Все тот же империализм?

Предлагаем для начала переосмыслить работу Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма»:

«Империализм вырос как развитие и прямое продолжение основных свойств капитализма вообще. Но капитализм стал капиталистическим империализмом лишь на определённой, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу. Экономически основное в этом процессе есть смена капиталистической свободной конкуренции капиталистическими монополиями. Свободная конкуренция есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще; монополия есть прямая противоположность свободной конкуренции, но эта последняя на наших глазах стала превращаться в монополию, создавая крупное производство, вытесняя мелкое, заменяя крупное крупнейшим, доводя концентрацию производства и капитала до того, что из неёвырастала и вырастает монополия: картели, синдикаты, тресты, сливающийся с ними капитал какого-нибудь десятка ворочающих миллиардами банков. И в то же время монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют её, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю.

Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма. Такое определение включало бы самое главное, ибо, с одной стороны, финансовый капитал есть банковый капитал монополистически немногих крупнейших банков, слившийся с капиталом монополистических союзов промышленников; а с другой стороны, раздел мира есть переход от колониальной политики, беспрепятственно расширяемой на незахваченные ни одной капиталистической державой области, к колониальной политике монопольного обладания территорией земли, поделённой до конца.Но слишком короткие определения хотя и удобны, ибо подытоживают главное, — всё же недостаточны, раз из них надо особо выводить весьма существенные черты того явления, которое надо определить. Поэтому, не забывая условного и относительного значения всех определений вообще, которые никогда не могут охватить всесторонних связей явления в его полном развитии, следует дать такое определение империализма, которое бы включало следующие пять основных его признаков: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами. Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами».

«…Далее. Империализм есть громадное скопление в немногих странах денежного капитала, достигающего, как мы видели, 100–150 миллиардов франков ценных бумаг. Отсюда — необычайный рост класса или, вернее, слоя рантье, т. е. лиц, живущих «стрижкой купонов», — лиц, совершенно отделённых от участия в каком бы то ни было предприятии, — лиц, профессией которых является праздность. Вывоз капитала, одна из самых существенных экономических основ империализма, ещё более усиливает эту полнейшую оторванность от производства слоя рантье, налагает отпечаток паразитизма на всю страну, живущую эксплуатацией труда нескольких заокеанских стран и колоний».

Эта пара цитат, которая должна заставить читателя открыть или переоткрыть книгу Ленина. Но как только он дочитает до конца предлагаемый текст, будет обязан сделать это. Продолжить чтение

Размышления над фильмом «Джанго освобожденный»

Идея написать данную статью мне пришла в голову во время просмотра фильма Квентина Тарантино «Джанго освобожденный». Являясь старым киноманом, я слежу за яркими новинками современного кинематографа. Луначарский нас убеждает, что еще Ленин говорил: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино». Эти слова, конечно, не являются актуальными для наших дней, но за кино остается огромная пропагандистская сила, которая вносит свою лепту в формирование общественного сознания. Современные технологии позволили достичь невиданных высот в развитии средств изобразительности, помогая воплощать на экране любые фантазии авторов и режиссеров. Продолжить чтение

ГК №28 — 2013

 

Политическое сектантство и несектантство по-пермски

Тов. Сарматов осенью 2011г. порадовал читателей ГК статьей о штампе сектантства, в которой, в частности, высмеивал г-на Кагарлицкого с прожектами всякого левого объединительства. И быть может тов. Сарматов и сегодня не отречётся ни от единого написанного той осенью слова, да вот только практика показывает, что он сам нуждается в серьезной товарищеской критике по этому вопросу. Дело в том, что пермская организация РКРП не чурается участием в так называемом «Левом блоке». Как сообщает сайт ЛБ, это объединение левых политических сил Перми, в первую очередь молодёжи, созданное в феврале 2012 года для сотрудничества по следующим направлениям: идеологическое (дискуссии, семинары, учёба); агитационно-пропагандистское (листовки, брошюры, стикеры, сайт, страницы в Контакте); организационно-массовое (публичные мероприятия). Так-то! Продолжить чтение

История России для КПРФ и РПЦ

В те годы, когда разрушался Советский Союз и происходила реставрация капиталистического строя в его бывших республиках, «переоценка» исторических событий стала одним из основных методов борьбы сторонников буржуазной контрреволюции. На советских людей обрушились тысячи газетных и книжных публикаций, телепередач, фильмов о «преступлениях коммунизма», «немецких деньгах, спонсировавших Октябрьскую революцию», «миллионах безвинно репрессированных» и т.д. Одновременно началась кампания идеализации дореволюционной России, «которую мы потеряли». Частная собственность разорвала социалистическое общество на противоборствующие классы, и начался долгий и мучительный путь поиска самосознания российской буржуазной нации. Этот путь определялся этапом становления капитализма и буржуазного класса. На начальном этапе капитализма в 90-е общественное самосознание отвечало ценностям компрадорской буржуазии, поэтому было радикально либеральным, а в истории симпатии лежали на стороне февральской революции, Керенского и Комуча – либеральных и леволиберальных антибольшевистских сил. На нашем этапе российского империализма самосознание активно перекрасилось в буржуазно-националистический патриотизм и антикоммунизм. Исторические симпатии сегодня на стороне Российской империи и Колчака. Продолжить чтение

Американский фашизм и антиамериканизм

Многие, наверное, уже неоднократно замечали, что слово «фашизм» в современной политической публицистике имеет крайне расплывчатое значение. Оно зачастую используется в качестве ругательства, для того, чтобы опорочить оппонента. Уже несколько десятков лет, для большинства людей в России, слово «фашизм» — это политический синоним зла, изуверства, крайней жестокости. И даже на бытовом уровне «фашист» — это обидное оскорбление. Зачастую на это делают расчет политики, изобретая новые термины вроде «либерального фашизма», «красного фашизма» и других. В результате общественное сознание все сильнее отдаляется от правильного научного определения фашизма. В сегодняшней коммунистической прессе фашистом может быть назван любой враг коммунизма. Что неверно.

Такой поверхностный подход можно видеть и на примере анализа международной обстановки. Последний пример – статья Бориса Фетисова «Фашизм на экспорт», опубликованная в № 20 газеты ЦК РКРП «Трудовая Россия» и снабженная комментарием, в котором редакция полностью солидаризируется с содержанием статьи (1). К сожалению, размытие понятия «фашизм» не единственная причина появления подобной путаницы. Есть серьезные идеологические ошибки. Коммунисты сегодня готовы поддерживать любую силу, выступающую против политики конгломерата западных империалистических стран во главе с США. Симпатии ко всем врагам США, включая и различных буржуазных диктаторов, оправдывается тем, что США и их сателлиты осуществляют фашистскую политику. А значит, необходимо единение всех антифашистских сил, подобно антигитлеровской коалиции и политики народных фронтов. Многие тезисы статьи Фетисова прозвучали в материалах Международного совещания коммунистических партий в Бейруте. Материалы помещены в 21 номере «ТР». (2) Продолжить чтение

ГК №27 (декабрь 2012)

Борьба с коррупцией

Борьба с коррупцией – это очень важная и актуальная политическая вывеска, с которой необходимо разобраться.

Сторонники антикоррупционной риторики утверждают «политику малых дел». Они собирают самые широкие слои под лозунгами борьбы против злоупотреблений и воровства госаппарата, чтобы извлечь выгоду в политической борьбе. В конечном счете, легальная буржуазная политика сводится к выборам, и именно для очередного выборного одурачивания масс работают навальные и ашурковы. Они сегодня кричат о конкретном воровстве, о конкретной разрухе в ЖКХ, о тупости и зашоренности чиновников, чтобы завтра выдвинуть свои политические кандидатуры. Это нормальное явление в любой развитой буржуазной демократии. Конкуренция, которую они создают, должна служить иллюзией выбора для масс. Продолжить чтение

Регистрация Рот-Фронта

«РОТ-Фронт» наконец-то регистрируют в качестве политической партии. Виновники торжества уже разразились бравурным документом, в котором утверждают, что достигли «коренного перелома», и победа близка. И это было бы смешно, если бы не было настолько грустно.

Разберем несколько мифов, связанных с этой регистрацией и вообще, со всей этой идеей.

1. «Рабочим нужна своя политическая партия в лице «РОТ-Фронта», регистрация поможет партийному строительству»

Ну, вообще-то никто никогда и не отрицал, что рабочим нужна политическая партия. Но во-первых, проблема состоит в том, что им нужна не просто «какая-то» партия, а партия, вооруженная научной идеологией. Идеология «РОТ-Фронта» настолько неопределенна и размыта в общих пожеланиях «в пользу рабочих», что научной ее можно назвать только в том случае, если заодно признать науками уфологию и парапсихологию. Даже более — «РОТ-Фронт», планируемый как «широкая» партия с членством разнородных идеологических элементов вообще никакой определенной идеологии не имеет (если не считать, что все эти общие пожелания про «приведения заработной платы к стоимости рабочей силы» укладываются в общеутопические буржуазные идеи сделать рабочим хорошо, не трогая капитализм). Во-вторых, партии организуются сначала по факту, а потом уже юридически оформляются в текущей правовой системе. Если партии фактически не существует, то никакой регистрацией это дело поправить невозможно. Политическая история РФ знает не менее двух дюжин различных «левых» партий, за которыми кроме бумажки со штампом никаких масс не стояло, и бумажка никак не помогла им решить проблемы организации. Но в настоящее время все организации «РОТ-Фронта» фактически существуют на бумаге — для регистрации подписи собирали где только можно для имитации численности. 90% подписавшихся три года назад уже давно забыли, что они где-то там состоят. Если говорить прямо, юридическая регистрация политической партии и реальное формирование партии — это сильно разные вещи. Вожди «РОТ-Фронта» несколько лет подряд вешали своим активистам лапшу на уши, убеждая, что юридические процедуры — и есть партийное строительство, и активисты всерьез, похоже, в это поверили. Продолжить чтение

Рассуждения о науке, труде и отдыхе

Зная, как привольно, свободно и радостно

живется в научной области,

невольно желаешь, чтобы в нее вошли многие.

Д.И. Менделеев «Основы химии»

Это высказывание Менделеева написано на стене нашей кафедры, и я прохожу мимо него несколько раз в день. С него я и хочу начать свои рассуждения о труде, отдыхе и свободном времени.

У нас в РХТУ постоянно идет вялотекущее сокращение преподавателей (это такая стратегия медленного убийства образования), и вот недавно черед упал на мои коллегу и подругу. Где-то в течение месяца было положение, что она доработает этот календарный год, и всё. Сказать, что это был ужас – значит, ничего не сказать. Теперь путем писем, прошений и увещеваний решение пересмотрено, ее оставляют на полставки. Т.е. ей милостиво разрешили продолжить работать в том же объеме за половину денег. А зарплата у нее 5000 (пять тысяч рублей), значит, будет 2,5 тысячи. На радостях она устроила праздник с вином и тортом.

 Вам что-то кажется не логичным?

 На мой взгляд, всё как раз очень понятно. В стране осталось так мало творческого труда, что те, кто попробовал его, готовы практически на все, что бы остаться. Ученые – не сумасшедшие альтруисты, а, наоборот, эгоисты каких поискать, просто удовольствие от творческого труда так же трудно измерить деньгами, как любовь.

Спросите ученых, что бы они делали, если бы были полностью финансово обеспеченными, и больше половины ответят, что делали бы то же самое, что и сейчас, а остальные, что посвящали бы больше времени науке, ибо отпала бы необходимость подрабатывать. Случаи ухода из науки в «зарабатывание денег» описываются в терминах большого горя, личной трагедии, жертвы ради семьи…

Однако, осознавая это явление, ученые (что очень странно) совершенно не отрефлексировали его в терминах творческого труда, свободного времени, принуждения, отчуждения, коммунизма, наконец.

Пока в обществе не будет понята идея творческого труда, коммунистические отношения будут выглядеть либо фантастикой, либо пародией. Идея труда, как потребности здорового человека, труда без любого принуждения (экономического, насильственного, морального) вообще не так легко усваивается людьми, которые радость творческого руда не постигли.

К вопросу о труде прямо примыкает вопрос об отдыхе. С одной стороны, свободное время – и есть богатство человека, а с другой лучший отдых – смена деятельности.

В головах «левачков» эти фразы существуют не пересекаясь. Вопрос о свободном времени ставится безотносительно содержания этого времени у массы пролетариев, т.е. ставится не по-маркситски, а по-либеральному – время «свободное», значит не занятое ничем. А между тем, свободное время становится двигателем развития личности только после достижения определенного культурного уровня человеком и/или при мощном волевом акте со стороны самого человека. В лучшем случае – обоих факторов, но и каждый в отдельности может быть ведущим и компенсировать недостаток второго фактора. Так, едва научившиеся читать рабочие садились за серьезные книги. А человек с приличным образованием обычно имеет привычку к самообразованию, или хотя бы культурный «бэкграунд» препятствующий быстрой деградации.

 Таким образом, идеальным отдыхом становится (само)образование в смежных областях знания и приложение этих знаний. И это не утопия, в моем окружении много людей, живущих именно так.

Однако, характер отдыха является подчиненным к характеру труда. Пока есть принудительный труд на грани физических и психических сил будет востребован и «ленивый» пассивный отдых, обеспечивающий восстановление сил или снятие напряжения. Думаю, он совсем не отомрет даже при коммунизме, поскольку останутся задачи, решение которых потребует крайне напряженной работы людей в некоторые периоды.

Наличие свободного времени у пролетария в условиях его малокультурия, отсутствия свободного доступа к материальным объектам культуры, задавленности воли к самообразованию самой рыночной системой «образования» — может привести в массе не к развитию личности человека, а к деградации – алкоголизации, игромании и отупению. Ту же картину наблюдаем с безработными, причем наиболее явственно в странах Запада, где на пособие можно «прожить». Наличие сводного времени является необходимым, но не достаточным условием развития. И в этом смысле бытовая формулировка, описывающая причины деградации, алкоголизма, извращенчества, «это от нечего делать», вполне имеет право на существование. Действительно, если человек не занят творческим трудом, в свободное время не занят самообразованием (в широком смысле этого слова), то в это свободное время ему нечем заняться… кроме как деградировать, тем или иным способом.