Мы непобедимы. Еcли мы едины?

Если провести исследование по поводу т. н. левого движения, то самым частым и наиболее востребованным является прожект объединения разрозненных групп и организаций в единое целое. Ничто не может быть настолько простым, чем эта распространенная мысль о единстве «всех левых сил» (1).

Аргументация, как правило, подменяется парой-тройкой глупых банальностей. К примеру, раз у всех левых якобы «единый враг», так почему бы и действовать вместе? И вот: у всех существует «острая» необходимость искать «точки соприкосновения», а не «ругаться и критиковать». А в будущем (гипотетическом) единстве все левые должны вести «плодотворную дискуссию» и таким образом, видимо, вырабатывать правильные пути «общей» борьбы. Как завещал великий грек: «В споре рождается истина».

 

Такой взгляд есть не что иное, как политическая беспринципность. Кошмарная теоретическая путаница ― вот та единственная «платформа» всех платформ, на которой (уже) стоит все левое движение.

И все же разберемся.

Как нам кажется, тут есть несколько важных вопросов, по которым и нужно работать. Первый вопрос заключается в том, для чего конкретно объединяться? Для каких конкретных действий, для какой конкретно борьбы? В сущности, нам предлагают жертвовать разногласиями в идеологии. Но разногласия в теории это и разногласия в тактике, в конкретных действиях. Никак по-другому быть не может. Если, конечно, исключить беспринципность и идейную всеядность протестного сознания, которому совсем не нужна теоретически обоснованная тактика, достаточно быть просто «против».

Коммунисты не могут объединяться с другими политическими силами против «вообще капитализма». Потому что задача коммунистов не просто свалить то или иное буржуазное правительство, не просто «обобществить» собственность (по типу национализации буржуазным государством) и не просто получить некоторые «послабления», задача коммунистов — революционная, т.е. коренная смена общественного строя.

Для коммунистов возможны только узкотактические союзы. Таким образом, объединиться по прожектам леваков получится только на базе одной «деятельности» — акционизма, чтобы вместе потолкаться на митингах и других акциях протеста. Вот такая «платформа» для объединения годится. Но что думают коммунисты об акционизме и митинговщине? Ответ понятен (2).

Вопрос второй, чисто идейный. Являются ли «исторические детали» – разногласия в идеологии — важными? Есть ли антагонизм между коммунизмом (т.н. сталинизмом) и троцкизмом или анархизмом, например? Безусловно, есть. Во-первых, коммунистическая идеология (а значит, и пропаганда) должна отвечать на исторические вопросы. Тем более, если эти вопросы касаются таких архиважных общетеоретических вещей, как построение социализма, сущность социалистического государства, роль товарных отношений и проч.

Во-вторых, содержание этих «исторических деталей» — не что иное, как история идейно-теоретической борьбы в коммунистическом движении. Что за недоумки будут игнорировать опыт предыдущих поколений? Это значит целенаправленно наступать на старые грабли. Идейно-теоретическая и организационная борьба в коммунистическом движении вписана в теорию марксизма. Борьба против мелкобуржуазных революционных теорий – одна из составных частей теории марксизма. Игнорировать такие вопросы, пусть даже и в «практике»-тактике — значит сдаваться врагу.

Вопрос третий. С кем нам предлагают вступать в союз? Идейными основами оппортунизма становятся домарксовы формы социализма, «теоретическое» наследие мелкобуржуазных революционеров периода коренного слома буржуазных отношений (троцкизм, госкап, «левый» коммунизм) и откровенно ревизионистская риторика постсталинского КПСС. Все выросшие на этом теории и идейки обслуживают конкретную деятельность, в конечном счете идущую на пользу буржуазии. Причем интересы отдельно взятых оппортунистов не важны, они могут быть от чисто шкурных до самых наивных, почти религиозных. Но основа для оппортунизма одна – невежество.

 

Поскольку марксизм растерял свой теоретический авторитет, современная общественная мысль все больше прямо отказывается от марксизма, уводя доморощенных «вольнодумцев» в объятия Хайдеггера-Сартра или Фукуямы-Поппера. Но немарксистские социологические и философские концепции по своему качеству – это чистой воды профанация. А то единственное, что делает их все ещё востребованными – это замалчивание марксизма (если, конечно, исключить их объективную пользу для буржуазии всех стран и их активное насаждение учеными кафедрами). Если даже что-то «марксистское» вылезает наружу, то это обязательно будут «новые левые» или другие кара-мурзы (3). Практика доказала, что молодежь и интеллигенция сама не в состоянии изучить классиков марксизма и сравнить, например, неопозитивизмы и постструктурализмы с диалектическим материализмом. Задача по разъяснению лежит на коммунистах, нужно завоевать авторитет в этом вопросе. Ведь работы классиков сегодня доступны в библиотеках, букинистических магазинах и в сети. Усадить с карандашом в руках за книжный стол с марксистской литературой «вольнодумцев» – вот задача коммунистов.

Далее, возвращаясь к прожектерству, вопрос четвертый, последний. После объединения великий прожект обязывает всех левых вести «дискуссию», из которой, по-видимому, и «вылупиться» правда-матка. Сократу приписывают суждение о том, что в споре рождается истина. Но про какую «истину» эта поговорка? Речь не про научную истину, а о победе в споре, где формализм превышал любой другой подход. Такой же метод нам подсовывают: кого больше, кто громче крикнет – за тем и правда. Но сама по себе дискуссия здесь не причём, вопрос как раз в том, как использовать дискуссию. А она действительно необходима, движение мысли вперед начинается, как правило, с конструктивной критики. Но нам-то предлагают абсолютизировать разность мнений и «диалог», как это делают, кстати, либералы, — а это еще более неправильно, чем слепо полагаться на авторитеты и догмы. Для того чтобы вести продуктивный диалог, его участники должны находится на одном теоретическом уровне и принимать общие «программные», принципиальные положения. Какой будет прок от «дискуссии» попа с ученым-физиком? Нужны не просто точки соприкосновения, нужна общая идейная платформа, чтобы оппоненты понимали аргументы друг друга, чтобы они были реальны и актуальны, соответствовали научной развитости данного дискуссионного вопроса. Тогда это будет конструктивно и по делу. В таких дискуссиях оппоненты всегда предлагают действительное решение, а не занимаются пустой демагогией. Научное сообщество выработало традиции подобной дискуссии.

Каких оппонентов нам подыскал этот прожект? Троцкизм, анархизм и другие мелкобуржуазные течения в рабочем движении. То, что они враждебны коммунизму – это доказано теоретически и практически. О чем можно «дискутировать» с анархистами? Все «дискуссии» с анархизмом завершил еще Энгельс. Убеждать анархистов в коммунизме? Зачем? Что, мало других людей? А вот бороться с идеями анархизма, в том числе против анархического уклона у коммунистов, — необходимо. Механика идейной борьбы в оппозиционном движении такова, что только последовательное проведение, всегда и везде, научно-выверенной политической линии – единственно верное стратегическое решение. Санитария идей – одно из условий победы коммунизма. Но если, например, на данном конкретном историческом этапе политическая линия коммунистов соприкасается с интересами какой-либо другой оппозиционной силы – возможен узко-тактический союз. А беспринципность — это как раз органическая черта мелкобуржуазной революционности.

Далее. Никакой «идеологической полемики» с троцкистами быть не может. Должна быть только теоретическая работа по разоблачению троцкизма, как политического течения, враждебного коммунизму. Защита марксизма от посягательств утопистов, оппортунистов и ревизионистов — важнейшая задача коммунистов. А нам, видимо, предлагают защищать марксизм вместе с врагами.

Ленин указывает: «…Теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами. Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма. Период подготовки сил для великих битв они истолковывают в смысле отказа от этих битв. Улучшение положения рабов для борьбы против наёмного рабства они разъясняют в смысле продажи рабами за пятачок своих прав на свободу. Трусливо проповедуют «социальный мир» (т.е. мир с рабовладением), отречение от классовой борьбы и т.д.». Марксизм временно терпит поражение за поражением, но теоретическое наследие живо. Очищать и очищать это наследие – наша задача. От сотен тонн оппортунистического графоманства. Доказать несостоятельность их идей и заставить читателя обращаться к классикам. Помочь трудоемкой работой по разъяснению основ диалектического материализма, марксисткой политэкономии и научного социализма.

Леваки, предлагая «идеологическую полемику» с разного рода троцкистами и социальными активистами, видимо, думают, что защита марксизма — это одно, а «реальная практика» — иное. Это великая путаница. Коммунисты выходят к рабочим, и в первую очередь должны давать четкие ответы на идеологические вопросы. О том, в чем сущность зарплаты, почему нужна революция, что такое закон стоимости, как строить социализм и т.д. Троцкисты в этих вопросах вам помощи не окажут. Схематизм в социологии и непонимание диалектики приводит троцкистов, как правило, к синдикализму и «рабочелюбству» (хвостизму). Социальные активисты же, например, «просто против» капитализма, «за справедливость». Ничего общего с марксизмом их «мнение» не имеет. Кот-леопольдовский прожект предлагает нам плодить мелкобуржуазные иллюзии и заблуждения в рабочем классе. Пусть даже рабочие, «очарованные» единством левых, и выйдут на пару митингов, но идейная рыхлость и беспринципность в любом случае — преступление против марксизма. Против будущего революции. Коммунисты должны прямо и ясно говорить о своих целях, задачах и путях их решения. Причем не в виде лозунгов, как это «умеют» современные коммунисты, а доказательно, с теоретическим объяснением ситуации и необходимого решения. Задача коммунистов – привнести коммунистическую политическую линию в рабочее движение, повернуть его. А как это сделать, когда в теории великая путаница? Завоевать интеллигенцию, студенчество и передовых рабочих – вот тактическая задачка.

Правильно говорит тов. Подгузов, что современные коммунисты вместо того, чтобы делать то, что необходимо, делают то, что умеют. Ведь наша борьба продиктована не просто тем, что мы «против», что мы «за справедливость» — это все пустое фразерство. Наша борьба продиктована расстановкой классовых сил и нашей наукой о борьбе — марксизмом. А нам предлагают сдать марксизм врагу и пуститься в пляски на митингах.

 

(1)  Статья написана по итогам дискуссии в социальной сети «Вконтакте», в которой один из деятелей «левого движения» предлагал подобный проект

(2)  Акции протеста – это прекрасно, когда это необходимо. Когда же на митинги и пикеты собирается «левый актив» потоптаться с флагами – это идиотизм. Хочешь вести пропаганду собственной политической позиции – издавай политическую литературу.

(3)   Кара-мурза – выдающийся оппортунист, порвавший с марксизмом.