Борьба рабочих за сиюминутные интересы

Наше общество и все цивилизованные общества до нашего, были классовыми, а значит, было социальное расслоение, разделение людей на богатых и бедных.

В первобытном обществе не существовало экономического превосходства одних над другими, но даже там выделялись авторитеты, более умные, более сильные члены рода, которые впоследствии выросли в старейшин, вождей и начинали распределять общественный продукт, когда достаток общества стал позволять это.

Последующее расслоение дало нам рабовладельческое общество, рабов и свободных людей, а потом и феодальное, где феодал владел средствами производства, то есть землей, а крестьянин фактически являлся рабом феодала и прилагался к земле как орудие производства.

Дальнейшее развитие городов, разложение мелкого ремесленного производства, появление мануфактуры дало начало капиталистическому производству. Паровая машина позволила развивать крупное промышленное производство, расширять торговую деятельность, создала всемирный рынок. Бывшие крестьяне и ремесленники становились наемными рабочими, теми, кто продает свою способность к труду капиталисту.

На этом этапе появляется экономическая борьба, так как рабочий и капиталист имеют противоположные интересы. Капиталист стремится получить наивысшую прибыль при минимальных затратах, а рабочий получать зарплату, которой хватает не только на поддержание жизни семьи. До этого борьба классов носила еще менее сознательные формы –  восстания рабов, крестьянские войны и бунты, но до капитализма угнетенные классы лишь были орудием в руках нового прогрессивного класса эксплуататоров. Сначала класса феодалов, затем класса буржуазии.

 

Сущность экономической борьбы

 

Главная причина возникновения экономической борьбы рабочих лежит в противоположности труда и капитала, капиталиста и наемного рабочего. Рабочий не имеет ничего, кроме своего рабочего времени, и он вынужден продавать его капиталисту, чтобы иметь средства для поддержания жизни. Капиталист имеет средства производства, капитал, и средства для найма рабочего, из которого он извлекает прибавочную стоимость. Для того, чтобы процесс извлечения прибавочной стоимости и накопления капитала был понятен, следует здесь привести цитату из работы Маркса “Заработная плата, цена и прибыль”:

 

“Для производства среднего количества жизненных средств, необходимых данному рабочему ежедневно, требуется 6 часов среднего труда. Предположим, кроме того, что 6 часов среднего труда воплощаются также в количестве золота, равном 3 шиллингам. Тогда 3 шилл. будут ценой, или денежным выражением, дневной стоимости рабочей силы этого рабочего. Работая по 6 часов в день, он ежедневно производил бы стоимость, достаточную для того, чтобы приобрести среднее количество необходимых ему ежедневно жизненных средств, то есть чтобы поддерживать свое существование в качестве рабочего.

Но этот человек — наемный рабочий. Поэтому ему приходится продавать свою рабочую силу капиталисту. Продавая ее за 3 шилл. в день, или за 18 шилл. в неделю, он продает ее по ее стоимости. Предположим, что он — прядильщик. Если он работает 6 часов в день, то он ежедневно присоединяет к хлопку стоимость в 3 шиллинга. Эта стоимость, ежедневно присоединяемая им к хлопку, представляет собой точный эквивалент его заработной платы, или ежедневно получаемой им цены его рабочей силы. Однако в этом случае капиталист не получил бы никакой прибавочной стоимости, или прибавочного продукта. Здесь мы наталкиваемся, таким образом, на действительное затруднение.

Покупая рабочую силу рабочего и оплачивая ее стоимость, капиталист, как и все другие покупатели, приобрел право потреблять купленный товар, пользоваться им. Подобно тому, как машину потребляют или используют, приводя ее в движение, так и рабочую силу человека потребляют и используют, заставляя его работать. Оплатив дневную или недельную стоимость рабочей силы рабочего, капиталист тем самым приобрел право использовать эту рабочую силу, или заставлять ее работать в течение всего дня или всей недели“.

 

Дело в том, что любое капиталистическое производство должно приносить прибыль, которая получается как раз из прибавочной стоимости. Из цитаты выше видно, что из стоимости в 3 шиллинга, которую рабочий создает во время трудового дня, ему выдается зарплата в 3 шиллинга, то есть стоимость, произведенная рабочим, равна стоимости его рабочего времени. Но если бы при капитализме заработная плата была равна стоимости произведенного продукта, то это был бы не капитализм. Собственнику средств производства, чтобы обеспечить личную прибыль и развитие своего бизнеса, нужно, чтобы рабочий во время трудового дня создавал не только продукт, за который ему платят деньги, но еще и продукт, за который рабочему ничего не платят. Средства, которые получаются из продажи товара, за производство которого рабочему не заплатили, и составляют личную прибыль капиталиста и фонд дальнейшего умножения его капиталов. То есть, прибавочная стоимость – стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом.

Данные выводы не стоит принимать буквально. То есть буржуазия не разделяет четко время, которое рабочий работает на свою зарплату, и время, которое создает прибавочную стоимость для капиталиста. Рабочий создает товар из сырья и материалов, которые в свою очередь тоже содержат в себе чей-то труд, у которого также есть стоимость. Присоединяя свой труд к материалу, который, допустим, уже представляет собой конечную стадию создания товара, он создает определенную стоимость. Эта стоимость уже включает в себя прибавочную стоимость, и она должна разделиться между капиталистом и рабочим. Больше ни из чего, кроме как из этой стоимости, не может получиться зарплата рабочего и прибыль капиталиста.

 

“Если вычесть из стоимости товара стоимость, возмещающую сырье и другие затраченные на него средства производства, то есть если вычесть стоимость, представляющую содержащийся в товаре прошлый труд, то остальная часть стоимости товара сводится к тому количеству труда, которое присоединено рабочим в последнем производственном процессе. Если этот рабочий работает 12 часов в день, а 12 часов среднего труда кристаллизуются в количестве золота, равном 6 шилл., то эта присоединенная стоимость в 6 шилл. представляет собой единственную стоимость, которую создал его труд. Эта, определяемая рабочим временем, данная стоимость представляет собой единственный фонд, из которого и рабочий и капиталист должны извлекать каждый свою часть, или долю, единственную стоимость, подлежащую делению на заработную плату и прибыль. Очевидно, что сама эта стоимость не изменится, в каких бы разнообразных соотношениях она ни распределялась между этими двумя сторонами. Ничего не изменится также, если вместо одного рабочего взять все рабочее население или вместо одного рабочего дня взять, например, 12 млн. рабочих дней.

Так как капиталист и рабочий могут распределить между собой только эту ограниченную стоимость, то есть стоимость, измеряемую всем трудом рабочего, то чем больше получает один, тем меньше получает другой, и vice versa. Если дано определенное количество, то всегда одна его часть будет увеличиваться в том же отношении, в каком уменьшается другая. Если заработная плата изменяется, то прибыль изменится в противоположном направлении. Если заработная плата понижается, то прибыль повысится; если заработная плата повышается, то прибыль понизится. Если рабочий получает, как мы предположили раньше, 3 шилл., равные половине созданной им стоимости, то есть, иными словами, если весь его рабочий день состоит наполовину из оплаченного и наполовину из неоплаченного труда, то норма прибыли составит 100%, так как капиталист получит тоже 3 шиллинга. Если рабочий получает только 2 шилл., или работает на себя только ⅓ всего дня, то капиталист получит 4 шилл., и норма прибыли составит 200%. Если рабочий получает 4 шилл., капиталист получит только 2, и норма прибыли опустится до 50%”. (К.Маркс “Заработная плата, цена и прибыль”).

 

Это еще один довод к тому, что экономическая борьба рабочих является следствием противоположности интересов пролетариата и буржуазии. Чем больше доход капиталиста, тем меньше зарплата рабочих, и наоборот, чем выше оплата труда рабочих, тем меньше норма прибыли капиталиста.

Поскольку капиталист является собственником средств производства, пролетариат не может распределять в свою пользу доход полученный от реализации произведенного им товара. Являясь хозяином производства, давая рабочим возможность зарабатывать средства к существованию, он вправе назначать любое вознаграждение за выполненную работу. Таким образом, чем сильнее обкрадывает буржуа своих рабочих, тем отчаяннее они борются за достойную зарплату.

 

 

Формы экономической борьбы

 

 

Часто под экономической борьбой понимают открытое выступление рабочего коллектива против произвола буржуа. В самом деле, в начале пути развития капиталистического производства фабричные и заводские рабочие подвергались самой жесточайшей эксплуатации: рабочий день длился больше 12 часов, жили рабочие в халупах при заводах, получали минимально нужную для жизни зарплату, не были защищены ни пенсионным, ни трудовым, ни медицинским законодательством. В общем и целом, рабочие находились в тяжком положении. В таких условиях стихийные бунты и восстания были не редкостью, и всеобщие рабочие стачки, как, например, в России, являлись одним из способов воздействия на буржуазию.

Но сейчас все изменилось, при гораздо более человечных условиях труда в России, при существовании трудового и других законодательств, защищающих права рабочих, нельзя говорить о нечеловеческих условиях труда, так как это не так. Рабочие за более чем триста лет капитализма завоевали себе сносные условия существования. По крайней мере, в развитых странах. Хоть ситуация и изменилась, но борьба так и осталась, ибо какую бы форму капитализм не принимал, суть у него всегда одна и та же, противоположность интересов двух классов не пропала, лишь немного сгладилась. По-прежнему, буржуазия при каждом удобном случае обманывает и обкрадывает пролетариат, хоть и облачает это в безобидные формы и зачастую провозглашает подобные действия благом. Само собой, экономическая борьба остается, но приобретает другие формы, коих множество.

Основной формой коллективной экономической борьбы является профсоюз. Профсоюз — организация рабочих, защищающая его первичные интересы. С помощью профсоюзов добиваются повышения зарплат, сокращения трудового дня, улучшения условий труда. Наиболее многочисленное профсоюзное объединение современной России – Федерация независимых профсоюзов России — подвергается во многом справедливой критике за то, что входящие в ФНПР профсоюзы на практике зачастую не защищают интересы наемных работников. Они являются скорее «отделом администрации предприятий по социальной политике», кроме того, открыто опираются на поддержку правящей партии «Единая Россия». Однако надо отменить, что в случаях действительно массового протеста ФНПРовские профсоюзы могут проводить и более независимую политику, как это было в 1990-е годы.

Кроме ФНПР в России существует еще несколько профсоюзных объединений, в частности, Всероссийская конфедерация труда (ВКТ), СОЦПРОФ и т.д. Их отличает в первую очередь склонность к радикальным методам борьбы с использованием западного опыта забастовок и демонстраций.

В последние годы наблюдается некоторый рост влияния альтернативных объединений в рабочей среде, связанный с запросами наемных работников на более решительное отстаивание своих трудовых прав. Однако в политическом плане эти профсоюзы (обычно именуемые «независимыми» или «боевыми») занимают столь же пробуржуазную позицию, как и ФНПР.

Профсоюз, по сути своей, элемент капитализма, поэтому нелепой выглядит идеализация радикальных профсоюзов некоторыми «левыми» в качестве проводников «независимой рабочей политики». «Боевые» профсоюзы во всем мире часто бывают махрово антикоммунистическими, хотя конечно, сам опыт радикальных форм борьбы может оказаться полезен для пробуждения классового сознания. Также экономическая борьба может происходить в индивидуальном порядке, с помощью иска в суд, при помощи юристов и т.д. Еще экономическая борьба может проявляется и в споре с начальством, когда коллектив работников «продавливает» необходимое решение.

В общем, можно сказать, что экономическая борьба – это борьба пролетариата против буржуазии, которая может принимать любые формы и смысл которой в том, чтобы защищать первичные интересы пролетариата.

 

Отношение коммунистов к экономической борьбе

 

 

Экономическая борьба является наиболее ясной и простой частью классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией.

Все предшествующие общества были классовыми, как это говорилось выше. Более того, переход из одного в другое всегда совершался революционным путем. Буржуазия выросла под крылом феодалов, потом, достаточно окрепнув, уничтожила феодализм при помощи угнетаемых классов в лице крестьянства и пролетариата, тем самым сменила один классовый строй другим, изменив только форму эксплуатации. Марксизм же стоит на позициях установления общества без классов, без эксплуатации, движение и развитие которого происходит исключительно совместными сознательными действиями всех людей. Поэтому, в отличие от закономерной, но все же стихийной буржуазной революции, социалистическая революция, как и диктатура пролетариата, может иметь только сознательный характер.

Классовая борьба, которую должен вести пролетариат, проявляется в трех формах: 1) экономическая борьба, т.е. борьба за первичные интересы рабочего класса, ведется самим рабочим классом; 2) политическая борьба, которая подразумевает под собой борьбу пролетариата под руководством коммунистической партии, нацеленную на свержение и уничтожение буржуазии; 3) теоретическая борьба, борьба за чистоту марксисткой теории – основы научного пролетарского мировоззрения, уменьшение влияния буржуазной идеологии на рабочий класс.

В работе Ленина “Что делать?” сформулированы выводы о том, что экономическая борьба пролетариата идет на пользу политической исключительно путем пропаганды марксистских идей среди рабочего класса, за счет роста влияния коммунистов. Технические вопросы самоорганизации рабочего класса при экономической борьбе опустим. Говорить, что коммунисты должны пресмыкаться перед экономизмом, потому что в ходе борьбы рабочие вырабатывают формы организации – это похабщина и с точки зрения марксизма, и с точки зрения здравого смысла.

 

“Мы сказали, что социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть принесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п. Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоретическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста рабочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у революционно-социалистической интеллигенции”. (В. Ленин «Что делать?»)

 

То есть экономическая борьба происходит и всегда происходила независимо от влияния на нее коммунистов. Задача коммунистов состоит именно в том, чтобы внести в рабочую среду научное обоснование коммунизма, объяснить необходимость двигаться дальше, не останавливаясь на достижении чисто экономических успехов. Для этого необходимо создавать газету, как орган идеологической пропаганды и агитации, как средство донесения марксизма до рабочего класса и выработки теоретической платформы партии.

Смотри также:

Акты экономической борьбы на Западе