, что они против капитализма, против государства, против мещанства (т.е. как они называют, «потребительского общества»), и представляют свои действия как протест против «системы». Однако ввиду того, что либо мозги идеологов не загружены знаниями об обществе, в котором они живут и действуют, либо идеологи сознательно выражают богемное мировоззрение, их протест не только не опасен для «системы», но и вполне укладывается в мэйнстрим буржуазного общества, помогает пропаганде капиталистических норм и ценностей.

Возьмем, например, нездоровый интерес группы к вопросам секса. Они и устраивали групповой половой акт в музее (как бы протестовали против «Единой России», но этого никто не понял), и засовывали во влагалище курицу в знак протеста против потребительства, и рисовали половой член на мосту. Да и вообще, эта тема является единственным источником их вдохновения. Убери все сексуальные темы из их «творчества», и привлечь внимание им будет совершенно нечем. Я не буду останавливаться на психиатрической стороне дела, хотя психиатрами и без привлечения Фрейда давно доказано, что психические расстройства дают широкое проявление животных инстинктов в поведении, и особо важную роль тут играет сексуальное поведение, в патологии которого перетекают общие психические отклонения. Предположим, что интерес к данной теме вызван не вуайеризмом, а, например, убеждениями. Они трахались перед камерами не потому, что их греет мысль о том, что их половой член или сиськи выложат на Ю-тюб, а потому, что «революция сказала: надо». Для них это лестно, но предположим. В душе им было неуютно и противоестественно, но надо – значит надо.

И тут встает вопрос, а к чему и к кому апеллируют эти деятели, когда выбирают именно эту форму выражения своих «мыслей»? К пролетариату? Пролетарий секс, конечно, любит, им активно занимается (как любой трудоспособный человек), однако в цехах практики «свального греха» не замечено даже в самых нездоровых пролетарских коллективах, не говоря уже о здоровых, в которых вообще не принято обсуждать, кто и как с женой, любовницей или проституткой, в каких позах и сколько раз. Пролетарий не демонстрирует свою половую жизнь, как не демонстрирует вообще свою личную жизнь, потому что подобная демонстрация попросту асоциальна, она разрушает коллектив, передает несвойственные ему функции. Коллектив всегда имеет какую-то задачу или цель, люди объединяются в коллективы не просто так, и если тащить весь интим в цех, то в таком коллективе будет невозможно работать. В цеху демонстрируются в первую очередь профессиональные качества, и все остальное будет чужеродным и будет отсекаться. Дураков, которые в курилке постоянно пристают с разговорами о порнухе и блядях, на любом заводе научат уважению к коллективу путем пары подзатыльников. Потому нормальный трудовой человек на людей, которые всюду демонстрируют половые органы, смотрит в лучшем случае как на юродивых дурачков, а это значит, что ни к каким их идеям он прислушиваться не будет, и транслировать на него таким образом какие-то мысли бесполезно. Клоунов – посмотрит, что ж не посмотреть, как какая-то отмороженная дура засовывает разные предметы туда, куда положено совать совсем другое.

Таким образом, на кого рассчитывают эти «войнушники»? Правильно, на мещан: на прослойку мелкой буржуазии, прикормленной прислуги, рабочей аристократии, которая по своему мировоззрению и целям вполне буржуазия, которая перенимает ее образ жизни и поведение, но по материальному положению пока что не может, например, нарисовать из забавы на мосту член или устроить групповушку. Убогая по своему мировоззрению, эта прослойка мелких буржуа реализовывает свои СПЕЦИФИЧЕСКИ БУРЖУАЗНЫЕ ценности в патологическом интересе к порнографии, например, или в скандальности, или в примитивной «войне с ментами», которая питает свои корни не столько из протеста против насилия государства над определенным классом в вопросах экономики и собственности на средства производства, сколько из невозможности при наличии ЛЮБОЙ полиции раскрыть свои индивидуалистические наклонности в полной мере – например, практиковать педофилию. Именно на нее и транслирует свои «идеи» группа «Война» вкупе с малолетними прыщавыми вуайеристами из ДСПА.

Причем эти идеи и по форме, и по содержанию никоим образом не выходят за пределы мелкобуржуазного мышления и крутятся вокруг анархической парадигмы. Может ли рабочий класс на данном этапе протестовать против государства вообще? Ни в коем разе: сознательный рабочий понимает, что без государственно организованного насилия он не сможет провести ни одного действительно революционного мероприятия, без собственных карательных органов он неизбежно проиграет в борьбе с контрреволюцией. О какой борьбе с потребительством среди пролетариата может идти речь, когда пролетарий в буржуазных условиях не имеет физической возможности потреблять больше жизненно необходимого? Наоборот, рабочий класс заинтересован в поднятии уровня потребления каждого члена общества, а вовсе не в пропаганде аскетизма. Потому что пропаганда «против потребления» без пропаганды социального равенства, которое предполагает потребление по потребностям, сегодня фактически есть реакционный призыв к пролетарию оставить мечту о комфорте, которым пользуется буржуазия. Совершенно не случайно закрепилась в средние века социальная роль монастырей, которые оттягивали на себя наиболее мыслящие или отчаявшиеся слои разорившегося крестьянства, как инструмента управления протестом. Точно так же и тут – рабочий, который хочет пользоваться, например, самыми новыми мобильными телефонами, но не видит к этому средств, агитируется «войнушной» богемой, что ему это вовсе и не нужно. У тебя сименс 1998 года выпуска еще пашет? Ну и не рыпайся, пролетарий. Коммунизм, правда, рассматривает вопрос об удовлетворении только РАЗУМНЫХ потребностей, однако о каком разуме может идти речь у людей, которые берут себе прозвище «Леня Е..тый»?

Но, предположим, революция свершилась, рабочий класс взял в руки власть. Как вы думаете, что будет делать эта «Война» в социалистическом государстве? Вот закинуть ее сейчас на Кубу или в СССР образца 1926 года… Включится в пропаганду коммунистического образа жизни? Пойдет на завод пропагандировать повышение производительности труда? Как бы ни так. Будут «бороться с автомобилизмом», переворачивая машины ударников труда и академиков, будут «бороться с бюрократизмом», запуская тараканов в советские учреждения или бегая голышом и онанируя по исполкому, будут «бороться с потребительством» путем разбрасывания дерьма в универмагах и т.д., выкидывая «архиреволюционные» коленца, будут развлекать мещанскую публику и давать пищу для инсинуаций буржуазным «голосам». Ведь это все уже было: и футуристы, и анархисты, и «безмотивцы», и женщин «обобществляли», и предметы «буржуазного искусства» в навозе топили, и всех их Советская власть прикладом гнала в шею от светлых идей революции. Как вы думаете, будет ли любая рабочая власть церемониться с этими «революционерами»? Примут ли рабочие это дурно пахнущее испражнениями мещанского разума «революционное искусство»? Полагаю, что нет. И отправятся эти протестанты кукарекать в места не столь отдаленные от Магадана и весьма далекие от телекамер. И это будет правильной оценкой их сегодняшней деятельности.

А.Лбов